Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Ощущение жизни в психиатрической лечебнице становится навязчивым. Две недели без продыху, используя все методы промывания мозгов, известные как на советском, так и на постсоветском пространстве, нам доказывали, что абхазский политик не болен, а отравлен. Так же подло, как некогда Нестор Лакоба, а, возможно, и первый, и второй президенты Абхазии.

За это время политические силы («объединенная оппозиция»), разыгрывающие свою карту на чужой беде, уверенно, но неубедительно обозначили тех, кто никогда в жизни никого не травил, соответственно, не имеет отношения к отравлению их соратника; неуверенно и неубедительно указали на власти, «которым это выгодно». К концу прошлой недели наступила кульминация – в намеках «объединенной оппозиции» высветилось имя действующего президента, при упоминании которого бывший вице-президент публично брызжет слюной, а экс-чиновник, одним из первых запрыгнувший в кресло министра благодаря «государственному перевороту 2014 года», призвал главу государства к отставке в социальной сети Facebook (что уже само по себе выглядит клоунадой). На этом сомнительном фоне оппоненты, которых объединила в «объединенную оппозицию» ненависть к действующему президенту, становятся плечом к плечу и организуют протестные акции. В результате кто-то не может попасть на самолет, а кто-то в больницу…

Все это – без истории болезни, без расследования, без заключения врачей, размахивая одной страницей некоего лабораторного исследования, которое, по мнению соратников заболевшего политика, является доказательством его отравления. Ко второй половине минувшего вторника вся страна уже знала, что действующий президент Абхазии – это не президент, а «внешнее воздействие», которому подвергся один из политиков, претендующих на президентское кресло.

Но все испортили «акции неповиновения», к которым из окон машин vip-класса призывали простых людей и сотрудников правоохранительных органов организаторы митинга и генпрокурор, огласивший диагноз политика – сложнейшее заболевание, осложненное вирусной пневмонией. Состояние стабильно тяжелое, и очевидно, что в таком критическом положении он не мог никого просить отложить выборы до своего выздоровления.

И тут происходит нечто невероятное: соратники забывают об отравлении и идут на прямой контакт с «внешним воздействием» – президентом. Выходят из администрации президента совершенно счастливые и сообщают митингующим, что их всех вполне устраивает перенос выборов даже на месяц. Пламенные обличители власти публично, на глазах людей, два дня стоявших под стенами парламента, так благодарят «внешнее воздействие», что становится обидно за всех, кто их поддержал.

С этого момента и по сегодняшний день вся страна с любопытством наблюдает за парламентом, который должен проголосовать за законопроект, представленный президентом. Судя по неторопливости, очень похоже, что депутаты не настроены принимать решение о переносе выборов, и теперь часть «объединенной оппозиции» пытается вернуться к теме отравления…

И в этой абсурдной ситуации единственное, что успокаивает нормальных людей, наблюдающих за происходящим, так это только то, что наша страна не одинока в своем сумасшествии. Что происходит «во всем мире», все и так знают. Я остановлюсь только на том, что непосредственно касается Абхазии, которая на свою беду граничит еще и с Грузией. На прошлой неделе президент Грузии Саломе Зурабишвили в очередной раз удивила абхазов теперь уже заботой об абхазском языке, который, по ее словам, находится на грани исчезновения. С грузинским политиком можно было бы согласиться, если бы она признала вину своей страны в этой трагедии, а не возложила ее в полной мере на другого соседа – Россию. В ее версии абхазский язык находится на грани уничтожения, «несмотря на заботу о нем грузинского государства».

К счастью, живы еще абхазы, которые могут рассказать, каким образом выражалась эта «забота» – в 1937 году, когда абхазская письменность была переведена на грузинскую графику одновременно с принятием решения об обязательном преподавании грузинского языка во всех школах. В 1945 году, когда преподавание во всех абхазских школах было переведено на грузинский язык, а абхазским детям запрещалось разговаривать на родном языке даже на переменах. Можно напомнить националистические выпады грузинских политиков в предвоенный период, лозунги об уничтожении всего абхазского этноса, под которыми осуществлялось вторжение войск Госсовета Грузии в Абхазию. И современность – препятствия, чинимые Грузией, на передвижение по миру абхазских национальных творческих коллективов и многое другое. Так что прежде, чем проявлять заботу об абхазском языке, Саломе Зурабишвили не мешало бы констатировать факт геноцида абхазского народа со стороны Грузии как в досоветский, советский, так и в постсоветский периоды. Без этого умения политиков признавать факты у простых людей ощущение жизни в психиатрической больнице только глобализируется. Хотя, что греха таить, это ведь расчудесная новость. Коль легионы психов движутся друг на друга, значит, не только мы в этом мире сошли с ума.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

СУХУМ, 27 мая - РИА Новости. Сухум считает абсурдным заявление Тбилиси о "русификации" Абхазии и напоминает, что во времена нахождения Абхазии в составе Грузии интеллигенция, выступавшая за сохранение языка и расширение прав абхазского народа, подвергалась гонениям, сообщается на сайте абхазского внешнеполитического ведомства.

Ранее президент Грузии Саломе Зурабишвили заявила, что абхазский язык "находится на грани исчезновения, несмотря на заботу о нем грузинского государства". По мнению Зурабишвили, это вызвано тем, что Россия якобы "проводит политику русификации в отношении абхазского народа, абхазской культуры и языка".

"Можно было бы вспомнить, что именно во времена нахождения Абхазии в составе Грузии абхазский язык находился на грани исчезновения, а абхазская интеллигенция, выступавшая за сохранение языка и расширение прав абхазского народа, подвергалась гонениям. Но об этом сегодня в Грузии предпочитают не вспоминать. Гораздо выгоднее тиражировать абсурдный тезис о "русификации" Абхазии", - говорится в сообщении абхазского внешнеполитического ведомства.

В МИД Абхазии также отметили, что события 1992-1993, а также 2008 годов наглядно продемонстрировали "заботу" грузинского государства об абхазском народе. "Следует напомнить, что в 2008 году Россия, которую президент Зурабишвили объявляет источником угрозы для Абхазии, надежно пресекла агрессивные намерения Грузии в отношении абхазского государства", - подчеркивается в заявлении. Кроме того, в Сухуме добавили, что Россия "эффективно обеспечивает безопасность" Абхазии и оказывает поддержку ее социально-экономическому и культурному развитию.

В МИД отметили, что исторический опыт убедил народ Абхазии не полагаться на "заботу" со стороны Грузии. Этот опыт должен также убедить и грузинских лидеров переосмыслить свои представления о событиях недавнего прошлого. "Не отказавшись от мифологизации и навешивания ярлыков невозможно адекватно оценивать современные реалии и вести конструктивный диалог о будущем", - указывает МИД Абхазии.

Москва 26 августа 2008 года признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии после того, как Грузия в ночь на 8 августа обстреляла из установок залпового огня "Град" Южную Осетию. Впоследствии Абхазию и Южную Осетию признали Никарагуа, Венесуэла, Науру, Вануату, Тувалу, а 29 мая 2018 года о признании независимости Абхазии и Южной Осетии объявила Сирия.

 

 

 

Герои национально-освободительного движения в Абхазии

Сергей Анатольевич Аршба родился в городе Ткуарчале в 1961 году. Окончив среднюю школу в 1979 году, поступил в Высшее военно-политическое училище в городе Львове. Через четыре года лейтенант Аршба по распределению был направлен в Военно-воздушные силы Северокавказского военного округа. Перед развалом СССР в 1990 году уволился из Вооружённых сил и вернулся в Абхазию.

– В 1990 году в армии появились первые симптомы развала советской системы, Советский Союз стал трещать по швам, уже не было того порядка и дисциплины, на которых меня воспитывали и учили, – вспоминает Сергей Аршба. – Когда я вернулся в Абхазию, мне посчастливилось познакомиться с большим патриотом и человеком с большой буквы Николаем Джонуа. Я начал работать с ним в газете «Айдгылара». В редакции нас было четверо: Коля – редактор, Мзия Бейя, Даур Миквабия и я.

Так военный политработник Сергей Аршба стал журналистом и оказался в центре национально-освободительного движения абхазского народа.

– Я воспитывался на моральных ценностях советской системы, – продолжает С.Аршба. – Поэтому для меня доминирующим аспектом моего эго был интернационализм, а национализм напрочь отсутствовал. За пять месяцев общения с Колей я стал ярым националистом в хорошем смысле этого слова, то есть человеком, любящим свою нацию. Я стал читать грузинскую прессу, выступления Гамсахурдия и Костава, у которых в то время был лозунг: «Грузия для грузин». На территории Абхазии стали появляться разношерстные грузинские военизированные формирования с криминальным уклоном. Жизненно необходимо было правильно им противостоять, сохранить свой народ от физического уничтожения. Всё это определило мою дальнейшую судьбу.

Помню, как-то на нашу газету хотел подать жалобу в суд председатель Цебельдинского сельсовета якобы мы опубликовали клеветнический материал о беспределе грузин по отношению к местному армянскому населению. Мы поехали разбираться в Цебельду – Дамей Квициния, Кристиан Бжания и я. После разборок они накрыли большой стол, поднимали за нас тосты, говорили, что мы их братья. И тогда Дамей сказал: «В отдельности вы все хорошие, а когда собираетесь вместе в Парламенте, что-то с вами происходит, вы в нас видите исключительно «апсуйцев», пришлых с Северного Кавказа и отобравших у вас Родину, врагов».

С января 1992 года – я в рядах Абхазской гвардии, возглавил взвод. Затем меня перевели командиром роты в Агудзеру, в которой было около 100 человек. Один из взводов возглавлял Лаша Когония, который погиб в ноябре 1992 года. Другой взвод – Динвар Асландзия, он погиб в 2001 году во время Кодорских событий. Тогда он уже был в звании полковника, возглавлял оперативное управление Минобороны. Был с нами и Беслан Цвижба, ныне заместитель министра обороны. Костяк роты был великолепным, офицеры, которые не задумываясь, готовы были отдать самое дорогое – свою жизнь ради свободы и независимости Абхазии.

Сегодня, мне кажется, что всё лучшее, что осталось у нас, осталось от СССР. За 25 послевоенных лет мы потеряли многое, что было создано советской системой. А новое создать не получилось, хотя, возможно, я сгущаю краски.

В середине девяностых годов силовыми структурами Абхазии в Галском районе контролировалась только трасса и центр Гала. Чтобы спуститься в нижнею зону приходилось задействовать не менее тридцати человек в полном вооружении и под прикрытием бронетранспортера. Однако колонны бензовозов и одиночных машин, груженных цветным металлом, сигаретами и прочим грузом без проблем продвигались к «экономическим» бродам через реку Ингур, которые контролировали криминальные бандформирования Дато Шенгелия. Так закладывался фундамент, начальный капитал отдельных представителей нашей финансовой элиты. А как у нас прошла приватизация государственных объектов, актива, доставшегося нам от СССР? Кулуарно, за бесценок, своим. А потом продажа их за десятки миллионов.

С болью в сердце говорит кадровый офицер Советской армии, полковник, командир Абхазской армии, кавалер ордена Леона, ветеран национально-освободительного движения и Отечественной войны народа Абхазии Сергей Аршба о сложной общественно-политической обстановке в стране. Он прошёл тернистый путь воина, патриота, человека, который в самое сложное для Родины время не бросил её, а героически отстаивал национальные интересы своего народа, самозабвенно защищал свою землю от врагов и тиранов, охранял границу своего государства от бандитов.

– В апреле 1992 года мы уже знали, что война с Грузией неизбежна, – продолжает С.Аршба. – Во всех властных структурах было двоевластие – от МВД до университета. Нужно было выиграть время, чтобы сорганизоваться, подготовиться, вооружиться.

С 1991 года Мушни Хварцкия занимался вопросами обеспечения оружием (с начала формирования Полка внутренних войск он был в числе его руководителей). В феврале 91-го Народный форум «Аидгылара» командирует нас с Геной Хашба и Ардой Миквабия в Ленинград: нам предстояло доставить в Абхазию оружие, которое Мушни каким-то невероятным образом скупал. Боюсь даже предположить у кого и каким образом. С того момента, как на Московском вокзале тогда еще Ленинграда, худощавый парень с густой черной аккуратно подстриженной бородой, протянув руку, произнес: «Будем знакомиться», – моя жизнь под влиянием неимоверной внутренней энергии этого человека существенным образом изменилась. Это был Мушни Хварцкия.

Почти неделю Мушни готовил оружие к транспортировке. Мы в этом участия не принимали: он не хотел подвергать нас риску. Мы наслаждались красотами города-музея. Нашим гидом и финансово обеспечивающим наше пребывание человеком был близкий Мушни человек из бзыбских грузин (чтобы не навредить, не стану называть его имени). Он уже года три жил в Ленинграде и имел кафе в самом центре города. Конечно, он был в курсе всего, чем занимался Мушни, не переносил политику националистов Гамсахурдиа, и помогал как мог, в первую очередь деньгами...

…И вот Мушни позвал нас. На Невском проспекте, в самом центре Петербурга, в подвальном помещении заброшенного дома, стояли два рюкзака и большая коробка из-под холодильника «Nord», аккуратно упакованная и обмотанная скотчем. В коробке – четыре пулемета Дегтярёва, гранатомет и карабины с боеприпасами. Мы вытащили все это на тротуар и стали думать: не в каждое такси войдет наш багаж. Колючий ветер, какой бывает в первых числах марта, продувал нас насквозь. От холода и напряжения мои зубы выстукивали чечетку. И тут в придачу к неприятностям погоды в поле моего зрения попадает милицейский УАЗ. Мы все четверо не сводим с него глаз, и УАЗ, словно заколдованный, начинает двигаться в нашу сторону… И тут Мушни стремительно бросается ему наперерез и, энергично размахивая руками, призывает патрульную машину остановиться. На переговоры с милиционерами уходит пара минут. Мы видим, как они утвердительно кивают и паркуются как можно ближе к нашей неподъемной ноше.

– Быстрее! – коротко бросает милиционер и, выйдя из машины, помогает грузить наш «багаж». И вот мы – все четверо – потеснившись, уже разместились на заднем сиденье. Милиционер, который нам помогал, интересуется: «Вы что, камни везете?»

– Мы – археологи, едем на раскопки, оборудование везём! – Мушни перехватывает инициативу в разговоре и до самого вокзала рассказывает что-то об археологии. Пишу «что-то», поскольку в слова в тот напряженный момент я даже не вслушивался. «Не знаю, какой ты археолог, но психолог – от Бога», – вот что думал я тогда. Так мы и подъехали к вокзалу на патрульной машине, потом свернули и оказались у нужного вагона. Кстати, перегрузили мы оружие из УАЗика тоже с помощью наряда ППС. Мушни обладал способностью магически действовать на людей (этого у него было в избытке!), а филигранный расчет обеспечивал успех его планам.

Больших трудов нам стоило перевозить оружие в Абхазию. Но хочу подчеркнуть особую черту характера Мушни, который мог с любым человеком найти общий язык – и с чиновником, и с бандитом. Он обладал какой-то магической силой, перед которой никто не мог устоять. В целях конспирации Мушни по всему Питеру в разных местах прятал оружие – в заброшенных домах, в подвалах.

Когда перед войной в апреле 1992 года, мы стояли на рубеже от Ингурского моста и до моря, нам удалось остановить продвижение грузинских формирований под командованием командующего внутренними войсками Грузии Ланчава, несмотря на многократный перевес в вооружении и численности со стороны Грузии. Патриотизм личного состава нашей гвардии зашкаливал. Мы готовы были даже на танк пойти с голыми руками.

Перед войной наш командир Владимир Георгиевич Аршба предложил заминировать обочины дороги перед рекой Галидзгой, подготовить фугасы и посадить подразделение, которое в нужный момент подорвёт вражескую технику. Однако это предложение часть наших абхазские депутатов не поддержало, мотивируя, что это будет равносильно объявлению войны. Настораживает и вызывает удивление факт, что за два дня до начала войны Мушни Хварцкия направили в Гагру, Владимира Аршба тоже вызвали в Сухум. Таким образом агудзерский батальон Абхазской гвардии 14 августа 1992 года оставался без старших командиров. Мне пришлось взять командование на себя. Поступил приказ от Гиви Камуговича Агрба выдвигаться к Келасурскому мосту, подготовить его к взрыву и организовать оборону в том районе. Выезжаю я из Агудзеры на трассу, и моя машина с 25-ю солдатами срочной службы 18-19 лет попадает прямо в колонну грузинских танков, причём не в первую, а уже во вторую. Двадцать вражеских гранатомётчиков берут нас на прицел. Вот такая дезорганизация была в первый день войны. Нас взяли в плен и закрыли в подвале. Меня поместили отдельно от моих ребят. Затем под охраной завели в комнату, где я увидел высокого холёного мужчину в гражданском костюме. Он представился. Это был Тэдо Пааташвили – член Госсовета Грузии, председатель партии «Хартия-91 за мир и гражданское согласие в Грузии». Вся комната была пропитана дымом от марихуаны. Пааташвили предложил мне выступить по телевизору, агитируя абхазов не брать в руки оружие. Я отказался. «Тогда придется расстрелять твоих пацанов, – сказал он. – Как мы это делаем, ты знаешь». За день до этого я видел как расстреляли молодого парня, Габуния. И добавил: «А тебя подвезём к Красному мосту и отпустим, и пусть с тобой разбираются их родственники». У меня не было выбора, я согласился, но с условием, что текст напишу сам. Мне пришлось... Это была плата за жизни моих ребят. Затем меня с моими ребятами перевели в Драндскую тюрьму. Через 12 дней обменяли на военнопленных грузин.

А затем война... Я собрал группу, мы находились в районе моста в Верхней Эшере. Потом меня ранило, оперировал Андзор Гоов. После госпиталя был командиром разведроты, командиром батальона специального назначения, начальником штаба батальона «Горец». Когда освобождали Сухум, я был командиром этого батальона. После войны опять разведка в Кодорском и Галском направлении. Меня всегда возмущал факт, что партизанами называли бандитов, которые бесчинствовали в лесах Гала и Кодорского ущелья. Никто из абхазских чиновников не удосужился открыть словарь и прочитать значение слова «партизан».

То, что сегодня мы имеем независимое государство, это заслуга двух-трех тысяч человек, за которыми пошли, которым поверили. Благодаря этому мы сегодня живы. А по спискам сегодня ветеранов войны 25 тысяч. Случаи, когда командиры вносили в списки ветеранов войны людей, которые держали оружие 2-3 дня, не редкость. А мотивация была следующей: «Его могли же убить в течение этих трёх дней?». Поэтому сегодня у нас такая картина. Комментарии тут излишни.

После ранения в декабре 1992 года Сергей Аршба женился на Наире Какалия из села Мыку Очамчырского района. У счастливой пары сын Саид – экономист, работает в Министерстве по курортам и туризму, дочь Анна – дизайнер, работает в Центре народного творчества. В 2010 году Аршба Сергей Анатольевич уволился из Вооруженных сил Абхазии с должности исполняющего обязанности начальника разведывательного управления Вооружённых сил РА. Говорят, время лечит. Но эта боль вряд ли утихнет. Война – всегда война.

Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Министр здравоохранения Тамаз Цахнакия дал интервью «Нужной газете», в котором рассказал о соглашениях, подписанных за последние 5 лет, о новом медицинском оборудовании, проводимых программах и проблемах, стоящих сегодня перед минздравом.

«Нужная газета»: Тамаз Мурманович, расскажите пожалуйста об итогах 5-летки? Что из запланированного удалось воплотить в жизнь?

Тамаз Цахнакия: Говоря об успехах в здравоохранении за эти годы, в первую очередь, необходимо сказать о работе в рамках реализации комплексного плана социально-экономического развития и инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию. Это реконструкция и введение в эксплуатацию целого ряда медицинских объектов, расположенных в нескольких районах республики, оснащение данных медучреждений необходимой техникой, в том числе и для оказания высокотехнологичной медпомощи.

Долговременных усилий стоила подготовка, подписание, ратификация, а затем и реализация двух основополагающих на сегодняшний день документов в сотрудничестве министерств здравоохранения России и Абхазии – это соглашения «О сотрудничестве в области обеспечения лекарственными препаратами и медицинскими изделиями отдельных категорий граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Абхазия» от 22 июня 2017 года и соглашения «О порядке организации предоставления медицинской помощи в системе обязательного медицинского страхования гражданам Российской Федерации, постоянно проживающим на территории Республики Абхазия, в медицинских организациях Российской Федерации» от 3 декабря 2018 года. Это лишь главные направления, работа по которым продолжается.

«НГ»: Что не планировалось изначально, но было в итоге реализовано?

Т.Ц.: Таких аспектов в работе абхазского здравоохранения практически нет. Планирование – всегда первый этап и основа нашей работы. И в каждом направлении минздрав ежеквартально и ежегодно отслеживает динамику, планомерно ставит новые задачи.

«НГ»: Какое, по Вашему мнению, самое успешное предприятие провело Ваше ведомство?

Т.Ц.: В первую очередь, хотелось бы отметить планомерную диспансеризацию населения страны. Первую общереспубликанскую диспансеризацию после Отечественной войны 1992-1993 годов министерство здравоохранения Абхазии начало в 2015 году, осуществлялась она силами минздрава республики. В результате были выявлены сердечно-сосудистые заболевания, заболевания органов дыхания, онкологические заболевания и сахарный диабет. Из 41 тысячи обследованных – 11 475 детей, взрослых – 29 711 человек. Из них в зоне риска заболеваемости оказались 10 000 человек и больных – более 19 000 человек. В 2016-2018 годах проводилась диспансеризация остальной части населения республики. По итогам диспансеризации каждому гражданину Абхазии выдан «Паспорт здоровья», и создана единая электронная база данных, всего мы обследовали 62 тысячи человек. Выявлено более 7 000 больных с заболеванием органов кровообращения.

В настоящее время министерство здравоохранения совместно с Федеральным медико-биологическим агентством Российской Федерации проводит диспансеризацию взрослого и детского населения с возможностью лабораторно-инструментального обследования, консультации врачей разных профилей. В рамках проводимых мероприятий предусматривается диагностирование и при необходимости направление на лечение в Российскую Федерацию.

Крайне важно, что план оказания медпомощи жителям Абхазии сейчас включает в себя три этапа, которые будут проходить параллельно друг другу. Этап первый – проведение диспансеризации населения. В рамках второго этапа реализации проекта планируется открытие отделения кардиохирургии при Республиканской больнице. Заключительный, третий этап предусматривает строительство многопрофильного медицинского центра, в котором также будут работать российские специалисты по вахтовому методу.

Одним из самых важных и успешных аспектов также считаю 12 ведомственных программ, утвержденных в 2018 году. Это и лекарственное обеспечение, лечение вирусных гепатитов, программа по заместительной почечной терапии, программа оснащения материально-технической базы станций скорой помощи, организация специализированной медицинской помощи, национальная противотуберкулезная программа. Как видите, это достаточно большой спектр направлений, который мы осуществляем за счет бюджета. Восемь лет назад целевых программ вообще не было. Сейчас мы можем позволить себе не только разработать их, но и получить необходимое финансирование.

«НГ»: Какие реформы были проведены министерством?

Т.Ц.: В первую очередь, это нормативно-правовая база. Законотворческая работа – это как сам закон о здравоохранении, принятый 29 января 2016 года, так и ряд других документов. Некоторые из них, касающиеся, в частности, лечения больных туберкулезом, психоневрологических больных, в области наркологии, профилактики ВИЧ/СПИД, донорства и иммунизации, мы представляем для согласования в министерства и ведомства. Проекты подготовлены и тщательно проработаны.

Из уже утвержденных более 50 нормативных актов касаются не менее важных направлений медицины и социума. Кроме того, проработано и принято несколько десятков постановлений правительства, регламентирующих врачебную и фармацевтическую деятельность, права медиков и пациентов.

В череде реформ – оптимизация и централизация расходов с целью эффективности использования бюджетных средств и прозрачности финансовых операций.

Кроме того, в рамках централизации системы управления здравоохранением, реализован крайне важный этап – создана единая служба скорой неотложной помощи, в частности, получены и внедрены новый специализированный автотранспорт и оборудование, чтобы в любой точке Абхазии любая карета скорой помощи была в случае необходимости интегрирована с центральным сервером и соответствующими специалистами. К примеру, при транспортировке кардиологического больного можно снимая ЭКГ немедленно связаться с кардиологом, получить необходимые указания врача и предпринять уже в дороге жизненно важные для пациента меры. Это значительно улучшило качество работы, снизило риски ранних осложнений больных с острым коронарным синдромом, инфарктом миокарда.

«НГ»: Сколько подведомственных министерству объектов было отремонтировано за эти годы?

Т.Ц.: В рамках реализации комплексного плана социально-экономического развития Республики Абхазия на 2012-2014 годы и инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия на 2015-2017 годы поэтапно реконструированы и введены в эксплуатацию Республиканская больница министерства здравоохранения, Национальный онкологический центр, Гудаутская центральная районная больница, психиатрическая больница и туберкулезный диспансер, Республиканский реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями. На данный момент мы подошли к завершающей стадии в капитальном ремонте Ткуарчалкой ЦРБ, объект планируется сдать уже в декабре текущего года.

«НГ»: Какая новая и важная спецтехника была приобретена?

Т.Ц.: В медицине, в принципе не бывает не очень важного оборудования, любые медикаменты и специализированная техника в нужный момент могут сыграть ключевую роль в лечении пациентов. По большей части, именно в рамках российской финансовой помощи, мы смогли оснастить самым необходимым и современным оборудованием практически все вновь отремонтированные медучреждения. Это операционное и диагностическое оборудование для больниц, аппараты для родильного отделения Республиканской больницы и отделений реанимации, и автомашины скорой помощи различной комплектации. Так, только в 2015-2016 годы на приобретение медицинского оборудования для медицинских учреждений было заложено 368 миллионов рублей, и все они были освоены. Это десятки и десятки наименований аппаратуры, которая в руках медиков спасла уже не одну жизнь.

«НГ»: Что не удалось реализовать и по каким причинам?

Т.Ц.: На данный момент все еще не удалось в целом решить вопрос централизации системы здравоохранения, в частности, лечебно-профилактических учреждений. Есть решение коллегии минздрава, где рекомендована и обоснована целесообразность централизации лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) и санитарно-эпидемиологической службы (СЭС). Однако возникли коллизии правового характера, так как есть противоречия между законом о здравоохранения и законом об административно-территориальном устройстве. Таким образом, этот вопрос требует дополнительной и тщательной проработки, в первую очередь, в отношении нормативно-правовой базы, чтобы в последующем оптимизировать работу всех медучреждений республики.

Важно также отметить, что в рамках мероприятий на 2018 год не реализован лабораторный контроль, так как средства на эту программу были перепрофилированы в рамках бюджета того же года на лечение граждан за пределами Абхазии.

«НГ»: Есть ли у Вас статистика выезжающих на лечение за границу (Россия, Грузия и другие страны)? Увеличилось ли количество таких людей за последние 5 лет, и с чем это связано?

Т.Ц.: Хочу отметить, что статистику пациентов, проходящих лечение в Грузии минздрав Абхазии не ведет. Это происходит исключительно по инициативе самих пациентов.

Что касается России, в 2018 году ратифицировано «Соглашение между Правительством Республики Абхазия и Российской Федерации о сотрудничестве в области оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, включая лекарственное обеспечение». Министерством здравоохранения Абхазии за последние годы была реализована ведомственная целевая программа «Лечение граждан за пределами Республики Абхазия». Общие затраты на ее реализацию по плану составили 43 396 000 рублей. Фактические затраты – 43 248 809,24 рублей, из которых 23 261 191,69 рублей было направлено на погашение имеющейся задолженности за предыдущие годы перед медицинскими учреждениями Российской Федерации. За 2018 год направлено на лечение за пределы Республики Абхазия 678 человек, из которых более 50% пациентов, нуждающихся в срочном и плановом оперативном лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы, заболеваний и травм костно-мышечной системы, заболеваний нервной системы, заболеваний крови, пациентов с онкологическими заболеваниями; 48% детей с тяжелыми заболеваниями сердца и с другими заболеваниями, требующими оказания неотложной высокотехнологичной медицинской помощи.

В 2017 году такую помощь получили 450 человек, в 2016 – 700.

«НГ»: Как развивается международное сотрудничество в этой области? На что направлено, в каких сферах?

Т.Ц.: Международное сотрудничество в здравоохранении – это прежде всего взаимодействие с нашим стратегическим партнером – Российской Федерацией. Осуществляется оно по целому ряду направлений. Помимо двух основных соглашений – по лекарственному обеспечению льготных категорий граждан России и обязательному медицинскому страхованию, это и Соглашение между министерством здравоохранения Краснодарского края и правительством Абхазии «О порядке организации предоставления медицинской помощи и системе обязательного медицинского страхования граждан РФ, постоянно проживающим на территории РА в медицинских организациях РФ», Соглашение между правительством Республики Абхазия и Российской Федерации «О сотрудничестве в области оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи включая лекарственное обеспечение», Соглашение о сотрудничестве с Российской медицинской академией непрерывного профессионального образования (РМАНПО). Эти документы работают, тысячи наших граждан выезжают на лечение в различные медицинские центры России, а наши медики при поддержке российских коллег уже около трех лет успешно повышают свою квалификацию, проходят необходимые курсы на нашей базе, в Абхазии.

Между тем, международное сотрудничество в медицине есть с и Израилем, в частности, с ТОП Эксперт Центром (сеть израильских клиник) и Соглашение о сотрудничестве между министерством здравоохранения Республики Абхазия и компанией «Dr. Alexandr Tsimerman». Первое сотрудничество предполагает оказание высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Абхазии, а также оказание помощи в обучении в системе послевузовского профессионального образования, в области развития здравоохранения в республике, взаимная передача знаний, научной информации, совместная научно-исследовательская работа, совместная реализация гуманитарных программ и акций в сфере здравоохранения и т.д.

Развиваем и сотрудничество с клиниками Турции при поддержке абхазской диаспоры, абхазские культурные центры немало способствуют этому процессу, но оно еще документально не подкреплено.

Говоря о международном сотрудничестве, нельзя не отметить наше успешное и давнее сотрудничество с Детским фондом ООН (UNICEF) в плане иммунизации детского населения и защиты материнства и детства, сотрудничество с MSF (движение «Врачи без границ») по части лечения туберкулеза, а ПРООН уже несколько лет успешно осуществляет программу по ВИЧ/СПИД и наркологии.

«НГ»: Какая самая острая проблема, стоящая перед минздравохранения сегодня?

Т.Ц.: Острых проблем несколько. В первую очередь, это состояние материально-технической базы ряда медучреждений и дефицит квалифицированных специалистов по ряду специальностей. В неудовлетворительном состоянии по-прежнему Сухумская инфекционная больница, Республиканская детская больница, оставляет желать лучшего состояние многих районных больниц, не достает кадров практически по всем направлениям педиатрии.

Между тем, мы активно работаем для решения этих проблем. В той же детской больнице планируется ремонт и уже заложены деньги в бюджете следующего года, работают целевые программы по кадровому обеспечению, но вопрос решения здесь в долгосрочной перспективе. И, конечно, несмотря на все усилия и успехи, все еще существует проблема оттока пациентов за рубеж.

В числе острых проблем и нормативно-правовой аспект. В 2016 году принят закон о здравоохранении. Какую-то часть нормативных документов мы уже подготовили, но это очень большой пласт работы: необходимо менять всю нормативную базу, которая в большей степени устарела и не отвечает современным тенденциям. Министерство здравоохранения активно ведет работу по разработке новых нормативно-правовых актов.

Приоритеты минздрава направлены и на популяризацию здорового образа жизни, здорового питания, спортивно-оздоровительных программ, профилактику алкоголизма и наркомании, противодействие потреблению табака, борьба с ВИЧ/СПИД и т.д.

Нужная газета

 

 

О том, как в Абхазии проходит вакцинация крупного рогатого скота, какие заболевания могут угрожать здоровью животных, а также о том, почему важно сделать вовремя укол, читайте в материале Sputnik.

Бадрак Авидзба, Sputnik

С раннего утра

Старший ветеринарный врач Сухума и Сухумского района Владимир Мелик встает на рассвете, чтобы успеть привить домашний скот, пока хозяева не выгнали его на пастбище. На своей "шестерке" (ВАЗ-2106 – ред.) ветврач успевает проехать несколько километров за одно утро и сделать до пятидесяти инъекций.

На улице Баслатской в Сухуме местные жители ждали Владимира с нетерпением, все переживают за здоровье домашнего скота, так как никто не хочет, чтобы семья оставалась без молока или мяса.

Придя в одно из хозяйств, ветврач взял из своей машины сумку (фармацевтический холодильник – ред.), из которой достал препарат и шприцы. Зайдя в коровник, он заполнил шприц специальным раствором. Но для того чтобы сделать инъекцию, ветеринару нужна помощь, хозяин удерживал голову коровы или быка, чтобы они не бодались, а Владимир вводил препарат в шею.

В хозяйстве у Даура Какалия несколько голов домашнего скота, и каждый год ветврачи прививают их от различных заболеваний.

"Мы каждый год прививаем домашний скот, и, к счастью, пока никаких заболеваний у них не было", - говорит он.

Владимир Мелик и его коллеги привили около тысячи крупнорогатых домашних животных в Сухуме и Сухумском районе с начала апреля.

"По охвату можно сказать, что мы уже привили около половины крупного домашнего скота. Мы используем вакцину производства Турции, предназначена она против модулярного дерматита. Эта болезнь поражает органы зрения, суставы, органы дыхания и выступают бугорки на коже", - отметил ветврач.

В прошлом году случаев заболевания модулярным дерматитом у скота было немало, однако, как подчеркнул ветврач, тогда удалось заблокировать до 90% заболеваний.

"В этом году я не встречал пока ни одного случая болезни модулярным дерматитом, сейчас мы делаем профилактику заболевания", - сообщил Мелик.

Как идет вакцинация

Начальник Государственной ветеринарной службы Абхазии Роман Джопуа, рассказывая о плановой вакцинации крупного рогатого скота, отметил, что она направлена против таких заболеваний, как модулярный дерматит.

"Эта новая болезнь, которая проникла к нам из Грузии, а также заболевание эмфизематозный карбункул и пастереллез крупного рогатого скота. Относительно бешенства вакцинации проводятся как плановые, так и внеплановые", - рассказал он.

Ветеринары во всех районах оповещают о времени проведения вакцинации крупного рогатого скота, сообщил Джопуа. Массовая вакцинация началась 1 апреля и будет продолжаться до конца июня.

"За короткий промежуток времени не успеть, так как в республике большое поголовье скота, помимо крупного рогатого скота, будут вакцинироваться и другие домашние животное, например, собаки от бешенства", - подчеркнул специалист.

Вакцины против модулярного дерматита и бешенства приобретает государство. Ветеринарная служба снабжает препаратами все районные отделы, после чего проводится работа по бесплатной вакцинации домашних животных. Что касается других заболеваний, таких как пастереллез, вакцины покупаются за счет граждан, так как они не опасны для жизни и здоровья человека, отметил Роман Джопуа.

 

Яндекс.Метрика