Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Читатель привлекает внимание

Не хворайте, уважаемые коллеги и дорогие друзья!

Теперь так говорят при встрече друг другу. Этот зловредный вирус в нашей жизни везде старается оставить свой след. Вот и я тоже не отстал от времени. Только, думаю, ответственность за все, что у нас с этим вирусом происходит, надо повысить каждому. Наш народ и не с таким справлялся.

А жизнь все равно идет своим чередом, бывает, и с сюрпризами. Вот и мне сюрприз выпал. Поэтому я и к вам в газету снова обратился. Может кому-нибудь, как и мне, будет интересно и с информацией познакомиться, и, главное, идею мою поддержать. А дело вот такое.

Мой старший внук недавно ездил по служебным делам в Россию. Спросил меня: «Какой тебе, дед, подарок привезти?» Я посмеялся и отшутился:

«Передай там, в России, мой абхазский горячий привет».

Внук вернулся из поездки, приехал из города ко мне, протянул сверток газет и сказал: «Думаю, тебе это понравится, раз ты на старости лет заделался журналистом, начал писать в газету. Это разные российские газеты, а в одной из них ты найдешь то, что может стать очень интересным и для тебя, и для читателей твоей любимой «Республики Абхазия», а, возможно, и для национального престижа Абхазии. Только надо заинтересовать и подключить инициативных людей – историков, экономистов, юристов и других. Так что, дед, читай, думай, ищи».

Не скрою, внук меня заинтриговал (это словечко я у него и позаимствовал). Развернул сверток – газет разных более десяти, и все толстые, страниц много. Что там с Абхазией связано? Листал, читал. В 5-й – это была «Российская газета», на 1-й странице, где объявляют на какой странице что читать, я наткнулся на строчки «Грузия объявила сыр сулугуни своим культурным наследием», 6-я стр. Понимаю, что Абхазией здесь пахнуть не будет. Нашел 6-ю страницу, под заголовком «Вкусный памятник» читаю:

«Сыр сулугуни получил статус памятника нематериального культурного наследия Грузии и официально становится визитной карточкой страны.

Это так называемое живое наследие, как его определяет ЮНЕСКО, включает в себя не материальные объекты, а обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, передаваемые из поколения в поколение. Например, в России такой статус имеет блюдо традиционной кухни населения реки Мезень – небольшие открытые пироги из ржаного теста с различными начинками – шаньги. В Италии памятником ЮНЕСКО является мастерство неаполитанских пиццайолло, в Армении и Азербайджане культура приготовления лаваша и т.д.»

Вот такое прочитал и подумал: сыр, такой, как сулугуни, мы и сами делаем, и кушаем, и любим, убежден, что и Абхазия может уверенно пополнить список памятников, как их там называют, «нематериального культурного наследия». Чем? А много чем. У абхазов есть еще и то, что придумали мы, и что до нас в мире никто не делал. Это наша неповторимая аджика! Как готовится, аджика я рассказывать не буду. Женщины Абхазии это хорошо знают и умеют. А вот очень хочу подчеркнуть, что во многих странах – в России, Белоруссии, Украине, Турции, Польше, Германии, в странах Средней Азии и других – наша аджика пользуется огромным спросом; многих интересует из чего и как она делается; многие и сами стараются ее сделать. Это информация мною проверена в интернете (проверял сам, научили внуки), там много положительных откликов на нашу жгучую приправу, без которой в Абхазии никто не может жить, и, как видим, которая уже очень популярна в мире.

Я убежден, наша аджика отвечает всем требованиям, чтобы стать «памятником нематериального культурного наследия Абхазии», являясь обычаем, навыком, знанием, передаваемым из поколения в поколение.

Нам надо объединить усилия, чтобы добиться этого почетного признания.

С уважением, Хакибей.

От редакции. Ничего другого не остается, как сказать: «Уважаемый Хакибей, и опять Вы в десятку!» Наш давний и дорогой автор опять поднимает вопрос, который обязательно вызовет у читателей не просто интерес, а, возможно, заставит отодвинуть в сторону безынициативность и равнодушие, заставит поискать среди еще сохранившихся книг те, которые могут раскрыть многим уже малознакомые периоды и страницы истории Абхазии, и окунуться в них. Я так и сделала. И воскресила, и открыла для себя немало познавательного. К вопросу, поднятому уважаемым Хакибеем, думаю, полезно будет полистать труд ученого Царбея Николаевича Бжания «Из истории хозяйства и культуры абхазов», изданный в Сухуме издательством «Алашара» в 1973 году. (Ц.Н. Бжания, кандидат исторических наук, известный абхазский этнограф, изучал актуальные проблемы этнографии абхазского народа, уделяя много внимания вопросам народного хозяйства, материальной и духовной культуры. Большой акцент им был сделан на исследование вопросов культуры и быта современного абхазского села. Его перу принадлежат почти два десятка научных работ. В расцвете творческих сил в 1964 году Царбей Бжания погиб в автомобильной катастрофе. Осталась незавершенной его обобщающая монография, посвященная истории и этнографии абхазской деревни в советскую эпоху.)

Так вот, по данным Царбея Бжания известны многие сорта сыра у абхазов. Он называет: 1)ашъаёа; 2) ашъеила7а (ученый комментирует: «Это тот сорт сыра, который известен в Западной Грузии как «сулугуни», а у мегрелов в Самурзакано (Гальский район Абхазской АССР) как «сольогон»); 3) ашъырпы7ы; 4) атазыла; 5) ац6ьашъ; 6) ахмасиа; 7) ацаргъашъ. Способы приготовления этих сортов сыра также описаны в этой же книге.

Как видим, нам есть, чем гордиться. И не скромничать при этом.

Однако, не без глубокого сожаления приходится констатировать, что Абхазия равной всем в большом сонме разных стран на нашем земном шарике пока еще не стала. Но это «пока еще не стала», по всей видимости, явится препятствием для рассмотрения вопроса о придании уникальной абхазской аджике статуса памятника нематериального культурного наследия Абхазии.

Есть варианты выхода из ситуации? Во-первых, можно ждать, пока ситуация в интересах Абхазии в мире изменится. Работа в этом направлении ведется. И число стран, признавших независимость Республики Абхазия, увеличивается. Во-вторых, что нельзя исключить, разные организации: правительственные и неправительственные, в Абхазии и вне ее, могут проявить интерес и заняться этой проблемой, имеющей важное значение для упрочения международного имиджа Абхазии.

Публикацию подготовила Лилиана Яковлева.

Газета «Республики Абхазия»

Телеграмм-канал «RESPUBLICA» публикует расследование о незаконной добыче криптовалюты в Абхазии. Ссылаясь на достоверные источники, сообщается, что майнинговые аппараты было разрешено ввезти в республику, когда на это уже действовал запрет, и они разошлись по стране.

«Водитель маршрутки Ираклий Хурхумал занимался логистикой – должен был доставить аппараты заказчикам, которых, по нашей информации, было около 60 человек. Контейнер перевезли, люди пришли и забрали ранее оплаченные аппараты для майнинга», – сообщает издание.

Телеграмм-канал напоминает, что в декабре республику взбудоражило слитое в сеть распоряжение премьер-министра Александра Анкваб, согласно которому было разрешено завести в Абхазию 1747 майниновых аппаратов (в стране уже на тот момент действовал полный запрет на их ввоз).

«Следом, после волны возмущений, на «Апсныпресс» вышло открытое письмо «простого гражданина, водителя маршрутки», что это его аппараты, держать их на границе дорого и Анкваб якобы вошел в его положение. При этом на всю страну и Кабмин, и Хурхумал обещали, что аппараты будут закрыты за семью замками. Этому даже был посвящен репортаж на госканале. Предлагаем теперь СМИ, но уже и независимым, отправиться к пустому контейнеру», – пишет телеграмм-канал «RESPUBLICA».

С первого января 2021 года в Гальском районе на коронавирус было протестировано 415 человек, у 130 из них тесты оказались положительными, пишет газета «Мырзаканаа». За прошлый год в районе было зафиксировано четыре смертельных случая, в этом году – два.

На сегодняшний день тяжелых ковидных больных принимает гудаутский госпиталь и Сухумская инфекционная больница. Несмотря на распоряжение президента, в Гальской районной больнице все еще нет коек для ковидных больных.

По словам главврача Гальской ЦРБ Астамура Гамгия, вопрос открытия ковидного госпиталя на 10 коек пока на стадии решения. Он будет расположен в бывшем здании судмедэкспертизы, в котором в данный момент находится станция скорой помощи.

За время пандемии общее число инфицированных коронавирусом в Абхазии превысило 11 тысяч человек. Было зафиксировано 168 летальных случаев, выздоровели более 9 тысяч человек.

О готовности школ к переходу на очное обучение, мерах защиты в условиях пандемии, дистанционном обучении и включении родителей в организацию учебного процесса в интервью газете «Акуа-Сухум» рассказала начальник управления образования Администрации столицы Астанда Таркил.

Эпидемиологическая обстановка в стране пока не позволяет вести учебный процесс в традиционной форме. В связи с этим и было введено дистанционное обучение в школах Сухума. Однако охватить всех учащихся города оказалось невозможным. Астанда Таркил сообщила:

«Мы провели мониторинг технического оснащения всех участников образовательного процесса, и видим, что у 60% нет соответствующих технических средств. Работая в режиме дистанционного обучения, мы охватываем лишь 40% учащихся школ города. У многих семей нет ни ноутбуков, ни планшетов, у некоторых и скорость интернета не соответствует необходимой. Частые отключения электричества также негативно влияют на учебный процесс. По данным нашего мониторинга, проблемы с гаджетами и у 20% учителей».

Часть учителей выбирают для онлайн-обучения площадку Zoom. Но большинство педагогов работают с мессенджером WhatsApp. При этом Таркил оценивает дистанционное обучение как неэффективное, но подчеркивает его важную роль в сохранении связи между школой и детьми.

«Ученики получают домашнее задание дистанционно и посылают учителям готовые работы, но мы считаем это малоэффективным. Мы не знаем, кто выполняет домашнее задание: сам ученик или кто-то за него. Конечно, качество обучения упало», – сказала Таркил.

Она отметила, что впереди много проблем, особенно с выпускниками и с начальными классами, которые не освоили буквы.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

На расширенном заседании профильного комитета депутаты парламента Абхазии рассмотрели бюджеты районов и обсудили долю в них дотаций республиканского бюджета. Наиболее острую дискуссию вызвал бюджет Галского района и положение его жителей. Из 30 тысяч, проживающих в районе, гражданами Абхазии является только тысяча человек.

Заседание парламента вела председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр. Присутствовали главы и начальники финансовых управлений районов. Бюджет Гала рассматривался ближе к концу заседания, но полемика по нему была бурной. Натали Смыр сразу поставила вопрос ребром:

«Доходы Галского района, а он у нас огромный, на 2021 год составляют 42 млн рублей ваших собственных доходов. Ваш бюджет предусмотрен в сумме 231 млн рублей – это расходная часть и дотация (межбюджетный трансфер) – 190 млн рублей. Сразу перевожу в политику. Какое количество граждан Абхазии живет в Гале?

Константин Пилия: Из 30 тысяч населения тысяча человек паспортизированных.

Натали Смыр: У нас 15 тысяч граждан живут в Гулрыпшском районе! Мы этот вопрос задавали и Темуру Хухутовичу Надарая: «Кому мы платим деньги?» Стесняюсь вас спросить».

Глава Галского района Константин Пилия проинформировал, что потери в доходах бюджета произошли из-за отмены земельного налога:

«Почему у нас бюджет уменьшился и стал 42 млн рублей? Потери произошли по земельному (налогу), был указ президента, который отменил решение районного собрания. Когда мы получили указом президента отмену, нам надо было изменить бюджет, но никто этого не сделал. Мы по доходной части не выполнили бюджет. Я хотел набраться наглости, обратиться к руководству с письмом и попросить, чтобы те средства, которые мы не получили, нам дотировали. Но мы с вами не раз и не два встречались, я знаю положение в республике, и мы стараемся из этого исходить. Все, что мы получаем по дотациям, идет на зарплаты бюджетникам и питание в детские сады».

Натали Смыр пояснила, что жители Галского района получают по две зарплаты: одна поступает им из Грузии, другая – из абхазского бюджета.

Депутат Илья Гуния поинтересовался, сколько не граждан Абхазии работают в бюджетной сфере в Галском районе, и на основании чего они получают заработную плату? Политическая ситуация, по словам Константина Пилия, сложилась так, что по факту большинство жителей Галского района являются гражданами Грузии:

«Мы что сделали? Мы целый район с нашими жителями отдали Грузии. Приезжают неправительственные организации, из Европарламента, из Евросоюза, мы встречаемся. Я набираю министра иностранных дел и спрашиваю: «Какой риторикой мне пользоваться?» Он говорит: «Граждане Грузии». И вот, понимаете, я начинаю говорить, что у нас на территории проживают граждане Грузии… Что касается тысячи человек – это паспортизированные граждане, а что касается остальных – они все наши люди. Да, у нас прошла война, и мы даже родственников, которые нам навредили, ненавидим до пятого колена! Но от этого надо уже уходить. У нас 2600 детишек, более 500 – в детском саду, если судить по паспортам, то нам вообще бюджет не нужен. У нас около 890 человек в списках самурзаканских абхазов – это те люди, которые уже прошли все абхазские институты, им выданы справки, что их фамилии – исконно абхазские и по закону они все имеют право на абхазское гражданство. Но мы их задерживаем, рассматриваем в месяц по одному-два дела, возвращаем… А надо их всех разом пропустить!»

Константин Пилия сообщил, что для решения многих проблем необходим депутатский корпус районного собрания, но он не избирается уже четыре созыва. Что же касается заработной платы, то более 70% сотрудников Администрации района, работающих на ответственных должностях, не являются гражданами Абхазии. За материальной помощью в администрацию обращаются люди, которым действительно надо помочь, но непонятно, как им эту помощь выдать и как ее оформить, ведь у них нет никаких документов.

Глава Гала назвал ситуацию в районе катастрофической, потому что подавляющее большинство населения лишено элементарных прав. Он вспомнил о своей беседе с предыдущим главой района Темуром Надарая:

«Я ему говорю: слушай, ты шесть тысяч удостоверений вида на жительство смог выдать, я не смог выдать ни одного. Почему так получилось? Потому что вид на жительство выдается только после десятилетнего непрерывного проживания в районе. Доказательством служит регистрация в милиции, а у кого она есть? Ни у кого ее нет, есть только сельхозкниги, но они не являются доказательством, закон это запрещает.

Илья Гуния: Школы ведь работают в Галском районе?

Константин Пилия: Да, конечно, 19 школ.

Илья Гуния: Мы одиннадцать лет ребенка воспитываем, а какой документ мы ему выдаем после того, как он закончил школу?

Константин Пилия: Никакой. Ничего не выдаем. Ко мне приходят люди, закончившие школу, отслужившие в абхазской армии, я вижу отметку о наградах за хорошую службу, они просят: «Дайте какой-нибудь документ!» И я начинаю писать рекомендации… Что происходит? Катастрофа!»

Депутат Гиви Кварчия считает, что большинство бюджетников Галского района незаконно получают заработную плату из республиканского бюджета, и дотации району надо урезать:

«Тысяча человек – граждан Абхазии в Галском районе – это означает, что остальные работники бюджетной сферы незаконно получают заработную плату из бюджета Республики Абхазия, потому что разрешительных документов на работу в них, как мы понимаем, нет. Что касается пенсий, жители Абхазии получают российскую пенсию на основании того, что упрощенно получили российское гражданство, имея абхазское. Подавляющая часть жителей Галского района были лишены абхазского гражданства, они потеряли основания получать российскую пенсию. Но здесь же мы не давим?! Они получают также российскую пенсию. Для российской стороны отсутствие абхазского гражданства не является основанием для лишения пенсии. И второе. Насколько администрация города контролирует администрирование платежей на границе? По заявлению официальных властей Грузии, ореха-фундука в этом году вывезено на 64 млн долларов. Это колоссальные поступления должны были быть в бюджет, а мы еще дотируем Галский район? Это вообще странно. Не урезать в этом году дотацию Галскому району было бы не справедливо по отношению к Ткуарчалскому, Сухумскому, Очамчырскому районам!»

На вопрос об экспорте ореха-фундука, Константин Пилия ответил, что всего за 2020 год из Галского района было вывезено всего 450 тонн – это орех сельчан, пошлина на границе была отменена, поэтому бюджет района не получил ни копейки. Но нашелся, по его словам, другой выход: район выделил грузовой транспорт, который вывозил орех на территорию Грузии по 2 рубля за кг. В общей сложности от этого вида деятельности в бюджет поступило около 900 тысяч рублей.

С ним не согласился депутат Гиви Кварчия: он обладает информацией о том, что за вывоз одного килограмма ореха с сельчан брали по 15 рублей.

Натали Смыр, подводя итог обсуждению, сказала, что хотела бы посмотреть расходную часть бюджета Гала, и предупредила, что, скорее всего, дотация Галскому району будет сокращена примерно на 50 млн рублей.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

ЗАЯВЛЕНИЕ ПОЛИТСОВЕТА РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ФОРУМ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА АБХАЗИИ.

Накануне трагической даты – начала Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в СМИ участились высказывания высших должностных лиц государства относительно грузино-абхазских взаимоотношений. Так, 8 августа 2020 г. в интервью журналисту Е.Заводской (радиостанция «Эхо Кавказа») секретарь Совета Безопасности Абхазии С.Шамба , отвечая на вопрос о гражданстве жителей Галского района, в частности, отметил: «Сегодня они имеют права на вид на жительство, но я думаю, что это для них оскорбительно, потому что их предки жили на этой земле, многие из них были когда-то абхазцами…» Он считает, что надо разобраться «с их гражданством в Абхазии…», не следует «зацикливаться на том, что они имеют грузинское гражданство…» («Я считаю, что это неправильный подход, все люди, которые здесь живут у нас, на нашей территории, должны быть гражданами этой страны. Я не имею в виду гастарбайтеров, которые приезжают временно, чтобы заработать и уехать…»

Вслед за секретарем Совбеза, премьер-министр А.Анкваб, комментируя статью об Абхазии, опубликованную на сайте «Голоса Америки», в частности, сказал: « Мы считаем всех грузин, проживающих в Абхазии, в том числе в Галском районе, не воевавших против нас, своими гражданами. И мы считаем несправедливым решение о лишении их абхазских паспортов… Это наше внутреннее дело…» («Апсныпресс», 13 августа 2020 г.)

В то же время, некоторые лица, представляющие некие неправительственные структуры, проводят опрос в восточных районах Абхазии, спрашивая у населения, с кем они связывают будущее страны: с Россией или с Грузией?

Все это не может не вызывать серьезного беспокойства.

Мы хорошо помним, к каким последствиям привели в недавнем прошлом действия властей, направленные на массовую паспортизацию жителей Галского и др. районов, обладающих гражданством Грузии, с которой Абхазия находится в состоянии войны в связи с отказом грузинской стороны от подписания Соглашения о неприменении силы. При этом открытые слушания в Парламенте РА по данному вопросу, решения, принятые депутатами, свидетельствуют о том, что предоставление абхазского гражданства и абхазских паспортов лицам с грузинским гражданством происходило при грубейшем нарушении требований Закона о гражданстве РА. И этот процесс мог привести к распространению юрисдикции Грузии на часть территории Абхазии, представляя реальную угрозу национальной безопасности нашего государства.

Общеизвестно, что после этих событий, повлекших за собой массовые акции протеста, в связи со сложной ситуацией, руководством Абхазии было принято решение о предоставлении вида на жительство жителям Галского района и оно поэтапно реализуется. Такая практика существует во многих странах мира. Система предоставления вида на жительства, обеспечивающего значительный объем гражданских прав, не считается в современном мире, унизительной. Тем более, что в Абхазии такие решения продиктованы проблемами чрезвычайно сложной поствоенной ситуации, как бы некоторые политики не представляли ее упрощенно.

Одновременно в Галском районе реализуется право граждан на восстановление абхазской национальности лицами мурзаканского происхождения (с выдачей абхазских паспортов), пострадавшими в период сталинского режима. Таким правом за последние годы уже воспользовались сотни жителей Галского района.

Вряд ли можно не замечать процесса интеграции жителей Галского района в социально-экономическую и культурно-образовательную жизнь абхазского государства. Достаточно очевидно также улучшение криминогенной ситуации в районе, не мало подвижек в восстановлении инфраструктуры самого города Гал.

Поднимая вопросы, вызывающие болезненную реакцию в обществе, создавая видимость благоприятного климата в грузино-абхазских взаимоотношениях, громогласно заявляя, что угрозы со стороны Грузии нет, мы не должны забывать о том, что Грузия не отказывалась от своих реваншистских намерений. Ставя перед собой задачу вхождения в НАТО, вне зависимости от волеизъявления народов Абхазии и Южной Осетии, постоянно представляя две независимые республики, как «грузинские территории, якобы, оккупированные Россией», в реальности - Грузия еще больше углубляет существующий водораздел.

А как расценивать недавние провокационные действия Грузии в отношении Южной Осетии, грозившие нарушить хрупкий мир и стабильность в регионе?

Более того, на уровне посольств, дипломатических представительств разного уровня, Грузия всячески препятствует международному признанию нашей независимости, использует рычаги своего влияния для недопущения участия Абхазии и Южной Осетии в культурных, научно-образовательных, спортивных и др. международных гуманитарных акциях. А разве наметились какие-либо кардинальные позитивные изменения в научном освещении истории Абхазии?

В этих условиях, обращаемся к руководству, ко всем политическим силам страны с предложением при обсуждении проблем грузино-абхазских взаимоотношений придерживаться Конституции Республики Абхазия, ее национальных интересов, государственного суверенитета, учитывать мнение всех слоев абхазского общества.

Политсовет РПП ФНЕА.
г. Сухум. 14.08. 2020 г

Расположенный в самом центре города галский хлебозавод был открыт в 2015 году. Предприятие предлагает к реализации 11 видов хлебобулочной продукции: хлеб – белый и серый, батоны, булочки. Завод оснащен современным оборудованием итальянского производства. Процесс изготовления хлеба – от теста до выпечки, занимает до пяти часов. При производстве используется мука высшего и второго сорта.

Галский хлебозавод встречает не ароматом свежеиспеченного хлеба, а запахом краски – в административных помещениях идет очередной косметический ремонт.

Ремонт сопровождает работу завода с самого дня открытия, уже в течение 5 лет. Акт о приеме помещений директор завода Жанна Адлейба так и не подписала.

“Ремонт сделан с большим браком. Во время стройки и ремонта я не раз приходила, указывала на то, что делается не по правилам. Но ко мне не прислушались. Было несколько комиссий, но ни одна так и не приняла построенный объект, так как были выявлены серьезные нарушения, и я тоже не подписала акт приема. Так пять лет и работаю, – рассказывает Адлейба. – Пожарной сигнализации нет, вентиляция не работает, во время работы летом открываем двери нараспашку. Установлены специальные печи итальянского производства, но вытяжка к ним подключена неправильно, не работает. Крыша текла так, что по стене между цехом и складом лился водопад. За свой счет сделала ремонт, но плесень и сырость остается, постоянно проветриваем и сушим помещения”.

На заводе есть генератор, но он не подключен, потому что его мощности не хватает на работу цеха. Так и стоит без дела, хотя за него заплачены большие деньги. Во время веерных отключений подстраивались под график, хлеб выпекали без перебоев.

Не сложилась история и с дорогим оборудованием: горячая и холодная вода по началу работала, потом насосы вышли из строя, отремонтировать их самостоятельно не получается. Все оборудование импортное, специализированное, его установили, но не настроили, пользоваться сотрудников не научили. Так и стоит в нерабочем состоянии.

“При этом оборудование очень хорошее, но нужно обучить работе на нем. Поэтому, например, мы не пользуемся автоматической резкой теста, аппарат не настроен и не дает точного результата, порционные куски получаются разного веса, с недовесом или перевесом. Мы не можем так работать, нужен точный вес каждого изделия, это нарушение правил. Поэтому работаем по старинке – пекарь отрезает кусок, взвешивает на весах. Так дольше, конечно, но надежнее”, – поясняет Жанна Адлейба.

“Строители так вывели канализацию, что мы до сих пор не можем разобраться с ней, – продолжает директор. – Однажды приходим на работу, а в коридоре по колено вода – поднялись сточные воды. По совпадению, в этот день приехал на инспекцию тогдашний министр экономики Давид Ирадян, в ужасе смотрел на все на это. Естественно, ни о какой приемке объекта не могло и быть речи. В другой день открываю двери – потолок в коридоре обрушился на пол, опять за свой счет делали ремонт”.

По словам руководителя, она неоднократно жаловалась во все инстанции, при всех министрах, все знают о таком положении, но предприятие продолжает работать в этих условиях.

“Я не хотела переходить сюда из старого помещения. Оно хоть и меньше размером, но там было все налажено. Меня просто заставили, говорили, что оборудование разворуют, помещение пустует… Я перешла, но акт не подписала, мне обещали, что все исправят, но все легло на наши плечи. Я уже готова все подписать, но что это меняет? Все равно это мои проблемы, весь ремонт идет за счет предприятия”, – разводит руками Адлейба.

Работая в таких условиях, галский хлебозавод, тем не менее, остается одним из самых крупных налогоплательщиков в районе. За 2019 год подразделение госкомпании «Абхазхлеб» заплатило налоговых отчислений на сумму двух миллионов рублей, внебюджетных выплат – на сумму более миллиона. Это тяжелое бремя для предприятия, существование которого зависит буквально от каждой проданной буханки. Прибыль в прошлом году составила 1,313 млн рублей. Удалось даже приобрести машину взамен старой.

Безвыходных положений не бывает, оптимистично считает директор, которой удается экономно и рационально вести хозяйство. За годы работы она привыкла рассчитывать только на себя, не дожидаясь помощи от госкомпании «Абхазхлеб», подразделением которой завод считается. Если раньше мукой обеспечивала госкомпания, то в последнее время приобретение сырья тоже стало заботой предприятия. Фактически, от государственного предприятия на галском хлебозаводе остались только налоги, вся остальная работа построена на хозрасчетных рельсах: самоокупаемость, самофинансирование, самоуправление… Здесь даже думали о том, чтобы стать частным предприятием, но для этого надо выкупить у государства оборудование, а это неподъемные деньги при существующих объемах продаж продукции.

Завод в Гале – это два небольших цеха, где выпекают хлеб и булочки. В среднем за месяц уходит около 600 кг муки. Зарплата сотрудников, как и работа всего завода, зависит от выработки. Если есть выпечка – зарплаты хорошие, но в зимний период, когда у населения меньше денег, выработка падает значительно. Бывает, что в магазинах даже отпускают в долг, понимая положение постоянных покупателей. Весной, к летним каникулам выработка становится больше. В этом году, по сравнению с прошлым годом, выпечка выросла, особенно в августе-сентябре.

На смену заступает 5 человек, работают слаженно и быстро. Условия созданы, технология отработана, рецептура выверена, только успевай делать свое дело, а после работы есть возможность принять душ и отдохнуть. Однако найти пекаря в булочный цех, к примеру, большая проблема – не каждый согласен работать ночью.

“У нас вообще огромная проблема с кадрами, люди не хотят работать, несмотря на то, что работа у нас сменная, выходит по 10 рабочих дней в месяц. Летом многие уезжают на заработки в Гагру, Пицунду, на Рицу, а каждого нового работника приходится обучать, если мы берем его буквально с улицы. При этом каждый квартал у нас – премиальные, каждый праздник – вознаграждения, доплаты за стаж, все, как у госслужащих, – рассказывает директор Адлейба. – Хотели ввести ржаной хлеб, но для его выпечки нужно мастерство пекаря, опыт, а он не появится у случайных людей”.

Хлеб реализуется в двух магазинах в Гале и на КПП «Ингур». Хотя в Очамчыре есть свой хлебозавод, но по просьбе жителей часть продукции отвозят туда. В Гал тоже привозят «чужой» хлеб – из Дранды, например, где выпускают более широкий ассортимент.

Раньше галский хлебозавод обеспечивал российских военнослужащих, чьи базы расположены в районе, тогда уходило до 3 тонн муки в месяц. Но потом они стали возить хлеб из Дранды, и местный завод потерял значительную часть реализации.

Самые большие конкуренты заводу – это частные хлебопекарные предприятия, которых немало появилось в районе в последнее время. Это частные пекарни, лавашные, которые выпекают небольшие партии хлеба, лаваша, сладкой выпечки и обеспечивают окрестных жителей. (Одна лавашная в среднем в день выпекает до 200 лавашей).

“Когда таких пекарен десяток, то и смысл в нашей работе пропадает, у нас и так на счету каждая буханка и булка проданная. Мы в села отправляем машину ради нескольких буханок, часто ничего не зарабатывая на этом”, – жалуется Адлейба.

“Понятно, что мы не можем запретить индивидуальным предпринимателям начинать свое дело. Мы не против частного бизнеса и предпринимателей, это нормально, если люди проявляют инициативу и открывают свой бизнес. Но мы за честную конкуренцию, – говорит Адлейба. – Мы платим все налоги, нас регулярно контролируют и проверяют, а частные предприятия работают практически без контроля, на свой страх и риск. Никто не контролирует их качество сырья, вес изделия, соблюдение технологических норм, ценовую политику… При этом частники не платят такие налоги, как мы, у них меньше расходов, они могут закрыться на время без ущерба. Они могут опускать цены, и, конечно, покупатель пойдет туда, где дешевле. У нас же цена фиксированная, я не могу изменять ее, не нарушая закон. Поэтому приходится подстраиваться под покупателей: уменьшили вес изделия, чтобы округлить стоимость для удобства, при этом оставаясь в пределах калькуляции, утвержденной министерством экономики.

Помочь предприятию могло бы постановление о том, чтобы бюджетные организации – детсады, школы покупали изделия на заводе, это была бы хорошая поддержка. Но многие детсады пекут хлеб сами, в школьных буфетах пользуются частными пекарями.

Несмотря на трудности, на заводе пробуют вводить новые виды изделий, изучают современный опыт. У покупателей, к примеру, есть запрос в диабетическом хлебе, но речь идет о совсем небольших партиях, в 10-20 булок, а вводить новую позицию не хватает ресурсов. На заводе придумали выпускать калачи с кунжутом, ввели его в ассортимент под названием «Галский».

“У нас сохраняется старая рецептура, еще советская, без использования химикатов, мы работаем по старинке, дедовским способом – соль, мука, дрожжи. Процесс приготовления к выпечке идет 5 часов, – делится Жанна Адлейба. – К нам приезжали с мастер-классами из Ростова-на-Дону, предлагали выпекать продукцию с использованием нового сырья и технологий. Весь процесс занимает 2 часа, это удобно и быстро. Но мы не согласились, потому что качество хлеба гораздо хуже. Хотя гарантия на хлеб дается 24 часа, наш хлеб не плесневеет, потому что мы стараемся использовать качественное сырье и соблюдаем технологию. Консультируемся с технологами, не стоим на месте и всегда думаем о том, кто покупает наш хлеб”.

Зоя Чача

газета “Мырзаканаа”

 

Нужная газета

 

Страница 1 из 2