Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сухум. 11 октября 2019. Абхазия-Информ. 12 октября исполняется 20 лет со дня принятия «Акта о государственной независимости Республики Абхазия».

3 октября 1999 г. в Республике Абхазия был проведен референдум об отношении граждан к действующей Конституции. На день проведения референдума на территории Абхазии проживало 219 534 граждан, имеющих право голоса, т. е. 58,5% от довоенной численности избирателей. В голосовании приняло участие 87,6% граждан, внесенных в избирательные списки, что составило более половины от довоенной численности избирателей. 97,7% проголосовавших одобрили действующую Конституцию.

12 октября 1999 года президент Республики Абхазия Владислав Ардзинба, спикер Народного Собрания Сократ Джинджолия и депутаты Народного Собрания подписали Акт «О государственной независимости Республики Абхазия».

Народ Абхазии подтвердил свою решимость продолжить строительство суверенного, демократического, правового государства - субъекта международного права и добиваться его признания международным сообществом. Желание абхазского народа о признании государственной независимости соответствовало Уставу ООН, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, Венской Декларации и другим общепризнанным международно-правовым актам.

Принятие «Акта о государственной независимости Республики Абхазия» явилось важнейшим рубежом в многолетней борьбе народа Абхазии за свободное самоопределение. Акт о государственной независимости завершил процесс юридического закрепления суверенного статуса Республики Абхазия

Информагентство «Абхазия-Информ» обратилось к депутатам парламента второго созыва (1996 – 2002) поделится своим воспоминаниями о том знаменательном дне.

Сократ Джинджолия: «Этот важнейший исторический документ был принят в сложной внешнеполитической обстановке 1999 года. Тогда «Акт о государственной независимости Республики Абхазия» подписали президент Владислав Ардзинба и депутаты парламента. Надо отметить, что 3 октября 1999 г. в Абхазии состоялся всенародный референдум, на котором 97,7% граждан республики проголосовали за суверенное, демократическое, правовое государство.

Принятие Акта - это важнейшее событие в новейшей истории нашей государственности, в целом в истории Абхазии, и не стоит забывать, что в нем выражена воля народа жить в независимом, правовом государстве.

Очень хотелось бы, чтобы дата 12 октября нашла свое достойное отражение в календаре знаменательных дат страны.

Главное было в том, что Абхазия уже состоялось как государство. Это была не просто территорией с населением, Она стала в реальности независимым государством, а иначе Россия не признала бы нас».

Александр Страничкин: Акт «О государственной независимости Республики Абхазия» является важнейшим фактом нашей истории, который закрепил окончательно суверенитет и независимость Абхазии. В этом документе отражена историческая и юридическая основа нашей независимости. Хотел бы пожелать, чтобы этот день был отмечен в календаре памятным днем.

В этом году - две важные даты новейшей истории Абхазии, 20 лет со дня принятия Акта о государственной независимости и 25 лет со дня принятия Конституции Республики Абхазия».

Циза Гунба: «Безусловно, 20 лет в истории страны - пусть и не очень большой, но значимый период. Принятие Акта о государственной независимости РА - это важное историческое событие. Это очень важный документ. Вспоминая 12 октября 1999 года – я испытываю чувство радости и вместе с тем печали, потому что до этого дня не дожили многие достойные сыны и дочери Абхазии, погибшие за свободу и независимость Апсны.

30 сентября мы отмечаем День Победы и Независимости Абхазии. Я считаю, что не стоило объединять в один день два важнейших исторических события. Но, как бы ни было. 30 сентября 1993 г. и 12 октября 1999 г. – это две важнейшие исторические даты».

*** *** ***

АКТ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

Абхазская государственность имеет 1200-летнюю историю. На протяжении столетий народ Абхазии боролся за свою независимость.

С началом процесса распада СССР народ Абхазии усилил борьбу за восстановление утраченной им государственной независимости. Принятие 25 августа 1990 г. Верховным Советом Абхазии «Декларации о государственном суверенитете» явилось первым шагом к ее воссозданию. Разрыв государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией, произошедший по инициативе властей Грузии, и последовавшая за этим абхазо-грузинская война 1992-93 гг. привели де-юре и де-факто к независимости Абхазии.

Конституция Республики Абхазия, принятая Верховным Советом Республики Абхазия 26 ноября 1994 г., явилась правовым оформлением уже созданного независимого государства - Республики Абхазия (Апсны).

3 октября 1999 г. в Республике Абхазия был проведен референдум об отношении граждан к ныне действующей Конституции. На день проведения референдума на территории Абхазии проживало 219534 граждан, имеющих право голоса, т. е. 58,5% от довоенной численности избирателей. В голосовании приняло участие 87,6% граждан, внесенных в избирательные списки, что составило более половины от довоенной численности избирателей. 97,7% проголосовавших одобрили действующую Конституцию.

Согласно Конституции и Закону Республики Абхазия о всенародном голосовании (референдуме) народовластие - основа государственной власти в Республике Абхазия, народ осуществляет свою власть непосредственно путем референдума - или через своих представителей. Таким образом, народ Абхазии подтвердил свою решимость продолжить строительство суверенного, демократического, правового государства - субъекта международного права, и добиваться его признания международным сообществом.

Основываясь на воле народа, мы еще раз подтверждаем и провозглашаем Государственную Независимость Республики Абхазия.

Права и свободы, закрепленные Всеобщей декларацией прав человека, Международными пактами об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах, другими общепризнанными международно-правовыми актами, являются одной из главнейших основ Конституционного строя Республики Абхазия.

Республика Абхазия намерена строить свои отношения с другими государствами на основе равенства, мира, добрососедства, уважения территориальной целостности и суверенитета, невмешательства во внутренние дела, других общепризнанных принципов политического, экономического и культурного сотрудничества между государствами.

Исходя из этого, мы обращаемся к ООН, ОБСЕ, ко всем, государствам мира с призывом признать независимое государство, созданное народом Абхазии на основе права наций на свободное самоопределение.

Президент Республики Абхазия В. Ардзинба

Спикер Народного Собрания РА – С. Джинджолия

Депутаты Народного Собрания РА

Вопрос государственной важности

Торговые отношения с Грузией всегда были активно обсуждаемой темой в абхазском обществе. Долгие годы приграничная зона фактически работает в режиме беспошлинной торговли – товары перевозят местные жители, которые «путешествуют» в обе стороны через Ингурский мост. Абхазские эксперты и участники дискуссий в социальных сетях не раз предлагали регулировать этот стихийный рынок путём возвращения таможенной службы на линию разделения с грузинской стороной для соответствующего учета и оформления грузов, и взимания таможенных пошлин. Об этой проблеме корреспондент газеты «РА» беседует с председателем Государственного таможенного комитета Республики Абхазия, полковником таможенной службы Бесланом Цвинария.

– Беслан Константинович, многим известно, что продукцию сельского хозяйства, мебель, промышленные товары можно приобрести в Грузии и выгодно перепродать в Абхазии. Любой экономист сочтет эту ситуацию нормальной. Однако, как известно, между нашими странами нет официальных торговых отношений. К тому же в Абхазии туризм развивается на фоне слабеющего сельского хозяйства. В Грузии с агропромышленным комплексом другая беда, там в отрасли заняты тысячи людей, которым нужно куда-то девать свою продукцию. И в этой ситуации Абхазия – хороший рынок сбыта. Что же мешает нашим таможенникам начать взимать таможенные пошлины на посту «Ингур» с товаров, завозимых в Абхазию?

– Главная функция таможни – обеспечение экономической безопасности государства. Наша служба является своего рода буфером для предотвращения ввоза на территорию государства контрабанды и других незаконных товаров.

КПП «Ингур» существует со дня окончания войны. В то время сотрудники Государственного таможенного комитета кроме своих прямых обязанностей выполняли также и другие функции – охраняли государственную границу и вели вооружённую борьбу с грузинскими бандитскими формированиями. Но после подписания Соглашения между Республикой Абхазия и Российской Федерацией «Об охране государственной границы» с таможенной службы были сняты обязанности по её охране. У Таможенного комитета началась профильная работа по борьбе с контрабандой.

С точки зрения наших законов, торговать с Грузией нельзя. Официально граница закрыта, экономических отношений нет. Главным аргументом абхазских противников торгово-экономических отношений с соседней страной является то, что легализация перемещения товаров через границу по реке Ингур будет способствовать развитию экономики вражеского государства. Однако фактически закрыть границу почти невозможно. А значит, движение товаров продолжается, но абхазский бюджет ничего не получает от этой деятельности. Границу пересекают десятки тысяч жителей Галского района.

– В основном именно они участвуют в этой экономической деятельности. Собственно, на грузинской стороне границы ничего не изменится. Грузины не признают независимость Абхазии, и ставить там таможню не планируют. Что делать нам?

– Напомню ещё раз о том, что после войны с товаров, завозимых из Грузии, абхазские таможенники взимали пошлину. И только в 2008 году при Президенте Абхазии Сергее Багапш был введен полный запрет на провоз через грузино-абхазскую границу товаров, за исключением товаров для нужд ИнгурГЭС, гуманитарных товаров и товаров для личного пользования. Как я говорил выше, сегодня граница надёжно прикрыта, ведётся серьезная борьба с контрабандой. В этом вопросе два решения – либо полностью запретить торговлю, либо разрешить ее, взимая пошлины с ввозимых из Грузии и вывозимых в Грузию товаров. Стоит отметить, что полным запретом движение товаров через границу не остановить, это приведет лишь к их удорожанию. Об этом свидетельствует опыт других стран. При этом всё мировое сообщество обрушится на Абхазию с обвинениями в том, что здесь нарушаются права человека. Известно всем, что жители Галского района имеют на сопредельной территории близких родственников, и запретить им общаться мы не имеем права. Поэтому вопрос закрытия границы отпадает полностью. Но раз мы позволяем людям пересекать границу и перевозить товар в допустимой норме – 50 килограммов, то неудивительно, что это позволяет формировать товарные партии, которые и попадают на прилавки рынков Абхазии. Это уже официальный путь товаров из Грузии. Кроме того, люди находят и обходные пути, по которым завозят товар из Грузии. Поэтому сегодня нам необходимо ставить вопрос не о взимании пошлин, а вопрос государственного регулирования по осуществлению контрольных функций на границе по реке Ингур. Это – государственный контроль: пограничный, фитосанитарный, ветеринарный и таможенный. И только тогда вопросы взимания платежей возникнут автоматически. За этим последует и решение вопроса о запрете ввоза некоторых товаров. Это – алкогольная и табачная продукция. В настоящее время граница по реке Ингур представляет собой административную границу. Когда она впитает все элементы государственного регулирования, таможенная служба Абхазии сможет эффективно осуществлять администрирование в соответствии с таможенным законодательством Республики Абхазия.

– Как известно, этой проблемой занимался действующий Президент Рауль Хаджимба. На одной из пресс-конференций он напомнил, что сразу по окончании войны на территории действовали таможенные платежи. Уже позже было принято решение отказаться от них. Рауль Хаджимба сказал: «Тот или иной товар, который перемещается на нашу сторону, создает условия демпинга на нашем рынке. Практически наши продукты становятся неконкурентоспособными. По цене и себестоимости товары из Грузии дешевле, так как они не проходят никаких процедур. Это этап сложный, но он должен случиться, другого выхода нет – все товары, завозимые из Грузии, должны быть фиксируемыми… У нас здесь иногда звучат завуалированные ура-патриотические голоса: разве мы должны выстраивать отношения с Грузией? А почему отдельно взятому человеку можно выстраивать эти отношения? Государство должно создать механизм, позволяющий правильно регулировать эти вопросы. Речь идет о создании материально-технической базы, это будет сделано в ближайшее время». Какая позиция по этому вопросу сегодня у вновь избранного Президента Рауля Хаджимба?

– Недавно я разговаривал с главой нашего государства об этой проблеме, и Рауль Джумкович поддержал моё мнение. Понятно, что решение такого рода проблемы имеет и политическую подоплёку, однако Президент убеждён, что необходимо принять радикальные меры для ее решения. Конечно, не всем понравится такое решение, особенно тем, кто «греет руки» на контрабанде. Начнутся пафосные заявления мнимых патриотов. Однако они не являются аргументом для того, чтобы на таможенном посту «Ингур» не вводить жёсткое государственное администрирование и контроль, пополняя казну государства. Государственное решение о легализации перемещения товаров для приграничного района возымеет верх над всеми аргументами. К тому же облегчит жизнь жителям Галского района.

– Коммерсанты и продавцы на Галском рынке давно привыкли прогибаться под изменчивый мир и умеют договариваться со всеми. Безусловно, нужен четкий порядок. Граница – так граница, но чтобы они знали, кому платить и сколько. Готовы ли жители Галского района к кардинальным изменениям?

– Если они будут знать, что им официально разрешат заниматься легальным бизнесом, я думаю, что это благоприятно скажется на их отношении к государству, а также положительно повлияет и на материальную сторону их жизни. Вопрос пограничного контроля непростой. Оформление грузов будет предполагать и их провоз на транспортных средствах. А перемещение транспортных средств также является проблематичным вопросом.

– Сколько времени понадобится для разрешения этого вопроса и внедрения новой системы оформления грузов на восточной границе Абхазии?

– Сегодня таможенный пост на границе по реке Ингур готов к нововведениям, как в техническом плане, так и в кадровом обеспечении. После соответствующего Указа Президента мы сразу готовы приступить к работе. Необходимо, конечно, в первую очередь обустроить территорию таможенного поста, создать инфраструктуру для проверки грузовых машин и ручной клади. Кроме того, для несения круглосуточного дежурства необходимо будет таможенникам создать условия для работы. Для этого всего нужны финансовые средства. Они имеются у нашего государства. В бюджет страны в год от таможенных сборов поступает 250 миллионов рублей. Если хотя бы часть этих денег дадут на обустройство ингурского поста, вопрос будет решён положительно. На это уйдёт какое-то время. Однако затем может возникнуть вопрос и о перемещении транзитных грузов через нашу территорию. Такие вопросы уже ставились перед нами со стороны предпринимателей Армении. Транзитная логистика должна заинтересовать наше государство. Есть это понимание и у Президента страны. Ведь транзит товаров через нашу территорию послужит дополнительным источником пополнения казны государства.

Интервью вела Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Нынешняя рабочая неделя в Абхазии началась со вторника. В понедельник был выходной праздничный день – День Победы и Независимости. На празднование приехало множество гостей как из ближнего, так и дальнего зарубежья: добровольцы, воевавшие в Абхазии, и представители сирийского парламента.

Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. началась 14 августа со вторжения войск Госсовета Грузии в Абхазию и продолжалась 413 дней. С абхазской стороны в войне участвовало до 12 тысяч человек. В войне погибли 1392 военнослужащих абхазской армии, 133 – добровольца из Северного Кавказа, 106 - из России, 18 – из стран СНГ, Приднестровья и Нагорного Карабаха, шесть – из Турции, три – из Сирии, один – из Польши. 150 человек до сегодняшнего дня числятся пропавшими без вести. Жертвами войны стали сотни мирных граждан.

К другим событиям недели. Верховный суд Абхазии направил сторонам мотивированный текст своего решения об отказе в удовлетворении искового заявления Алхаса Квициниа. Напомню, что Квициниа баллотировался на выборах президента и после оглашения итогов выборов подал иск против Центральной избирательной комиссии, решение которой считал незаконным. Верховный суд отказал Квициниа в удовлетворении исковых требований, и у Квициниа есть право опротестовать решение в кассационной инстанции. Так что до 22 октября сохраняется некоторая интрига, связанная с дальнейшими действиями бывшего кандидата в президенты.

Между тем на следующей неделе в Сухуме пройдет инаугурация президента Рауля Хаджимба. По странному стечению обстоятельств партия «Амцахара», выдвигавшая на выборах Алхаса Квициниа, назначила на этот же день собрание расширенного актива, на котором, как сообщает партия, будут обсуждаться «нарушение избирательных прав граждан» и «нелегитимность избрания президента» и дальнейшие действия по обжалованию решения суда. Помимо этого в пятницу партия «Амцахара» сделала заявление с требованием к властям отменить назначенную на 9 октября 2019 года инаугурацию президента Абхазии.

Еще одно событие недели – отставка главы общественной палаты Нателлы Акаба. После 12 лет бессменного руководства этой организацией Акаба решила объявить о своей отставке, аккурат к моменту истечения полномочий нынешнего состава ОП. Поводом для отставки стала история с поздравлениями в адрес избранного президента. Нателла Акаба возмутилось, что поздравление от палаты было представлено в СМИ как поздравление лично от ее имени.

После отставки Акаба дала разъяснения СМИ, в которых отметила все свои обиды, связанные с недостатком внимания со стороны власти, ограниченностью финансовых средств, выделяемых на деятельность этой организации, и дала рекомендации по реорганизации ОП, ставшей, на ее взгляд, очень политизированным органом, в котором все кричат и спорят. «Зачем мне все это надо, когда от Общественной палаты уже никакой пользы нет государству? И, как известно, мы же там работаем на общественных началах, не получаем никакой зарплаты», – задалась вопросом Нателла Акаба и приняла решение уйти.

После таких признаний главы палаты в обществе вновь возник вопрос: а зачем нам это весьма сомнительное формирование, созданное в 2008 году Сергеем Багапшем как буфер между обществом и властью по образу и подобию российского одноименного собрата? Общественную палату многие и по сей день называют палатой при президенте Абхазии, учитывая способ ее формирования – 13 ее челнов из 35 (как в парламенте) назначаются президентом, и они же формирует остальной состав палаты. Создатель ОП рассматривал ее как дискуссионную площадку, полемика на которой должна была снизить политическую и социальную напряженность. Однако после смены власти стало понятно, что свою миссию палата выполнить не может.

Самой скандальной историей в Общественной палате стала встреча с блоком оппозиционных сил в апреле 2016 года, на которой представитель партии «Амцахара» Виктор Тванба оскорбил ветерана войны Мухамеда Килба, в то время возглавлявшего Совет безопасности. Вслед за этим последовали возмущенные заявления ветеранов войны, добровольцев из Кабардино-Балкарии и Адыгеи, которые отмечали, что «в последнее время представители Блока оппозиционных сил неоднократно позволяют себе странные высказывания в отношении добровольцев. Нас не могут оскорбить ни политические партии, ни политиканы. Абхазский народ давно по достоинству оценил роль добровольцев, и его добрая память и благодарность – единственная наша награда».

Надо сказать, что именно после этого инцидента отношение к Общественной палате кардинально изменилось, и в обществе начали обсуждать бесполезность этого института. Так что уход Нателлы Акаба вряд ли кого-то серьезно расстроил, как, впрочем, вероятно, не расстроит и расформирование этой организации, созданной Багапшем под конкретных людей и себе в помощь. Вопрос в другом: решится ли нынешнее руководство страны ликвидировать детище второго президента? Лично я сомневаюсь.

Тем временем после решения, вынесенного Верховным судом по выборам и празднования Дня Победы, страсти в обществе все-таки значительно стихли, и страна постепенно возвращается к бытовым проблемам. Минздрав Абхазии призвал жителей страны на бесплатную прививку от гриппа трехкомпонентной вакциной. А Служба государственной безопасности объявила о снятии временных ограничений на пересечение грузино-абхазской границы. Режим временного ограничения был введен 27 июля в связи с протестными акциями в Грузии. Под режим ограничений не попадали пожилые люди, студенты, женщины и дети. Теперь этот режим снят.

Торгово-промышленную палату Абхазии посетила делегация предпринимателей из Германии во главе с представителем ТПП Абхазии в Германии Вольфгангом Матцке. На встрече обсуждались вопросы, связанные с развитием торгово-экономических взаимоотношений между бизнес-сообществами Абхазии и Германии, инвестиционный климат в стране и информационное сопровождение сотрудничества.

Так что жизнь продолжается и после выборов.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

Временное ограничение на пересечение госграницы с Грузией было введено 27 июня этого года в связи с протестными акциями в Тбилиси.

СУХУМ, 2 окт - Sputnik. Служба государственной безопасности Абхазии отменила ограничение на пересечение государственной границы с Грузией, сообщается на официальном сайте ведомства.

Ограничение действовало с июня этого года на въезд иностранных граждан с территории Грузии и выезд граждан Республики Абхазия на территорию Грузии.

Служба государственной безопасности Абхазии ввела временное ограничение на пересечение госграницы с Грузией 27 июня в связи с протестными акциями в Тбилиси и в приграничном с Абхазией Зугдидском районе. Ограничения не действовали в отношении граждан, которые выезжали в Грузию за получением медицинских услуг.

 

 

 

Несмотря на расхожую фразу «История не знает сослагательного наклонения», время от времени в Абхазии любят порассуждать на темы: «Была ли неизбежна грузино-абхазская война?»; «Была ли предопределена в ней победа абхазов и подержавших их народов?» На первый вопрос я уже не раз пытался отвечать в своих публикациях в таком примерно духе: распад СССР сделал эту войну, как и войны в ряде других «мест межнационального напряжения» бывшего Союза почти неотвратимой, но именно почти; до самых последних дней в канун безумного похода войск Госсовета Грузии мир еще можно было сохранить. Что касается предопределенности победы, то вставшие на защиту Абхазии с оружием в руках почти и не рассуждали на эту тему, они следовали старому правилу: делай, что должно, и будь что будет. Если же говорить о предопределенности в глазах сторонних наблюдателей, то тут, скорее, она была в пользу Грузии: ведь грузин в бывшей Грузинской ССР жило больше абхазов в сорок раз. Но если бы все в жизни решалось лишь вот такой арифметикой… Кстати, именно это огромное численное преимущество и сыграло с грузинской правящей элитой злую шутку, породив шапкозакидательские настроения в канун и в начале военного столкновения.

Сейчас, задним числом, с высоты прожитых лет и десятилетий, а также в сопоставлении с параллельно развивавшимися в мире аналогичными вооруженными конфликтами, гораздо легче разложить все по полочкам: почему получилось так, а не иначе. Но не буду раскладывать, дабы не занимать здесь слишком много места и не повторяться, ибо делал это уже не раз.

Не вижу большого смысла, хотя это порой и увлекает, в словесных упражнениях на тему: «Что было бы, если б…» Ну, типа текстов, популярных на просторах «Яндекс. Дзена»: «Если бы ось «Берлин – Рим – Токио» победила во Второй мировой войне». Подобными фантазиями можно развлекаться без конца и без толку. Вместо этого коснусь того, как виделось мне и моим близким знакомым будущее в судьбоносные исторические моменты. Уже хотя бы потому, что эти попытки предсказать будущее сами по себе были уже реальными фактами жизни.

Вспоминаю, например, диалог с одним знакомым абазином. Он жил тогда то в Абхазии (мы работали в 80-е годы в одной редакции), то в Тбилиси (жена у него была грузинкой), а после грузино-абхазской войны он встретился мне в Карачаево-Черкесии. Так вот, разговор наш проходил в первые месяцы 1992-го у меня дома в Сухуме. Война тогда представлялась почти уже неизбежной. Мы рассуждали о том, где может пройти линия фронта, если Тбилиси решится на военный поход в Абхазию, и сошлись на том, что, скорее всего – по автотрассе в Очамчырском районе, к северу от которой преобладало абхазское население, а к югу – грузинское. Так оно потом на Восточном фронте примерно и оказалось. А вот то, что весь Сухум на третий день войны окажется под контролем грузинским войск, это нам в голову не приходило (хотя было вполне объяснимо и логично, учитывая перевес грузинского населения в городе), не говоря уже о том, что благодаря морскому десанту под этим контролем на полтора месяца окажется и почти весь Гагрский район.

А теперь перенесемся в октябрьские дни 1993 года. Еще жило тогда в части абхазского общества опасение, что грузинское воинство может «прийти в себя» и предпринять в ближайшие месяцы попытку реванша», но укрепивший власть Шеварднадзе пресек, как известно, такой «самодеятельный» поход Китовани на корню. В целом же настрой общества был оптимистичным. Помню, я даже размечтался в какой-то публикации (чуть позже, в 1994 году) о том, что после признания Грузией независимости Абхазии мы установим добрососедские отношения, и снова между Тбилиси и Сухумом будет ходить очень удобный пассажирский поезд (поздно вечером ложишься спать и просыпаешься к прибытию поезда в конечный пункт). Можно ли это сейчас назвать прекраснодушием и наивностью? Наверное, да. Но хочу напомнить, что в своих представлениях о будущем человек неизбежно опирается на воспоминания о прошлом.

А что после 30.09.1993 было в прошлом? С середины двадцатого века десятки молодых государств после признания их бывшими метрополиями, а затем и другими государствами пополнили ООН. Также и Белград, несмотря на кровопролитные войны в бывшей Югославии, признал независимость бывших союзных республик СФРЮ. Не говорю уже о признании Прагой Словакии. Война в Нагорном Карабахе и вокруг него еще продолжалась. Ну, и неясной оставалась после скоротечной войны лета 1992 года ситуация с Приднестровьем. А прецедент с Северным Кипром, который вот уже двадцать лет тогда оставался признанным одной страной – Турцией, представлялся исключением, которое только подтверждает правило… Но теперь-то мы знаем, что начало 90-х годов прошлого века стало и началом нового этапа в мировой истории, который можно назвать эпохой геополитической амбивалентности.

И еще одна картинка из октября 1993 года. Вычитал на днях этот эпизод в многостраничной книге грузинского историка, профессора Зураба Папаскири «Моя Абхазия», вышедшей в Тбилиси в 2012 году. Зураб Папаскири, 1950 года рождения, немало лет работавший в Абхазском госуниверситете и известный своей полемикой в прессе с абхазскими историками, был задержан абхазскими властями в Сухуме как старший офицер отдела работы с личным составом Второго армейского корпуса Минобороны Грузии. 18 октября в ИВС МВД Абхазии, где он содержался, его навестила группа знакомых абхазов, и тут же завязался спор. В ответ на реплику одного из посетителей: «Ну что, Зураб Валерьянович, мы добились же своего, Абхазия теперь независимое государство!» – Папаскири ответил: «Да, вы вышли победителями, но что это меняет? Вас даже Россия никогда не признает». Россия действительно не признавала независимость Абхазии почти пятнадцать лет, но в конце концов это произошло, и еще до выхода книги Папаскири. А один из его собеседников, рассуждая о будущем, ошибся еще больше. В те дни вооруженные отряды, которые поддерживали Звиада Гамсахурдия, были близки к тому, чтобы занять Кутаиси, и он предрек, что вот-вот «Грузия распадется на пять частей»…

Все это я рассказываю как лишнее напоминание о том, насколько это неблагодарное дело – пытаться предсказать будущее, тем более в деталях. Из слишком уж большого числа закономерностей и случайностей оно складывается… И все же стараться вычленить закономерности, которым учит нас история, надо. Тогда и в будущем она не будет наказывать столь строго и больно.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Яндекс.Метрика