Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Опрошенные нами жители Абхазии затруднились однозначно оценить действия властей по борьбе с майнингом криптовалют. Но многие понимают, что именно толкает людей на поиск легкого заработка.

– Как вы оцениваете действия властей по борьбе с майнингом криптовалют?

Алиса Пачалия: С одной стороны, мы читаем в СМИ о том, что столько-то ферм было закрыто, столько-то было выявлено, но с другой стороны, между собой мы слышим, что кто-то все-таки не отключал, что кто-то сказал, что просто написали, что их закрыли или ликвидировали оборудование. Мне кажется, что государство своими действиями путает народ, то разрешая, то запрещая эту деятельность. Кто-то вкладывается, покупает оборудование. А на самом деле просто нужно более серьезно подойти к этому вопросу и понять, может ли Абхазия с данными своими энергоресурсами позволить себе такой вид деятельности? Мне кажется, что в ближайшие пару лет – нет, потому что фермы закрываются, а напряжение в сети лучше не становится. Это не смешно, когда дома просто нельзя даже включить чайник или включить пылесос.

Геннадий Сабуа: Насколько эффективно, конечно, мне трудно сразу судить, но, на мой взгляд, я считаю, что власть делает немало для того, чтобы как-то упорядочить это дело. Более того, последнее решение было – максимально запретить майнинг криптовалют. Мне кажется, что президент эффективно работал на этот счет. Да, конечно, можно одним махом запретить. Но я считаю, что это будет не совсем правильно, здесь еще и экономический фактор. У нас народ нищает и других видов деятельности, чтобы поправить свое материальное положение, нет, поэтому, конечно, люди ухищряются, продают последнюю корову, покупают оборудование для майнинга.

Молодой человек: Что касается сегодняшней борьбы, то я считаю, что это безуспешно, потому что в любом случае оборудование для майнинга будут ставить, в любом случае кто-то, где-то будет ставить, потому что это легкий заработок. Я не знаю, какие пути можно придумать, чтобы все это поменять. Либо их опять легализовать и облагать налогами.

Роберт: Сказать, что они абсолютно бездействуют – нельзя, но с другой стороны, говорить, что все их действия носят позитивный характер, направленный на улучшение экономического состояния или на защиту энергосетей, тоже нельзя. С другой стороны, стоит вопрос о том, насколько полезно вообще бороться с ними или наоборот. Мы должны учитывать, что много людей, которые сегодня имеют постоянный заработок благодаря майнингу криптовалют, могут кормить семьи и кормят семьи, поэтому вопрос очень неоднозначный, честно говоря.

Марина Агрба: Я не знаю, насколько они борются. Что они делают, я вижу только по тому, что происходит в каждом доме. Если у нас постоянно перебои с электричеством, если мы в зимнее время, когда холодно, когда пандемия COVID-19, мне кажется, что это великий грех. Никак я не оцениваю, я вижу, что не работают в этом направлении.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

 

В Сухуме представили новый социальный проект – «Abkhazia product». Это онлайн-каталог абхазских производителей. Новый интернет-ресурс позволит фермерам и представителям малого бизнеса найти покупателя. При этом купить продукцию на сайте не получится, можно будет лишь найти всю необходимую информацию и ознакомиться с ассортиментом.

Инга Ходжава из Ткуарчала 20 лет делает аджику. Но сейчас реализовать свою продукцию из-за пандемии коронавируса не может. Заказов стало меньше, как и дохода, говорит Инга:

«У меня нет заказов, потому что никто не делает свадьбы, никто не делает 40 дней, годовщины. И я сижу без работы. В связи с пандемией у меня приостановилась работа с аджикой. Я в месяц делаю максимум 2-3 килограмма», – говорит она.

Абхазским производителям, таким как Инга Ходжава, намерен помогать новый социальный проект – сайт «Abkhazia product». Группа активистов решила его создать весной 2020 года, когда в Абхазии были введены ограничения в связи с пандемией коронавируса. Продуктовые рынки были закрыты, у фермеров, особенно мелких, возникли проблемы со сбытом продукции, и люди не могли покупать сельхозпродукты в привычных местах.

Руководитель проекта Илона Хварцкия отметила, что цель проекта – сделать абхазских производителей видимыми и найти путь к покупателю:

«Нашу идею (создать сайт) поддержала чешская неправительственная организация «Несехнути», которая поддерживает социальные проекты, в том числе, связанные с фермерством, с экологией. Благодаря их поддержке мы смогли сделать первый шаг. Мы поняли, что какие-то ресурсы у нас будут, чтобы начать разрабатывать сайт. Так как фермеры особо не занимаются рекламой своей продукции, у них нет на это времени, возможностей, мы решили, что будем сами к ним выезжать, сами их находить и снимать материалы для сайта. Это было для них бесплатно, так как мы заинтересованы в размещении информации на сайте, а для них это дополнительная реклама. Получилось взаимовыгодное сотрудничество».

Активисты проекта обратились также в Министерство сельского хозяйства, к главам администраций районов, в организацию «CARD Abkhazia» (центр развития сельского хозяйства и села) с просьбой предоставить списки фермеров и производителей:

«У нас Инстаграм набирает популярность. Там очень много рукодельниц, мастеров, которые делают что-то по дереву, занимаются ковкой. Из открытых источников мы также собирали информацию, связывались с ними, публиковали на сайте, отправляли им ссылки и рассказывали, что есть такая возможность, что все это бесплатно для производителей, это дополнительная реклама и дополнительный способ найти своего покупателя», – рассказывает Илона Хварцкия.

На сайте пока предоставлена информация и контакты 30 производителей из Сухума, Гудаутского, Очамчырского и Ткуарчалского районов. Илона Хварцкия призналась, что в их команде нет экспертов, которые могли бы проверять качество продукции. Поэтому они обратились к тем производителям, данные которых им предоставили в Министерстве сельского хозяйства:

«Мы выезжали к ним, видели у них теплицы, огороды, это было наглядно. С другой стороны, могут быть недобросовестные производители, но в данном случае тут технический момент. Мы на сайте разрабатываем систему отзывов и рейтингов. Если покупатель столкнется с тем, что он получил продукцию не того качества, которую он ожидал, он может написать отзыв, добавить отрицательную оценку. А мы, со своей стороны, будем это мониторить», – пообещала руководитель проекта «Abkhazia product».

Волонтер Кама Аргун добавила, что они уже ездили в хозяйство, где выращивают яблоки и киви:

«Нам рассказал руководитель хозяйства, что к ним приезжают из лаборатории, они делают замеры на нитраты. И мы договорились, что когда в следующий раз к ним приедут из лаборатории, мы тоже приедем. Мы хотим это снять и выложить на сайте, тем самым показать людям, что тут следят за экологичностью. Одна из проблем, которая есть в Абхазии – это то, что на рынке трудно определить, какой продукт местный, а какой импортный. Мы хотели бы, чтобы на нашем сайте у людей была гарантия, что это именно местная продукция».

Дополнительную поддержку «Abkhazia product» оказывают и в UNDP. Организация пообещала обеспечить активистов фото- и видеокамерами. Как говорит волонтер Кама Аргун, теперь у потребителей будет возможность взглянуть и на сам процесс производства. Кроме того, в ближайшее время создадут карту фермеров Абхазии.

«Может, кто-то не знает о том, что в соседнем селе выращивают вкусные помидоры, или кто-то производит сыр. Это уже будет информация открытая, не надо будет кому-то звонить, узнавать, искать контакты, все будет на сайте», – уточнила Илона Хварцкия.

Инга Ходжава из Ткуарчала встретила новость о новом проекте с большим интересом. У нее, наконец, появилась надежда найти покупателей своей аджики:

«Посмотрим, благодаря этому сайту, может быть, у меня появится возможность реализовать аджику. Благодаря этому сайту, дай бог, чтобы у меня были заказы и за рубежом. Может быть, из России будут заказывать, может, из Сухума будут мне звонить, из Гагры, из Гудауты. Посмотрим, как пойдут дела. Если все будет хорошо, дай бог, я буду работать, буду принимать заказы».

Для этого Инге и другим абхазским производителям придется заполнить специальную форму, написать информацию о себе. Далее с ними свяжутся волонтеры, и собранный материал будет опубликован на сайте «Abkhazia product».

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Телеграмм-канал «RESPUBLICA» публикует расследование о незаконной добыче криптовалюты в Абхазии. Ссылаясь на достоверные источники, сообщается, что майнинговые аппараты было разрешено ввезти в республику, когда на это уже действовал запрет, и они разошлись по стране.

«Водитель маршрутки Ираклий Хурхумал занимался логистикой – должен был доставить аппараты заказчикам, которых, по нашей информации, было около 60 человек. Контейнер перевезли, люди пришли и забрали ранее оплаченные аппараты для майнинга», – сообщает издание.

Телеграмм-канал напоминает, что в декабре республику взбудоражило слитое в сеть распоряжение премьер-министра Александра Анкваб, согласно которому было разрешено завести в Абхазию 1747 майниновых аппаратов (в стране уже на тот момент действовал полный запрет на их ввоз).

«Следом, после волны возмущений, на «Апсныпресс» вышло открытое письмо «простого гражданина, водителя маршрутки», что это его аппараты, держать их на границе дорого и Анкваб якобы вошел в его положение. При этом на всю страну и Кабмин, и Хурхумал обещали, что аппараты будут закрыты за семью замками. Этому даже был посвящен репортаж на госканале. Предлагаем теперь СМИ, но уже и независимым, отправиться к пустому контейнеру», – пишет телеграмм-канал «RESPUBLICA».

С первого января 2021 года в Гальском районе на коронавирус было протестировано 415 человек, у 130 из них тесты оказались положительными, пишет газета «Мырзаканаа». За прошлый год в районе было зафиксировано четыре смертельных случая, в этом году – два.

На сегодняшний день тяжелых ковидных больных принимает гудаутский госпиталь и Сухумская инфекционная больница. Несмотря на распоряжение президента, в Гальской районной больнице все еще нет коек для ковидных больных.

По словам главврача Гальской ЦРБ Астамура Гамгия, вопрос открытия ковидного госпиталя на 10 коек пока на стадии решения. Он будет расположен в бывшем здании судмедэкспертизы, в котором в данный момент находится станция скорой помощи.

За время пандемии общее число инфицированных коронавирусом в Абхазии превысило 11 тысяч человек. Было зафиксировано 168 летальных случаев, выздоровели более 9 тысяч человек.

О готовности школ к переходу на очное обучение, мерах защиты в условиях пандемии, дистанционном обучении и включении родителей в организацию учебного процесса в интервью газете «Акуа-Сухум» рассказала начальник управления образования Администрации столицы Астанда Таркил.

Эпидемиологическая обстановка в стране пока не позволяет вести учебный процесс в традиционной форме. В связи с этим и было введено дистанционное обучение в школах Сухума. Однако охватить всех учащихся города оказалось невозможным. Астанда Таркил сообщила:

«Мы провели мониторинг технического оснащения всех участников образовательного процесса, и видим, что у 60% нет соответствующих технических средств. Работая в режиме дистанционного обучения, мы охватываем лишь 40% учащихся школ города. У многих семей нет ни ноутбуков, ни планшетов, у некоторых и скорость интернета не соответствует необходимой. Частые отключения электричества также негативно влияют на учебный процесс. По данным нашего мониторинга, проблемы с гаджетами и у 20% учителей».

Часть учителей выбирают для онлайн-обучения площадку Zoom. Но большинство педагогов работают с мессенджером WhatsApp. При этом Таркил оценивает дистанционное обучение как неэффективное, но подчеркивает его важную роль в сохранении связи между школой и детьми.

«Ученики получают домашнее задание дистанционно и посылают учителям готовые работы, но мы считаем это малоэффективным. Мы не знаем, кто выполняет домашнее задание: сам ученик или кто-то за него. Конечно, качество обучения упало», – сказала Таркил.

Она отметила, что впереди много проблем, особенно с выпускниками и с начальными классами, которые не освоили буквы.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

На последнем в 2020 году заседании сессии парламента депутаты решили, что оборот оружия надо узаконить и дать гражданам страны право на приобретение и ношение оружия с 27 лет. Абхазские пользователи соцсетей поделились мнением по этому поводу.

– Как вы относитесь к тому, что в Абхазии разрешат приобретение, хранение и ношение оружия?

Рустам: Данный вопрос давно нуждается в законодательном закреплении в Абхазии, в регулировании, потому что есть на руках у населения так или иначе немалое количество стволов, оставшихся после войны, и приобретенных также после. В первую очередь, это касается резервистов. Так или иначе, разрешать надо, я считаю, потому что все запрещая, мы ставим эту область правоприменения за рамки закона. И многих вынуждаем нарушать закон. Разрешить – это правильно, но при этом прописать все условия, каким образом можно хранить, как оформить. Другое дело, что в условиях Абхазии на данный момент есть масса хороших, прописанных уже законов, но они не действуют. Я боюсь, что с этим законом будет во многом то же самое происходить.

Салима: Я против этого. В Абхазии не стоит легализовать оружие.

– Почему, можете объяснить?

Салима: Для того, чтобы легализовать оружие, у нас должна быть система, которая будет все это контролировать. Я думаю, что на данный момент государство не обладает такими ресурсами для того, чтобы легализовать оружие, и для того, чтобы следить за этим процессом. Даже история с майнингом показывает, что мы можем легализовать, но потом не сможем следить за этим процессом. Мне кажется, чтобы разрешить оружие, нужно сначала настроить систему, а потом уже разрешать или отменять. На данный момент, несмотря на то, что у нас существует запрет, очень много людей обладает оружием нелегально. С другой стороны, я считаю, что это может привести ко многим летальным исходам, оружие может оказаться в руках у подростков. Например, в США постоянно происходят какие-то случаи в школах, когда люди, которые имеют право носить оружие, пользуются им не для самообороны, а для того, чтобы напасть на других людей. Если легализовать оружие в Абхазии, это может привести к такому тоже.

Алхас Джинджал: Я к этому отношусь положительно, так как закон об оружии нам необходим. Тем более что у нас есть свежий пример – война в Карабахе, которая показала, что мира на Кавказе, к сожалению, в ближайшее время не предвидится. А мы находимся в состоянии войны с Грузией. Грузия уже, по примеру Азербайджана, начала закупать боевые беспилотники, активным образом вооружает свою армию. Поэтому мы, Абхазия, конечно, должны быть готовы к этим вызовам. Касаемо того, что есть опасения, что разрешение на хранение и ношение приведет к всплеску преступности, это не выдерживает никакой критики, так как хорошо известно, что преступления из зарегистрированного оружия не происходят, ни одного. И те страны, где разрешено оружие, например, в США, у них уровень убийств в два раза меньше, чем в той же России, где есть ограничения на оружие. Высокий уровень преступности в Бразилии или в Мексике, но в Туве, российском регионе, там уровень убийств, умышленных, с помощью обыкновенных ножей, в два раза выше, чем в Бразилии или в Мексике. Так что где разрешено оружие, зачастую ниже, чем там, где оно не разрешено. Поэтому этот закон нам, конечно, необходим.

Ульяна Дмитриевна Романихина: Если это спортивное, или если человек дарит охотничье ружье, это еще приемлемо. Но если это боевое оружие, мне кажется, что это все печально скажется в дальнейшем, так как молодежь у нас очень горячая. Недавно у нас были примеры на свадьбе, просто маленькая шалость, скажем так, или традиция, привела к тому, что погиб человек. Поэтому я считаю, что это очень ненужный закон.

Девушка: Если присутствует оружие, то оно обязательно выстрелит. Особенно, учитывая темперамент нашей молодежи, я думаю, что это недопустимо. Я категорически против, потому что если кому-то разрешить, если сделать выборочно, кто-то заслуживает, кто-то нет, то обязательно будут покупать эти разрешения, и опять будет хаос.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Абхазские пользователи соцсетей рассказали, как изменились их доходы в 2020 году.

– Изменились ли ваши доходы в 2020 году?

Алиса Пачалия: Мои доходы в 2020 году изменились, но незначительно, потому что у меня специфический формат зарабатывания денег. В основном, это частные заказы в социальной сфере. Если рассматривать общее состояние, то доходы уменьшились в зависимости от того, что ориентир был в сторону COVID-19. Это не совсем моя специфика деятельности, поэтому заказов было меньше. Что касается общего экономического положения, то я заметила, что в этом году у людей появилось больше возможностей в сельском хозяйстве. Они больше сажали, занимались огородом, урожай в этом году был хороший. Но в плане работы, к сожалению, возможности себя реализовать из-за карантинных и других мер у людей не было. Поэтому где-то плюс, где-то – минус.

Ася: Зарплата не изменилась, то есть она не стала меньше, и она не стала больше. Но с учетом того, что цены на все растут, все равно получается, что в этом году мы остаемся в минусе. Доходы все равно уменьшаются, хочешь не хочешь. И ни от кого я еще не слышала о том, что в этом году зарплата хоть как-то была проиндексирована или увеличена, потому что год был для всех тяжелый, не только для работников, но и для владельцев бизнеса. Поэтому мало кто задумывался о том, чтобы хоть как-то поощрить работников или увеличить зарплаты. Естественно, что ни о какой премии, скорее всего, речь идти не будет. Люди стали искать дополнительные источники дохода. Может быть, это тоже говорит о том, что уровень заработка падает, и люди пытаются найти его на стороне.

Светлана Михайловна Матосян: У меня ничего не изменилось. Я как получала зарплату, так и получаю.

– Стабильно получаете зарплату?

Светлана Михайловна Матосян: В августе и сентябре были задержки у учителей по заработной плате и все, после этого больше не было. Да, мы долго ждали отпускных, а все остальное нам выплачивают постоянно, каждый месяц стабильно, поэтому у меня изменений нет.

Блогер: Доходы чуть-чуть увеличились за счет того, что они зависят от туристов. А в этом году количество туристов было больше после того, как открыли российско-абхазскую границу, доходы населения увеличились. Но были и сложный период, когда была закрыта граница с конца марта до августа. Но я считаю, что период с августа по сей день, выровнял ситуацию, и доходов стало больше, плюс. И второе хочется отметить, говоря о доходах в 2020 году: выгоднее работать на себя, фриланс, нежели на государство или на кого-либо. Свой какой-то бизнес, просто телефон, выход в интернет – такой заработок.

Алла Порцхол-оглы, жительница Очамчыры: Конечно, доходы уменьшились. Сезон начался в августе, до Очамчыры он почти не дошел. Люди, которые ходили на сборы урожая, на ореховые сборы, так как орех еще не очистился от болезни, его надо лечить. Те, кто собирали урожай, за это деньги получали, единственные они в этом году, кто кукурузу собрал, помогал людям, они заработали. А мы, кто в туристической сфере работали, мы недоработали, недополучили все. В Очамчырском районе было мало приезжих. Налоги не собирали, так как у людей нет средств. Пандемия, люди болеют, какая бы бесплатная ни была медицина, все равно много лекарств приходится покупать тем, кто дома, на самоизоляции. Они почти все сами покупали. Единственное, не тратили на свадьбы. Мало было свадеб, зато похорон было много. То, что границу не разрешают переходить людям и заработать, люди зарабатывали, это очень плохо.

– Наши граждане же могут выезжать спокойно.

Алла Порцхол-оглы: Да, но они не могут перенести 50 кг мандаринов, продать. Не только наши граждане, но и другие граждане приезжали, зарабатывали.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 4