Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Одно из «сезонных» сообщений МЧС о пожарах привлекло мое внимание указанным в ней адресом. К счастью, тогда, 20 декабря прошлого года, обошлось без жертв и пострадавших, хотя весь частный двухэтажный дом выгорел полностью. А случилось данное событие на улице Жданова в Сухуме.

Я немножко оторопел, когда прочелэто. Какой такой Жданов? Тот самый подручный Сталина, глава его агитпропа, секретарь и член политбюро ЦК ВКП(б), душитель свободы творчества в советской культуре, гонитель Ахматовой, Зощенко и других выдающихся писателей, которых он именовал «литературными подонками»? Наверняка так, ибо был только один Жданов – Андрей Александрович, после смерти которого в 1948 году в возрасте 52 лет по СССР покатилась волна переименований в его честь, в частности, его родной город Мариуполь на Азовском море сорок с лишним лет после этого носил название Жданов. И только в конце 80-х на шестой части земной суши словно очнулись…

Было бы абсурдным предположить, что в администрации Сухума, Собрании города «окопались» тайные идеологические последователи и поклонники Андрея Жданова, который, кстати, никакого отношения к Абхазии никогда не имел. Мелькнула даже мысль: может, как это зачастую у нас бывает, улица давно переименована, но в СМИ просочилось старое название, которым по привычке продолжают пользоваться жители? Но нет, последняя версия отпала после того, как я набрал в поисковике «ул. Жданова в Сухуме». Один, как говорится, клик компьютерной мыши – и вот где, оказывается, находится эта улица: на северо-западной окраине города, близ улицы Кабардинской, ниже села Нижняя Яштхуа. И тут все прояснилось: улица, отдаленная от центра, малозначительная (возможно, если бы не этот пожар, я никогда бы и не узнал о ее существовании, хотя живу в той же части города), вот до ее переименования и не дошли руки. Нельзя исключать, что многие во властных структурах города не осведомлены о существовании в нем такой улицы, а представители молодого поколения и вовсе имеют смутное представление, кто такой Жданов.

Кстати, это распространенное явление: из-за названий больших, центральных улиц порой разворачиваются целые битвы, когда одна инициативная группа лоббирует одно, а другая – другое название, а про некоторые вообще забывают. Вот еще одна сухумская улочка – с диковинным названием Абрыба. О ней, коротенькой и расположенной близ моря, у Национальной библиотеки и завода «Сухумприбор», мало кто знает даже из коренных сухумцев. Произошло оно от названия организации «Абхазская рыба», которая некогда там дислоцировалась. Хотите верьте, хотите нет, но я прикалывался в прессе над названием этой улицы еще в советские годы, в сатирической заметке о неудачных, а то и нелепых наименованиях в столице Абхазии. И что же? Данное название (российские туристы как-то спрашивали: «Это такая абхазская фамилия?») успешно пережило и брежневский застой, и горбачевскую перестройку, и власть правительства Автономной Республики Абхазия, и продолжает существование в частично признанной Республике Абхазия…

Про сухумскую улицу Жданова, а заодно и про улицу Абрыба я вспомнил и рассказал в прошлую пятницу в Союзе писателей Абхазии, когда члены СП собрались для составления коллективного письма в Собрание Гудаутского района. А смысл письма был в следующем. Какая-то инициативная группа в Гудауте обратилась в районное Собрание с предложением о переименовании городской улицы в улицу имени одной из жертв сталинско-бериевских репрессий: мол, этот человек на ней некогда жил. И все бы хорошо, только эта улица уже давно носит имя известного абхазского писателя Михи Лакрба (русский вариант – Михаил Лакербай), автора знаменитых новелл, умершего в 1965 году. При всем уважении к памяти репрессированного, его имя можно, думается, увековечить каким-то иным способом – назвать им, скажем, школу или еще что-то, но не создавать конфликт на ровном месте. Конфликт же был неизбежен, ибо имя Михи Лакрба известно каждому абхазу, и как-то непонятно, почему инициаторы думали, что никто не возразит по поводу такого переименования.

По ходу разговора в Союзе писателей выяснилось: зампредседателя районного Собрания, с которым говорили по телефону, сказал, что, да, такое обращение инициативной группы поступило, но поддержки у депутатов не получило. Тем не менее писатели решили все же направить в Собрание письмо, в котором высказали свое резко отрицательное отношение к возможному переименованию улицы Михи Лакрба.

Будем надеяться, что в данном случае возобладает… не буду даже говорить «мудрость», а элементарный здравый смысл, и упомянутая инициативная группа переориентируется на другой способ увековечения памяти жертвы репрессий.

Тут нельзя не вспомнить об эпизодах послевоенной истории Абхазии, когда из-за названий улиц разгорались нешуточные страсти. После того как по предложению одной инициативной группы Бзыбское шоссе в Сухуме было переименовано в улицу Бориса Адлейба (руководитель Абхазии позднесоветского периода), начались протесты в целой исторической области Абхазии – Бзыбской. И тяжба по этому вопросу продолжалась весьма долго, включая полемику в СМИ и даже народные сходы, пока не остановились на некоем компромиссном решении. Вот так, на ровном месте возникло обострение так называемого районного противостояния в Абхазии.

В другом случае – с переименованием сухумского проспекта Мира – в основе противостояния была внутриполитическая составляющая. После ухода из жизни в 2010 году первого президента Абхазии Владислава Ардзинба по предложению оппозиционных тогда политиков, тесно связанных с семьей покойного, было решено переименовать улицу Аиааира (Победы – абх.) в улицу Владислава Ардзинба, поскольку именно по этой улице пролегал его последний путь во время похорон в село Нижняя Эшера. Но убрать вообще с карты города название «Аиааира» было бы опрометчиво для любой политической силы, и потому инициативная группа предложила назвать так проходящий параллельно проспект Мира. Но тут уж воспротивился тогдашний президент Сергей Багапш, заявивший, что это слово очень дорого для жителей столицы Абхазии, и предложивший переименовать на «Аиааира» другую улицу в центре города. Тем не менее Собрание г. Сухума, первое решение которого он своей президентской властью отменил, вторично проголосовало за переименование проспекта Мира… В итоге разразился, считай, политический кризис – ни одна из сторон не хотела уступать, не желая «проявить слабость». Подобно тому, как бывает двоевластие, одни сухумцы долго употребляли старое название проспекта, а другие – новое… И лишь уход из жизни Багапша это «двоевластие» потихоньку прекратил: сейчас на всех зданиях проспекта красуются таблички с названием «Аиааира».

Кстати, в ходе встречи в Союзе писателей вспомнили, что близится 90-летие со дня рождения Фазиля Искандера, ушедшего из жизни два с половиной года назад, но так пока и не принято решение о том, какую улицу в Сухуме назвать его именем. Ничего, конечно, страшного нет в том, что с этим решением медлят; главное – чтобы оно оказалось взвешенным, соответствовало бы значению писателя для его родины и всего постсоветского пространства и устроило бы всех.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

О том, как студентка исторического факультета Абхазского государственного университета проводила полевые исследования часовни-памятника казакам в Лыхны, почему сооружение долгое время оскверняли местные жители и когда часовня вновь стала почитаема, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Примерно в 30 метрах от Лыхненского храма стоит белая часовня. Надпись на табличке у входа гласит: "Вечная память казакам-добровольцам, погибшим за независимость Абхазии (1992-1993 годы)".

О часовне мало информации в открытых источниках. В основном что-то пишут туристы или паломники, которые бывают в этих краях. И то сведения зачастую противоречивые.

Пролить свет на тайну Лыхненской часовни в 2018 году взялась студентка исторического факультета АГУ Хамида Джения. Она несколько месяцев проводила исследования в "поле", общалась с местными жителями и людьми, непосредственно причастными к возрождению и реабилитации памятника. Но откуда же он взялся?

Эхо восстания

"Именно сюда я в первую очередь пришла, когда начинала изучение истории Лыхненской часовни", -пряча ладони в рукава дубленки, приглашает пройти к местам исследования студентка Хамида Джения.

Минуя храм и величественную липу, направляемся к часовне, к которой несколько месяцев назад пришла студентка и сделала первые фотографии архитектурного сооружения. Информацию о часовне она рассчитывала получить у служителей местной церкви, но они ничем не помогли.

Направили ее к отцу Виссариону (Аплиаа), тот поведал Хамиде, что на месте часовни в 1866 году были захоронены полковник царской армии Коньяр и 54 казака, которые были убиты во время Лыхненского "странного" восстания.

По одной из версий, часовня была построена супругой полковника Коньяра на ее собственные средства.

"В каком именно году построили часовню, неизвестно. Известно только то, что она появилась после восстания", – уточнила Хамида Джения.

Ученый Георгий Дзидзария утверждал, что часовню построили по приказу начальника Сухумского военного отдела генерала Геймана. Об этом он писал с ссылкой на письмо самого генерала.

"В сообщении начальника Сухумского военного отдела генерала В.А. Геймана от 30 октября 1867 года начальнику Кавказского горского управления, отмечая, что стены дворцов (Лыхненского дворца – ред.) "не стоят ни копейки", предлагалось каменный материал "от этих развалин употребить бесплатно на постройку часовни над могилами убитых" в 1866 году. Видимо, так и было сделано. Через некоторое время часовня была построена в одном из уголков Лыхненской площади", – говорится в книге Дзидзария "Лыхны".

Он же говорит, что "ныне (книга была издана в 1986 году – ред.) часовня стоит в полуразрушенном состоянии". Можно предположить, что в руины памятник превратился из-за, мягко говоря, специфического отношения к нему местных жителей.

"Абхазы относились к часовне неодобрительно, потому что она напоминала им о кровавых событиях Лыхненского восстания. Полковник Коньяр грубо относился к местным жителям", – объяснила Джения.

В советское время, как рассказал преподаватель истории Лыхненской средней школы Нодар Хагба, часовня стояла без крыши, а территория вокруг нее была огорожена.

Компромисс

Так было примерно до начала Отечественной войны народа Абхазии, пока на месте старого погребения не захоронили казаков-добровольцев, защищавших Абхазию.

"В числе добровольцев, прибывших защищать республику, оказались и казаки. Один из них, Владимир Платонов из Хабаровска, был знаком с батюшкой Виссарионом. Доброволец попросил батюшку, если вдруг он погибнет, чтобы тот похоронил его где-нибудь в святых местах Абхазии", – рассказала Хамида Джения.

Доброволец будто бы это предчувствовал – он погиб при освобождении Гагры. Отец Виссарион просьбу Платонова исполнил и похоронил его на месте часовни.

После войны, по словам студентки, у священнослужителя возникла идея перезахоронить здесь останки и других казаков-добровольцев.

"Погибшие казаки были похоронены в разных местах: кто-то в Гудаутском парке, кто-то в Бамборе, кто-то в Хапшере (село Лыхны – ред.) на кладбище, которое называется ақырҭцәа рыԥсыжырҭа (захоронение грузин – ред.). Виссарион отправился к Владиславу Ардзинба, чтобы попросить одобрения. Владислав Григорьевич сначала удивился, но согласился. В 2003 году, когда открывали здесь памятник погибшим в Отечественной войне народа Абхазии, часовню тоже начали реставрировать. Инициатором и главным организатором реконструкции стал общественный деятель Нодар Шакрыл. При содействии сообщества "Ахьаца" казаки были перезахоронены здесь", – добавила Джения.

После перезахоронения казаков-добровольцев Лыхненская часовня стала местом памяти, куда каждый год 30 сентября в День Победы местные жителя приходят и возлагают цветы.

Исследование Хамиды Джения вылилось в курсовую работу, но на этом она не собирается останавливаться. Малоизученную тему Хамида решила взять для более глубокого исследования уже в дипломной работе.

 

Позавчера абхазский сегмент соцсетей был взбудоражен информацией, распространенной несколькими российскими интернет-изданиями. Речь шла о следующем.

Российский писатель Виктор Ерофеев в интервью грузинскому изданию «Квирис палитра» заявил, что приносит искренние извинения народу Грузии за посещение Абхазии. В ноябре прошлого года в тбилисском аэропорту грузинские пограничники отказались пропустить Ерофеева на территорию страны – за несогласованную с властями Грузии поездку в Абхазию, которую официальный Тбилиси считает своей территорией. Тогда, в ноябре, Ерофеев собирался принять участие в кинофестивале «Свидание с Россией – кинороман». Кроме него за посещение Абхазии без спроса грузинские власти не пустили в страну трех членов российской делегации, в том числе директора мероприятия Владимира Пирожка, кинорежиссера, известного по журналу «Ералаш», Бориса Грачевского.

«Если я допустил ошибку, то искренне извиняюсь перед грузинским народом, так как очень хочу продолжить сотрудничество, – сказал сейчас Ерофеев в интервью. – У меня нет претензий к правительству Грузии. Я только хочу продолжить отношения с моими грузинскими друзьями и издавать свои книги на грузинском языке», – сказал писатель. Он отметил, что в 2017 году без проблем прибыл в Грузию вместе со скульптором Зурабом Церетели, хотя до этого дважды бывал в Абхазии. Самих абхазов Ерофеев обвинил в сепаратизме. «Это такой сепаратизм, перед которым стоят некоторые европейские страны, например, Испания», – полагает писатель. Он добавил, что в Абхазии «всем управляет Россия», но такая ситуация не всех там устраивает. Дальнейшая изоляция региона усугубит ситуацию: «Вопрос стоит так: чем дольше эта часть Грузии, Абхазия, будет в изоляции, тем больше шансов, что она окончательно попадет в руки Москве», – считает Ерофеев.

Приведу несколько типичных комментариев абхазских завсегдатаев «Фейсбука»: «Быстро же он переобулся!»; «Так унижаться...»; «Это что, там пытали?»; «Потом извинится перед абхазами за посещение Грузии». Впрочем, в этот обмен мнениями вклинилась и пара-тройка комментариев грузинских пользователей: «Извинения приняты»; «Постепенно (не скоро) у русских спадет аппетит...» и ироничное «Все, Джумкович больше не пустит его в Абхазию».

Попались на глаза и комментарии российских форумчан. Они во многом совпадали с оценками абхазов, но со стороны отдельных пользователей добавлялись выпады в адрес либералов вообще, а Ерофееву припоминали другие его высказывания, которые квалифицировали как «русофобские».

Небольшой экскурс в прошлое. Виктор Владимирович, известный российский писатель, литературовед, радио- и телеведущий, родился в сентябре 1947 года в Москве, в семье советского дипломата. Кстати, когда в 1979 году он, молодой литературовед, стал организатором неподцензурного альманаха «Метрополь», то очень переживал затем, по его словам, что в результате последовавших репрессий власти «папа потерял работу». Об этом он рассказывал, в частности, во время своего последнего посещения Абхазии осенью 2017 года.

«В детстве мы ездили в Пицунду и получали массу удовольствия. Потом был перерыв», – рассказывал тогда он в интервью местному СМИ. Спустя лет десять после грузино-абхазской войны немецкий географический журнал Il mare предложил Виктору Ерофееву поехать в Абхазию и написать про нее. «Уже после войны, после того, что тут произошло, я приехал с чисто географическими намерениями, но, повстречавшись здесь с самыми разными людьми, включая президента, я понял, что в этой стране есть что-то такое интересное, что мне хотелось бы передать читателю», – рассказывал писатель. Сначала Ерофеев написал для немецкого журнала большую статью, но потом последовала и другая – уже в более крупном и известном издании – «Нью-Йорк Таймс». Причем поначалу, когда позвонил в редакцию этой газеты, с которой тесно сотрудничал, «там была замедленная реакция, потому что про Абхазию в «Нью-Йорк Таймс» никто никогда не писал».

Тогда, 28-29 октября 2017 года в Абхазии впервые прошел фестиваль «Свидание с Россией. Свидание с Москвой» с участием известных деятелей культуры, композиторов, актеров и писателей России, среди которых был и он. Выступая 29 октября в Абхазской филармонии, Виктор Ерофеев, в частности, сказал: «Фазиль Искандер – начало моей любви к Абхазии. Личное знакомство началось с публикации произведения Фазиля в альманахе «Метрополь». Я люблю Абхазию, и это не пустые слова».

Погрузившись сегодня в подборку публикаций в Яндексе на тему «Виктор Ерофеев и Абхазия», я встретил вот такие его слова, произнесенные в 2006 году в качестве ведущего на Радио Свобода беседы, где обсуждались тема т. н. горячих точек и современное «мифотворчество». Когда журналист Александр Поклад заговорил о том, какие мифы, распространяемые грузинской пропагандой (это борьба православной Грузии с мусульманской Абхазией), развеялись у него в голове после поездки со съемочной группой НТВ на грузино-абхазскую войну, Ерофеев откликнулся: «Мне очень близки ваши размышления, поскольку совсем недавно по рекомендации немецкого журнала «Море» я приехал в Абхазию. У меня было столько мифов, которые мне навеяли самые разные средства массовой информации. Я приехал туда, я увидел прекрасный, замечательный народ, который отстоял свою независимость и которого грузины считали народом второго сорта, смеялись над тем, как по-абхазски «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить» – «Ленин хара, Ленин хуру, Ленин хара хуру». Грузинские шутки... Я видел эту горячую точку, она остыла на земле, но она не остыла в сердце людей... Конфликт был чудовищный и безобразный. Потому что грузины жили рядом, и далеко не каждый грузин был активизирован с точки зрения Тбилиси, но, тем не менее, они присоединились к своим, как большой против маленького, и поэтому они вынуждены были уйти».

Кстати говоря, насчет речевки «Ленин жил...», звучавшей во время оно над центральными площадями всех советских городов на самых разных языках, в том числе и на грузинском. Если бы Ерофеев решил разобраться тут до конца, то узнал бы, что по-абхазски она звучит абсолютно по-другому, что не было там никакой «харахуры», то есть шутка, помимо прочего, была еще и лживая...

В абхазской интернет-библиотеке помещено несколько публицистических текстов Виктора Ерофеева. Вот начало одного из них – «Абхазия: между Сциллой и Харибдой», датированного 2010 годом:

«Весть о смерти первого президента Абхазии Владислава Ардзинбы отправила мои мысли вновь бродить по этой вызывающе прекрасной стране с климатом Ниццы и долгой, несчастной историей. Я был в Абхазии незадолго до российско-грузинской войны и встал на ее сторону в споре с грузинским соседом. Это случилось непроизвольно, я скорее был готов поначалу обвинить Абхазию в безрассудном сепаритизме и представить ее как банановую республику под крылом двуглавого орла, но мои непосредственные впечатления оказались совсем иными. Я увидел маленькую, оказавшуюся в геополитической ловушке страну, которая отчаянно пыталась найти достойный способ независимого существования, окровавленная военным конфликтом с Грузией. Убитые мальчики – защитники страны – стояли у всех абхазов в глазах, полных слез».

А еще вспоминаю о том, как был воспринят в абхазском обществе давнишний приезд в Абхазию Ерофеева по предложению редакции немецкого журнала. О том, что это была командировка от журнала, мало кто знал, но его встреча с группой абхазской творческой интеллигенции и слова на ней, произнесенные им с симпатией к народу Абхазии и его борьбе, стали известны благодаря СМИ и были восприняты в обществе с энтузиазмом. И не только потому, что это было еще за несколько лет до признания Россией независимости Абхазии и перспективы этого признания были еще весьма неясны, а и потому, к какой части российской интеллектуальной элиты принадлежал и принадлежит Виктор Ерофеев.

...Когда более четверти века назад разгорелась грузино-абхазская война, мнения в российском обществе, как известно, разделились. Порой это происходило по простейшему принципу: соответственно тому, у кого были ранее среди друзей грузины, а у кого – абхазы. А зачастую – по другому, политическому, но тоже упрощенному принципу: одни были симпатизантами грузин только потому, что принадлежали к либеральной части властной и интеллектуальной элиты и видели своего в «демократе» Эдуарде Шеварднадзе, а другие симпатизантами абхазов – только потому, что были «государственниками» и ненавидели Шеварднадзе и «грузинских сепаратистов», которые активно расшатывали СССР. И очень, увы, немногие давали себе труд разобраться в конкретных обстоятельствах и предыстории грузино-абхазского конфликта и делать выводы исходя именно из них.

Вот почему в абхазском обществе всегда особенно высоко ценили тех либерально мыслящих россиян, которые понимали и морально поддерживали абхазов. Начиная еще с академика Андрея Сахарова, Галины Старовойтовой, Владимира Познера... И Виктор Ерофеев, к нашему удовлетворению, почти полтора десятка лет назад пополнил их ряды.

Но вот какая штука. Я сам считаю себя человеком либеральных воззрений, но в то же время знаю, что есть такое понятие, как «либеральная тусовка» в современной России. А любая тусовка всегда неизбежно пытается нивелировать взгляды входящих в нее людей, подчинить их доминирующим в ней мнениям по самым разным вопросам.

Не берусь судить, сказалось или не сказалось это на отношении Виктора Ерофеева к абхазскому народу и его праву на самоопределение, но непреложным фактом является то, что ему пришлось столкнуться с другим прискорбным явлением. Подобно тому, как вздорная соседка, поссорившаяся с другой, начинает вдруг предъявлять претензии третьей, совершенно в их конфликт не вовлеченной: «Почему ты продолжаешь с ней здороваться?», так и вздорные люди, которые наличествуют в любой стране, начинают выступать с нападками на тех, кто «позволяют себе» общаться с оказавшимися с этими недовольными по другую сторону баррикады.

В публикации «Евгений Евтушенко и Абхазия» на «Эхе Кавказа» в апреле 2017 года, после ухода из жизни этого большого русского поэта, я вспоминал, в частности, о той ситуации, в которой тот оказался после своей поездки в 2010-м в Абхазию. Тбилисское интернет-издание «Наша Абхазия», пересказав дословно информацию о нем ГИА «Апсныпресс», предпослало ей такой заголовок: «Евгений Евтушенко плюнул в лицо Грузии». Очевидно, этот плевок состоял в том, что поехал «в оккупированную Абхазию», не спросив разрешения у Тбилиси. «Должна признаться, что эта дикая, безнравственная выходка потрясла даже меня, человека, которого давно уже трудно удивить ничем не обоснованными выпадами в адрес моего народа», – писала тогда одна представительница грузинской творческой интеллигенции. Надо заметить, что Евтушенко, у которого было немало друзей по писательскому цеху как в Грузии, так и в Абхазии, ни у кого не стал тогда просить извинения и отвечал своим грузинским «обличителям» достаточно жестко. Впрочем, ради справедливости следует упомянуть, что и среди абхазских поэтов были выступившие с упреками в его адрес – за то, что «не осудил в свое время грузинскую агрессию».

Так что Виктора Ерофеева я вижу тут, прежде всего, жертвой поистине абсурдной ситуации. Мужчину, который публично признается в любви одновременно к двум женщинам, в нашем моногамном обществе справедливо обвинят в аморальности или в том, что у него непорядок с головой. Но разве человек не имеет права любить, ценить разные народы и поддерживать общение с их представителями?

Да, любое государство имеет право принимать те законы, которые представляются ему в какой-то момент необходимыми. Даже такие, которые с чьей-то иной точки зрения кажутся бессмысленными и нарушающими фундаментальные права человека. Например, грузинский закон об «оккупированных территориях», по которому любому заехавшему в Абхазию и Южную Осетию без ведома и согласия Тбилиси грозит штраф или от двух до четырех лет лишения свободы. Да, насколько слышал, закон действует как-то избирательно: сработала бюрократическая машина – нарушителя задерживают и порой наказывают по полной; не сработала – его пропускают. Но эта «дырявость» действия закона отнюдь не уменьшает его бессмысленности. За десятилетие его действия закон ни на йоту не приблизил Грузию к «восстановлению территориальной целостности», а вот нервов множеству людей попортил немало, как и прибавил озлобленности против Грузии отсидевшим в ее тюрьмах, заплатившим штрафы простым туристам.

Опять же не знаю, помогут ли Виктору Владимировичу его извинения перед теми, кто лишает его права на свободное передвижение по миру, осуществить свои запланированные поездку в Цинандали, издание книг на грузинском языке, но вот потеря лица, простите за каламбур, налицо.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Книга, которую стоит прочитать

Пройдет ещё время, прежде чем мы будем особо гордиться, что в какой-то мере волею судьбы нашему поколению повезло, что мы работали, общались, разговаривали с выдающимся лидером Абхазии Владиславом Григорьевичем Ардзинба. И неважно сколько раз по времени ты это делал. Достаточно было пообщаться с ним всего лишь один раз, и становились понятны главные ценности этого человека: он знает, что делать, как отстаивать точку зрения в интересах страны и народа, как предпринимать волевые шаги, которые заставляли окружающий мир считаться с новой страной.

Владислав Григорьевич Ардзинба имел характер настоящего абхаза – делать полезное в первую очередь всем, не бросаться красивыми словами, и если делать продуманный шаг вперед, то ни минуты не колебаться в его осуществлении. А самое главное – такие, как он, не предают, не перебегают, не мечутся, преследуя свои интересы и сиюминутные желания.

Иногда говорят, что не надо делать из Владислава Бога, он тоже делал ошибки. Если граждане, так рассуждающие, посмотрят на себя со стороны, то они могут заметить много «интересного» в своей жизни: неисполнение законов страны, которую отстояли, неуплату налогов и взятых кредитов, вольное поведение за рулем автомобиля и пр.

Чистота памяти человека заключается в том, что он должен всегда помнить, особенно когда стране и народу было очень тяжело, как все смотрели на Ардзинба. Как на Бога и Мессию, способного отстоять землю, на которую пришлись суровые испытания. Разве не мы говорили в те годы: «У нас есть Владислав. Теперь у нас все получится, мы победим!»

Недавно вышла книга Владислава Григорьевича Ардзинба «Моя жизнь.1945 – 2010». Эта книга воспоминаний Первого Президента Республики Абхазия.

Читая её, ещё больше узнаешь глубину души, характера, мысли, их чистоту и ясность, которыми В.Ардзинба руководствовался, когда был студентом, ученым, политиком, Президентом. Ему удавалось, где бы он ни работал и какие бы должности ни занимал, оставаться абхазским гражданином, сыном своей земли. Иначе быть не могло. Там, где есть семейное воспитание, основанное на традициях народа, оно приносит детям положительные плоды. В книге автор подробно рассказывает о детстве и юношестве. Они проходили как в большинстве крестьянских семей абхазов – в труде, учебе, любознательности, допустимых возрасту озорстве.

Учась в Сухумском педагогическом институте, В.Ардзинба проявлял особую тягу к знаниям. Благодаря преподавателям, которые интересно и увлекательно проводили занятия, он уже постепенно приходил к выводу – кем хочет быть. Как отмечает сам Владислав, у него зародилось желание заниматься наукой. «Мне посчастливилось, что на нашем курсе впервые археологию, историю, этнографию Абхазии, читали такие выдающиеся люди, ученые, какими были Михаил Мамедович Трапш, Георгий Алексеевич Дзидзария, Шалва Денисович Инал-ипа».

Желание стать ученым В.Ардзинба осуществил, поступив в аспирантуру Института Востоковедения Академии наук СССР. А стать хеттологом он решил тогда, когда в кабинете Ш.Инал-ипа увидел карту Закавказья и Передней Азии. Ученый сказал: «Вот регион, здесь возникли с древнейших времен и жили родственные абхазам племена, и есть мнение, что абхазский язык вместе с другими западно-кавказскими языками родственен хаттскому языку. Вы могли бы ответить на этот вопрос?»

Ардзинба позже издал великолепную книгу, по сути, единственную в мире по этим научным фактам, где ответил на многие вопросы по хеттологии. Труды подтверждали его как глубокого ученого, скрупулезно перерабатывающего научный материал, чтобы докопаться до истины и выполнить задачу, которую сам перед собой поставил.

За время студенческой учебы, проводимой научной работы Владиславу Григорьевичу пришлось ездить в другие страны, много видеть уникальных красивых мест. На восхищение товарищей и коллег он всегда говорил: «Да, хорошо, но в Абхазии намного лучше». Потом приезжающие к нему в гости убеждались, что он говорил правду. В Абхазию влюблялись все. Вдвойне, когда её показывал сам Владислав и рассказывал ее историю и различные факты.

В конце 80-х годов сложилась непростая политическая обстановка, замешанная на грузинском шовинизме, вдруг открыто выплеснувшимся нетерпимостью к коренному народу, и вбросах в общество «истинных» мнений об Абхазии грузинских фальсификаторов разных мастей.

О Владиславе Ардзинба в Абхазии уже все знали. Одни (грузины) смотрели на него со злостью и скептицизмом, другие (абхазы, русскоязычное население) с надеждой и большим доверием. Поэтому он большинством голосов был избран народным депутатом СССР от Абхазии.

С первых дней он начал отстаивать её интересы, по сути, для него уже тогда без выстрелов и взрывов началась труднейшая политическая война за свободу и независимость Абхазии.

Его знаменитое выступление на съезде Народных депутатов о положении в республике потрясло всех, открыло глаза многим. Владислав Ардзинба со свойственной ему прямотой как ученый, начинающий политик изложил аргументированные факты истории и события текущего момента в нашей республике.

Спустя много лет, когда слушаешь это выступление, понимаешь, что В.Ардзинба тогда бросил клич, в который верил безоговорочно: «Абхазия была, есть и будет свободной и независимой».

В Москве и Тбилиси такой подход к вопросу Абхазии «забеспокоил» и напугал.

В книге подробно описывается, как абхазский депутат готовился к своему выступлению, какие козни строились, чтобы это выступление не состоялось, и как Владислав пробивал дорогу, чтоб весь мир услышал о его стране.

Только один факт: вся партийная иерархия делала всё (уговаривала, просила, грозила), чтобы Владислав не выступил и не обижал… грузин. А те в свою очередь, воспользовавшись отсутствием Ардзинба, убрали в зале табличку «Абхазия», дескать, её, как республики больше нет. Владислав всё возвратил на свои места и выступил несмотря ни на что, потратив времени, ровно столько, сколько отведено регламентом.

Это заставило всех руководителей СССР зашевелиться и не допустить «свободный наезд на Абхазию» со стороны Грузии.

Это была первая большая победа Ардзинба, когда он заставил всех недоброжелателей и сомневающихся считаться с мнением народа Абхазии.

Подробно Владислав Григорьевич Ардзинба описывает в книге свое назначение Председателем Верховного Совета Абхазии.

Это стало для него очередным этапом в борьбе с местными многочисленными грузинскими оппонентами и поддерживающими их в большом количестве соотечественниками из-за Ингура. Надо учесть, что антиабхазская кампания, сопровождаемая с угрозами физического уничтожения абхазов набирала силу буквально с каждым днем.

Борьба В.Ардзинба и абхазских депутатов находила поддержку и одобрение многонационального населения нашей республики.

Автор книги подчеркивает большую роль народного форума «Аидгылара» в то тяжелое время. Проявил свой твердый характер В.Ардзинба и тогда, когда З.Гамсахурдия сказал абхазскому лидеру, что он всячески накажет за непослушание абхазский народ, и лишит его земли и оседлости. На что Владислав Григорьевич ответил, что вряд ли нас можно напугать, а Абхазия достигнет подлинной самостоятельности.

Вот в этом во всем весь наш лидер: ставит цель, достигает её и не сворачивает с пути. Это может сделать человек аналитического ума, умеющий просчитывать на несколько шагов вперед и жить интересами своей страны.

Когда Шеварднадзе начал грозить Абхазии, он думал, что его авторитет, связи, опыт помогут переиграть ученого-политика Ардзинба и решить проблему с автономией. Войной.

Конфедерацию народов Кавказа, которая стала объединяться, чтобы не дать в обиду свою сестру-Абхазию, Шеварднадзе назвал «бумажным тигром».

Через месяц, после 14 августа 1992 года, Хитрый лис понял, что заблуждался в В.Ардзинба, и из-за него запутался в своих действиях, так как сделал ставку на военную силу и лживую хитрость. В книге подробно описывается весь суровый, трагический путь нашего народа в Отечественной войне народа Абхазии. В.Ардзинба дает полный анализ возникновения войны, точные портреты Шеварднадзе и его клики, которые показали свое истинное лицо. Особо автор отмечает, как работала пропагандистская машина Грузии и какую силу имеет информационное влияние на сознание людей. Так, например, с 1992 г. Шеварднадзе, уверенный в блицкриге, говорит: «Если война, то должна быть война. В Грузии невозможна длительная война. Она должна закончиться в месяц-полтора, (считай, через это время в Абхазии не должно быть абхазов и им сочувствующих). Грузия должна выполнить свой долг».

Уже в 1997 году он же «размышляет»: «Война в Абхазии началась, потому что была осуществлена нейтральная операция по охране железных дорог. Нам оказали сопротивление и мы начали боевую операцию».

Следующий этап – послевоенный период – для Владислава Ардзинба был такой же сложный, как и предыдущие. Тогда политические оппоненты, в том числе и международные, ему выкручивали руки, грозили, требовали, ставили ультиматумы и сроки принятий решений (не в пользу Абхазии). Разве не смотрели мы с надеждой на нашего Лидера, как на политика от Бога, который отстаивает интересы республики?

Пример: По оперативной информации наших спецслужб, стало известно, что во время посещения официальной делегации России в Грузию во главе с В.Черномырдиным был подписан договор и соглашение, согласно которому российская сторона взяла на себя обязательства предпринять совместно с Грузией действия по «восстановлению территориальной целостности Грузии». Для этого будут задействованы передача Грузии боевых кораблей и плавсредств для высадки десанта. Одновременно планируются боевые военные действия в Галском районе.

Как В.Ардзинба поломал эту тайную схему и как потом перед ним оправдывались большие кремлевские чины, подробно написано в книге. Не менее интересно будет узнать, как действовали в пользу Грузии её европейские и западные друзья. Какая мощь и лавина задуманного с их стороны постоянно обрушивалась на нашу республику, народ и в первую очередь на Владислава Григорьевича Ардзинба! Такую нагрузку мог выдержать только человек, наделенный силой от Бога.

Здесь автор этих строк хочет сказать одно. Если на всех этих этапах нашей новой истории не было бы такого Лидера как Владислав, то с Победой, Независимостью, Свободой, дальнейшим признанием, сохранением своей идентичности можно было бы распрощаться.

Мы прошли и выстояли всё, благодаря Человеку, который знал, как любить Родину.

Международные оппоненты, не афишируя, оценили В.Ардзинба как крепкого, неуступчивого, аргументировано отстаивающего свою точку зрения ученого, политика. Соглашались, что он – настоящий народный лидер. Даже заместитель ООН, по поручению Кофи Аннана, подтвердил, что ООН признает тот факт, что она зафиксировала в 1994 г. разрыв государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией, хотя и считает, что это носит временный характер, произошедший в результате войны. Мы смогли этот «временный отрезок» растянуть на 25 лет! И сегодня много зависит только от нас.

Книга Владислава Ардзинба многоплановая. В ней изложены документы, факты, диалоги, собственный взгляд автора, дана оценка нашим политикам, которые всю свою деятельность «строили по обстоятельствам» и личным, групповым интересам во «благо страны».

Те, кто его знал, обязательно скажут: «Да, он был таким. Его роль в нашей истории неоценима».

Для молодого поколения эта книга может стать ориентиром в их жизнедеятельности, и способствовать желанию внести свою лепту в строительство признанной страны – Республики Абхазия.

Любовь к Родине приходит с молоком матери, соблюдением национальных традиций и примеров достойных граждан. В Апсны их всегда было достаточно – Великих и Простых, но умеющих при всех трудностях правильно жить и поступать, начиная с раннего детства и до конца своей жизни на благо Родины.

* * *

Книга издана Фондом Первого Президента Республики Абхазия в г.Сухуме.

Особая благодарность Светлане Ирадионовне Джергения и коллективу Фонда за подборку материалов, умение сделать издание легко читаемым, с желанием возвращаться к нему ещё, так как автору книги и фактам, изложенным в ней, ты доверяешь полностью.

Юрий Кураскуа

Газета "Республика Абхазия"

 

 

По приглашению Президента Республики Абхазия с группой добровольцев я был на праздновании 25 годовщины Победы в Отечественной войне 1992-1993 г.г.. Меня просто поразила всенародная любовь абхазов к нашим добровольцам, ко всем адыгам....

25 лет исторической победе Народа Абхазии над грузинскими агрессорами в Отечественной войне 1992-1993 гг. Как хорошо, что Абхазия в тот момент не осталась одинокой. Призыв Президента Международной Черкесской Ассоциации Ю.Х. Калмыкова Ассоциации "мы не оставим Абхазию в беде" был услышан и тысячи добровольцев с Северного Кавказа и адыгского зарубежья пришли ей на помощь, готовые умереть за свободу Абхазии.

К сожалению 59 наших молодых парней не вернулись оттуда живыми. Как верно и то, что помогать можно и нужно только тем, кто сам что-то хочет делать. Рассказывают, что к вечеру 14 августа, в день нападения агрессора в Сухуме собрались тысячи людей вооруженные кто чем попало, от обыкновенной кувалды до охотничьих ружьей! Вооруженную борьбу возглавили великие и верные сыны Абхазии и кабардинского народа В. Ардзинба и С. Сосналиев, приехал добровольцем, стал полководцем, Героем Абхазии и министром обороны! Вот кто такой Султан Сосналиев! Враг был повержен и с позором покинул пределы Абхазии. 

30 сентября 2018 г. в славную 25 годовщину Великой победы, Президент свободной Абхазии Рауль Хаджимба пригласил добровольцев и руководителей национального движения Кабардинского народа на праздничные мероприятия в Сухум. Конечно же, я и раньше слышал не раз, а в эту поездку увидел воочию, теплое, братское отношение абхазов к нашим добровольцам и дай бог, чтобы у меня хватило слов для рассказа. Рассказчик я плохой. Разместили всю нашу делегацию в Пицунде в одном из самых лучших пансионатов Абхазии "Самшитовая роща".

В первый же вечер в местном ресторане сотрудники пансионата ( ! ) устроили торжественный ужин в честь приезда кабардинских добровольцев. В живописном парке, на самом берегу моря, где ресторан весь вечер звучала кабардинская музыка, песни и танцы. Больше о таких " мероприятиях" говорить не буду, они были не раз еще и в Пицунде, и в Сухуме, в общем кавказское гостеприимство в "квадрате". 

30 сентября в 7 часов утра ( ресторан - шведский стол - пансионата открыли, только для нас в 6 утра !) мы выехали в Сухум. Хотя день был праздничный, тысячи и тысячи людей собрались рано утром в Эшерах в грустном молчании возле высокого холма, где похоронен В. Ардзинба и если бы нас не сопровождал встретивший нас в пригороде автомоибиль со спецпропуском, пробиться было бы невозможно. Такая огромная масса людей и машин еще на дальних подступах, что говорит об огромной любви народа к своему Первому президенту, его памяти. Президент похоронен на высоком холме в Эшерах, недалеко от дома, где он жил. Великолепный памятник-ансамбль , где всего два слова " Владислав Ардзинба и цифры 1945-2010 г.г. " Здесь же чуть в стороне от памятника мы подошли к его родственникам, жене, сестре. Когда Г. Аламиа сказал это мне, до них оставалось всего несколько шагов и я растерялся.... что им сказать спустя 8 лет после смерти... сказал только, что Владислав великий сын наших народов и мы, кабардинцы, гордимся и нам всем очень не хватает его сегодня...

Потом в городе начались действительно торжественные мероприятия, военный парад, театрализованное представление на стадионе и вечером большой правительственный прием в каком-то ресторане. Описать это я не могу, все было очень торжественно и красиво. Запомнился, что к столу наших добровольцев уже в ресторане подошел президент Р. Хаджимба и после небольшого приветствия выпил с ними. Нам сказали, что завтра он ждет адыгскую делегацию отдельно к 13 часам. 1 октября мы приехали в Сухум в 12 час. 30 мин. и решили посмотреть знаменитое кафе "Брехаловка", рядом с резиденцией президента на самом берегу моря. Говорят, что президенты Абхазии иногда выходят к посетителям кафе и за чашкой кофе идет мирная беседа. Было время обеда и в кафе все места были заняты. Когда мы подошли (а с нами в черкессках и с адыгским флагом были 2 добровольца) моментально для нас освободили места и угостили кофе. Вообще где бы не появлялись наши добровольцы, их всегда (флаг адыгский ) узнавали и приветствовали.

Так было и на пути Пицунда - Сухум, где еще и постовые милиционеры отдавали честь. На приеме Президент Р. Хаджимба выразив слова благодарности кабардинским добровольцам, добавил; "для нас очень важно нахождение вместе с нами на этих праздничных мероприятиях людей, сделавших очень много, чтобы Абхазия состоялась", - сказал он. Своим указом он наградил всех юбилейной медалью "ЗА ПОБЕДУ". В своей небольшой речи я поблагодарил Президента и за приглашение на торжества, и за постоянное внимание к семьям погибших и инвалидов. Сказал, что мы, кабардинцы, гордимся своими добровольцами, которые уже 15 августа во главе с С.Сосналиевым были здесь в Абхазии. И когда я добавил, что водитель этого автобуса Володя Канлоев здесь с нами в зале, раздались аплодисменты 12-15 сотрудников аппарата и журналистов. К моему огромному сожалению, в тот момент я не знал, что сегодня здесь еще 3 добровольца пассажиры этого автобуса. Это Кушхов Мухамед, Биданоко Нихьат и Хоконов Заур. Жаль. Я каждого из них представил бы Президенту. В этот день Р. Хаджимба принимал многочисленные делегации с российских регионов и несколько иностранных делегации, день был расписан у него чуть ли не поминутно, но в отведенный нам один час мы не уложились. Вместе с Президентом мы растянули встречу на целых 2 часа! Вот такая была теплая встреча.

И последнее. Не мог я не сказать президенту, что в отношениях абхазов и адыгов в последнее время появилось какое-то недоразумение, которое не нужно ни одному из нас. Оба наших народа пережили величайшую трагедию в 19 веке и потомки их разбросаны по всему миру. Сегодня мы празднуем славную годовщину нашей общей победы над врагом. Все мы обязаны сделать выводы и дело чести политиков и особенно историков достойно выйти из этой ситуации, навеки сохранить братские отношения наших народов. Историки лучше всех знают, что одной из причин трагедии наших народов было нежелание или неумение наших князей объединятся. Уважаемые историки и политики нашей республики! Да, есть серьезные разногласия, но садитесь за стол с необходимыми документами и разберитесь, а не сидите как обиженные мальчики в своих "национальных квартирах ", что может дорого обойтись нашим народам. Как я понял, абхазы вроде готовы, а вы.....не знаю.

Все дни пребывания нас опекали и постоянно были с нами известный поэт, автор гимна Абхазии Геннадий Аламиа, кабардинский доброволец, сегодня профессор медицины из Сухума Анзор Гоов и директор пансионата "Самшитовая роща" А. Айба, настоящие патриоты наших братских народов. От нашей делегации им низкий поклон и спасибо!!! Успехов и процветания Абхазии!

Тумов Мухамадин Мухаджиевич

Тумов, Мухамадин Мухаджиевич: Народный депутат, член Совета Национальностей Верховного Совета РФ (1990—1993), был членом Комиссии Совета Национальностей по национально-государственному устройству и межнациональным отношениям, членом фракции "Суверенитет и равенство" и группы "Реформа армии", участвовал в работе фракции "Аграрный союз".

Родился 10 сентября 1938 г. в с. Чегем Чегемского района Кабардино-Балкарской АССР; окончил Московский институт инженеров сельскохозяйственного производства в 1965 г.; работал главным инженером Чегемского районного управления сельского хозяйства, главным инженером и председателем колхоза "Чегем".

 

 

 

 

Яндекс.Метрика