Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сухумский городской суд продлил срок содержания под стражей бывшего помощника президента Абхазии Ахры Авидзба до 5 мая. Прокурор просил еще месяц, необходимый для завершения всех процедур и ознакомления сторон с материалами дела, а адвокат и ее подзащитный категорически возражали, называя требование о продлении срока незаконным и необоснованным.

Заседание Сухумского городского суда проходило в здании Службы государственной безопасности Республики Абхазия, где содержится под стражей Ахра Авидзба, бывший помощник президента Аслана Бжания и герой «ДНР», арестованный 6 марта.

Рассмотрение ходатайства следователя началось с оглашения постановления о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Ахре Авидзба. Со слов прокурора Адгура Амичба, из материалов дела следует, что в неустановленное время в неустановленном месте Ахра Авидзба в составе группы лиц по предварительному сговору незаконно приобрели, носили, хранили и перевозили огнестрельное оружие и боеприпасы. 5 марта в ходе обыска в доме Ахры Авидзба было обнаружено и изъято два пулемета, две реактивные противотанковые гранты, семь автоматов, карабин, пять пистолетов и патроны разных калибров в количестве 3194 единицы.

6 марта против Ахрика Авидзба, Аслана Гуатижева, Талеха Гасанова, Станислава Культа и Андрея Локтионова возбудили уголовное дело. В этот же день Ахру Авидзба задержали, от дачи показаний он отказался, причастность свою к преступлению не признал.

Следствие требует продлить арест на месяц

7 марта Сухумский городской суд избрал меру пресечения для Авидзба в виде содержания под стражей сроком на один месяц.

Адгур Амичба объяснил, почему следствию не хватило времени и почему срок заключения под стражу Ахры Авидзба надо продлить еще на месяц:

«Срок, избранный в отношении Авидзба, истекает 5 апреля 2021 года. Однако, завершить расследование к настоящему времени не представляется возможным. На данном этапе следственному органу предстоит уведомить обвиняемых об окончании предварительного следствия и составить с их участием соответствующие протоколы, ознакомить с материалами уголовного дела всех обвиняемых и их защитников, на что потребуется более длительное время в виду большого объема уголовного дела. А также составить обвинительное заключение и вместе с материалами уголовного дела направить прокурору для утверждения. Кроме того, уголовное дело необходимо направить в суд не позднее 14-ти суток до истечения срока содержания обвиняемых под стражей. То есть, для выполнения указанных процессуальных действий необходим срок не менее одного месяца».

По мнению прокурора, оснований для изменения меры пресечения на более мягкую нет, потому что инкриминируемое преступление относится к категории «тяжких» и предполагает лишение свободы на срок от двух до шести лет. Обвинение считает, что Авидзба может скрыться от органов следствия и суда, он не сотрудничает со следствием и отказывается от дачи показаний. Находясь на свободе, может согласовать свою позицию с соучастниками преступления.

Зачем продлевать срок, если расследование завершено?

Против удовлетворения ходатайства следователя категорически возражала адвокат Ахры Авидзба Инга Габелаиа, так как считает его незаконным и необоснованным. Она напомнила о том, что Сухумский городской суд, принимая решение об избрании меры пресечения, ограничил срок содержания под стражей одним месяцем. Обвинение с этим решением согласилось и не обжаловало его.

Инга Габелаиа не согласилась с тем, что веским основанием для продления срока содержания под стражей может служить согласование позиций и отказ сотрудничать со следствием:

«Следствие указывает на опасение, что мой подзащитный, якобы, может согласовать свою позицию по делу. Хочу обратить внимание на то, что они тут же в своем постановлении указывают, что предварительное расследование завершено, все находится на завершающей стадии, всем уже вручены уведомления об окончании следственных действий, в частности, моему подзащитному. Он никак не может согласовать свою позицию с другими, потому что те структуры, в которых содержится мой подзащитный, – это здание МВД, ИВС МВД и СИЗО СГБ – режимные объекты, куда мой подзащитный не может прийти, чтобы согласовать свою позицию. Все судебные заседания в дальнейшем будут проходить в одном зале судебного заседания, и все задержанные, если они будут находиться под той мерой пресечения, какая им была избрана, будут находиться в одном изолированном помещении, где они также смогут согласовать свою позицию. Поэтому эти опасения органа предварительного расследования не обоснованы и носят чисто формальный характер. Более того, ознакомление с материалами уголовного дела не занимает так много времени».

Адвокат опровергла утверждение прокуратуры, что ее подзащитный не сотрудничает с органами расследования:

«Я не понимаю, почему следствие считает, что мы не сотрудничаем со следствием? Мой подзащитный не отказывается ни от одного следственного мероприятия, все процессуальные действия, которые необходимо проводить, на них мой подзащитный присутствует и, естественно, активно себя позиционирует в рамках расследования данного уголовного дела».

Инга Габелаиа обратила внимание на то, что по сложившейся практике мера пресечения продлевается на все время рассмотрения дела в суде, поэтому, если сегодня решение о продлении срока будет принято, это решение распространится на весь период рассмотрения уголовного дела. Она попросила суд отказать в удовлетворении ходатайства и не продлевать срок содержания под стражей.

Меня судят за мои убеждения

Против продления срока заключения возражал и Ахра Авидзба, который заявил, что верит в закон, но не доверяет абхазскому суду. Он также не согласился с доводом, что не сотрудничает с органом расследования и сказал, что готов был давать показания при условии, что у него будет возможность изучить то, что пишет следователь.

Авидзба сообщил, что его проверяли на содержание в крови наркотических препаратов, однако этот факт и результаты проверки не отражены в материалах дела. Он никогда не употреблял наркотики. «Тогда что эти сотрудники делали у меня дома?» – задал вопрос Авидзба и сам же ответил: «Если бы не оружие, они бы обнаружили у меня наркотики».

Ахра Авидзба считает, что его судят за убеждения, и он является политическим заключенным:

«Вопрос простой задаю: почему из четырех стрелков, убивших моих братьев, только трое сидят, почему четвертый на свободе? Люди, которые совершали разбои, похищения, убийства, простреливали ноги, и все это делалось демонстративно особо опасными для общества методами, они сегодня на свободе и дома. Я сегодня, который за свой флаг, за свою родину – я сижу. Вопрос: мое оружие, как вы говорите, где-то стреляло? Я где-то стрелял? Я где-то подозревался в похищениях, убийствах? Когда двадцать человек, которые совершили особо тяжкие преступления на территории Российской Федерации, экстрадируют сюда и здесь отпускают; когда людей, не имеющих абхазского гражданства, по поддельным документам сюда экстрадируют и отпускают накануне Нового года, вам ли, прокуратура, или вам ли, суды, этого не знать? И поэтому доверия к вам у меня нет. Одно я точно для себя знаю, что сегодня меня судят не за оружие, меня судят за мои убеждения. И я сегодня являюсь политическим заключенным».

Выслушав стороны, судья принял решение продлить срок содержания под стражей Ахры Авидзба на месяц до 5 мая.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

 

Взрыв в селе Члоу Очамчырского района произошел примерно в 7:00-8:00 в четверг 25 марта. Детали не уточняются.

СУХУМ, 25 мар – Sputnik, Бадри Есиава. Пожилой мужчина погиб в результате взрыва в селе Члоу Очамчырского района, рассказала корреспонденту Sputnik глава соседнего села Гуада Циала Ашуба.

"Он спускал чало (сено от кукурузы - прим.) и когда встал на лестницу, что-то под ним взорвалось. Не могу точно сказать, была это мина или граната. Об этом будут лучше знать специалисты МЧС, которые здесь уже были. Фамилия мужчины Джопуа. Он жил в Члоу на границе с нашим селом. Нас разделяет небольшая речка. Ему было около 80 лет, из очень хорошей, трудящейся семьи был", - отметила Ашуба.

Взрыв произошел примерно в 7:00-8:00 четверга 25 марта. Более подробную информацию профильные органы пока не предоставили.

Глава села Члоу Аслан Сангулия подтвердил гибель мужчины в результате взрыва, но подробностями случившегося инцидента он пока не обладает. По его словам, на месте работают специалисты МЧС, ждут приезда сотрудников СГБ.

 

 

 

 

25 февраля 2021 года, по поручению президента и по согласованию с СГБ РА, помощник президента по экономическим вопросам Квирая Бенур Мамиевич в сопровождении двух лиц отправился в Республику Грузия для проведения переговоров о налаживании прямых экономических и торговых отношений.

Далее, в сети появилось видео, на котором господин Квирая в пылу пышного застолья договорился до того, что готов заложить в Абхазии парк в честь своего «друга», который воевал против народа Абхазии. На видео он произносит длинную тираду о братстве и совместной истории с грузинским народом и о том, что нам надо оставить негатив в прошлом и думать о сотрудничестве.

Господин Квирая вправе любить кого угодно, но упомянутый им Давид Кварацхелия во время войны стоял не против него лично, а против всего абхазского народа, и это наш враг. Другого определения быть не может, тем более человек с такой позицией не может быть помощником президента Республики Абхазии.

Начиная с предвыборной кампании, господин Бжания последовательно пытается внедрить в общественное сознание мысль о том, что наш новый путь - это многоуровневый диалог с Грузией. И эти идеи перешли в практическую плоскость сразу же после прихода во власть.

Закулисные переговоры, анонимный приезд в Абхазию грузинских политиков в сопровождении другого помощника президента, многочисленные заявления и интервью секретаря Совбеза, концепция внешней политики, принятая в срочном порядке за спиной у народа, и многое другое являются звеньями одной цепи. И всё это происходит на фоне того, когда официальный Тбилиси применяет всё более агрессивную риторику в отношении Абхазии, называя нас никак иначе, как оккупированной территорией.

Несмотря на это, Аслан Бжания упорно и систематически раздаёт удостоверения и окружает себя людьми, разделяющими его взгляды в отношении Грузии. Уже нет никаких сомнений в том, что это прямая сдача национальных интересов.

Считаем, что господин Бжания перешёл красную линию, которая лишает его морального права обладать полномочиями, прописанными в статье 53 Конституции Республики Абхазия, особенно в части вопросов определения направлений внешней политики государства.

 

 

Апсадгьыл-инфо, 26 февраля 2021 г. У людей складывается впечатление, что мы не можем преодолеть проблему майнинга, сказал президент Абхазии Аслан Бжания во время своей выездной проверки в Гулрыпшском и Очамчыском районе, передает Абхазское телевидение.

В Гулрыпшском районе была отключена майнинг-ферма примерно на 300 аппаратов, а в Очамчырском районе 24 февраля была обнаружена ферма в 1900 майнинг-аппаратов.

Аслан Бжания поручил районному отделу СГБ установить реальных владельцев майнинговой фермы. Президент подчеркнул, что если среди них окажутся госслужащие, то они немедленно будут освобождены от занимаемых должностей.

«В больницах КТ не работают, не хватает напряжения. Лифты не работают. Пожилые люди мерзнут. Эта проблема по всей Абхазии, - отметил президент. - Пока руководители получаете предупреждения – начальник милиции, начальник СГБ и прокурор. Потом будет выговор или увольнение, если еще раз такое повторится. В течение трех суток обойдете крупные объекты в районе, если обнаружите фермы, демонтируете руками тех, кто поставил. Пускай куда хотят, пусть забирают, кроме тех случаев, если у них есть какие-то документы, разрешения, технические условия. И то на время перетока они это право вести не имеют, все без исключения. Я сюда приехал не для того, чтобы раздать выговоры. Обстоятельства, которые складываются у нас в стране, вынудили меня сюда приехать. У людей складывается впечатление, что мы не можем вот эту проблему преодолеть», - сказал Аслан Бжания.

«Зызхара ҟамлаз, згәы мҭәыз ирыхҟьаны абри аҩыза аҭагылазаашьа ыҟоуп. Избан? Избан ауаа зҳаргәамҵыр акәу абри азыҳәан? Шәара шәзыҟои ара аҭыҧ аҿы? Шәыззымиааиуа иарбан проблемоу, абри аума шәыззымиааиуа? Ҳзыҧсои нас, ус анакәха, ҳара? Аҳәынҭқар имчра зыҧсои абри аҩыза апроблема ҳазымаиааиуазар? Ҳзаиааиӡом, избан акәзар, амзызқәа ыҟазар акәхап - уа аӡәы инапы алоуп, егьи ҟәрышьқәак иоуеит, егьи аҭынха, ауа. Иаабац акартина ыҟоуп абраҵәҟа, - сказал президент. - Закрыли страницу, эта тема в нелегальном виде перспективы иметь не будет. Если когда-то будет принято решение - это уже другой разговор. Сегодня эта деятельность перспективы иметь не будет. Вы эту задачу решите».

 

Генеральная прокуратура Абхазии сегодня запросила санкцию на арест Аслана Цкуа, который проходит по так называемому «делу врачей». Напомним: в минувшую среду в Сухуме прошли наделавшие много шума «оперативные мероприятия» с участием ОМОНа, который нагрянул в Республиканскую больницу.

В Абхазии продолжаются процессуальные действия по уголовному делу, возбужденному против главного врача Республиканской больницы Аполлона Гургулия и его заместителя Георгия Воуба. Третьим по делу проходит Аслан Цкуа, которого следствие называет бухгалтером больницы. Цкуа – единственный фигурант уголовного дела, который был задержан, и сегодня в суде прокуратурой был поднят вопрос об избрании для него меры пресечения.

Следствие обвиняет их в том, что они, используя оборудование, расходные материалы и персонал больницы, с целью извлечения прибыли проводили платные исследования, чем нанесли ущерб в размере около трех миллионов рублей.

По имеющимся данным, Генеральная прокуратура просит санкцию на арест Аслана Цкуа на период следствия. Ему вменяют статью 288 УК РА о превышении должностных полномочий. Однако, насколько известно, он не является сотрудником больницы и должностных полномочий у него нет. Цкуа был индивидуальным предпринимателем и охранником больницы, а выданная ему лицензия давала право только на забор крови. Судебное решение о мере пресечения ожидается завтра.

Уголовное дело не кажется из ряда вон выходящим, и в то же время общество было взбудоражено спецоперацией с участием ОМОНА, которая осуществлялась в больнице в понедельник. Ни прокуратура, ни МВД в этот день никак не информировали граждан о происходящем, что стало благодатной почвой для разного рода слухов. В частности, телеграмм-каналы и пользователи соцсетей сообщали о том, что ОМОН штурмует кабинеты главного врача и его заместителя, чтобы взять их под стражу.

О том, что происходило в больнице, телеканалу Абаза-ТВ рассказал депутат парламента и врач-хирург Алхас Джинджолия. Вот, как он описывает, что увидели депутаты, когда приехали на место действия спецназа и следователей прокуратуры:

«Мы просто зашли в коридор и видим такую картину: сотрудники силовых органов в масках, люди все возбужденные, полный коридор пациентов, между ними люди в халатах, хаос какой-то происходил. Мы, естественно, пообщались с медработниками, пытались выяснить, что происходит. Нам объяснили, что идет попытка задержания, обыска и так далее. Потом мы поехали в прокуратуру, пообщались с силовиками, с представителями МВД, прокуратуры, СГБ, они давали свою оценку происходящему. Уже вечером, после нашего визита, как нам рассказали, я лично этого не видел, состоялся чуть ли не штурм кабинетов. Это вообще ни в какие ворота не лезет, не думаю, что там была необходимость в таком виде воздействовать».

Депутаты не могут вмешиваться в работу следствия и не планируют это делать, но форму, избранную для проведения процессуальных мероприятий, Алхас Джинджолия назвал «недопустимым напором со стороны силовиков»:

«Мы не имеем права вмешиваться в следственные и процессуальные действия, это не наше дело, но хотелось бы сказать о форме проведения этих мероприятий. Мы все какой-то срок проработали в медучреждениях, и на нашей памяти никогда не было такого, чтобы против медработников такие меры воздействия применялись. Люди, стоящие в коридорах, кто-то испуганно, а кто-то с любопытством наблюдали за всем происходящим. Недоверие к медработникам в обществе и так присутствует, везде подспудно стоит вопрос о платности услуг, который вызывает этот взаимный негатив. Я говорю о недопустимом напоре со стороны силовиков в адрес медработников. Никто ведь не пытается скрываться от правосудия или противодействовать его проведению».

Алхас Джинджолия отметил, что ситуации, подобные той, из-за которой в республике разгорелся скандал, возникают, прежде всего, из-за неурегулированности вопросов финансирования медицины:

«Вся коррупция, касающаяся медицины, не только в безграмотности врачей, но еще и в отсутствии понятной для людей и для государства системы финансовых взаимоотношений населения и государства или государства и медицинских структур. Но это же надо решать по-другому, и не было бы, возможно, всех этих проблем, которые мы сегодня наблюдаем. Дайте медикам внятную и понятную формулу финансирования. Сразу возникает вопрос ко мне, почему не даете? Но мы ждем мнения Кабмина, там уже третий год лежит документация, которая дала бы оценочную стоимость всех медицинских услуг. Это нужно не только для внутреннего рынка, но и в туристической стране для потенциального страхования. Потом, когда государство финансирует медицинские учреждения, если бы оно это делало регулярно и бесперебойно, не было бы, наверное, вопросов, и не было бы такой потребности искать источники финансирования. Но когда тебя оставляют один на один с потоком пациентов, медицинское сообщество вынуждено приспосабливаться тоже».

Что касается прокуратуры, то вчера ее пресс-служба проинформировала о том, что процессуальные мероприятия по задержанию главного врача на территории больницы не производились, а специальное подразделение МВД обеспечивало охрану служебных кабинетов и других помещений. Перед началом обыска в кабинете заместителя главного врача, Георгий Воуба пытался препятствовать его проведению, а в последующем родственники Воуба и медицинский персонал больницы чинили препятствия работе следственных органов. По версии прокуратуры, поэтому и пришлось привлечь специальное подразделение МВД.

Одновременно с этим, прокуратура высказывает мнение о том, что распространяемая «в интернет-ресурсах информация о попытке задержания главного врача Республиканской больницы с участием спецподразделения МВД направлена на дискредитацию органов предварительного расследования». Прокуратура не конкретизирует, какие именно это ресурсы, и в чем заключается дискредитация. Мы обращались в пресс-службу, но внятного разъяснения о действиях силовиков не получили.

Елена Заводская

Эхо Кавказа