Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause
15 декабря 2020

Натали Смыр: «Местные органы самоуправления паразитируют на дотациях»

Оцените материал
(1 Голосовать)

На прошлой неделе парламент Абхазии внес изменения в некоторые законодательные акты, регулирующие поступление налога на прибыль. В результате, у местных бюджетов забрали внутренний и ввозной налог на добавленную стоимость, а взамен передали им 100% налога на прибыль. Председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр пояснила, в чем смысл внесенных изменений.

– Натали, недавно появилась информация о том, что парламент принял закон, в соответствии с которым 100% налога на прибыль теперь будет поступать в местные бюджеты. Поясните, пожалуйста, в чем смысл этого закона, что он даст местным бюджетам?

– Каждый год при принятии бюджета в парламент наряду со всеми документами приходят нормативы отчислений налогов в местные бюджеты. Это всегда прикладывалось, во все времена. Но налог на прибыль регулируется отдельным законом, и он делился 50 на 50. При обсуждении данного законопроекта министр финансов Владимир Делба аргументировал тем, что НДС должен администрироваться в одном месте: у нас же есть ввозной НДС и внутренний НДС, и они должны администрироваться в одном месте, то есть, на республиканском уровне. Но, поскольку было принято решение, чтобы НДС аккумулировался в местных бюджетах, норматив расщепления был у каждого района свой.

– А что понимается под «нормативом расщепления»?

– Я могу пояснить на примере Гудаутского района. Внутренний НДС там расщеплялся следующим образом: 90% поступало в местный бюджет и 10% – в республиканский. НДС – это живой вид налога, если налог на прибыль администрируется раз в квартал, то поступления НДС происходят почти ежедневно, он поступает в течение месяца, и есть возможность получения живых денег. Поскольку у нас всегда проблема с ликвидностью в государстве, пошли по такому пути: НДС забрали в доходы республиканского бюджета, а в районы отдали налог на прибыль. Допустим, я платила сто рублей налога на прибыль раз в квартал, при этом 50 рублей отчислялись в местный бюджет и 50 рублей – в республиканский. А теперь все сто будут поступать в местный бюджет.

– То есть, у районов забрали НДС и дали им налог на прибыль, а насколько это равноценный обмен для местных бюджетов?

– Абсолютно не равноценный, но, если вы обратили внимание, то межбюджетные трансферты при принятии бюджета 2021 года выросли в разы. Это значит, что бюджет республики дает межбюджетные трансферты на сумму, недостающую по НДС. В частности, Гудаута имела, скажем, порядка 30 млн рублей доходов по НДС…

– А сколько будет сейчас?

– Она будет иметь половину, но разницу даст государство в виде межбюджетного трансферта. Будет вноситься изменение в закон о бюджете и бюджетном устройстве, там будет меняться еще одна статья, и в случае исполнения доходной части самого местного бюджета дотация, то есть, межбюджетный трансферт может быть уменьшен.

– Получается, что в итоге местные бюджеты лишатся части своих доходов, правильно я вас поняла?

– Они лишаются определенной части своих доходов, но при этом получают межбюджетные трансферты на недостающую сумму. Если год будет доходный, то на эту разницу республиканский бюджет их не профинансирует.

– Натали, оцените, пожалуйста, значение этого законопроекта для местных бюджетов и для республиканского бюджета.

– Честно говоря, самый большой процент расщепления был в Гудаутском районе. Гудаутцы должны были все-таки отстаивать, это – роль местных органов самоуправления. Если они готовы молчать, тогда в чем проблема? Почему никто из них, кроме представителей Гудаутского собрания, даже не возмутился? И потом, факт возмущения – это одно, но совсем другое дело – отстаивать. И еще один момент. В основном все бюджеты находятся на дотации. Если вы обратите внимание, то у нас межбюджетные трансферты достигли суммы 1 млрд 100 млн рублей, а вместе с Пенсионным фондом – 1 млрд 200 млн рублей. Уровень администрирования доходов местными органами очень низкий. Я поддержала эти изменения, потому что, откровенно говоря, все паразитируют на этих дотациях. То есть, мы не повышаем качество и уровень доходов местных бюджетов, мы все сидим и смотрим на бюджет государства, ну, что это такое? Я долго ждала, может быть, кто-то придет, возмутится или обратится, но районы даже не подумали это сделать! Сидят и ждут, когда им централизованно спустят межбюджетные трансферты. 190 млн рублей межбюджетный трансферт Гальского района, 220 млн рублей – Гудаутского! Основная часть расходов местных бюджетов – это межбюджетные трансферты. Меня, что возмущает, и вы правильно ставите вопрос: зачем нужна была эта манипуляция? Почему местные органы самоуправления даже не возмутились? А им все равно. Они получают дотации и сидят тихо. А зачем им напрягаться? Ни один из районов не стал отстаивать свои интересы, хотя прежде чем этот закон попал в парламент, проводились консультации с местными финансовыми органами и с ними обсуждали эту тему.

– И как же они реагировали?

– Я же сказала, что кроме Гудаутского района не возмутился никто. Нам уже пора прекратить эти дотации и межбюджетные трансферты, качество и уровень администрирования надо повышать. Мы просто паразитируем на собственном государстве. Я это из года в год говорю, но меня никто почему-то не слышит. Так дальше просто нельзя, районы должны начать администрировать свои доходы, должны их повышать. Это же возможность сделать у себя в районе на порядок больше, если хорошо администрировать и хорошо взимать налоги. Это некий стимул, чтобы районное руководство отслеживало работу организаций, находящихся в их районе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Прочитано 2878 раз