Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Более 65 млн рублей было собрано бизнес-сообществом, московской абхазской диаспорой и Русской общиной Абхазии на борьбу с коронавирусной инфекцией. Инициировали и провели эту работу представители движения «Мы вместе». На пресс-конференции в Сухуме подвели итоги, и министр здравоохранения ответил на вопросы журналистов.

25 марта и.о. президента Валерий Бганба обратился к абхазским предпринимателям с просьбой оказать помощь в борьбе с COVID-19, уже на следующий день состоялась встреча, на которой было принято решение создать движение «Мы вместе».

О его деятельности проинформировал координатор Борис Барциц, генеральный директор компании сотовой связи «А-Мобайл»: «Учитывая сложность ситуации и ограниченность во времени, было принято решение организовать сбор средств на спецсчете Министерства здравоохранения, мы не стали тратить время на создание нового юридического лица и открытие специального счета. Также необходимо было обеспечить открытость и прозрачность всех процессов, связанных с поступлением денежных средств и их расходованием. Для этого был создан официальный сайт движения и страницы в соцсетях, где мы ежедневно информировали участников движения и общественность о новых поступлениях и их расходовании. Уже 27 марта на спецсчет поступили первые средства от предпринимателей, всего за первую неделю удалось собрать более 31 млн рублей. А на сегодняшний день сумма собранных средств составляет 56 млн 668 тысяч рублей. К движению «Мы вместе» присоединилось 88 участников, оказавших финансовую поддержку».

Русская община Абхазии присоединилась к движению и перечислила на спецсчет Минздрава около 9 млн рублей.

Средства были направлены на приобретение медикаментов, медицинского оборудования, систем диагностики, медицинских изделий и компьютерного томографа для Гудаутской районной больницы, перепрофилированной под лечение пациентов с COVID-19.

По словам Бориса Барциц, сбор средств не стал единственной задачей, которую пришлось решать участникам движения «Мы вместе». Им приходилось координировать и осуществлять поставки в Абхазию медицинского оборудования, средств защиты и медикаментов, так как Россия закрыла границу, ввела запрет на вывоз определенных медицинских изделий и возникли сложности с их закупкой в России: «Многие поставщики оборудования и медикаментов в Российской Федерации отказывались работать с нерезидентами, в том числе, с Министерством здравоохранения. И нам нужен был надежный партнер в Москве, который готов был взять на себя вопросы, связанные с поиском, закупкой, складированием товаров, а также транспортную логистику. И таким партнером выступила Московская абхазская диаспора (МАД). Они тоже открыли сбор средств для граждан, проживающих на территории РФ, в частности, в Москве, чтобы наши граждане могли в этом поучаствовать. 28 марта с председателем МАД Бесланом Радионовичем Агрба обсудили механизмы взаимодействия и приняли очень важное решение – объединить усилия в вопросах, связанных с организацией процесса закупки и доставки на территорию Абхазии всех товаров».

Работали по заявкам Министерства здравоохранения, а первая машина с гуманитарным грузом на сумму более 20 млн рублей пришла в Абхазию уже через неделю.

К пресс-конференции присоединился по видеосвязи председатель Московской абхазской диаспоры Беслан Агрба, который сообщил, что в сборе средств и организации помощи в Москве приняли участие более 100 человек.

Беслан Агрба задал министру здравоохранения вопрос о том, почему абхазских медиков после контакта с зараженными коронавирусной инфекцией отправляют на изоляцию, несмотря на то, что средства защиты у них должны быть?

Тамаз Цахнакия сообщил, что, отправляя медиков на обсервацию, Минздав действует в соответствии с утвержденными протоколами ВОЗ и Роспотребнадзора: «Все медицинские работники даже при наличии средств индивидуальной защиты, которые работали с ковидным больным, подлежат обсервации. Они должны находиться либо на самоизоляции, либо в соответствующем учреждении. Так прописано в инструкциях Всемирной организации здравоохранения и в протоколах, которые утверждены по рекомендации Роспотребнадзора. Это связано с тем, что абсолютных гарантий никто, естественно, дать не может. В ходе лечебного процесса могут быть разные ситуации, и такие риски существуют. В соответствии с этими протоколами они выйдут из изоляции после того, как будут обследованы. У нас уже есть экспресс-диагностика, и если ИФА (иммуноферментный) анализ будет отрицательный, значит, они, скорее всего, будут тоже отрицательные. Если он будет слабоположительный, то нужна будет ПЦР-диагностика, но это уже на пятые-шестые сутки».

Вирусолог Алиса Матуа пояснила, что в специальных комбинезонах медики работают только в красной зоне, обычный медперсонал их не использует. Нахождение в них, во-первых, сопряжено с большими трудностями, а, во-вторых, если начать во всех случаях их использовать, то не в чем будет работать с тяжелыми больными.

Был вопрос и о лаборантах, которые производят забор биоматериала у пациентов. Их, по словам министра, на карантин не отправляют, так как они работают в специальных костюмах, которые обеспечивают защиту на более высоком уровне: «Забором биоматериала занимаются наши сотрудники. Они одеты по полной экипировке: в комбинезонах, очках, специальных перчатках, здесь вероятность заражения крайне низкая. Они проходят полную дезобработку после того, как осуществили забор биоматериала. Но они также находятся на контроле. А те, кто осуществлял забор у потенциально инфицированных или, как это потом уже было подтверждено, у инфицированных, подлежат обследованию на 7-й и 14-й день, что мы и делаем. И на сегодняшний день, слава богу, у всех наших медиков отрицательный результат».

Тамаз Цахнакия проинформировал, что за время карантина было протестировано около 900 человек. На днях ожидается партия из 3000 диагностических ПЦР-систем, закупленных на средства предпринимателей.

На обсервации в доме отдыха «Айтар» остаются 98 человек. Завтра приедет группа курсантов МЧС из 12 человек и 27 мая – из 46 человек.

На этом организованные группы закончатся, но студенты продолжат возвращаться. Более 500 человек уже приехали, но многие остаются, и еще примерно две тысячи студентов должны приехать к лету. Тамаз Цахнакия считает, что они будут возвращаться поодиночке, возможно, по два-три человека, и встанет задача проконтролировать их: «У нас на границе налажена система передачи информации, полная фиксация данных и выезд сотрудников милиции и СЭС на контроль туда, где они будут находиться. Хотя бы на этом уровне мы постараемся проводить мониторинг. У нас нет сил, чтобы каждый день по каждому адресу отправлять людей, но хотя бы на телефонном контакте мы можем быть, чтобы понять, где они находятся, как себя чувствуют, температурят или не температурят, находятся на самоизоляции или с кем-то живут? У кого-то есть возможность самоизоляции, у кого-то – нет. А это огромное количество, это – несколько тысяч студентов, может быть, две тысячи всех вместе, и курсантов в том числе, не только гражданских. Будем отслеживать. Есть надежда на то, что эпидемия все-таки пойдет на спад в июне. И по экспертным данным того же Минздрава России в июле она закончится вообще. Мы рассчитываем на то, что у них сейчас экзамены – выпускные, переводные, на это уйдет время, и к тому моменту, когда они будут возвращаться, уже будет минимальный риск того, что они могут быть заразными, хотя он, конечно, существует».

Николай Ачба, генеральный директор предприятия «Вина и воды Абхазии», проинформировал, что движение «Мы вместе» решило свои задачи. За полтора месяца все, кто хотел принять участие в сборе средств, это сделали. Осталась оперативная работа, связанная с доставкой компьютерного томографа в Гудаутскую больницу: необходимо построить для него помещение, установить и подключить. Спецсчет пока остается открытым, но работа в целом завершена.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Движение "Мы – Вместе" создано предпринимателями Абхазии для оказания помощи республике в борьбе с коронавирусом.

СУХУМ, 22 мая - Sputnik. Движение "Мы – Вместе" собрало для оказания помощи Абхазии 56 миллионов 668 тысяч рублей, сказал на пресс-конференции в пятницу 22 мая один из учредителей движения, меценат Николай Ачба.

Он отметил, что "Мы – Вместе" - хороший пример взаимодействия людей в непростой ситуации, основная сумма, по словам Николая Ачба, была собрана очень быстро. Меценат подчеркнул, что пожертвования делали как крупные компании, так частные лица.

"Были компании, которые внесли значительный вклад, например, компания Важика Чачба - 15 миллионов рублей, это большая сумма", - заметил он.

Один из инициаторов движения, бизнесмен Алхас Аргун также подчеркнул, что была проведена колоссальная работа."Мы можем очень многое, когда понимаем, что у нас общая проблема", - сказал Аргун.

Координатор движения "Мы - Вместе" Борис Барциц напомнил, что 26 марта прошла встреча и.о. президента Валерия Бганба с представителями абхазского бизнеса, где было решено создать движение, для которого открытость и прозрачность стали главными понятиями.

Уже 27 марта на специальный счет в Министерстве здравоохранения стали поступать средства, отметил Барциц.

Барциц сообщил, что к движению "Мы – Вместе" присоединилось 88 участников, оказавших финансовую поддержку.

Также он подчеркнул, что учитывая ситуацию с закрытием границы, запретом на вывоз из России определенного перечня медицинских изделий, трудностями с закупкой и наличием в свободной продаже необходимых медтоваров, движение "Мы – Вместе" взяло на себя инициативу поддержать оперштаб и в этом вопросе.

"На тот момент, многие поставщики оборудования и медикаментов в России отказывались работать с нерезидентами напрямую, и в том числе с Минздравом. Нам нужен был надежный партнер в Москве, который готов был взять на себя вопросы, связанные с поиском, закупкой, складированием товара а также транспортной логистикой, таким партнером выступила Московская Абхазская диаспора", - сказал Барциц.

Как отметил координатор движения, общая сумма расходов составила 54 миллиона 942 тысячи рублей.

Деньги были потрачены на приобретение медикаментов, медицинского оборудования, эксперсс-тестов и томографа для Гудаутской больницы, сказал Борис Барциц. При этом оставшаяся на счету сумма, по словам министра здравоохранения, уже распределена в счет будущих поэтапных уплат за томограф.

Предприниматель подчеркнул, что большую работу проделала Московская абхазская диаспора, которая помогала в закупке и доставке медицинских изделий в республику.

Основная цель движения "Мы – Вместе" – оказание финансовой помощи в борьбе с распространением коронавирусной инфекции в Абхазии.

По данным оперштаба по защите населения от коронавируса на 21 мая, в Абхазии с начала пандемии зафиксировано 25 случаев COVID-19. Шесть человек выздоровели и один умер.

 

 

С сегодняшнего дня Абхазия начинает жить по новым ограничительным правилам. Указ об этом подписал и.о. президента Валерий Бганба на прошлой неделе. Отменен комендантский час, введенный в двух приграничных районах Абхазии – Гагрском и Галском, с сегодняшнего дня возобновляют свою работу продуктовые и сельскохозяйственные рынки. Запрет на проведение массовых мероприятий, туристической и экскурсионной деятельности продлевается до 1 мая. До Дня международной солидарности трудящихся не будут работать общественный транспорт, общепит, сауны, парикмахерские и так далее. До 1 мая сохранится и режим ограничений на российско-абхазской границе. Дошкольным учреждениям, школам и вузам «каникулы» продлили до 4 мая.

Судя по всему, нам осталось потерпеть чуть больше недели, и в стране начнется нормальная жизнь. Возникает, правда, вопрос: на чем основан такой оптимизм? Мы пересекли какую-то критическую отметку? Может быть, через десять дней ожидается спад эпидемии? Если верить прогнозам российских медиков, через 10-14 дней в России ожидают пик распространения вируса, а спад прогнозируется только в июне. Напомню, что Абхазия непосредственно граничит с Россией, и все три случая коронавирусной инфекции, зафиксированные в Абхазии, были у наших граждан, прибывших с территории России.

Очевидно, что ослабление карантинных мер никак не связано со снижением риска распространения эпидемии. В основе этого решения, скорее всего, лежат экономические прогнозы. По мнению абхазских экономистов, в результате карантина республика ежедневно теряет около 50 миллионов рублей. Ограничена или остановлена работа более 30 бюджетообразующих предприятий, не работают магазины, рестораны, гостиницы, и совершенно очевидно, что продление карантина угрожает серьезными экономическими последствиями. Падение поступлений в государственный бюджет скажется и на доходах населения, возникнут проблемы с выплатой заработных плат бюджетникам, пострадает бизнес.

Директор одной из самых крупных компаний, поставляющих абхазские вина на экспорт, Николай Ачба отмечает, что предприятие сможет выплачивать зарплату сотрудникам не более двух месяцев, и выражает сомнения, что в условиях кризиса государство сможет минимизировать потери бизнеса или взять на себя выплату материальной помощи населению. Серьезную озабоченность уже сегодня вызывают поступления в Пенсионный фонд страны, а аналитики прогнозируют неисполнение бюджета на 25%. Но все это весьма приблизительные данные, которые еще не учитывают потерь от курортного сезона. И с этим связаны самые большие опасения: если угроза коронавируса не будет устранена до начала курортного сезона, то Абхазию ждут тяжелые времена и банкротство бизнеса, связанного с туризмом, считают экономисты. И это очень похоже на правду.

Что меня смущает в речах экономистов, так только предложения, которыми они сопровождают свои прогнозы, – оказание помощи малому и среднему бизнесу, налоговые каникулы и так далее. Все это из области прописных истин, а я пытаюсь обнаружить в предложениях хоть что-то об источниках средств, необходимых на все это. Очевидно, что одной минимизацией расходов не обойтись. Скорее всего, экономисты имеют в виду заемные средства, которые должны помочь выжить бизнесу. Не вижу, кто там стоит в очереди на выдачу кредитов Абхазии, но даже если и есть такая вероятность (или договоренность), то хотелось бы напомнить о бесплатном сыре и мышеловке и печально известном железнодорожном кредите, за который страна не может расплатиться более десяти лет безо всякой эпидемии.

Очевидно, что заемные средства сделают страну еще более уязвимой как в экономическом, так и политическом смысле. И подобная перспектива вызывает у меня серьезную озабоченность, особенно на фоне разговоров о претензиях России на приграничную территорию Абхазии – село Аибга. На прошлой неделе такая информация появилась на сайте Росреестра. После небольшого скандала информация была удалена, но «осадок остался». Думаю, что в условиях экономического кризиса торговаться с Абхазией в различных спорных вопросах будет гораздо проще. Вот такие серьезные минусы эпидемии и карантина, которые, возможно, в будущем будут влиять на политические процессы, и не только в вопросах, связанных с демаркацией границ. Думаю, что, принимая решение об ослабление мер, наше руководство думало именно об экономической уязвимости страны.

Однако, чтобы не прослыть безнадежной пессимисткой, я все же попробую отыскать плюсы, которые получила страна от карантина, – говорят же, что нет худа без добра. Прежде всего – распространение эпидемии, судя по всему, удалось остановить. Все понятно и с экологической составляющей. Или вот, к примеру, спад в энергопотреблении, которого не могли добиться энергетики никакими увещеваниями о необходимости экономии. И сельхозработы, которым посвятили карантинное время многие жители страны, обеспокоенные своим дальнейшим будущим.

А еще в ходе проведения спецмероприятий, скорее всего, предотвращены как минимум два преступления – во время комендантского часа сотрудниками МВД задержаны 15 апреля в Гагрском и 31 марта в Галском районах граждане с одинаковым «джентльменским» набором в автомобилях. У обоих изъяты автоматы Калашникова, пистолеты Токарева, гранаты и по два комплекта автомобильных госномерных знаков. Несложно догадаться, с какой целью экипированные таким образом граждане передвигались по стране.

И еще о двух несомненных плюсах карантина – с момента его введения по сегодняшний день уменьшилось количество ДТП, а в связи с закрытием границ существенно сократился наркотрафик. Так что, если положить все плюсы и минусы на весы, то, возможно, они зависнут в состоянии равновесия. Вот я и думаю: может быть, не стоит торопиться с открытием границ хотя бы до спада эпидемии коронавируса в соседних странах?

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Ситуация в Абхазии с противодействием распространению коронавирусной пандемии остается относительно благополучной. Напомню, что 29 марта, накануне закрытия границы на Псоу, через территорию Абхазии проехала прилетевшая из Москвы инфицированная уроженка Гальского района, но она в тот же вечер была госпитализирована за Ингуром, в клинике Зугдиди. 7 апреля коронавирусная инфекция была подтверждена и у прибывшего тем же авиарейсом в Сочи 59-летнего жителя Гагры, а затем и у еще двух жильцов поставленной на карантин гагрской девятиэтажки. Двое заболевших госпитализированы в Гудаутской больнице, одна находится под присмотром медиков дома. И вот уже неделю эта цифра – трое инфицированных на территории Абхазии – не увеличивается.

В соседней с Абхазией России число заболевших к сегодняшнему утру достигло почти 28 тысяч (за последние сутки увеличилось на 3,5 тысяч), умерших от коронавируса – 232 (за сутки 34), в соседней Грузии инфицировано 336 (за сутки – 30), скончались там трое. Но в абхазском обществе живет надежда, что при наглухо закрытых границах вспышки инфекции в республике удастся все же избежать. Вчера министр образования Абхазии Адгур Какоба даже высказал предположение, что если ситуация не усугубится и карантинные меры не продлят, 4 мая можно будет возобновить занятия в школах. Дай-то бог, как говорится.

Между тем весь мир озабочен сейчас тем, как в ближайшие недели и месяцы пройти между Сциллой гибели от пандемии масс людей и Харибдой экономического коллапса. Хотя в Абхазии режим чрезвычайного положения (не в полном объеме) введен 28 марта, работа предприятий и организаций не останавливалась, как это сделано в России до 30 апреля. Но, скажем, гендиректор компании «Вина и воды Абхазии» Николай Ачба сразу приостановил работу этого одного из бюджетообразующих в республике предприятий, сказав: «Я отпустил людей по домам, мы не можем ради каких-то финансовых выгод рисковать здоровьем людей». Ачба пообещал, что заработные платы сотрудников компании сохранятся. Но на месяц или два, а дальше… трудно сказать, что делать.

На днях в разговоре с одним приятелем я пошутил, что пандемия и связанные с ней карантинные меры не могут очень сильно ударить по экономическому производству в Абхазии – ввиду мизерности его объемов. Основная статья доходов значительной части населения у нас в последние годы – это летний туризм, в основном из России, но нынче, даже если учесть, что подавляющее большинство гостей приезжает во второй половине лета и в сентябре, тут все в тумане. Так что ничего удивительного, что уже в конце марта в СМИ и социальных сетях зазвучали призывы пользующихся авторитетом в обществе людей обратиться, как говорится, к земле-матушке: у большинства горожан в Абхазии есть родовые усадьбы в селе, в отдельных случаях в последние годы, к сожалению, заброшенные. А ведь природно-климатические условия в республике вполне благоприятны, чтобы можно было своими силами не оставить голодным население и сел, и городов. По крайней мере, кукурузу и фасоль можно произвести в достаточном количестве.

А в первых числах апреля в парламенте Абхазии состоялась встреча с министром финансов республики Джансухом Нанба и председателем госкомитета по сельскому хозяйству Амираном Какалия, а также рядом других представителей исполнительной власти, где обсуждались проблемы проведения весенне-полевых работ. (В связи с карантинными мерами, кроме съемочной группы Абхазского телевидения, журналисты на встречу не приглашались.) Какалия отметил, что по всей Абхазии семь машинно-тракторных станций, техника к проведению весенних полевых работ готова. Главы сел должны предоставить в местные МТС списки людей, чьи земли нужно вспахать. По прогнозам, в этом году в Абхазии нужно вспахать восемь тысяч гектаров земли. Чтобы вспахать один гектар, крестьянину нужно будет заплатить около шести тысяч рублей. Из этой суммы машинно-тракторные станции покупают горючее, часть средств уходит на зарплату трактористам. Проводить бесплатную вспашку для населения, как это получилось сделать в позапрошлом году, государство не может, не хватает денежных средств. Амиран Какалия подчеркнул, что, учитывая введенный в республике режим чрезвычайного положения, который бьет по экономике страны, особенно важно заниматься сельским хозяйством.

Кстати, хотя подавляющее большинство сельчан давно пашут и боронуют землю при помощи тракторов, встречаются и те, кто использует для этого, как в старину, запряженных быков. Житель села Акуарчапан Беслан Берзения рассказывал недавно в СМИ, что он делает это с братом, который живет неподалеку. Каждый год они пашут на паре быков, как делали отцы и деды. Участок земли у него неровный, пахать трактором неудобно, хотя, в принципе, возможно. На лошадях, как это было принято в старые времена в России и многих других странах, в Абхазии никогда не пахали, только на быках и буйволах. Неслучайно есть абхазская шутка, что когда нет быка, хоть запрягай петуха…

Все дружно отмечают, что весенне-полевые работы в Абхазии нынче начались раньше, чем обычно в прошлые годы. Возможно, это связано с прогнозом синоптиков о том, что в мае ожидается сухая погода и почва будет слишком твердой для пахоты, а возможно, и потому, что подстегивает необходимость обеспечить продовольственную безопасность страны.

В Абхазии уже есть довольно крупные сельхозпредприятия, у которых налажены поставки как внутри страны, так и за ее пределами. Владелец тепличного хозяйства в селе Кындыг Томас Когония рассказывает, что проблем с реализацией помидоров пока не возникало, так как продукцию развозят по торговым точкам республики, поставляется она и в Россию. Самая высокая цена, по которой поставляется товар в Россию, составляет 80 рублей за килограмм, внутри республики – от 30 до 50 рублей. Сотрудники предприятия соблюдают на работе меры безопасности, у них есть маски, перчатки и антисептики.

Сейчас некоторые у нас рассуждают о том, что подобно тому, как экономические санкции западных стран после 2014 года заставили Россию заняться так называемым импортозамещением, так и нынешняя глобальная ситуация с пандемией заставит в Абхазии, расслабленной российской финансовой помощью и доходами от туристической отрасли, повернуться лицом к сельскому хозяйству. Время покажет, что и как будет.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Генеральный директор сотовой компании «Аквафон», один из инициаторов движения абхазских бизнесменов по борьбе с коронавирусом «Мы вместе», рассказал ВААК о том, как было создано движение, о его работе и планах на будущее.

В такие сложные периоды, как угроза распространения коронавируса, абхазский народ может оставить все разногласия и объединиться, сказал в интервью инфопорталу ВААК генеральный директор сотовой компании «Аквафон», один из лидеров движения «Мы вместе» Алхас Аргун.

Он рассказал, в каких условиях создавалось движение абхазских бизнесменов в помощь Абхазии в борьбе с коронавирусом. Понимание того, что необходимо быстро действовать, «сформировалось почти сразу».

«Мы созвонились с Никой Ачба (генеральный директор «Вина и воды Абхазии», абхазский меценат – прим. ред.). Он тоже сказал, что обдумывает, как лучше действовать. К нам сразу подключилась сотовая компания «Амобайл». Далее мы связались с и.о. Президента, который спустя совсем короткое время пригласил местных бизнесменов на встречу. Собралось немало представителей различных организаций. Мы надеялись на то, что своим примером сможем людей привлечь к этой идее. Я думаю, что мы сумели, и еще сделали важное открытие: мы можем в такие сложные моменты объединиться и не думать о каких-то противоречиях», – сказал бизнесмен.

Он рассказал, что деньги на борьбу с пандемией в Абхазии вносили не только представители бизнес-сообщества – были и простые граждане, некоторые из них жертвовали значительные суммы.

«Когда речь идет о деньгах, всегда вокруг возникает множество слухов о том, куда и как потрачены все средства, поэтому важно было сохранить доверие людей. Мы решили отдать деньги на спецсчет Минздрава. Расходование этих средств контролирует само движение «Мы вместе» в лице нашего представителя, генерального директора сотовой компании «Амобайл» Бориса Барциц, который был включен в Координационный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции. Мы на него взвалили очень тяжелую и сложную работу. Он очень кропотливо и достойно ее выполнил, и плоды этой работы мы уже видим», - подчеркнул Алхас Аргун.

Напомним, что движение «Мы вместе» совместно с Московской абхазской диаспорой в короткие сроки собрали на нужды Абхазии по борьбе с распространением опасного вируса более 50 миллионов рублей. Комментируя такую активность, Алхас Аргун рассказал, что очень надеялся, что люди откликнутся – «и люди откликнулись».

«Бытует мнение – думаю, это советское наследие, – что бизнес думает исключительно о прибыли. Это не так. Предприниматели своим трудом что-то создали, они знают цену деньгам и при этом могут поделиться. Ситуация, с которой столкнулся весь мир и Абхазия в том числе, показала, что это как раз тот слой (бизнесмены – прим. ред.), на который и наш народ, и наше государство могут рассчитывать», – отметил Алхас Аргун.

Он обратил внимание на то, что сам бизнес так же, как и население, сейчас несет серьезные убытки.

«Есть много нюансов и сложностей. Но мы точно не оставим людей в тяжелой ситуации и будем делать все, зависящее от нас», - пообещал бизнесмен.

Алхас Аргун убежден в том, что «в каждом кризисе есть возможность новых решений». По его словам, в ближайшее время необходимо будет направить силы на развитие сельского хозяйства.

«Может оказаться так, что у нас не окажется продуктов, что курортного сезона не будет, соответственно, не будет [финансовых] поступлений. Надо сейчас максимально что-то сажать и выращивать. Это ведь может позволить иначе перестроить экономику», - считает Аргун.

Семья Аргун сейчас, как и все граждане Абхазии, находится на самоизоляции и соблюдает все ограничительные меры, предпринимаемые властями с целью недопущения распространения коронавирусной инфекции.

«Из всей семьи на улицу выхожу только я. Бываю только на работе и на винодельне. Везде в маске и перчатках. Круг людей, с которым я контактирую, достаточно ограничен», - рассказал Алхас Аргун.

Движение абхазских предпринимателей в помощь Абхазии в борьбе с коронавирусом «Мы вместе» совместно с Московской абхазской диаспорой организовало доставку в Абхазию гуманитарной медицинской помощи для борьбы с коронавирусом. Гуманитарный медицинский груз прибыл в Абхазию во вторник 14 апреля. Гумпомощь включает в себя 21 аппарат ИВЛ и расходные материалы к ним, пульсоксиметры, бесконтактные термометры, средства индивидуальной защиты для медперсонала – защитные костюмы, очки, респираторные медицинские маски, а также расходные медицинские материалы.

https://abaza.org/

 

Страница 1 из 2