Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

 Депутат Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия Чамагуа Леонид Михайлович.

Фото: Sputnik-Abkhazia

Паспортизация жителей восточных районов Абхазии вновь стала темой предвыборной президентской гонки. Чтобы обсудить последствия этой дискуссии и в целом оценить ход избирательной кампании, мы пригласили в нашу рубрику «Гость недели» бывшего министра внутренних дел и депутата парламента Аслана Кобахия.

Анаид Гогорян: Аслан Алексеевич, в ходе избирательной кампании кандидаты в президенты встречаются с избирателями в городах и районах республики. Одна из обсуждаемых тем – паспортизация жителей восточных районов республики. Будучи депутатом парламента, вы были председателем парламентской комиссии по проверке законности выдачи общегражданских паспортов лицам, проживающим в Галском, Ткуарчалском и Очамчырском районах. Как вы прокомментируете высказывания кандидатов в президенты, которые звучат в последние дни?

Аслан Кобахия: Да, действительно, в 2013 году была парламентская комиссия, которая завершила свою работу. Парламентская комиссия в результате своей деятельности доложила парламенту – хочу всем напомнить, кто забыл, – что парламент состоит из 35 депутатов. И полностью весь депутатский корпус согласился с выводами парламентской комиссии. А выводы были таковы: паспортизация жителей Абхазии была проведена с грубым нарушением законодательства Республики Абхазия. Главного закона, закона о гражданстве. Хочу напомнить, что закон о гражданстве был принят в 2005 году, при президенте Сергее Багапш, под руководством известного юриста, ныне покойного, Героя Абхазии Владимира Начач. Там все четко прописано, и двойное гражданство, потом была внесена поправка, двойное гражданство граждане Абхазии имеют право иметь только с Российской Федерацией. Других понятий нет. Один из пунктов решения парламента, постановления парламента обязывал исполнительную власть начать новую паспортизацию строго в соответствии с законодательством. Все, взвешенное, сбалансированное решение было принято. Исполнительная власть приняла это постановление, они даже не стали его оспаривать. Сегодня-завтра, проходит еще год, известные майские события 2014 года, смотрим, оказывается, в течение года исполнительная власть ничего не делала для того, чтобы начать новую паспортизацию. И вот после избрания нового президента в 2014 году началась работа по исполнению постановления парламента Республики Абхазия. Была начата новая паспортизация.

Помимо этого, параллельно началась работа с жителями в бывших границах Галского района. Главами администраций Ткуарчалского, Галского районов была проведена огромная работа. Около 25 тысяч жителей этого района вытащили свои карточки граждан Грузии – помимо паспортов, есть еще карточки гражданина Грузии. И сегодня у органов государственной власти Абхазии есть полностью база данных граждан Грузии, проживающих на территории Абхазии. Это же не секрет, потому что по этому вопросу проводились пресс-конференции, людям все это показывали, все мы знаем. И вдруг начинается предвыборная гонка, начинаются всякие спекуляции. Я хочу сказать всем, если вы действительно так думаете, те депутаты, которые это озвучивают, – у вас ничего не получится, пока вы не измените законодательство. Если вы хотите гражданам Грузии дать паспорта, то тогда необходимо внести изменения в законодательство. Я хочу посмотреть, какой депутат с таким предложением выступит. Такие мысли никогда ни к чему хорошему не приведут. И спекулировать на этом, что это было сделано для кого-то, для чего-то сделано. Это национальная безопасность страны.

Проблем в стране хватает, тем хватает, но затрагивать то, что нельзя затрагивать, я бы никому не советовал. Это вызывает тревогу. Нельзя на эту тему спекулировать! О том, что они там жили, когда-то голосовали или их отцы голосовали, – дело не в этом. В законе четко прописано, кто и как может стать гражданином Абхазии. Те, кто является гражданином Грузии, мы им дали паспорт не гражданина Абхазии, они свободно пользуются этими паспортами (видами на жительство). Говорят, что мы придем, если мы придем, дадим (абхазские) паспорта – не получится, закон не разрешает. Прошло то время, когда чиновник стоял и говорим вышестоящему начальнику: «Как скажите, мы так и сделаем». Нет, будет сделано так, как закон гласит. Если вам закон не нравится, тогда вам надо законы, которые при них же, нынешних оппозиционерах, принимались, тогда надо вносить поправку в закон и объяснить абхазскому обществу, зачем вы это делаете. Если общество вас поддержит, флаг вам в руки.

А. Г.: Что касается выборов, как вы считаете, какие могут быть риски и, как вы думаете, выборы ограничатся первым туром или будет два тура?

​А. К.: Что положительное мы имеем: мы впервые за все 25 лет независимой Абхазии будем иметь реальные списки избирателей. 99,9% – это люди, которые имеют паспорта гражданина Абхазии нового образца. Никаких других паспортов: ни старого образца, ни формы №9, ни советских паспортов. Нигде этого не будет, ни в Абхазии, ни за пределами Абхазии. Хотя я слышу недовольство наших братьев с Северного Кавказа. Мы более трех лет проводили паспортизацию, кто считал себя гражданином этой страны, в течение трех лет можно было приехать на родину. Это касается и турецкой диаспоры, и северокавказской диаспоры, братьев адыгов, абазин, которые обладают паспортами гражданина Абхазии. Если они не обменяли паспорта, они не перестают быть гражданами Абхазии, они в любое время могут приехать, получить паспорт нового образца. Но если они его не обменяли до выборов, их голос, считайте, пропал. Они не могут голосовать, это – факт! Паспорт старого образца на территории Абхазии уже не действует. Соответственно, списки, паспорта, здесь ничего сфальсифицировать невозможно. Эти бредовые идеи я слышу, что 20 тысяч паспортов вывезли за пределы Абхазии, чуть ли не в Сирийскую республику, – это опера из прошлого. Физически невозможно это сделать, там техника работает.

У нас очень маленькое количество избирателей будет в Черкесске, и в Стамбуле, и в Москве, соответственно. Это раз. Второе – риски какие? Чтобы у нас выборы прошли спокойно, без эксцессов, я вижу всего два риска. Это фальсификации. Возможно, сделать только подкуп избирателей, т.н. карусель. Абхазия – маленькая страна, ничего не утаишь. Если деньгами кто-то думает, что сможет выиграть выборы, он может количественно выиграть, но ситуация будет крайне напряженной, ничего хорошего для страны не будет. Такому президенту почти невозможно будет управлять страной. Второе и самое плохое, что я вижу в этих выборах, – огромная армия анонимов в социальных сетях. У меня 154 анонима заблокированы. Кто это такие? Откуда они взялись? Столько грязи в социальных сетях, просто это невыносимо уже смотреть и читать. Я начал просто где-то 2-3 недели тому назад блокировать. Это то, что есть самое плохое.

Я надеюсь, что выборы пройдут спокойно, потому что как никогда большое количество людей. Вообще, я удивляюсь, что некоторые возмущаются, почему 10 кандидатов в президенты. Почему не 20, 30? По моим данным, конечно, будет второй тур. Есть четыре группы, команды, они между собой поспорят за первое место. Остальная шестерка – почетное с 5-го по 10-е место. Пока никаких фаворитов я особо не вижу. Осталось около двух недель, это то время, когда надо работать в поле. Кто лучше сработает, тот и урожай соберет. Надо работать с гражданами, надо людей убеждать. 10 кандидатов, 60% по квартирам разобраны: по родственным, по дружественным, по товарищеским. Я не люблю слово «клан». Абхазия – маленькая страна, здесь кланов быть не может, какие-то группы. 60% избирателей так разбирают, голосующих. А 40% – это потенциальные избиратели, которые смотрят, наблюдают, слушают, а потом делают выводы. Вот эти 40% пока еще не сделали выбор, они все смотрят, их так не заставишь. Они, действительно, потенциальные избиратели. А то так, человек сказал глупость, он мой родственник, я все равно буду за него голосовать. Не они главные игроки, главные игроки – эти 40%.

А. Г.: Если будет второй тур, возможно объединение оппозиционных сил? Они отдадут друг другу свои голоса или нет?

​А. К.: Я плохо понимаю, почему они разделены. Все возможно. Возможны разные конфигурации. В этих оппозиционных группах депутаты парламента. Это оппозиция? Это власть, законодательная власть, один из высших органов власти. Я вижу, как формируются команды кандидатов. В той же команде действующего президента я вижу людей, которые готовы были его на вертеле жарить, но сегодня они его ярые сторонники. Так в этой жизни бывает. У нас, у абхазов, оппозиционность условная. Системного, кто-то говорит: «Я – оппозиция, а это не оппозиция». Оппозиция – это когда есть один кандидат, а девять кандидатов – это его оппозиция. Объединение – это все вилами по воде написано. Оппозиционность в Абхазии, к большому сожалению, очень условная. Порой эта оппозиционность так быстро стирается, когда интересы совпадают, это мы видели. Вы не видите, что люди, которые работали с президентом, пошли в президенты. Флаг тебе в руки, но зачем ты грязью поливаешь? И вообще, я считаю, что крайне неправильно, и мы к этому придем, вернемся после выборов. Я уверен, что общество вернется, не мы, а общество. Такой простой формат выдвижения кандидатов недопустим. Человек, который не имеет поддержку во всех регионах, что он потерял (на выборах)? Я условно говорю: во всех районах он по 500 голосов соберет, а в городе Сухуме – одну тысячу. Если ты не смог собрать такое количество голосов, тебе там делать нечего. Тебя там не знают. Если ты хочешь стать президентом, чтобы тебя знали в этом районе хотя бы в лицо, ты должен там бывать, высказывать свои позиции.

А. Г.: 7 августа шесть кандидатов в президенты Абхазии подписали договор об общественном согласии. Президент Рауль Хаджимба не подпишет договор, об это сообщил 7 августа заместитель секретаря Общественной палаты Даниил Убирия: «Президент, вступая в должность и принимая присягу, клялся на Конституции РА, он соблюдает ее, сам является гарантом Конституции, и было бы не логично, чтобы он пришел в Общественную палату и еще раз подтвердил, что будет соблюдать основной закон страны. Как вы относитесь к подобным договорам, которые подписывают кандидаты?

А. К.: А что, их обязывает этот договор? Сидят люди в Общественной палате, решили принять участие, что мы все будем уважать друг друга, что мы будем действовать согласно законодательству. Дальше что? Люди, которые идут в президенты, если они собираются нарушать закон – что, общественный договор их остановит? Когда-то это было, сейчас я считаю, что такие общественные договоры абсолютно неуместны. Что это дает? Абсолютно ничего не дает. Есть закон, есть конституция, если кто-то из кандидатов их нарушил, его к ответственности будут привлекать не за нарушение общественного договора, а за нарушение законов РА. Когда-то мы это имели, чтобы разрядить напряженную обстановку. Слава богу, у нас такого сейчас нет. Я считаю, что такие общественные договоры уже себя изжили.

А. Г.: На этой неделе в Сочи состоялась встреча президента Абхазии Рауля Хаджимба с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. А 31 июля в Абхазию приезжал помощник президента России Владислав Сурков. Как вы оцениваете эти встречи?

​А. К.: Это помощник президента Российской Федерации, я понимаю, что это помощник, к нему с уважением относятся. Но это не тот человек, который принимает решения. Да, он тот человек, который советует, подсказывает. Ну, приехал, посмотрел объекты, построенные за счет средств Инвестпрограммы, он давно сюда не ездил. У меня неоднозначное мнение об этом человеке. Президент Российской Федерации Владимир Путин дал понять, что «ребята, у вас выборы, я вас вижу, мы наблюдаем, демократично, народ кого изберет, мы с тем и будем работать». Президент Российской Федерации и нынешний президент Абхазии десяток раз встречались за все это время. Очень хорошо. Беда для Абхазии, когда не встречается наш стратегический партнер с президентом Абхазии. Кого бы народ не избрал, я убежден, что и с ним будет встречаться президент России. Что стабильно у нас в стране – стратегическое партнерство с Российской Федерацией никто не оспаривает. Тем более, это уважаемый человек в нашей стране. Ни один политик в нашей стране не может похвастаться рейтингом Путина в Абхазии, потому что все, что делал Путин, он делал системно, грамотно. Порой хвалимся, что стадион построили, дома отдыха построили. Это строила Российская Федерация. Немного другими вещами надо хвалиться. А есть, чем похвалиться! Абхазское общество – достаточно образованное общество. Говорить, что при той власти то построили, при нынешней власти – вот это, а вот те, кто вообще не были во власти, они вообще ничего не строили. Просто смешно, так вести предвыборную гонку несерьезно.

А. Г.: О скором запуске аэропорта говорили не раз за последние 10 лет. Вы работали в правительстве, ранее не получалось запустить аэропорт, а сейчас появился инвестор, уже ведутся работы. Как вы думаете, почему ранее не получалось, а сейчас получилось?

А. К.: Понимаете, наши возможности начинаются на мосту «Ингур» и заканчиваются на мосту «Псоу». Здесь мы можем на что-то влиять, что-то делать. А что касается аэропорта – это позиция нашего стратегического партнера. Если вы внимательно следите в последние годы, что делала Российская Федерация: она расширяет зону своего влияния не только на Южном Кавказе, на Ближнем Востоке, по всему миру, даже в Арктике. Надо называть вещи своими именами. Абхазия – это республика национальных интересов Российской Федерации. Ничего нового мы не придумали. Договор о стратегическом партнерстве об этом говорит. Российская Федерация понимает, что это за регион, о развивающем варианте речи быть не может. Соответственно, в Кремле принято принципиальное решение о том, что пора запускать аэропорт. Слава богу, мы сумели его сохранить, в первую очередь я благодарен единственному руководителю за все послевоенные годы Вячеславу Эшба, который сумел сохранить аэропорт. Да, проблемы там есть, необходимы ремонтные работы. Но этого часа ждали наши летчики, и они все делали для того, чтобы аэропорт был запущен. Заслуга абхазской стороны в первую очередь – это РУП «Международный аэропорт «Сухум» им. В. Г. Ардзинба», весь личный состав которого сохранил аэропорт, и завтра наступит тот день, когда к нам начнут летать самолеты. Возможности противовоздушной обороны Российской Федерации известны. Нам просто надо порой себя достойно вести, чтобы с нами считались, и все у нас получится. Аэропорт этому доказательство.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

 

Образование – наиболее значимое из социальных направлений развития Государства. От того как мы обучим новое поколение сегодня, зависит благополучие всех жителей Абхазии завтра. За последние пять лет была проделана колоссальная работа по развитию образования и науки в Абхазии.

Что касается материально технической базы, то это капитальный ремонт 8 образовательных учреждений. В школах открылись профильные классы. Это кабинеты химии, биологии, информатики, мастерские для проведения уроков труда. Полностью переоснастили Сухумский государственный колледж на сумму пять миллионов рублей.

Коснулись изменения и учебно-методической литературы. В течение последних 5 лет в три раза увеличен бюджет и количество выпускаемой учебно-методической литературы. 85 видов учебников и пособий издается сегодня в Абхазии. Всего 300 тысяч экземпляров. Внедрена система грантов для авторов и разработчиков современных учебников. На это выделяется миллион рублей в год.

Переведены на абхазский язык учебники Древней Истории, Истории Абхазии, Биологии Химии, Физики. Заканчивается разработка нового учебника Географии Абхазии.

Министерствами образования Абхазии и России подписано Соглашение о взаимном признании аттестатов и дипломов.

Впервые в новейшей истории Абхазии разработан Закон об Образовании.

Более чем две тысячи педагогов, а это половина учителей Абхазии, прошли курсы повышения квалификации.

11 школ Галского района перешли на обучение по программам министерства образования Абхазии, тогда как до 2015 года учебный процесс шел согласно нормам Грузии. Обучение ведется на русском языке.

Выделяются целевые квоты учащимся Галских школ для продолжения обучения в АГУ.

Работает система грантов для сельских учителей. Более шести миллионов рублей было направлено на поощрение педагогов, чьи ученики показывают наиболее высокие результаты.

Среди приоритетных задач развития системы образования на ближайшие годы.

Развитие колледжей и училищ, путем переоснащения и восстановления общежитий.

Повышение престижа инженерных специальностей, в которых наблюдается острый дефицит. И увеличение числа абитуриентов, поступающих в ВУЗы по данным направлениям.

Разработка и утверждение новейших стандартов образования.

Расширение сотрудничества с зарубежными ВУЗами.

Внедрение конкурсного отбора руководителей средних общеобразовательных учреждений.

Образование – социальный лифт, позволяющий выходить на более высокий по качеству уровень жизни, как отдельному человеку, так и стране в целом.

 

ШАГ ЗА ШАГОМ!

августа 08, 2019

Президент Республики Абхазия Хаджимба Рауль Джумкович: «Есть реальные достижения, но необходимо добиться большего!»

О предстоящей реконструкции РУП «Международный аэропорт «Сухум» им. В. Г. Ардзинба» Апсныпресс рассказал директор Вячеслав Эшба.

Сухум. 7 августа. Апсныпресс. Лана Цвижба. Недавно на заседании Кабинета Министров РА был принят ряд документов, регулирующих вопросы статуса РУП «Международный аэропорт «Сухум» им. В. Г. Ардзинба» и использования воздушного пространства Республики Абхазия. В результате было принято решение присвоить международному аэропорту «Сухум» статус аэродрома совместного базирования. О важности воздушного сообщения для экономического развития страны велась речь и на вчерашней встрече Президента Абхазии Рауля Хаджимба с Президентом России Владимиром Путиным. О том, какую работу предстоит проделать для того, чтобы претворить решения и планы по реконструкции аэропорта «Сухум» в жизнь Апсныпресс рассказал его директор Вячеслав Эшба.

Вячеслав Ахметович, уже не раз говорилось, что аэропорт «Сухум» должен возобновить работу, но еще ни разу мы не были к этому так близки. Что мешало и почему это стало возможным именно сейчас?

Дело в том, что во время войны вся инфраструктура, связанная с обеспечением посадок и взлетов, энергоснабжением, была разрушена. Восстановительные работы не велись, так как это требует вложения больших финансовых средств. Вопрос открытия аэропорта встал сразу после войны, с 1994 года. Но в политическом плане, использование воздушного пространства, получение международного кода, - все это блокировала Грузия и ее союзники.

После признания Абхазии цель казалась близка – было принято компромиссное решение: специальный летный отряд из Чкаловска должен выполнять чартерные рейсы. Тем не менее, Чкаловский аэропорт не получил в Минтрансе России лицензию на выполнение пассажирских полетов.

После 2008 года в Абхазию прилетали представители Правительства России. Но это были разовые полеты, не связанные с массовыми, организованными перевозками пассажиров.

К сегодняшнему дню подписан ряд двусторонних межгосударственных документов: Договор о воздушном сообщении между Российской Федерацией и Республикой Абхазия и Договор о сотрудничестве в области гражданской авиации. Там есть важные положения, основываясь на которых можно восстанавливать аэропорт. По этой программе мы и работаем.

На каком этапе работа находится сейчас?

Работа продолжается более года. Уже присвоен четырехбуквенный код «URAS» международному аэропорту. Возможность присвоения этого кода изучалась подробно, потому что свободных кодов нет. Код должен отражать территориальное расположение аэродрома, какому государству принадлежит воздушное пространство и другие элементы, а также должен быть зарегистрирован и признан международной организацией гражданской авиации ICAO. Сегодня это очень тяжело сделать, потому что Абхазия признана частично. Но в двусторонних договорах, о которых я говорил, есть пункт о том, что наши интересы делегируются России. В результате, код принят и, насколько я знаю, инвестор уже оплатил проект реконструкции капитального ремонта аэропорта.

То есть, реконструкция аэропорта «Сухум» начинается?

Да, запланирована полная реконструкция аэропорта и капитальный ремонт. Проект должен быть принят рабочей группой при Правительстве РА, которую возглавляет премьер-министр РА. Проект делался по нашему техническому заданию той проектной организацией, которая в советские времена проектировала и строила наш Сухумский аэропорт. Представители инвестора уже приезжают, работают, изучают перспективы.

И каковы перспективы?

В Абхазию будут прилетать и улетать. Наша задача – чтобы пассажирские и грузовые авиационные перевозки производились из нашего государства. Но придется все делать заново, потому что сегодня требования совершенно другие. При этом авиаперевозчики будут смотреть: мы соответствуем или нет этим требованиям? Если отвечаем, значит они будут летать, не отвечаем – не будут. Поэтому все нужно менять, все средства. Прогресс в авиации, вдвойне прогрессирует.

А что с кадрами, есть ли в стране профессионалы соответствующей квалификации?

Вопросы по персоналу есть серьезные, особенно, по диспетчерскому составу. Специалисты у нас есть и по возрасту пока подходят, но им придется пройти переподготовку. Около 40 авиаторов, остальной персонал по обслуживанию пассажиров нужно стажировать в российских учебно-тренировочных центрах, где люди получат сертификат. Еще одна большая проблема для летного и диспетчерского состава – знание английского языка, который сегодня требует 4 уровня, человек должен в совершенстве владеть несколькими диалектами, особенно капитаны и диспетчеры управления воздушным движением.

А что предстоит сделать, какие основные работы запланированы по реконструкции аэропорта?

Аэродром – сложное техническое сооружение, с соответствующей планировкой и требованиями, которые должны быть выполнены. Сама взлетная полоса, покрытие имеют гарантию 25 лет. К счастью, в советские времена качество было. Пока эта полоса, практически, соответствует требованиям. Я имею в виду искусственное покрытие. Эта полоса почти два метра, трехслойная, но там есть сколы, называются швы температурные, их надо зачищать, потом обрабатывать специальной мастикой, заливать дренаж.

Что касается здания аэропорта… Если в советское время здесь принимали 600 человек в час, то сейчас мы рассчитываем довести пропускную способность аэропорта до 200 человек в час. Поэтому, сейчас есть два проекта. Один – когда к старому аэровокзалу пристраивают модули, а другой, если будут перспективы развития, – нужно строить новый аэровокзальный комплекс. Проблем много, но надежда есть.

Когда же все-таки в Абхазию полетят самолеты?

Вы же не думаете, что если сегодня мы получили деньги, то сразу и полетим? Нет! Даже реконструкция и установка оборудования займут время. Это минимум год-полтора. В результате, аэропорт сможет принимать много самолетов, все зависит от потребностей, сколько людей тут живет, какое количество мигрирует туристов. Сейчас мы делаем расчёт на то, что сможем принимать 6-8 самолетов в сутки типа Боинга-737 и порядка 2 рейсов Боинг-747.

Аэропорт очень нужен государству, это – большой импульс для экономического развития страны с туристической индустрией, есть интерес к грузовым перевозкам.

Так что, думаю, почти 30 лет ждали, полтора года точно дождемся. Это будет счастье, когда наши пассажиры смогут из Абхазии улетать и прилетать.

 

Яндекс.Метрика