Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

В абхазском Центре социально-экономических исследований банкиры и предприниматели обсуждали сегодня состояние банковской системы и ее влияние на экономику, в частности в условиях пандемии. Все согласились с тем, что банки практически никакого стимулирующего влияния на бизнес не оказывают, в свою очередь Нацбанк проводить собственную кредитно-денежную политику не может, так как у Абхазии нет собственной валюты. При этом потребители не считают обязательным возвращение кредитов, в ответ коммерческие банки держат ставки по кредитам на очень высоком уровне. Выход из тупика, по мнению банкиров, заключается в расширении услуг и внедрении новых технологий, но мешает этому отсутствие законодательной базы.

Все проблемы банковского сектора упираются в отсутствие собственной валюты и невозможность производить денежную массу, – считает председатель Национального банка Абхазии Беслан Барателиа. Банк принимает любую ситуацию и не имеет возможности на нее влиять: если есть инфляция, то она такая же, как в России; курс доллара – соответственно, тоже. Говорить о кредитно-денежной политике невозможно, потому нет инструмента ее проведения, и основная деятельность Банка направлена на обслуживание бюджета и работу с клиентами, каковыми являются коммерческие банки.

75% кредитов – в разной степени проблемные

Беслан Барателиа рассказал, как складывается ситуация в банковской сфере в связи с карантином. Закрытые границы и остановка хозяйственной деятельности привели к тому, что легальный денежный оборот недосчитался 2 млрд рублей:

«По итогам пяти месяцев 2020 года анализ показал, что в нашу страну поступило более 9 млрд рублей по всем каналам. Это поступления на коррсчета коммерческих банков, снятие по банковским карточкам, денежные переводы и так далее. И за этот же период из Абхазии ушло 11 млрд рублей. Итак, закрыта граница, предпринимательский сектор проседает, объем денег в экономике с учетом того, что на руках у населения и на счетах банков, сократился на 2 млрд рублей. Это то, что мы смогли официально зарегистрировать и отразить, не считая те потоки, которые мы увидеть не можем. Эта сумма очень большая, безусловно, она сказалась на всей экономике. А поскольку мы говорим о банках, то, безусловно, отразилась на состоянии ликвидности в банковском секторе. Многие граждане лишены возможности зарабатывать, в этих условиях происходит отток денег со счетов, падает ликвидность и обостряются проблемы с платежами».

Абхазские банки дают кредиты под 36% годовых. Все согласны с тем, что в таких условиях бизнес развиваться не может. Но, сказал Барателиа, когда в банк приходит предприниматель и просит кредит под 12% годовых, банк ему отвечает, что тоже очень хотел бы взять деньги под такой процент. Банкир – это тоже предприниматель, для которого товаром являются деньги.

Внутренним ресурсом банковской системы являются остатки на счетах и вклады физических лиц. Остатков, которые можно выдавать в виде кредитов, нет.

Беслан Барателиа уточнил, что сумма кредитов, выданных населению всеми банками, составляет 3,7 млрд рублей. Из всех кредитов только 25% беспроблемные, когда заемщики во время производят выплаты, а 75% кредитов в разной степени проблемные.

Если сегодня кто-то подарит 10 млрд рублей и встанет вопрос о том, кому можно выдать кредиты, чтобы они вернулись, ответить будет сложно. Многие люди, получающие кредиты, думают, что их возвращать не нужно.

Стоимость денег определяется соотношением спрос/предложение. Спрос на длинные и дешевые кредиты в Абхазии очень велик, а предложения – нет. Когда Сбербанк объявил, что принимает вклады под 12% годовых, никому это не было интересно. Когда повысили до 18% за два месяца удалось привлечь около 200 млн рублей, на этом поступление средств прекратилось, так как на руках у населения больше денег нет.

«Надо начать эмиссию, и чем раньше, тем лучше»

Картина изменится только тогда, когда будет работать экономика, когда будет развиваться и платить налоги бизнес, когда теневого оборота не будет, тогда в банковскую сферу придут деньги, которые можно будет выдавать в виде кредитов. Председатель Нацбанка признал, что описанная ситуация – это замкнутый круг, здесь все взаимосвязано.

Михаил Чалмаз, основатель первого коммерческого банка в послевоенной Абхазии и ныне председатель КБ «Амра-Банк» считает, что надо начать эмиссию, и чем раньше, тем лучше. «Денег нет и в ближайшее время не будет, так что не ждите кредитов», – предупредил он предпринимателей.

Проблема, по мнению Чалмаз, в том, что законодательство очень сильно отстает от технологий: «Технологии, которые мы внедряем, побежали быстрее, чем законодательство. Выключить их уже не можем, а законодательство отстает. Если законодательно нам будут помогать, у нас будет больше услуг, которыми будет пользоваться население. У нас собираемость ЖКХ очень низкая, собираемость налогов очень низкая, внедряя услуги, позволяющие оплачивать все это дистанционно, мы могли бы увеличить собираемость. Это отразилось бы и на налогооблагаемой базе. У нас очень сложная ситуация, но ее можно с помощью законодательных решений исправлять. Например, дать нам возможность обслуживать не резидентов. Открывать счета российским гражданам. Фактически у нас здесь живет 95% граждан Российской Федерации, но россияне, приехавшие из Москвы, так просто счет открыть не могут. Хотя мы должны быть в равных условиях».

Он напомнил, что до войны в Абхазии работала биржа, был оборот ценных бумаг и векселя, сейчас все это отсутствует. «И из-за токсичности нашей территории, – сказал Чалмаз, – наше государство не имеет возможности получать кредиты».

Кредиты в Абхазии Михаил Чалмаз назвал «ужасными»:

«Кредитный портфель у нас ужасен, потому что нет инфраструктуры. Приведу пример: мы выдаем кредит, заемщик его во время не платит, мы должны начислять пени, а пени вообще никогда не получим. Идем в суд и получаем решение суда. Приставы должны быть задействованы, а что они могут сделать? Трубку поднять, позвонить и сказать: «Будьте любезны, извините, пожалуйста!»? Инфраструктура продажи частной собственности для погашения этих долгов не работает. Не работают законы, не позволяющие этим людям, которые должны быть банкротами, заниматься предпринимательской деятельностью, оформлять какие-то сделки, переезжать и так далее…

Давид Пилия: Выход же надо искать!?

М.Ч.: Ну, вот я же говорю, развивать инфраструктуру, развивать законодательную базу, делать то, что мы должны были делать двадцать лет назад!»

«Договариваться с грузинами, с Евросоюзом, с американцами...?»

Предприниматель Давид Пилия требует, чтобы политики и руководители всех структур ответили на вопрос: как люди будут жить дальше? Он уверен, что пандемия голода и безденежья страшнее, чем коронавирус:

«Ситуация, конечно, ужасная, но сказать, что она безвыходная, я не могу, потому что у нас есть правительство, администрация президента, у нас есть министерства, ведомства, банки… Политики должны сесть и решить, что нам дальше делать, мои дорогие! Вторую границу открывать, договариваться с грузинами, с Евросоюзом, с американцами, собственную валюту начать выпускать? Я не знаю, что-то надо делать! А ту картину, которую вы нам нарисовали, мы и без вас знаем. Вы должны что-то решить. Мы находимся в таком тупике, дальше так жить нельзя. Мы находимся в начале кризиса, а что будет в конце года и в начале следующего года? Какой ужас будет у нас, когда мы не сможем платить зарплату даже ту минимальную, которую сейчас покрываем. Как люди будут жить? Что мы будем делать? Вы понимаете, перед какой серьезной угрозой мы находимся? Пандемия голода и безденежья страшнее, чем этот вирусный грипп, чтоб вы знали!»

Абхазия держится на плаву только за счет финансовой помощи, пенсий и заработных плат, которые платит Россия гражданам Абхазии.

«Мы живем за счет средств, которые сами не зарабатываем. Мы контролируем вывоз товаров, а ликвидность не контролируем; вы хотите привлечь не резидентов, а собственных резидентов отогнали; у нас нет банковской системы, а есть развитое ростовщичество, такими дорогими деньгами бизнес развиваться не может», – такой итог подвел предприниматель Беслан Кварчия.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Гуманитарный коридор на реке Ингур был открыт 22 июня. За первые четыре часа границу пересекли 102 человека. 24 июня гуманитарный коридор был закрыт.

СУХУМ, 26 июн – Sputnik, Сария Кварацхелия. За время работы гуманитарного коридора через абхазо-грузинскую границу в республику заехало 907 человек, сообщили корреспонденту Sputnik в пресс-службе СГБ Абхазии.

"Из них 200 детей. Это все граждане или жители Абхазии, которые имели разрешение на пересечение границы", – уточнили в Службе Госбезопасности.

По информации СГБ, в последнее время на территории Грузии оказалось много граждан Абхазии и людей, у которых есть вид на жительство на территории республики. Решение организовать гуманитарный коридор было принято для того, чтобы "соблюсти интересы граждан Абхазии и у них была возможность вернуться в свои дома".

Пропуск через КПП "Ингур" осуществлялся с 22 июня ежедневно с 9:00 до 19:00 часов. 24 июня коридор был закрыт.

Все прибывшие из Грузии граждане обязаны были пройти медико-санитарный контроль состояния здоровья и соблюдать двухнедельный карантин. На границе все это время дежурили медики.

Государственная граница Абхазии по реке Ингур была закрыта для пересечения с 1 июня. Ранее 26 мая границу открывали для того, чтобы дать возможность вернуться жителям республики, которые не могли вернуться в Абхазию из Грузии из-за карантина.

 

 

 

В Парламенте Абхазии обсудили тему взаимодействия Абхазии с Северным Кавказом. Комитет по межпарламентским связям совместно с историками и общественными деятелями пытался понять, почему в многовековых братских отношениях возникли барьеры и как их преодолеть.

Особо актуальной тема отношений с республиками Северного Кавказа стала из-за все более нарастающего влияния грузинской дипломатии в регионе, отметили парламентарии.

Асмат Цвижба, Sputnik

По словам участника встречи, депутата Астамура Логуа, многим государствам выгодно "рассорить" братские народы, но сильнее всего эту инициативу проявляет Грузия. С одной стороны это делается для того, чтобы испортить отношения Абхазии с Северным Кавказом, с другой – в противовес российской политике в регионе, считает парламентарий.

В ходе встречи прозвучали различные варианты решения проблемы и восстановления влияния и присутствия Абхазии в северокавказском регионе. Участники круглого стола пришли к общему мнению – необходимо составить четкую "дорожную карту" по развитию отношений между народами.

По словам председателя Госкомитета по репатриации Вадима Харазия, для восстановления влияния и стабилизации отношений необходимо использовать инструменты народной дипломатии, в том числе с привлечением представителей интеллигенции, возобновлять и увеличивать количество встреч Союзов писателей, культурных и научных конференций, финансировать издание и переиздание исторической и художественной литературы.

Все обсуждения и решения проблемы должны исходить из уже сложившихся исторических взаимоотношений между народами, считает директор Фонда развития Абхазского языка имени Баграта Шинкуба Леван Микаа.

"В республиках Северного Кавказа есть наши сторонники, добровольцы и люди, которые хотят быть соучастными к судьбе Абхазии. Вклад добровольцев в победу очень весом. Эти люди очень искренне к нам относятся", - отметил он.

По мнению Микаа, нельзя противопоставлять абхазскую политику в регионе грузинской.

"Мы должны делать акцент на братских отношениях. Политика Грузии на Северном Кавказе будет усиливаться, но если говорить, что "мы вас хотим", потому что грузины вас захотели, то это еще больше оттолкнет. Мы должны сами активно работать во всех направлениях не потому, что, если Грузия на нас нападет, то они придут к нам воевать, а потому что мы составляем общий этнокультурный ареал", - сказал он.

Но говорить о братстве и этнической общности бессмысленно, если не делать конкретных шагов – создавать информационные, культурные и образовательные площадки, добавил Микаа.

"Необходимо здоровое взаимовлияние культуры и конкуренции. У нас не хватает потенциала и специалистов, а на Северном Кавказе есть люди, которые готовы участвовать в укреплении Абхазии во всех областях. Они будут делать это не потому что материально заинтересованы, а потому что хотят, что абхазский проект состоялся. Сегодняшние технологии позволяют нам создать общее культурно-информационное пространство без чьей-то поддержки. Сегодня культурный капитал может быть коммерческим", - объяснил он.

По словам депутата Алхаса Джинджолия, на все способы решения проблемы в северокавказском регионе необходимы финансы, которым, государство обладает и даже с избытком.

Джинджолия отметил, что депутатами уже предпринимались попытки решения этой проблемы - в 2019 году был написан закон о демографии и внесены поправки в закон о репатриации.

"В проекте присутствовала конкретика, а также идея создания информационного ресурса, который будет задействовать идеологические инструменты, которых сейчас нет. Это ресурсы, которые нужно было создать давно. Мы готовы предоставить вам этот труд, который не был обнародован в связи с последним политическим кризисом в стране", - добавил он.

В конце встречи участники обратились к президенту Абхазии с предложением о воссоздании официального Представительства Абхазии на Северном Кавказе.

 

В период с 22 по 24 июня Абхазия организовала гуманитарный коридор для возвращения временно находящихся в Грузии граждан и жителей республики. Все прибывающие из Грузии граждане прошли медико-санитарный контроль состояния здоровья.

По словам представителя Галской СЭС Наны Чкадуа, границу пересекли свыше 700 человек.

«Мы никого не пропускаем без теста на Covid-19, у всех проверяем температуру. После окончания работы, биологический материал отправляется в Сухум. Отдельно записываем все данные, у всех берем номер телефона, адреса, и, в случае положительного теста, мы может найти больного. Все тесты отрицательные, не было выявлено заболевших Covid-19. На взятие материала люди реагируют нормально», – добавила Чкадуа.

Все прибывшие проходят 14-дневный карантин.

Нужная газета

 

 

Примерно через неделю Координационный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции вновь соберется на заседание, чтобы в очередной раз обсудить режим ограничительных мер в Абхазии еще на полмесяца, до 15 июля. И если, напомню, 28 мая на заседании этого штаба очень короткая дискуссия возникла только по вопросу открытия детсадов, а 11 июня весьма долго дискутировали о том, разрешить или нет проведение театральных спектаклей и других зрелищных мероприятий в закрытых помещениях, то на предстоящем заседании в центре внимания должен оказаться вопрос открытия абхазо-российской государственной границы по реке Псоу. Ведь почти все остальные послабления в республике были уже объявлены ранее. По-прежнему под запретом остаются работа детских садов и организация экскурсий. Последняя, впрочем, тоже непосредственно связана с туристическим сезоном.

Разумеется, это произойдет в случае, на что все надеются, если ни в Абхазии, ни в России не случится в предстоящую неделю ухудшения ситуации с коронавирусной пандемией, а, наоборот, сохранится нынешняя тенденция к снижению заболеваемости и снятию ограничений. Раньше на заседаниях штаба до обсуждения вопроса об открытии границы дело даже не доходило, ибо закрытая граница оставалась залогом эпидембезопасности внутри страны. Но вот кривая вновь заболевших в РФ постепенно пошла на спад, снимаются карантинные ограничения, а в Абхазии, как известно, активная фаза летнего туристического сезона как раз и начинается обычно с 1 июля. Плюс финансовые проблемы в республике, ставшие неизбежным последствием ограничительных мер из-за пандемии. Словом, если даже раньше некоторые лоббисты открытия границы пытались проводить акции с целью оказать соответствующее давление на власть, то теперь явно приближается тот час Х, после которого в случае неудовлетворения их требования возможен и серьезный социальный взрыв. Между тем, достаточно явственно звучат и голоса считающих, что преждевременно «распахнутая» граница на Псоу если не смерти подобна, то сопряжена с чрезмерными рисками. Словом, два подхода в этой ситуации, возможное столкновение которых в Абхазии прогнозировалось еще ранней весной, теперь напоминают мчащиеся друг другу навстречу по одному пути локомотивы…

Некоторые вчерашние сообщения СМИ активизировали настроения за скорейшее начало турсезона. Так, ряд российских интернет-изданий привел данные сервиса бронирования жилья для отдыха tvil.ru на лето 2020 года. И оказалось, что чаще всего за рубежом россияне, при неясностях пока с дальним зарубежьем, бронируют места для отдыха в Абхазии. На нее пришлось 94% оплаченных заявок — на Пицунду, Новый Афон, Гагру, Сухум и другие города-курорты. В Грузию планируют поехать этим летом 4% туристов, а 2% – в Белоруссию.

Список составлен на основании данных бронирований жилья для отдыха туристами на период с 1 июня по 31 августа 2020 года. Председатель Экспертного сообщества агентства Инновационного развития регионов России Елена Чурина считает, что Абхазия справедливо лидирует в этом рейтинге. «Во-первых, это любимые курорты для россиян. Только Турция могла бы соперничать, но сейчас она закрыта. Соответственно, если российский турист выбирает, куда ему поехать вместо Турции, то по цене, удобству, экологии, гостеприимству – это, конечно, Абхазия. Поэтому количество заявок, посчитанных в этом рейтинге, справедливо ставит Абхазию на первое место. Абхазию, как черноморский курорт всегда любят. Другое дело, что если платежеспособный клиент выбирает между Абхазией, Турцией или Крымом, то он поедет в Турцию. На момент пандемии, когда в Турцию нет ни самолетов, ни чартеров и непонятно, как добираться обратно, конкуренция устанавливается между Абхазией, Крымом и Сочи. Если брать критерий «цена, экология, гостеприимство», то Абхазия выигрывает во всех отношениях. При всей моей любви к красоте и удобству Крыма, уникальность природы Абхазии несомненна», – отметила Чурина и добавила, что немаловажным фактором в формировании рейтинга курортов оказался тот факт, что в Абхазии мало заболевших коронавирусом. «Есть надежда, что границу достаточно быстро откроют и российский турист поедет на излюбленные курорты Абхазии», – сказала она.

Комментаторы в абхазском сегменте соцсетей восприняли эту информацию как весьма для Абхазии лестную, особенно когда она была изложена в публикации под заголовком «Абхазия обходит Грузию по числу бронирований на отдых россиян на 90%». Но наиболее информированные из них не могли не обратить внимание на несоответствие между этими оптимистичными цифрами и тем, что, согласно подписанному 12 июня распоряжению президента Абхазии, бронирование в местах размещения туристов по-прежнему до 1 июля не разрешено. То есть тут, скорее, мы имеем дело с некоей «двойной бухгалтерией». А еще понятно, что бронирование в июне – это пустой звук, так как россияне в этом месяце уже не приедут.

Воспряли духом с нетерпением ждущие начала турсезона интернет-пользователи и ознакомившись вчера с сообщением о том, что губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев заявил: карантин в регионе отменяется с 21 июня. «Не выявлен ни один заболевший среди отдыхающих. Это то, за что мы переживали, начав открываться (с начала июня)… Это говорит о том, что мы действуем логично, мы действуем правильно… Мы возвращаемся к прежней жизни во всех сферах, но поэтапно», – сообщил Кондратьев в ходе заседания оперативного штаба. Все, кто въезжает в Краснодарский край из других регионов России, не будут помещаться на обязательный карантин в обсерваторы. При этом сохраняется масочный режим; на въездах в край, в аэропортах и на вокзалах у всех приезжающих будет измеряться температура.

«А мы чего ждем? Окончания сезона?» – задался вопросом один из абхазских интернет-комментаторов. Другой вообще перевозбудился от гнева: «Бесконечное продление... выдумывание новых правил... Все для того, чтобы простому человеку создать массу проблем и преград, чтобы жизнь медом не казалась... Согнать бы эту кучку «затейников» с их мест!». Некоторых весьма смутило то, что прибывшие в край из-за границы по-прежнему будут помещаться в обсерваторы: «И кто с нашей стороны въедет на территории РФ, будет закрыт на 14 дней? Т.е. туристы, выбирайте сами, хотите поехать в Абхазию, тогда на обратном пути засядете у нас в обсерватор! Краснодарский край из года в год всякие подлянки нам устраивает перед сезоном, чтоб туристы не ехали в Абхазию, а тут у них вообще все карты на руках».

Однако, нетрудно догадаться, что активничают в таких случаях «материально заинтересованные» в турсезоне интернет-пользователи. Президент Абхазского союза туризма Анна Калягина опубликовала в соцсетях шутливый пост: «Кто еще задаст мне вопрос, когда откроют границу на Псоу, будет расстрелян». Последовало около ста комментариев в тон ей.

Чтобы познакомиться с настроениями в обществе в целом, я начал задавать своим знакомым сухумцам вопрос, стоило бы, по их мнению, начать в Абхазии турсезон с 1 июля. Как выразился один из них, «и хочется, и колется, и Скорик не велит», заменив слово «мама» в известном присловье на фамилию главного санитарного врача Абхазии Людмилы Скорик. При этом, конечно, не имело смысла опрашивать занятых в турбизнесе или же медиков: их ответы были бы известны заранее.

Сегодня обзвонил несколько экспертов и задал им тот же вопрос.

Лиана Кварчелия, замдиректора Центра гуманитарных программ, ответила:

«Я думаю, мы не готовы с 1 июля открывать курортный сезон, потому что… Я считаю, что это очень опасно. Если бы мы подготовились, к августу какие-то меры безопасности предприняли бы…

– То есть вы считаете, что в лучшем случае только с 1 августа можно?

– Думаю, да. Нам надо посмотреть, как в России пойдет развитие ситуации. То, что там объявляют, – одно. А то, что реально происходит, то, о чем мы читаем в соцсетях и на разных ресурсах, – это совершенно другое».

Режиссер Ибрагим Чкадуа тоже считает, что лучше не торопиться:

«Надо твердо договориться с российской стороной, как-то увязать открытие сезона в том смысле, что, если у нас вдруг произойдет массовое заражение, мы не справимся сами, и чтобы к нам пришли на помощь. Я бы оттянул начало сезона как можно дальше, до 15-го.

– До 15 июля?

– Да».

Блогер Роин Агрба мыслит примерно так же:

«Нужно на ситуацию посмотреть. Может быть, ближе к августу. Если будет такая необходимость, можно и вообще без турсезона остаться. Ну, а что? Жили десять лет в блокаде – прожили же!».

Общественный деятель Алхас Тхагушев считает:

«Мне кажется, у нас есть возможность посмотреть, какова будет динамика в Сочи. Вот они, предположим, открыли шлюзы и к ним поехали люди из других регионов России. И мы за две недели… я не думаю, что две недели – это такой критический срок, за который мы настолько обнищаем, что у нас коллапс случится. Две недели – это некритично. Нужно посмотреть. А то, что мы здесь не будем соблюдать самых элементарных норм самоизоляции, для меня совершенно очевидно».

Премьер-министр Абхазии Александр Анкваб встретился с представителями сферы здравоохранения, членами Координационного штаба по защите населения от коронавируса, министром здравоохранения Тамазом Цахнакия, главным санитарным врачом страны Людмилой Скорик, главным санитарным врачом города Аллой Беляевой. В работе совещания также принял участие министр туризма Теймураз Хишба. Обсуждались текущие мероприятия по недопущению распространения коронавирусной инфекции в Абхазии, возможность и условия выхода из режима ограничений в области туризма. Представителям медицинского сообщества совместно с Минтуризма согласно поручению главы правительства предстоит сформировать экспертное мнение и вынести вопрос на ближайшее заседание штаба до 1 июля 2020 года.

Виталий Шария

Эхо Кавказа