Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

В динамике грузино-абхазских отношений, из года в год, не происходит значительных изменений. О причинах этого, высказываются разные соображения, которые, похожи или отличаются друг от друга. Сегодня на вопросы «Лаивпресс» отвечает абхазский политик, бывший министр внутренних дел, вице-премьер и парламентарий Аслан Кобахия. В ходе интервью, мы коснулись таких тем, как контрабандный ввоз товаров из Абхазии в Самегрело, о чем не раз говорили грузинские оппозиционные политики, смерть Ираклия Кварацхелия и правовое положение населения Гали. Это часть вопросов, о которых вы узнаете из интервью.

Лаивпрес: Наше интервью хочу начать с одного из самых нашумевших событий последних дней, смерти гражданина Грузии Ираклия Кварацхелияв Гали. По утверждению абхазской стороны, это был суицид, хотя семья умершего этой версии не доверяет. Они утверждает, что на теле покойного отмечались следы пыток и он убит. По информации грузинской стороны, в любом случае, это результат российской оккупации. Как вы оцениваете произошедшее и есть ли у вас вопросы, в связи с этим делом?

Аслан Кобахия: Хочу сразу заметить, что вы своё интервью начали с провокационного подтекста. Неужели грузинская сторона получает удовольствие от слова оккупация. Если Абхазия была оккупирована, как вы утверждаете, то кто бы нам разрешил общаться. Вы решили своё будущее строить с США и другими странами западного мира. Бог вам на встречу. А мы своё будущее связали с Великим соседом. Кстати, хочу заметить, что всегда надо уметь с соседом дружить, а не искать дальнего родственника, который вообще не родственник. Абхазия независимая страна, и свой путь сама выбрала. А что касается трагедии, случившейся на российской пограничной базе, было бы удивительно, если бы грузинская сторона не назвала это убийством. Я хорошо знаю поведение российских пограничников в Галском районе. Они дорожат отношением с местным населением, никакой даже словесной грубости себе не позволяют. Когда я был на госслужбе, часто посещал приграничные села, и был свидетелем взаимоуважительного отношения населения с пограничниками. Это вам в Грузии хочется показать, что они друг на друга смотрят через прицел. Это совсем не так. Человек, который незаконно прибывает на территорию Абхазии, не является объектом их разбирательства. Этим занимается СГБ Абхазии, куда передают задержанного. Не принято плохо говорить о погибшем, но отслеживая грузинские сайты, видно же, что этот несчастный был проблемным. Абхазская сторона провела тщательное расследование данной трагедии, дала исчерпывающий ответ. Не верить им, у меня нет основании.

Лаивпрес: Обязательно хочу коснутся правового положению населения Гали. Считаете ли вы справедливым то, что Сухуми отказывается выдавать им новые абхазские паспорта? В разговоре с «Лаивпресс» жители Гали заявляют, что они родились и выросли там, и этот подход Сухуми по отношению к ним является дискриминационным и ущемляет их права. Параллельно этому, они слышат заявления о том, цель власти интегрировать жителей Гали в остальное общество.

Аслан Кобахия: Я не случайно спросил ваш возраст, ибо проблемы Галского района имеют историю не одного года. В Галском районе с 1993 года в течении 15 лет орудовали большое количество т.н. партизанских групп, которые терроризировали не только жителей этого района, но большую часть соседней Мингрелии. Жители вашего региона хорошо помнят эти группировки, на совести которых страшные преступления. Многие из них были уничтожены на территории Абхазии. Грузинская власть долго их содержала и вдохновляла, но когда поняла бесперспективность дальнейшего содержания, они были распущены. Многие командиры были взяты под стражу. Грузия в течении 15 лет Галский район был зоной боевых действии, превратив некогда процветающий район в зону бедствия. Слава богу, что сегодня Галский район один из самых спокойных районов Абхазии, где живут очень трудолюбивые жители. А что касается паспортов, здесь всё очень просто: Согласно Закона о гражданстве РА, те жители, которые не имеют грузинское гражданство - получают паспорт гражданина Абхазии, а те кто имеет грузинское гражданство - получают паспорт не гражданина Абхазии. Таковы требования закона, и мы строго будем следовать этому, как кому бы это не нравилось. Не делайте вид, что вы очень сильно переживаете за галцев. Насколько безнравственно выгладит т.н. «гуманитарная акция» по оказанию медицинской помощи жителям Абхазии, куда, почему-то галцев не включили. Пияриться на несчастии людей кощунственно. Всем известно, чтобы лечиться бесплатно у вас, требуется только одно условие грузинских властей от смертельно больных граждан Абхазии - получение грузинского гражданства. А галцев зачем вам бесплатно лечить, ведь они и так граждане Грузии. Вот такая забота у вас о галцах. Неужели вы думаете, что они так глупы, что этого не понимают. Ваши западные спонсоры и грузинская власть думают, что могут такими иезуитскими методами иметь влияние на Абхазию. Бесперспективно!!!

Лаивпрес: Часть грузинских оппозиционных политиков активно обсуждают вопрос о ввозе большого количества контрабандных товаров из Абхазии в Самегрело. В том числе – сигарет, купить которые невозможно в Зугдиди. У вас, как у бывшего министра внутренних дел, есть ли информация об этом? Возможен ли ввоз продукции в обход конкретного абхазского должностного лица? Исключаете ли их участие в этом процессе?

И Еще - люди, обвиняемый в Абхазии в различных преступлениях, часто скрываются в Самегрело или других регионах Грузии. Происходит и наоборот. Лица, разыскиваемые Тбилиси, часто переходят в Гали. В этом контексте, в какой-либо форме сотрудничают абхазские и грузинские правоохранители?

Аслан Кобахия: Здесь я с вами согласен, что почти полное отсутствие связи правоохранительных структур обоих государств только на руку криминальным структурам. У них противоречий нет. Но вы же не хотите общаться с оккупационным режимом. Вообще, забавно получается: абхазы оккупировали Абхазию. И смех и грех! В результате мы имеем незаконные переходы границы, миграция криминальных элементов, контрабанда товаров и много другого негатива. Констатировать факты может любой, но чтобы принимать решения надо иметь волю.

Лаивпрес: Хочу напомнить ваше заявление, сделанное в одном из телевизионных эфиров, о том, что задержание грузин и потом их депортация, это неправильно, так как их нужно отстреливать как собак. Эти слова, мягко говоря, вызвали раздражение грузинской общественности. Насколько правильным вы считаете это высказывание сегодня? Как вы думаете, мешают ли подобные высказывания процессу нормализации отношений?

Аслан Кобахия: Я об этом знаю. Грузинская сторона умеет вырывать кусок из контекста, из большого интервью. Там шла речь о тех грузинских боевиках, которые воевали против Абхазии. К тому же проживали у нас, и ещё подали документы на получение абхазского гражданства. Главное, об этом тогда знали наши спецслужбы, и не предпринимали никаких шагов. К таким элементам у нас в Абхазии никогда не будет никакой пощады.

Лаивпрес: Абхазская пресса часто пишет об ухудшении криминогенной ситуации в Абхазии, показатель которой из года в год растет. Речь идет и о фактах изнасилования несовершеннолетних. Согласны ли вы с этим соображением? Как вы думаете, чем это вызвано, у населения есть ощущение безнаказанности, соответствующие службы не работают должным образом, или есть другие причины?

Аслан Кобахия: Все преступления против несовершеннолетних детей раскрыты, все виновники понесли заслуженные наказания. Это факт. Наше общество никогда не смириться с насильниками детей, это исторически в генах нашего народа, да и любого себя уважающего народа. Что касается криминогенной ситуации, то лучше многих я знаю о показателях. Никак она не растет, но надо признать, что нет резкого скачка на улучшение. Здесь нужны системные реформы в правоохранительной системе. Когда говорим о реформе, для меня самое главное улучшение качества содержания работников правоохранительных органов. Надеюсь, что наше общество и власть созреют, чтобы понять , что без серьезного финансирования ни в одной стране мира не будет успеха в борьбе с преступностью. При качественном финансировании, соответственно набирается более качественный личный состав, который даст более весомый результат. А критиковать из года в год может каждый не ленивый.

Лаивпрес: Насколько оправдал себя договор оформленный между Абхазией и Россией „О союзничестве и стратегическом партнерстве“?В свое время, часть абхазской общественности негативно встретила этот факт. Что вам дал переход на новый этап сотрудничества–перспективы развития и защищенность, или большую зависимость от Москвы?

Аслан Кобахия: Когда вы говорите с критикой о договоре между Россией и Абхазией, хотя бы нужно называть пункт договора, где ущемляются интересы нашей страны. А то вы становитесь похожи на тех, которые пытаются сказать, для того чтобы что-то сказать. Все пункты договора только в интересах государственности Абхазии. Конечно, там не все ещё пункты выполнены, по не зависящим от абхазской стороны обстоятельствам. Конкретно об этом я здесь говорить не буду, но надеюсь, что обе стороны предпримут все необходимые шаги по неукоснительному исполнению данного договора.

Лаивпрес: Как вы смотрите на предложения, вернуть беженцев в Абхазию? Насколько возможным вы это считаете?

Аслан Кобахия: Грузинская сторона в 90-е годы имела уникальный шанс, цивилизованно решить вопрос этих людей, когда Владислав Ардзинба предложил свой вариант возвращения перемещенных лиц. В ответ на это, Грузия системно вела боевые действия в Галском районе Абхазии, где мы потеряли несколько сотен правоохранителей. Вот так Грузия приняла наши мирные инициативы. Кстати, хочу напомнить, что жители Галского района вернулись в свои дома против воли грузинских властей по призыву абхазских властей. Грузия все сделала, чтобы эту тему окончательно и бесповоротно закрыть.

Лаивпрес: Какие перспективы есть у нормализаций отношений между Сухуми и Тбилиси ? Как вы себе представляете будущее Абхазов и Грузин?

Аслан Кобахия: Грузия и Абхазия - исторические соседи. К большому сожалению, грузины решили разрешить споры между Грузией и Абхазией военным путем. Результаты известны. Сейчас в грузинской среде муссируются бредовые мысли, что не абхазы, не грузины виноваты в этой войне, а Россия. Нас мол друг на друга натравили. Надо понимать, что идиотов друг на друга травят. Слушайте ,господа, если вам дали оружие, сказали идти на Абхазию, так и скажите. На спящую республику на рассвете налетели, как стервятники, несколько тысяч головорезов на самолетах, танках, с применением тяжелых артиллерийских установок. И что вы предлагали абхазам делать? Проглотить, как это сделали мингрелы, которых они утюжили до нас несколько месяцев. Может я вру, может не так было? Может Мингрелия тоже встречала войска госсовета Грузии с цветами, как это делали жители Абхазии грузинской национальности? Всё было: убийство мирных граждан, разграбление страны, уничтожение памятников культуры. А потом был бумеранг жесткий, можно сказать жестокий. Что поделать, такие правила войны, которую нам навязали. Но, вечных войн не бывает, любая война между соседями заканчивается мирным договором. Грузия должна понять, что метания по миру в статусе «обиженника» ничего хорошего для грузинского государства не принесет. А говорит, кто вы такие, чтобы мы с вами подписывали договор, это участь слабых. Кто мы такие мы уже доказали, не хотелось это ещё раз доказывать.

Что делать?

1. НАДО ПРИЗНАВАТЬ ИТОГИ ВОЙНЫ.

2. НАДО ПОДПИСЫВАТЬ МИРНЫЙ ДОГОВОР.

3. НАДО ГРУЗИИ ПРИЗНАТЬ НЕЗАВИСИМОСТЬ АБХАЗИИ, И ВЫСТРАИВАТЬ ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ ОТНОШЕНИЯ.

Других вариантов нет. Чем раньше Грузия это поймет, тем лучше для обоих государств и нации.

Автор: Нино Толорая

https://www.livepress.ge/

Материал содержит терминологию, используемую на территории Грузии.

О том, как в галской школе № 2 учительница из Сухума обучает детей абхазскому языку, как она добирается в район, какие методики использует, и чего не хватает школе для полноценной работы, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

-Мшабзиақәа аҵаҩцәа (Мшабзикуа ацаюцва - Добрый день, дети – абх.), - громким голосом оповещает о своем приходе в класс учительница галской школы №2 Фатима Адлейба, невысокого роста, со строгим видом женщина.

Как обычно урок начинается с переклички – кто пришел, кто прогулял. Фатима Адлейба плавно переходит на разговор о погоде, временах года и, наконец, к домашнему заданию. Школа №2 в Гале большая, даже по столичным меркам - 800 учащихся.

Почти для всех учеников абхазский не родной язык. Учат дети его с нуля начиная со второго класса.

В школе этот предмет в расписании уже 20 лет. Первопроходцем в Галском районе была филолог Аза Агумава, которая практически на голом энтузиазме по крупицам собирала разрозненные материалы, составляла методики для обучения абхазскому мегрельских детей. Каких-то специальных учебников не было, как и учителей.

Аза Агумава постепенно начала набирать команду педагогов из других районов. Одной из первых отозвалась Фатима Адлейба. Сразу после окончания Абхазского госуниверситета Фатима начала работать в Гале.

"Какая у меня была цель? – задается она вопросом и тут же отвечает. – Это обучение галских детей абхазскому языку. Я уже работаю здесь много лет и дальше буду работать. Дети любят абхазский, да и родители заинтересованы, чтобы их дети понимали язык. Я делаю все, чтобы поднять уровень знания абхазского языка, не жалея себя".

Вот, уже 16 лет Адлейба обучает местных школьников абхазскому, ищет подходы и методики.

Долгое время учительница каждый день ездила на работу из Сухума в Гал. Дорога забирала много времени, сил и денег. Адлейба ежедневно преодолевала расстояние в 77 километров, чтобы попасть в школу. На маршрутку в день у нее уходило 500 рублей. Почти половина зарплаты уходила только на общественный транспорт.

"Зарплата у нас, конечно, для Галского района средняя, 20 тысяч рублей. Практически все уходило на дорогу, на питание. Но ведь у меня что-то должно оставаться. У меня семья: муж, ребенок. – объясняет Абдлейба. – Да, мы понимаем, что у нас миссия научить детей абхазскому. Но в то же время, мы здесь проводим все свое время, и потому, конечно, хочется, чтобы и зарплата была нормальная, достойная".

Шесть лет назад Фатима Адлейба решила обзавестись жильем в Гале, чтобы не мотаться между столицей и самым восточным городом Абхазии каждый день.

"Моя дочка, Сабина, учится здесь. Я ее сюда привела с первого класса, чтобы она у меня здесь была под присмотром. Она уже учится в шестом классе. Все хорошо. Мы приезжаем в понедельник утром и уезжаем в пятницу, потому что ребенок устает после уроков, а дорога совсем выматывает", – говорит преподаватель.

Новые соседи, утверждает педагог, доброжелательные, впрочем, как и все жители Гала. Помогают в любом вопросе.

Метод строго учителя

- Кто назовет тему нашего урока? - на абхазском спрашивает учительница. Кстати говоря, все 45 минут в классе звучит абхазский, лишь периодически, когда школьникам нужно перевести текст, они переходят на русский.

Тема урока, на котором мы присутствуем, – перевод и пересказ текста "Мы любим свою Родину" и стихотворение "Апсны" Дмитрия Гулиа.

Школьники при виде камер немного смущаются, робко смотрят на учительницу. Никто не решается первым поднять руку.

- Гулуа, – сама вызывает, наконец, Фатима Адлейба.

Ученица за второй партой мигом встает и начинает читать. С такой скоростью, что едва угонишься. Потом будут стихи Дмитрия Гулиа и работа у доски. Под конец урока, дети дружно штудируют новый материал.

Вскоре дети привыкают к присутствию журналистов. Некоторые даже входят во вкус и начинают демонстрировать свои знания абхазской поэзии. Невысокий светло-русый мальчик с пухлыми щечками живо встает и выразительно декламирует стих Георгия Чачба "Уарада". На этом Фатима Адлейба завершает опрос.

У Фатимы Адлейба семь классов, в каждом из них по 20 учеников. Проблем с книгами, по ее словам, в школе нет. Все дети обеспечены необходимыми учебными материалами. В классе есть и наглядные пособия, которые ученики смастерили своими руками.

Процесс обучения абхазскому языку, как признается Адлейба, в целом в школе идет хорошо. Во втором классе детям начинают проводить занятия по лексике, а уже с третьего проходят буквы. Нагрузка с каждым годом увеличивается, но все делается плавно.

У каждого преподавателя свои методы обучения. Фатима Адлейба склоняется больше к вербальной методике – чем больше разговариваешь с детьми, чем больше задаешь вопросов, тем больше желания у ребенка учиться.

"Читаем тексты, переводим, пишем много диктантов. Наши дети участвуют в республиканских олимпиадах. Занимают неплохие места. Если они что-то не понимают, то объясняю на русском. Дети учатся хорошо. Значит, моя методика подходит. Проводим уроки в игровой форме. Это тоже очень помогает. Разбиваем детей на две группы и проводим уроки в игровой форме. Детям это очень нравится. Особенно в младших классах. Так мы учим цвета, фрукты, овощи. Детям так проще запоминать", – объясняет Адлейба.

Она считает себя строгим и требовательным учителем, не приемлет вранья. И в то же время, она любит своих учеников и всегда поддерживает их. Дети это знают, и стараются не подводить педагога.

"Бывают, конечно, дети, которым очень сложно учить. Но им трудно удается не только абхазский, но и английский, и русский. В каждом классе есть такие дети. Но и с ними мы справляемся. Нет такого ребенка, который не знает алфавит, кто не может читать, кто на абхазском не может рассказать о себе, о своей стране, о своем городе, – добавила педагог. – У нас очень много детей, которые учатся на пятерки. Вот, например, у меня в классе дети и читают, и переводят, и пересказывают, и даже могут написать сочинение на абхазском языке. Мы понимаем, что им трудно, потому что дети нигде больше не слышат абхазский язык, кроме того, как в школе. Дома они разговаривают на своем языке. И за-за этого им немного тяжело".

По словам Адлейба, несмотря на явные успехи, в школе есть и проблемы. И это в первую очередь – отсутствие технически оборудованного кабинета по абхазскому языку, где дети могли бы смотреть фильмы и слушать аудио на абхазском.

 

После капитального ремонта в Гудауте открылся противотуберкулезный амбулаторный пункт в пятницу 22 марта. О том, кто оказал в этом помощь, как изменилась работа сотрудников этого пункта и какова общая ситуация с этим опасным заболеванием в Абхазии, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Подвал с удобствами

Первое, что бросается в глаза, когда заходишь в теплое белоснежное помещение противотуберкулезного пункта в Гудауте – это аппарат обеззараживания воздуха, чем-то напоминающий робота на колесах. Сотрудники пункта называют его своей гордостью и никак иначе.

Сейчас уже и не скажешь, что совсем недавно вместо этого кабинета был подвал районной поликлиники. Медсестра Саида Пкин, которая уже восемь лет работает с заболевшими туберкулезом, вспоминает, что в старом кабинете условия были ужасными. Больные делили одно пространство с другими посетителями поликлиники, чего быть не должно.

"Некоторые не хотели туда приходить из-за ужасных условий, и еще они стеснялись, так как были на виду. Сейчас они приходят даже тогда, когда не обязательно посещение, потому что обслуживание стало совершенно другим, кабинет с ремонтом и оборудованием", - поделилась Пкин.

Открытие противотуберкулезного пункта в Гудауте, приобретение необходимого оборудования и мебели стало возможным благодаря проекту "Горизонты" Программы развития ООН. Активное участие приняла местная общественная организация "Амра-2014". Этот пункт стал третьим по счету после сухумского и очамчырского.

На сегодняшний день здесь наблюдаются 17 пациентов.

"Если у пациента выявили туберкулез, ему назначают лечение. Если он не заразен, то пациента направляют по месту проживания, и в неделю один раз он приходит за лекарствами сюда в пункт. Каждый наш пациент находится под наблюдением, и лекарства выдаются бесплатно", - отметила Пкин.

Ввести обязательную вакцинацию детей от туберкулеза по всей Абхазии, без которой не принимали бы воспитательные и учебные заведения, предложила фтизиатр Гудаутского района Ольга Хусни.

"Надо донести до родителей, что туберкулез - это не та инфекция, при которой можно отказаться от вакцинации. Весь мир поборол эпидемию этого заболевания с помощью обязательной вакцинации, и надо разработать какую-то концепцию для нас. Учитывая ситуацию в стране, мы все де-факто инфицированы", - считает Хусни.

Во многих районах страны зафиксированы вялотекущие очаги туберкулеза в семьях, где не считают болезнь опасной, добавила она. Есть случаи смерти.

Заместитель постоянного представителя ПРООН Туя Алтангерель выразила надежду, что вслед за амбулаториями в Сухуме, Очамчыре и Гудауте вскоре удастся отремонтировать такой же пункт в Галском районе.

Первые после ремонта

Медсестра Светлана Камкия призналась, что после ремонта ее рабочее место стало неузнаваемым. В старом помещении стоял один ветхий топчан, а капельницу приходилось вешать на вбитый в стену гвоздь.

Противотуберкулезный амбулаторный пункт начал работать в Очамчыре в 2015 году, но ремонта он дождался только спустя три года. На сегодняшний день лечение там проходят 15 пациентов.

"Сейчас у нас семь регулярных пациентов. То есть это те пациенты, которые проходят лечение амбулаторно, принимая препараты дома. Также бесплатное лечение у нас получают восемь детей, которых заразили туберкулезом родители", - рассказала медсестра противотуберкулезного амбулаторного пункта в Очамчыре Жанна Шалашава.

Препараты присылают из Республиканского противотуберкулезного диспансера, но не всегда больные охотно их принимают, с сожалением добавила она. Дело в том, что некоторые, после того как им становится лучше, отказываются продолжать лечение, что губительно не только для них самих, но и для окружающих.

Шалашава призналась, что старается всячески информировать пациентов о сопутствующих этому заболеванию опасностях, но не каждый к этому прислушивается. Один пациент с открытой формой туберкулеза может заразить десятки людей.

Противотуберкулезный амбулаторный пункт был открыт в Сухуме после ремонта в марте 2017 года во Всемирный день борьбы с туберкулезом.

В рамках программы

Противотуберкулезная программа была запущена в Абхазии практически сразу после окончания Отечественной войны народа Абхазии международной организацией "Врачи без границ".

"С 2011 года эта программу постепенно начали сокращать, и обязанности за ее реализацию взял на себя Минздрав Абхазии. Была создана Национальная противотуберкулезная программа, цели и задачи которой заключаются в уменьшении распространения этого вируса, стабилизации ситуации", - рассказала руководитель противотуберкулезной программы Шазина Хурхумал.

К марту 2019 года по всей территории республики функционирует восемь амбулаторных пунктов, в каждом из которых работают по одному врачу и медсестре. С учетом численности населения Абхазии количество пациентов с туберкулезным заболеванием невысокое, считает Хурхумал.
"Зарегистрировано 110 случаев активного туберкулеза в Абхазии, из них 55 новых. Учитывая эти данные, эпидемиологическая обстановка в стране по этому заболеванию стабильная, не растет. Но настораживает то, что по всему миру растет количество случаев с устойчивой формой туберкулеза, которая требует гораздо более длительного и затратного лечения", - рассказала Хурхумал.

Многие пациенты, по ее словам, выезжают на лечение за пределы Абхазии, и данные о них отсутствуют в профильных медучреждениях Абхазии. Многие не готовы принять факт заболевания и отказываются от лечения, тяжело его переносят.

Такие случаи специалисты называют "дефолтами". Чаще всего, сказала Хурхумал, это связано с психологическим состоянием и отсутствием осознания всей серьезности последствий.

"Случаи "дефолта" – это большая проблема в нашей программе, к решению которой необходимо подойти со всех сторон, потому что у нас нет закона об обязательном лечении. Когда человек опасен для общества, мы не можем заставить его это делать", - отметила она.

В борьбе с туберкулезом также нужно учитывать социальное положение каждого пациента, некоторым из них необходима психологическая поддержка, уверена Щазина Хурхумал.

 

Более месяца назад, 18 февраля, «Эхо Кавказа» рассказало о состоявшемся в тот день расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии, на котором обсуждались экономическая обоснованность и экологическая безопасность разведки и добычи нефти в Абхазии. Напомню, что информационной бомбой тогда стало выступление на заседании депутата Алмаса Джапуа, который сказал:

«Я бы хотел, чтобы мое заявление считалось официальным обращением в Генеральную прокуратуру. В 2014 году президентом Александром Золотинсковичем Анквабом и правительством во главе с Леонидом Ивановичем Лакербая были подписаны договоры с некоей компанией «Апсны-Ойл». Основной ее учредитель находится в оффшорах на Кипре. Мое предположение заключается в том, что это крупная коррупционная схема, организованная самими этими господами, в том числе Александром Золотинсковичем Анквабом. Это предположение должна проверить Генеральная прокуратура. Далее, его близкий друг и соратник Леонид Иванович Лакербая подписывает эти договоры, крайне не выгодные для Абхазии. Хочу особенно подчеркнуть для наших граждан: ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит. И все разговоры о том, что у нас там есть доля, это банальное вранье».

Генпрокуратура тут же приступила к проверке заявления Джапуа. Между тем Леонид Лакербая подготовил многостраничный ответ парламентарию и другим своим оппонентам. (Александр Анкваб ограничился 18 февраля предельно кратким откликом: «нелепости невозможно комментировать»). Этот ответ стал частями, а также в сокращенном виде публиковаться в различных абхазских СМИ. Мы обсуждали с Лакербая возможность интервью с ним на «Эхе Кавказа». Но когда сегодня я позвонил ему, он сказал, что решил воздержаться. Ибо позавчера на заседании сессии абхазского парламента была сформирована комиссия из 12 человек во главе с председателем профильного комитета Астамуром Тарба по вопросам разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии, и он решил не контактировать со СМИ, пока не изложит свою позицию членам комиссии.

Что ж, пусть и Генпрокуратура, и парламентская комиссия занимаются взвешиванием аргументов сторон. Но мне кажется, будет небезынтересно познакомить нашу аудиторию не с полемической составляющей работы Лакербая, где он то и дело обвиняет Джапуа и других оппонентов во лжи, некомпетентости и так далее, а с той ее частью, где он делает экскурс в историю вопроса – 15-25-летней давности. Для этого у него есть достаточно информации, ведь Леонид Иванович был не только премьер-министром Абхазии во время президентства Анкваба, но и вице-премьером в 1992-1995 годах, а затем некоторое время возглавлял Министерство иностранных дел республики.

Итак, напомнив, что поисковые работы по нефти и газу проводились в Абхазии в советские времена вплоть до 1990 года, что в результате их были открыты Гудаутская и Очамчырская группы поднятий, Лакербая говорит, что вскоре по завершении Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в республике зашла речь о добыче нефти. Постановление кабинета министров от 31 августа 1995 года «О создании хозрасчетного опытного производственно-экспериментального участка по изучению возможностей добычи и переработки углеводородного сырья» было обусловлено сложным экономическим положением, усугублявшимся отсутствием достаточного количества нефтепродуктов. Примечательно, что за несколько дней до этого парламент страны отверг предложенный тогдашним российским руководством «Протокол о грузино-абхазском урегулировании», подразумевавший вхождение Абхазии в состав единого Грузинского государства.

«Ясно было, – говорит Лакербая, – что последствия дадут о себе знать. Дальнейшие события это подтвердили. Ситуация с горючим становилась критической. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ объявил Абхазии блокаду – экономическую, политическую, информационную. Пиком ее можно считать инцидент в начале марта 1996 г., когда танкеру с грузом дизтоплива из Турции не давали стать в Абхазии под разгрузку, требуя его досмотра в порту Поти из-за санкций СНГ. Аргументы, что Турция – не член СНГ, не срабатывали. Конечно, отсутствие горючего несло прямую угрозу нашей безопасности. Предстоявшая посевная срочно требовала горючего. Пришлось выводить БМП-2 на набережную в Сухуме и бить поверх российских сторожевых кораблей, не пускавших танкер в Сухумский порт. Все это можно было предвидеть из-за постоянно усиливавшегося давления на Абхазию».

Думаю, что этот инцидент 27-летней давности стал откровением не только для молодого поколения читателей. Даже мне, человеку, который и в ту пору активно работал в СМИ, он припоминается как нечто смутное, услышанное по сарафанному радио. Вот аналогичный инцидент, который окрестили «макароны по-флотски», когда российские пограничники отказывались пропустить в ту пору в блокадную, будем называть вещи своими именами, Абхазию, также турецкий корабль с грузом продовольствия, запомнился лучше – газета, которую я выпускал, о нем писала. Что касается случая с танкером, то информация о нем мелькнула, кажется, только на каком-то российском телеканале.

Но вернемся к нефти. Прекрасно помню, говорит Лакербая, что именно с попыткой добычи нефти, как считали тогда многие, было связано убийство депутата парламента, руководителя Госкомпании «Абхазтоп» Анатолия Какубава, благодаря усилиям которого весь военный период Абхазия не испытывала проблем с горючим – бензином, керосином, дизельным и печным топливом.

18 февраля 1998 года, по словам Лакербая, Сухум посетила Международная экспертная комиссия ООН по оценке ситуации в Абхазии. Комиссия дала оценку краткосрочных и среднесрочных потребностей Абхазии в социально-экономической сфере. В марте 1998 года Комиссия завершила свою работу и подготовила доклад по оказанию помощи Абхазии и механизму ее осуществления. В составе комиссии были консультанты из Продовольственной и Сельскохозяйственных организации ООН, Программы развития ООН, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы, а также представители Всемирного банка. Последние активно включились в проблематику развития. Часть главы по этой тематике отведена в докладе проблеме транспортировки нефти.

Пункт 48 главы «Транспортировка нефти» гласит: «Перешеек «Новороссийск – Супса» мог бы пройти через территорию Абхазии. Второй важной особенностью такого соединения была бы возможность реабилитировать его в нефтяной терминал в качестве дополнительного выхода на Новороссийск, в особенности если учесть преимущественно хорошую погоду здесь в течение круглого года. Дополнительную гибкость системе может придать установка системы обратной перекачки между Супсой и Очамчирой в целях хранения нефти». Т.е. речь шла о транспортировке нефти через территорию Абхазии и строительстве морского нефтяного терминала.

28 июля 1998 года был издан указ президента В.Г. Ардзинба «О создании Абхазской международной нефтяной корпорации», и.о. руководителя которой (а это был Энвер Капба) в двухнедельный срок должен был представить предложения по организации деятельности корпорации. В Абхазию был осуществлен завоз оборудования на несколько десятков миллионов рублей.

Лакербая заявляет: «Тем, кто обвиняет меня в том, что тогда я был среди резких противников проекта, а сейчас веду себя иначе, хочу напомнить следующее: мы были в состоянии перманентной войны с Грузией, теряя при этом своих военнослужащих и гражданских. Ведь не прошло и двух месяцев после завершения майских событий в Гальском районе. Мое резко отрицательное отношение к проекту можно обозначить одной произнесенной тогда фразой: «По этому нефтепроводу к нам пойдут грузинские танки». Напомню, что проект был в итоге прекращен. Отмечу еще одну деталь: представители Всемирного банка проговаривали возможность в последующем ведения работ на шельфе, опираясь на большой опыт норвежцев в этом. Последняя известная мне попытка была предпринята в бытность Рауля Хаджимба премьер-министром страны (а это, напомню, 2003-2004 годы). Премьер вел переговоры с компанией «Лукойл». Надеюсь, все понимают, что «Лукойл» и тогда занималась добычей углеводородов, а не выпуском школьных альбомов для рисования».

Как полагает Лакербая сегодня, президент В.Г. Ардзинба отозвал премьера с переговоров в связи с появлением людей, желавших стать «кураторами» проекта. Мотивации у них были разные – от вложенных больших средств в оборону страны до «контроля».

После смены власти в стране уже при президенте Сергее Багапше прерванные переговоры с «Лукойлом» были возобновлены.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Глава администрации Галского района Темур Надарая в интервью Sputnik рассказал о том, какая работа ведется с вредителями, пожарной безопасностью в районе, и опроверг сообщения грузинских СМИ о своем избиении.

Sputnik

– Темур Хухутович, расскажите, с какими проблемами сегодня сталкивается район и как вы их решаете?

– Вы знаете, что Галский район является "ахиллесовой пятой" Абхазии, проблем очень много, они наслаиваются друг на друга. Но самыми главными проблемами для нас сегодня являются борьба с сельскохозяйственными вредителями, а также с документацией населения. Эти две проблемы красной нитью проходят среди всех проблем, которые стоят перед администрацией Галского района.

Что касается борьбы с сельскохозяйственными вредителями, мы в этом году при поддержке Российской Федерации, Министерства сельского хозяйства Абхазии приступили к механическому сбору мраморного клопа. Было задействовано более ста бригад. Местные жители уже собрали более двухсот килограммов клопов и сдали в приемный пункт, людям выплачивается тысяча рублей за один килограмм. Механический сбор мраморного клопа эффективен, это показал сбор клопа в прошлом году.

– Расскажите о том, как идет процесс паспортизации жителей Галского района и выдача вида на жительство.

По поводу документации населения, мы уже два года проводим выдачу новых документов, это вид на жительство и паспорт гражданина Абхазии. На сегодняшний день около 14 тысяч человек сдали документы на получение вида на жительство, из них около шести тысяч получили этот документ.

Гражданство Республики Абхазия получили около четырехсот человек, в получении гражданства было отказано 703 заявителям, потому что у них было гражданство иностранного государства, то есть Республики Грузия, или документы не соответствовали тем параметрам, которые заложены в законе "О гражданстве" - они не проживали постоянно на территории Абхазии с 1994 года по 1999 год.

Мы хотим придать процессу еще больший импульс, но есть нюансы, есть техника, которая работает в паспортном столе, которая может пропустить определенный объем документов. Сотрудники паспортного стола остаются после работы до восьми-девяти часов вечера, есть прикомандированные, которые помогают, но этот процесс вызывает у нас обеспокоенность, людям приходится стоять в очередях долгое время. Но при этом сейчас наметился некоторый спад в получении документов, сейчас нет такого ажиотажа, и это позволяет более усердно прорабатывать паспортному столу все вопросы, которые стоят.

В законодательном плане нам будет нужно изменения внести в закон о положении иностранных граждан на территории Абхазии, согласно которому должны выдаваться документы на временное проживание. В этом плане есть свои нюансы, я думаю, что эти вопросы тоже будут сниматься.

К сожалению, в районе было несколько случаев пожара, погиб один инвалид. Также огнем был нанесен вред цитрусовым плантациям, туда выезжали пожарные машины, сохранили то, что смогли.

– Тема пожарной безопасности актуальна сейчас, так как многие крестьяне чистят свои сады, затем сжигают собранные ветки и листву. Какая работа проводится с местным населением, проводятся ли какие-то профилактические беседы?

– МЧС постоянно предупреждает, делает объявления об опасности пожаров в период, когда есть много сухостоя. Люди, которые не первый год занимаются сельским хозяйством, прекрасно знают, к чему может привести несоблюдение техники безопасности.

Когда есть ребячество, несерьезное отношение, когда люди думают огнем очистить свой участок и не рассчитывают, после чего огонь перекидывается на соседние участки, и это приводит к печальным последствиям. Поэтому с людьми надо постоянно работать, объяснять. Два года тому назад мы закупили огнетушители для школ и административных зданий и раздали их. Благодаря этим огнетушителям была спасена школа села Батаигуара, которая загорелась, но с помощью огнетушителей местные жители справились с огнем.

Есть случаи, когда мы смогли предотвратить пожар, но, к сожалению, не получается предотвратить везде.

– В конце нашей беседы хотела бы спросить у вас, грузинские СМИ пишут о том, что вас якобы кто-то избил. Не могли бы вы прокомментировать эту информацию?

– Прокомментировать это без улыбки невозможно, я смотрел все эти сообщения грузинских СМИ и, к сожалению, наших абхазских анонимов, которые судачили на эту тему. Был такой известный сказочник Ганс Христиан Андерсен, я думаю, что слухи можно отнести к его репертуару, потому что ни одного слова правды в этом нет. Это похоже на Геббельсовскую пропаганду, главным врагом Абхазии остается Грузия, эти люди постоянно занимаются дискредитацией не только государства, но и отдельных государственных служащих и политических деятелей Абхазии.

Фактически это желтая пресса, конечно, на нее не надо обращать внимания, но, к сожалению, люди обращают, они передают, звонят и спрашивают. В это время я находился в отпуске в Крыму, не то что каких-то споров или ссор, я ни с кем даже повышенным тоном не разговаривал. Я там подлечивал раны времен войны, сегодня я уже выхожу на работу и прекрасно себя чувствую.

 

Яндекс.Метрика