Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Коррупция – большая проблема для Абхазии. Все в стране признают, что она существует, говорят об этом на митингах и выборах, но, придя к власти, относятся к этой беде с учетом личного интереса.

На своей первой пресс-конференции для абхазских СМИ, которая прошла на прошлой неделе, президент Аслан Бжания тоже поговорил о коррупции. Он предложил народу сообщать ему о членах правительства, в отношении которых есть доказательства о нарушении закона и участии в коррупции. «Я был бы благодарен нашим гражданам, которые располагают достаточными доказательствами в отношении членов кабинета министров, нарушивших закон или являющихся коррупционерами. Если такие доказательства будут, они будут арестованы в течение суток», – пообещал президент.

«Многообещающее» заявление. То есть для того, чтобы решить вопрос с коррупцией, рядовому гражданину надо научиться собирать «достаточные доказательства». Что такое «достаточные доказательства», которые позволят арестовать человека в течение суток, не уточнялось. Поэтому позволю себе поразмышлять и позадавать вопросы.

Можно ли представлять «достаточные доказательства» анонимно или все же нужно некое личное участие? А чем будут заниматься правоохранительные органы, если рядовые граждане станут выполнять их функции? И как быть с презумпцией невиновности, если по доносу можно арестовать человека «в течение суток»?

Представьте: кому-то приглянулся дом, построенный соседом-чиновником с зарплатой в 14 тысяч рублей. Может этот гражданин просто взять и нашептать про него президенту? Или несоответствие между уровнем жизни и зарплатой не являются «достаточным доказательством»?

Тогда что является? Может быть, рядовому гражданину надо прикрепить жучок к каждому чиновнику, депутатам республиканского, районного и сельского уровня, главам администраций, судьям, прокурорам, милиционерам и так далее? Отследить финансовую деятельность компании, получившей государственный заказ, поднять счета каждого чиновника, который взял кредит в банке под низкие проценты или вообще без них и еще и не вернул его?

Являются ли «достаточными» факты, приведенные активистами движения «Нас не спросили» в отношении нефтяной кампании «Апсны-Ойл», которой, по соглашению от 2014 года, продленному в 2018 году, передано более 20% территории страны под исследование и добычу нефти (площадь участка, переданного ООО «Апсны-Ойл» для исследования и добычи нефти – 1 888 кв. км, площадь Республики Абхазия – 8 660 кв. км).

Если бы перед тем, как отвечать журналистам на вопрос, связанный с данной проблемой, президент взглянул на страницу общественного движения «Нас не спросили», у него могли бы появиться подозрения, что договор с частной нефтяной компанией – грабительский. Доля государственного участия – 0%, экологические риски не застрахованы. А еще он бы узнал, что при составлении договора были допущены правовые нарушения. Что интересы народа Абхазии, который, по Конституции, является собственником земли и природных ресурсов, не учтены. И что чиновники, подготовившие и подписавшие договор, злоупотребили властью в личных интересах. А именно эти чиновники сегодня находятся во главе правительства, не так давно назначенного президентом.

Хотя наивно полагать, что Аслан Бжания, возглавлявший в тот период Службу государственной безопасности, всего этого не знал.

Столь же наивно доверять главе государства, когда тот отмахивается от вопроса журналистов, говоря, что ему ничего не известно о деятельности иностранной компании «Апсны-Ойл», о которой, обратите внимание, говорят не какие-то анонимные пользователи, а известные в стране люди – действующие и бывшие депутаты парламента, общественные активисты. Для расследования деятельности компании в парламенте, членом которого еще недавно был и нынешний президент, была создана специальная комиссия по расследованию деятельности «Апсны-Ойл». Главе государства надо бы поинтересоваться результатами ее работы.

Предложение президента предоставить доказательства коррупции чиновников кажется мне не просто несерьезным. Совершенно очевидно, что никакой борьбы с коррупцией не намечается. То, что сейчас происходит, – это нейтрализация политических оппонентов под прикрытием борьбы с коррупцией. К тому же, призывая общественность к участию, президент как бы демонстрирует свою потенциальную готовность к борьбе с «безбожным воровством» и одновременно перекладывает эту ответственность на граждан страны, которые могли бы потрудиться над добыванием «достаточных доказательств», если не желают жить в коррупционном обществе.

А ведь чтобы понять степень коррумпированности чиновников, не надо призывать людей заниматься несвойственной для них работой – надо выглянуть в окошко из своего президентского кабинета или кабинета председателя СГБ, в котором президент любит работать, и посмотреть на автотранспорт своих подчиненных. А еще можно нагрянуть к ним в гости (думаю, что главе государства никто не откажет в гостеприимстве). А можно еще заглянуть в документы и узнать, в чьих интересах принимались решения, к примеру, по выделению земли под строительство бензоколонок или новостроек.

Обществу было бы очень интересно узнать от президента, как обстояли дела с коррупцией на абхазо-грузинской границе в то время, когда он был председателем СГБ и граница находилась в его непосредственном ведении. Почему в СГБ «проморгали» массовую продажу паспортов? Разъяснить обществу, на какие средства президент проводил свои избирательные кампании, собирал и кормил сторонников, содержал охрану. Сколько средств потратил депутат парламента Аслан Бжания, зарплата которого была не более 17 тысяч рублей, на то, чтобы стать президентом?

А ведь есть куда более простой способ борьбы с коррупцией, нежели привлечение населения к поиску доказательств, – декларирование доходов, расходов и имущества высшими должностными лицами. Это же так просто – обязать себя, всех чиновников и их родственников заполнить декларации в соответствии с принятым законом.

Да, чтобы люди поверили в благие намерения главы государства, а не воспринимали все его действия как месть политическим оппонентам, начинать борьбу с коррупцией надо с себя и со своего ближайшего окружения. Иначе ничего не получится.

* * *

*Договор № 03/14 от 16.05.2014 между Министерством экономики Абхазии и ООО Апсны Ойл.П.3.17 «Добытое из недр углеводородное сырье является собственностью Владельца лицензии».*

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Закон «О налоге на добавленную стоимость» был принят Парламентом РА в ноябре 2015 года, а в январе 2016 года он вступил в силу. За годы работы Закон наделал немало шуму: закрыл несколько предприятий, претерпел немало поправок и ожидает очередных изменений. О том, какой «ношей» для абхазских предпринимателей стал Закон о НДС и как планируется его упростить, читайте в нашем материале.

С момента принятия Закона «О налоге на добавленную стоимость» в него вносилось несколько поправок. Они касались увеличения списка товаров, не подпадающих под НДС. Из беседы с председателем Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеславом Библая стало ясно, что Закон не смог реализовать те идеи, для которых он принимался. В.Библая сказал:

– Нам говорили, что Закон будет служить для защиты местного производителя. Но на практике произошло обратное. Так, за перевозку сырья для изготовления продукции предприниматель на границе должен заплатить налоги. А та же продукция в готовом виде может быть ввезена в Абхазию без уплаты налога, так как она попадает в перечень товаров, освобожденных от НДС. Приведу еще один пример: деньги, предусмотренные в рамках Инвестпрограммы, освобождены от НДС. Было бы логичным, чтобы на эти средства товары для строительства или оснащения покупались в Абхазии. Но в таком случае предприниматели должны продать товар без учета НДС. Но это невозможно, так как его уже заплатили на границе. А возмещение НДС в Законе не прописано. НДС нанес большой удар по мелким предпринимателям.

Абхазские предприниматели не отказываются платить налоги, их просто не устраивает выборочный подход и некие аспекты, прописанные в Законе. Например, они предлагают отсрочку платежа НДС на определенный срок или после продажи товара.

Так, предприниматель Аббесалом Кварчия рассказал следующее:

– Мы понимаем, что НДС государству нужен. Мы готовы его платить, но хотя бы после реализации продукции. У нас нет кредитных ресурсов. На этом фоне принимать жесткие фискальные меры нельзя. При разработке Закона не были учтены мнения предпринимателей. И НДС сильно ударил по всем нам. С момента введения НДС закрылись несколько предприятий, которые были крупными налогоплательщиками: «Зетастрой», «Флагман», в сложной ситуации оказался «Каскад М». На данный момент для перевозки товара на территорию Абхазии, с учетом всех налоговых платежей, мы должны заплатить 13% от общей суммы товара. Если наша продукция будет стоить дороже, чем за границей, то мы потеряем покупателя и будем неконкурентноспособными. Легальному бизнесу тяжело конкурировать с теневым. Государство должно установить одинаковые правила для всех и контролировать их жестко. Все мы должны быть на равных.

Председатель парламентского Комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр рассказала предысторию принятия Закона о НДС:

– Предпосылкой введения «ввозного» НДС явилось Соглашение с РФ. Россия настаивала на отмене таможенных пошлин. Нам нужно было по аналогии с Россией ввести некий другой вид платежа. Эта была синхронизация, которая, по логике вещей, правильная. Мы государство, которое не производит много продукции. Основным видом деятельности является торговля. Но мы получили другой результат. В течение двух лет в качестве председателя профильного комитета я занимаюсь работай над поправками в Закон о НДС. Несколько раз создавали рабочие группы. У нас не было единства в понимании, каким должен быть новый закон. Перечень товаров, не подлежащих налогообложению, огромный. Действие Закона необъективно. Одни участники внешнеэкономической деятельности платят в полном объеме, другие освобождены. Государство, которое вводит «ввозной» НДС, должно предоставлять кредиты по низким ставкам. У нас этого нет. Образовывается задолженность у предпринимателей. В других странах гарантом платежа во внешнеэкономической деятельности выступает банк. В случае неуплаты предпринимателем НДС, банк выставляет платежные требования и списывает со счета предпринимателя деньги, поскольку банк выступал гарантом. У нас ничего подобного нет. Нам надо упорядочить всю систему внешнеэкономической деятельности. Мы не можем принять изменения в Закон о НДС и Закон об упрощенной системе налогообложения без экономического обоснования исполнительной власти. Мы пригласили в Парламент министра финансов Владимира Делба и министра экономики Кристину Озган. Я попросила их дать заключение двух законопроектов.

В первом мы предлагаем дифференцированные ставки, отказ от практики использования перечня товаров, ввоз и реализация которых не подлежит налогообложению, установление отсрочки таможенных платежей сроком на 2 месяца, внедрение механизма вычета суммы НДС, предъявленной налогоплательщику при приобретении товара на территории республики и уплаченных им. А что касается второго законопроекта, то мы предложили упрощенную систему налогообложения, то есть ввести налог с оборота, оставляем патент и предлагаем общий режим налогообложения. По упрощенной системе определяем ставки. Но главное условие – это применение контрольно-кассовых машин в режиме онлайн. Недавно в Кабинете Министров Республики Абхазия под председательством Премьер-министра Александра Анкваб прошло совещание, на котором были выслушаны все участники. Уже есть положительное видение решения вопроса.

О том, что встреча прошла в положительном русле, подтвердили представители бизнес-сообщества. «Самое главное, что нас начали слушать, а диалог должен быть. Мы обсудили все моменты, смогли высказать свои предложения», – заключил Вячеслав Библая.

Мадина Чагава

Газета "Республика Абхазия"

 

Российское агентство «Интерфакс» организовало пресс-конференцию с президентом Абхазии Асланом Бжания для иностранных журналистов. Вопросы корреспондентов ТАСС, РИА Новости, «Известий», представителей СМИ Грузии и Испании зачитал заместитель генерального директора «Интерфакса» Георгий Гулия. Были подняты темы открытия границы, контактов с российской стороной, продажи недвижимости иностранцам, отношения президента к поправкам в российскую Конституцию и возможность внесения изменений в абхазскую Конституцию. Они спрашивали о военном сотрудничестве Абхазии и России в контексте контактов Грузии с НАТО, а также о возможности добычи нефти.

Пресс-конференция прошла в режиме онлайн, вопросы Аслану Бжания из Москвы задавал Георгий Гулия. Сначала они касались пандемии и готовности России открыть границу. Аслан Бжания сообщил, что направил письмо премьер-министру России Мишустину и подчеркнул, что пока нет никакой определенности и назвать дату открытия границы он не может.

«Оказывает ли Россия достаточную финансовую поддержку Абхазии в столь трудное время?» – спросил Георгий Гулия.

Недостаток финансовых средств у Абхазии очевиден, но все свои обязательства Россия выполняет. «Я плохо могу себе представить картину, чтобы в тяжелые времена руководство России оставляло без поддержки и помощи своих союзников. Такого в истории не было и в нашем случае не произойдет», – уверен Бжания.

На вопрос, какие встречи были в Москве и наладился ли контакт с Владимиром Путиным, Бжания ответил, что пригласил президента России в Абхазию на открытие памятника российским летчикам и будет рад, если этот визит состоится.

Ведущий уточнил: есть какой-то план контактов с руководством России?

На этот вопрос президент ответил уклончиво и сослался на российско-абхазский договор: «Повестка дня, план наших взаимодействий – все это проистекает из договора между Россией и Республикой Абхазия о союзничестве и стратегическом партнерстве, который был подписан 24 ноября 2014 года. Этот договор указывает и определяет основные направления нашего взаимодействия. Часть мероприятий, указанных в договоре, уже реализована. Значительная часть мероприятий, проистекающих из договора, по сей день не реализована. Мы считаем, что в этом договоре заложен огромный потенциал для двухсторонних взаимоотношений, и задача номер один – реализовать в полной, в максимальной мере условия, заключенные в этом договоре. Исходя из этого договора, мы будем действовать».

«В Москве заметили, что вы приняли участие в голосовании по поправкам в Конституцию Российской Федерации как гражданин России, – сказал Гулия, – чем вызван такой ваш шаг и есть ли необходимость внести поправки в Конституцию Абхазии?»

«Гражданство предполагает определенные обязательства перед государством. Я гражданин Абхазии, и у меня есть российское гражданство, и мой долг принимать участие в общественно-политических мероприятиях, которые происходят в Российской Федерации. Изменения в Конституции Российской Федерации – это проработанный и очень важный вопрос, и я считаю для себя необходимым прийти и проголосовать. Насколько я понимаю, речь идет об усилении государственных институтов. Этот механизм направлен в конечном итоге на то, чтобы улучшить качество жизни граждан Российской Федерации. Что касается изменений в Конституцию Республики Абхазия, об этом у нас говорят давно. Была создана комиссия по внесению изменений, есть ряд предложений, мы будем их изучать и по мере необходимости реализовывать. Изменения в нашей Конституции будут, но я не думаю, что это произойдет в ближайшие полгода, скорее всего, это произойдет в 2021-м году. Речь идет о перераспределении полномочий между ветвями власти, об усиление роли парламента».

«Что может измениться или меняется в Абхазии с точки зрения приобретения негражданами Абхазии жилья в республике»? – поинтересовался Гулия.

Аслан Бжания обнадежить его не смог:

«В настоящее время никаких новшеств в этом плане нет, – сказал он. – Но хочу довести до вашего сведения, что иностранцы имеют право приобретать в Абхазии недвижимость, однако для этого они должны зарегистрировать в Абхазии юридическое лицо. В этом случае ограничений никаких нет. Что касается физических лиц, если у них нет абхазского гражданства, то правом приобретать недвижимость они не наделены». Вопрос находится на стадии изучения и пока к его решению не готовы ни государственные институты, ни правовой механизм.

«Как обстоит дело в части сотрудничества в военной сфере? Какая ситуация вокруг российской военной базы в Абхазии?» – зачитал вопрос Гулия.

Аслан Бжания его заверил, что в Абхазии относятся к российским военнослужащим, как к родным и близким, и они находятся в комфортных условиях. Взаимодействие по линии Министерств обороны налажено, создана объединенная военная группировка, «стоит вопрос о строительстве инфраструктурных сооружений». Все это прописано в договоре о стратегическом партнерстве и будет приоритетным направлением в его деятельности.

Журналистов редакции «Диппанорамы» ИА Интерфакс волнует вопрос взаимоотношений Абхазии и Грузии. «Грузия и НАТО активно взаимодействуют в Черном море. Натовские корабли заходят в черноморские порты Грузии. Является ли такое вовлечение Грузии в орбиту НАТО предметом обеспокоенности абхазской стороны и потребуется ли в этой связи дополнительная военная помощь со стороны России?» – поинтересовался Георгий Гулия.

«Мы отслеживаем эти процессы, Министерство обороны Абхазии поддерживает тесные контакты с седьмой военной базой и с Министерством обороны Российской Федерации, и мы проводим совместные учения. Мы не заинтересованы в развязывании конфликта, но мы должны быть готовы к любому развитию событий. И степень нашей готовности совместно с Российской Федерацией позволяет нам спокойно смотреть в будущее», – сообщил Аслан Бжания.

Агентство нефтяной информации спрашивает: правда ли что в Абхазии разведаны запасы нефти, каковы их объемы, планируется ли их добыча и кто будет этим заниматься?

Аслану Бжания ничего о разведанных запасах нефти не известно. Выдана лицензия компании, которая занимается разведкой. Ведутся геологоразведочные работы на сухопутном участке и на морском шельфе. Когда эти работы закончат, будет информация о том, есть ли запасы, которые можно добывать.

«Гражданское общество Абхазии складывается на площадях и в соцсетях. Вы следите, что пишут люди в соцсетях, вам об этом докладывают? Для вас это имеет значение?»

Оказалось, что президент не следит за соцсетями и не является пользователем. Только в том случае, когда происходит что-то неординарное, его об этом информируют. Он считает, что люди, влияющие на общественное мнение через соцсети, должны быть более компетентными и ответственными. Что касается митингов, то они тесно связаны с абхазской культурой. Традиция собираться на сходы и на площадях не вызывает у него раздражения. Он, правда, согласился с тем, что «не всегда это выглядит красиво, и от таких ситуаций надо уходить». Но выражение народом своего отношения на митингах – это законное право граждан.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

В Абхазии обсуждают первый публичный доклад Уполномоченного по правам человека Асиды Шакрыл, который был представлен парламенту в минувший понедельник. Отчет охватывает период 2018 и 2019 годов. За это время было 162 обращения от граждан. Депутаты приняли доклад к сведению, но часть из них отнеслась к нему критически. В частности, из-за того, что по фактам нарушений прав граждан за отчетный период не было принято ни одного судебного решения.

Асида Шакрыл была утверждена парламентом Абхазии в должности омбудсмена в марте 2018 года. Закон обязывает Уполномоченного по правам человека ежегодно предоставлять доклад о своей деятельности. Однако первый доклад с момента ее назначения был представлен только 29 июня 2020 года, в понедельник.

Надо отметить, что это вообще первый доклад в истории существовании института Уполномоченного по правам человека. Возможно, поэтому часть объемного документа – на 140 страниц – посвящена истории развития института Уполномоченного, начиная с Комиссии по правам человека, созданной в 1997 году.

Помимо этого, в документе прописаны материальные и социальные гарантии деятельности омбудсмена, подробно описана работа международных организаций и неправительственного сектора, а также рассказывается об административных препонах, чинимых властью на разных уровнях.

Асида Шакрыл жалуется на плохую коммуникацию с госорганами и госслужащими, которые не желают реагировать на ее обращения и не предоставляют информацию. На устные обращения чиновники вообще реагировать не желают и требуют письменных запросов, но и их иногда игнорируют месяцами.

Так, за два года Уполномоченная направила 132 запроса в разные инстанции и получила на них только 54 надлежащих ответа. Особенно закрытой, по мнению Шакрыл, является Служба госбезопасности, которая отказывается признавать гарантированные законом полномочия омбудсмена и слишком явно противодействует защите прав ее заявителей. Не желают налаживать взаимодействие с омбудсменом и органы прокуратуры: на 13 запросов было дано всего пять ответов по существу.

Надо отметить, что и граждане Абхазии не используют институт Уполномоченного в полной мере: за два года 162 обращения, причем из них письменных обращений всего 68 – это совсем немного.

Комментируя доклад, депутат парламента Илья Гуния отметил, что в целом документ был интересным, в нем затронуты разные аспекты жизни и нарушения прав граждан, но не со всем он согласен. В частности, удивление парламентария вызвало отсутствие практики защиты прав граждан в судах:

«Нормальный доклад, Шакрыл затронула все сферы нашей жизнедеятельности. С чем-то я соглашусь, с чем-то – нет. Доклад на 140 страницах, мне кажется, что он не всегда затрагивает нарушения прав наших граждан. У меня был один простой вопрос по представленной статистике: 68 письменных жалоб поступило к Шакрыл, и я спросил, сколько исков было подано о нарушении прав этих граждан? Были ли судебные разбирательства по этим делам и были ли выигранные дела? Считаю, что если нет ни одного судебного разбирательства, в котором суд признает, что были нарушены права граждан, то мнение Шакрыл о нарушении их прав остается всего лишь ее мнением. Омбудсмен, прежде всего, должен и может защищать права граждан в суде и реагировать на их жалобы и просьбы о справедливости».

Впрочем, не только суды, но и парламент мог бы решить некоторые из существующих проблем с правами человека. В своем докладе Асида Шакрыл выступает против абсолютного запрета на аборты, который был введен парламентом в 2016 году. Она призывает депутатов пересмотреть соответствующий закон, который лишает женщин доступа к безопасной услуге по искусственному прерыванию беременности и нарушает их права на жизнь и охрану здоровья.

Среди других важных тем Шакрыл обращает внимание на то, что в случаях гендерно мотивированных убийств женщин органы прокуратуры не проводят следственные мероприятия и не возбуждают уголовные дела. Омбудсмен также выражает обеспокоенность применением пыток к подследственным, превышением полномочий сотрудниками органов дознания и их незаинтересованностью в расследовании таких преступлений. А суды не реагируют должным образом на заявления о применении пыток и не отражают их в протоколах судебных заседаний.

Асида Шакрыл требует обеспечить 5000 жителей Галского района, которые хотят восстановить абхазские фамилии и свою национальную принадлежность, их право на национальную идентичность. Большое внимание в своем докладе она уделяет паспортизации жителей Восточной Абхазии, которая была приостановлена 13 мая 2013 года. Генеральная прокуратура, по требованию парламента, провела проверку деятельности паспортно-визовой службы и обнаружила 1188 случаев незаконной выдачи паспортов, но после этого было принято постановление парламента, которое послужило основанием для лишения абхазского гражданства и аннулирования паспортов 26 197 человек. В докладе рекомендуется внести поправки в закон о гражданстве с учетом прав жителей Галского района.

В представленной статистике нарушений прав граждан 61 жалоба на нарушение гражданских прав, из них 16 – на справедливое судебное разбирательство и 29 – на получение гражданства и документов, удостоверяющих личность. Из 36 жалоб на нарушение личных прав 15 жалоб на пытки и девять на ограничение свободы передвижения.

На нарушение политических прав, а именно, права избирать и получать доступ к информации, пожаловались только два раза.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Распоряжение о назначении генерального директора АГТРК подписано главой Правительства Абхазии в среду 1 июля.

СУХУМ, 1 июл - Sputnik. Премьер-министр Абхазии Александр Анкваб подписал распоряжение о назначении генеральным директором Республиканского госучреждения "Абхазская государственная телерадиокомпания" Ирины Агрба, сообщается на сайте Кабмина.

От должности и.о. гендиректора АГТРК тем же распоряжением освобожден Отар Лакрба.

Ирина Агрба родилась в 1962 году в Ткуарчале, окончила в 1978 году Гупскую среднюю школу. С 1992 по 1993 годы была редактором и ведущей русской редакции новостей на Абхазском государственном радио. С 1989 по настоящее время – преподаватель, доцент кафедры истории России исторического факультета Абхазского государственного университета.

В 2003–2004 годы она возглавляла Сухумскую городскую организацию общественно-политического движения "Айтайра".

С 2007 по 2012 годы – депутат, вице-спикер Народного собрания – Парламента Республики Абхазия.

В 2005–2014 годы – телеведущая АГТРК, автор ряда телевизионных проектов, в том числе "Аргама", "Кафедра", "Аибашьра анцоз".

Абхазское телерадиокомпания была создана 6 ноября 1978 года.