Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сочинскими таможенниками изъята очередная партия незадекларированных сувениров, перевозимая в Абхазию.

На таможенном посту автомобильного пункта пропуска Адлер сотрудниками Сочинской таможни был остановлен для проведения проверки седельный тягач MAN, следующий из России в Республику Абхазия, сообщает Макс Портал.

Согласно представленных перевозчиком документов в указанном транспортном средстве перемещались продукты питания. Других товаров задекларировано не было.

Автомобиль был направлен на проведение таможенного контроля с применением МИДК (мобильного инспекционно-досмотрового комплекса). В результате осмотра и анализа рентгеновского изображения у оператора МИДК возникли основания предполагать о наличии в транспортном средстве товара, сведения о котором отсутствуют в представленных документах.

В ходе таможенного досмотра в транспортном средстве за правым пассажирским сидением была обнаружена картонная коробка со свёртками из бумаги, в которых находилось большое количество круглых магнитов. Всего - 3500 штук.

Гражданин пояснил, что магниты он приобрел для изготовления подарочных сувениров с целью последующей перепродажи туристам в Республике Абхазия. По его словам за покупку он заплатил около 7500 рублей, однако товарный чек предъявить не смог.

Это уже вторая партия сувенирной продукции, задержанная сотрудниками таможенного поста МАПП Адлер с начала курортного сезона. Напомним, в середине мая было предотвращено аналогичное правонарушение. У водителя, направляющегося в Абхазию, были изъяты 4000 магнитов весом более 27 кг, которые он также собирался продавать туристам.

Сочинской таможней по данному факту вынесено определение об административном правонарушении по ч. 1 ст. 16.2 КоАП России (недекларирование либо недостоверное декларирование товаров). Нарушителю грозит административный штраф с возможной конфискацией предмета административного правонарушения.

http://apsnylife.ru/

 

У мужчины, летевшего в Стамбул, таможенники изъяли незадекларированные деньги.

На таможенном посту сочинского аэровокзала пассажира остановили 3 июня во время таможенного контроля. Он проходил по «зеленому коридору» и заявил, что у него нет подлежащих декларированию товаров. Насчет вывозимой валюты житель Абхазии признался, что везет с собой небольшую сумму на расходы, сообщили интернет-порталу «Кубань 24» в пресс-службе Южного таможенного управления.

В сумке оказалось 19 тыс долларов (более 1 млн рублей). Мужчина пересекал границу не в первый раз, но пояснил, что с таможенными правилами не ознакомился, так как раньше такую сумму не перевозил.

В отношении нарушителя завели административное дело по ст. 16.4 КоАП РФ. Валюту, не превышающую установленную норму валюты — 10 тыс. долларов — вернули пассажиру, остальные деньги изъяли.

http://kuban24.tv/

 

В кинематографе увековечена культовая фигура таможенника Верещагина-Луспекаева с его крылатой фразой: «Мне за державу обидно». А кому сегодня за державу обидно? Сотрудникам абхазской таможни, а может и нам всем?

Таможня – это первый государственный орган, который встречает, и последний, – кто провожает гостей и путешественников страны. Главная функция таможни – обеспечение экономической безопасности государства. Служба выступает неким буфером для предотвращения ввоза на территорию государства контрабанды и других незаконных товаров. Поэтому руководить ею должен лидер, на плечи которого ложится громадная нагрузка и ответственность. В каждой ситуации есть свой лидер, ведь в разных сферах нужны разные его качества. Но у лидера, где бы он себя не проявлял, есть внутренняя сила. Сила отстаивать себя, свои убеждения и увлекать этим других. В лидере есть некий «огонек», который и «зажигает» других, заряжает их энергией. Тогда люди идут за лидером, за силой его личности. Он всегда в тени, он незримо направляет своих подчиненных в нужное ему русло, всегда в курсе всех событий. Он, как незримый эфир, витает в воздухе – за всем наблюдает, но никто не чувствует его контроля. Именно таким лидером является руководитель Государственного таможенного комитета Республики Абхазия Беслан Константинович Цвинария.

Недавно, 23 апреля, ему было присвоено звание полковника таможенной службы. Это звание можно, наверное, расценить как подарок к его дню рождения. Он родился 24 апреля 1962 года в Городе Сухуме. Окончил Горскую школу №10. Служил в Советской армии в городе Риге в строительных войсках. Именно там он и получил первый опыт в области экономики: он выполнял работу нормировщика роты – закрывал наряды, строил графики и таблицы, в которых проводил анализ исполнения показателей.

– А в армию я попал со второго курса заочного обучения Московского инженерно-строительного института, – вспоминает Беслан Константинович. – После армии было сложно продолжать учёбу в Москве без отца, мать работала в Абхазском университете. Поэтому заканчивать пришлось факультет «Экономика торговли» в нашем университете. Окончив его в 1989 году, работал экономистом в издательстве «Алашара», затем меня пригласили в отдел торговли Сухумского горисполкома. Практически с 1990 по 2012 год я проработал в этом ведомстве. Когда его преобразовали в Администрацию столицы, на базе этого отдела был создан отдел экономики и прогнозирования. А в 1998 году его преобразовали в Управление, которым я руководил до 2012 года.

Во время войны Беслан Цвинария находился в Гудаутском гарнизоне, затем его перевели в артиллерийский полк, где ему пришлось применить свои экономические знания. В 2012 году Беслана Цвинария избрали депутатом Парламента Абхазии. Пять лет он был заместителем председателя Комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам и членом Комитета по социальной политике, труду и здравоохранению Парламента Абхазии пятого созыва. Избирательный округ, по которому баллотировался Беслан Константинович, был самым большим по количеству кандидатов – 10 человек. Поэтому состоялся второй тур, в котором у него был серьёзный оппонент – Рита Лолуа. Сложно прогнозировать пристрастия избирателей, но победа в этих выборах была неоспоримой.

– Работать в парламентском комитете для меня было не трудно, помогали экономические знания – говорит Б.Цвинария. – Много было издано законов, работали по бюджетам. Много было в этой работе нареканий и недовольств со стороны исполнительной власти. Однако мы возражали и возвращали документы на доработку. А вот заниматься политикой было нелегко. Почти год ушёл на приобретение опыта политической работы. Нелёгкими были для меня, как депутата события, произошедшие в мае 2014 года, июне и декабре 2016 года. Особо запомнилась декабрьская ночь, когда я с Ахрой Бжания занимался согласованием документа, написанного Сократом Джинджолия, между властью и оппозицией. Этот документ был принят обеими сторонами, и таким образом нам удалось приостановить противостояние. Не мог я оставаться в стороне и от майских событий 2014 года. Ночью назначили сессию Парламента, однако собрался не весь депутатский корпус, и пришлось сессию перенести. Этим мы сбили градус напряжённости.

Беслан Цвинария негативно оценил и июньские события 2016 года, когда была сделана попытка дискредитировать государство, когда толпа у стен МВД срывала погоны с сотрудников милиции, топтала их фуражки. По его мнению, это нормально, когда в государстве по отношению к власти сформирована оппозиция, но методы её борьбы должны быть достойными права называться абхазами.

– Оппозицию сегодня представляют наши братья, которые в тяжелые годы защитили страну, – считает Беслан Константинович. – В решении вопросов, поднятых ими, правильнее и эффективнее обратиться к нашим обычаям и традициям. Отношения у абхазов всегда строились на высоком дипломатическом уровне. Благодаря этому можно было обсуждать разнящиеся позиции в диалоге. В противном случае – объявлять забастовки или проводить митинги. Но переходить за рамки установленных правил – это подрыв основ государства. Произошедшие тогда политические события не могли позитивно влиять на имидж страны. Я всегда призывал народ к проявлению уважения друг к другу. Когда проходил чемпионат мира по футболу в Абхазии, наш народ и наша команда были устремлены к одному – победе! И это свидетельство того, что мы можем добиться многого, если будем едины. Будет плохо в стране – будет плохо всем! Сегодня я возглавляю Государственный таможенный комитет, и моя обязанность не давать оценки работе власти, а служить народу Абхазии.

Общаясь с Бесланом Константиновичем, я сделала вывод, что профессия таможенника очень важна и нужна обществу. Сотрудники таможни приносят государству гораздо больше пользы, чем многие другие популярные сейчас профессии. Львиная доля – более 40% – госбюджета страны составляют таможенные платежи. В любом государстве таможенная администрация занимает одно из ведущих мест. Она, прежде всего, решает вопросы экономической безопасности страны. Террористы, наркотики, оружие, запрещенные к ввозу товары и просто товары низкого качества, – эти и многие другие напасти обрушились бы на страну, если бы не добросовестность и ответственность сотрудников таможни. Поэтому руководить ими должен человек, нигде не запятнавший свою репутацию, человек, имеющий авторитет честного чиновника в обществе. Что и было сделано в сентябре 2017 года, когда Беслана Цвинария назначили руководителем ГТК РА.

– Коллектив меня встретил немного настороженно. Однако затем у нас возникло взаимопонимание и доверие. У меня нет таможенного образования, но за семь месяцев я ознакомился почти со всей нормативной документацией, – рассказывает Б.Цвинария. – Есть ещё несколько вопросов, которые для меня остались пока открытыми. Сейчас мы проводим аттестацию личного состава, а затем будем решать вопросы, которые возникли у меня по законодательству. Законодательство требует доработки, так как есть в нём кое-какие противоречия. Уже даны поручения правовому отделу провести инвентаризацию всей нормативной документации. Это не просто. Планирую серьёзно реформировать структуру Комитета, буду омолаживать коллектив. У нас почти 30% коллектива составляют ветераны войны. С уважением отношусь к их заслугам во время войны и как к ветеранам труда. Ведь именно они стояли у истоков формирования таможенной структуры. Не каждый тогда рвался на эту работу, ведь после войны они выполняли функции пограничников. Моё отношение к их заслугам велико. Но наша жизнь устроена так, что рано или поздно люди уходят на пенсию. Но я максимально стараюсь провести всё безболезненно, без эмоций.

Когда Беслан Цвинария стал во главе ГТК РА, состоялась его первая пресс-конференция. Я помню, как он нервничал: ведь его тогда назначили туда, как кризисного менеджера. И он справился со своим заданием. Он смог разрядить напряжённый климат в коллективе. Кое-какие действия он жёстко пресёк, сумел исправить негативные действия некоторых сотрудников таможни.

– Все направления деятельности очень важны, однако труднее всего бороться с контрабандой наркотиков, исторических ценностей, оружия, – говорит Беслан Цвинария. – Хотя большинство лазеек сотрудники давно знают и активно отрабатывают, преступники не устают придумывать более изощренные методы пересечения границы. Кроме непосредственного контроля пропуска товаров на границе, сотрудники таможенной службы занимаются расследованиями, ведут учет конфискованного товара, занимаются аналитической деятельностью. Здесь так же работают программисты, экономисты и юристы.

Есть и хобби у руководителя абхазских таможенников. В сентябре 2014 года в Мексике состоялся чемпионат мира по домино, в котором принимала участие команда из Республики Абхазия. В нём участвовало около 450 спортсменов, приехавших из 25 стран мира, а также команда из Абхазии во главе с президентом Федерации домино РА Бесланом Цвинария. В Мексике абхазскую команду не допускали к участию в чемпионате мира из-за протеста со стороны Грузии. Грузинская сторона требовала отказа от участия в соревнованиях команды под флагом Абхазии. Оргкомитетом было предложено выступление абхазских игроков под флагом России или Международной федерации домино. Такое решение было неприемлемым для абхазской команды. После обсуждения данного вопроса главами федераций домино стран-участников чемпионата мира, было принято решение – отказаться от парада флагов государств-участников чемпионата мира. На соревнованиях был вывешен только флаг Мексики. В протоколах чемпионата было зафиксировано участие команды Республики Абхазия. Результатом участия абхазской команды в чемпионате мира по домино стало 11-е место. Это был высокий результат.

В семье Цвинария трое сыновей – Саид, Лаша и Джансух, два внука – Алия и Сандрик, невестка Линда. Хранительницей этого очага является дочь известного абхазского писателя Николая Хашиг – Наала. Сегодня она возглавляет отдел культуры столичной Администрации. Дети и внуки в семье росли и воспитывались по строгим правилам абхазского кодекса чести – Апсуара – в атмосфере добра и счастья. Надёжный домашний тыл Беслана Цвинария придаёт ему силы в его нелёгкой работе. Думаю, я ответила на вопрос, заданный в первых строках моей публикации.

Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

– Нужно ли легализовать торговлю на грузино-абхазской границе?

Мужчина: Между Грузией и Абхазией торговля невозможна. Приграничная торговля, на которую жители Галского района могут пойти – что-то купить себе, продавать, – им разрешено, возможно, по чуть-чуть что-то для себя могут принести. На государственном уровне это невозможно, у нас нет никакого договора, мы не можем торговать с Грузией.

Астамур Дзидзария: Хотим мы или не хотим, она все равно происходит. Но если будет подконтрольно, то можно извлечь пользу от этой торговли. Потому что бесхозяйственно теряется, и бюджет теряет, и людей заставляем заниматься всякими ухищрениями. Какая-то продуманная форма должна быть, чтобы государство в этом принимало участие. И имело с этого что-то.

Дина Лакоя: Я вообще считаю, что нельзя допускать эту торговлю. Я считаю, что раз мирный договор не заключен, не заключен договор о ненападении, то, помимо гражданского общения, родственного, которое нельзя обрубать, помимо этого, моя бы воля, всякую торговлю на этой границе следовало закрыть. Коль экономически выгодно взаимодействовать обеим сторонам, из этого бы проистекало соглашение о ненападении, тогда это можно было бы понять, принять, экономические отношения поддерживать, но в состоянии войны всякая торговля, я считаю, преступно, это неправильно. Я против – иметь дело с людьми, которые могут напасть в любой момент.

Молодой человек: Конечно, это возможно, это нужно делать, но если Грузия подпишет мирный договор. Тогда должны быть созданы структуры, которые будут контролировать качество продукции, которая будет поступать на территорию Абхазии.

Алмасхан Агрба: Для меня этот вопрос закрыт уже 25 лет назад. Вообще никаких связей не имею, тем более – торговлю. Я – против, никаких отношений вообще не хочу иметь, ни наше государство, ни я лично.

Руслан: Торговля с Грузией же с 1993 года, с момента окончания войны, фактически продолжается, идет. Лучше ее легализовать, чем подпольно торговать, потому что, когда ты легализуешь, какие-то пошлины будут идти, которые являются одним из бюджетообразующих моментов. Единственное, из-за того, что у нас нет мирного договора с Республикой Грузия, – это чисто юридически очень сложно.

Даур: Если мы не имеем возможности это запретить, это надо легализовать, так как получается, что контрабандный продукт, и с этого нет никакой пользы государству. Если будет легализовано, будут идти ввозные пошлины, налоги, государство получит какие-то деньги. Если мы считаем, что это для нас, для нашего рынка вредная идея, то нужно запретить.

Тимур: Я считаю, что нужно, чтобы оптимально сделали – платили налоги, торговали. Но не в том плане, что с ними не заключен договор, поэтому нельзя. Де-факто там торгуют люди, польза будет от этого государству. Я за то, чтобы не было нелегальной торговли, и они вносили бы деньги в бюджет.

Далила Пилия, доцент кафедры политологии АГУ: Легализация оборота – та, теневая (торговля), которая сегодня идет, – если она будет приобретать государственный характер, если она будет под наблюдением государственных структур, – это только на пользу государству. Потому что будут идти налоги, будет определенное пополнение в наш бюджет. Если мы получаем товар, мы должны знать, откуда (товар), качество товара бы проверялось. Множество слухов, что чуть ли не инфицированные какие-то фрукты к нам поступают, какие-то овощи к нам поступают. Давайте сделаем лабораторию, давайте сделаем государственные органы, которые контролируют, и определенная сумма будет поступать в бюджет.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

Пока сильные мира сего играют в политику, вводя всевозможные санкции, Абхазия решает продемонстрировать миру полную открытость, затеяв подготовку к «открытию» границы с Грузией. Мы готовы узаконить товар, поступающий из страны, не признающей Абхазию и препятствующей нашему развитию всеми доступными способами. Хорошо, оставим в покое «признанность-непризнанность», меня смущает не только это, но и весьма слабая аргументация о выгодах, которые сулит нашей стране открытие абхазского рынка сбыта для грузинского производителя.

Сторонники торговых отношений с Грузией предлагают «плыть по течению». Дескать, контрабандный товар из Грузии, не облагаемый никакими налогами и пошлинами, все равно поступает на рынки Абхазии, и если узаконить эту контрабанду, то в бюджет будут поступать дополнительные доходы, товары, завозимые из Грузии в Абхазию, будут проходить санитарный контроль и т.д. Вроде бы логично. Хотя, если брать за основу смирение госорганов перед контрабандой, то можно договориться до чего угодно, вплоть до легализации поставок наркотиков.

Ладно, конформизм иногда бывает оправдан. Поэтому конкретные вопросы: для каких товаров Абхазия собирается открыть свой рынок? В каких объемах? Какая выгода от поступления этих товаров на рынки Абхазии? В каком состоянии находится наш рынок сбыта, в каких товарах он нуждается и в какой период времени? И очень важный вопрос: что, кроме орехов в размере 3,5 тонн (официальные данные за 2017 год), вывозится из Абхазии в Грузию?

Проще говоря, есть ли экономическая целесообразность в одностороннем открытии рынка сбыта при таких неубедительных объемах экспорта? Получив ответы на эти вопросы, мы поймем, нужны ли нам грузинские помидоры и яблоки и что станет с только народившимся абхазским производителем овощей после «открытия» рынка сбыта еще и для грузинского производителя?

Ответов на эти вопросы пока нет, а между тем я могла бы привести немало примеров трудностей, с которыми столкнулась наша страна за последние годы, в том числе и в результате непродуманной таможенной политики.

В традиционной абхазской кухне два важных продукта – кукуруза, из которой готовят мамалыгу (абысту), кукурузные лепешки (амгялы) и различные сладости, и фасоль. Так вот в последнее десятилетие абхазские крестьяне значительно уменьшили посевы кукурузы и фасоли. Зачем изнурять себя непосильным трудом, когда в магазинах продается дешевая китайская фасоль и кукуруза, расфасованные в Краснодарском крае? Очевидно, что абхазская фасоль и кукуруза, которую по сей день возделывают «по старинке», не выдержали конкуренции, и собственный производитель уступил и без того небольшой рынок китайскому товару, поступающему из России.

Такая же история произошла и с абхазским чаем, который потребитель с готовностью заменил на дешевые напитки сомнительного качества, а теперь, когда уровень жизни повысился, на завозные чаи с различными добавками. Многогектарные плантации абхазского чая, который по качеству ничем не уступает краснодарскому, пошли под снос.

Печальный список товаров неудовлетворительного качества, которые заполнили абхазский рынок и вытеснили с него собственный продукт и собственного производителя, достаточно велик. Вода, сыр сулугуни, вино-водочная и табачная продукция и многое другое (даже масс-медиа). У страны не нашлось средств, чтобы создавать на основе традиционных культур собственное прибыльное производство. Конечно, важная причина – блокада страны, незначительный рынок сбыта и т.д. Но это вызовы, с которыми можно работать при правильном планировании и выверенной таможенной политике. Тем более что самая главная ценность – земля, на которой раньше выращивали фрукты и овощи, зарастает золотарником, радуя взгляды изумленных гостей Абхазии пышным цветением.

Свято место пусто не бывает, и в последние годы, на мой взгляд, стихийно стали возникать собственные производства. Их пока немного. Клубника, томаты, овощи, фрукты, арбузы, которые с большим трудом пробивают себе путь на собственный рынок, уже забитый привозными товарами.

И, на мой взгляд, чтобы защитить своего производителя и потребителя и содействовать национальным интересам, государству необходимо не создавать дополнительные пути поставок товаров из-за пределов нашей страны, а регулировать их поступление – вводить специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры. И не только «с востока», а по обе стороны границы.

А пока этого не произошло, я хожу по рынку и пытаюсь найти продукцию местного производства. На всех фруктах и овощах – надписи, свидетельствующие об их абхазском происхождении. Надписям я не верю, и по каким-то только мне известным признакам пытаюсь определить товар, возраст которого не подправлен косметическими усилиями производителей или продавцов. Для меня ценность овощей в их свежести, поэтому я и ищу местную продукцию, и это очень сложное занятие.

Если же Абхазия официально «откроет» свой рынок для товаров из Грузии, думаю, что мои еженедельные поиски потеряют всякий смысл.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа