Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Министр внутренних дел Дмитрий Дбар рассказал на пресс-конференции о том, что проблем у МВД много, но денег на их решение нет. Из первостепенных задач новый министр обозначил борьбу с распространением наркотиков, из важных проблем – отсутствие нормальной пенитенциарной системы, пообещал разобраться с незаконным владением оружия и проверить, кому и за что раздавалось наградное оружие, а также прокомментировал стрельбу у дома первого президента.

Будучи депутатом парламента, Дмитрий Дбар зарекомендовал себя как сторонник самых жестких мер по отношению ко всем участникам процесса распространения и потребления наркотических веществ. Его пребывание на посту министра составляет немногим более месяца, но в орбиту интересов сотрудников его ведомства попадают потребители наркотиков. Охота за наркодилерами еще не началась.

Отвечая на вопрос о том, когда же общество увидит посадки крупных преступников в сфере торговли наркотиками, Дмитрий Дбар сообщил, что сотрудники МВД лишены технических средств и проигрывают в этом наркоторговцам, но он надеется на помощь из Российской Федерации: «Чтобы разоблачить наркоторговцев, нужно время, нужно, чтобы была собрана полная доказательная база, нужны технические средства. А на данный момент у МВД – ноль технических средств. В данный момент нас опережают по техническим возможностям наркоторговцы. Как происходит распространение наркотиков в данный момент: завозится крупная партия наркотических средств и потом в виде закладок их раскладывают. Они пользуются геолокацией, чтобы показать человеку, где данный наркотик лежит. Сейчас мы работаем, можно сказать, СССРовским методом, то есть, вычисляем, на засады сажаем людей, несколько суток они там сидят, и таким путем пытаемся предотвратить продажу наркотиков. Но с открытием границы мы надеемся, что Российская Федерация поможет нам в данном вопросе. Если нам будет оказана техническая поддержка, я уверен, что мы спустим на самый минимальный уровень продажу наркотиков в Республике Абхазия».

Скандальную ситуацию, связанную с тем, что сотрудники Сухумского городского отдела милиции не пустили к подследственному двух его адвокатов, Дбар прокомментировал скупо. Он рассказал, что задержанный уже был дважды судим и в третий раз привлекается по одной и той же статье – кража в особо крупном размере. Он заверил, что к задержанному не применялось физическое воздействие, и это подтверждено заключением судмедэксперта. На вопрос о том, по какой причине в изолятор временного содержания не пропустили адвокатов, Дбар не ответил, но посоветовал им обжаловать действия сотрудников МВД в прокуратуре, если защитники считают их неправомерными.

У министра есть планы реформирования ведомства, но денег нет. Несмотря на это, юристы работают и в скором времени должны представить свое видение реформы и ее экономическое обоснование.

Чтобы усилить законодательную базу работы МВД, подготовлено 14 законодательных инициатив, которые уже лежат в парламенте, в том числе, закон о милиции.

Закон о борьбе с организованной преступностью нужен, но проблема в том, что привлечь «воров в законе» не получается, так как они все являются инвалидами: «Когда мы ловим так называемых воров в законе и криминальных авторитетов, они все имеют инвалидность. В основном все сделали за деньги, это понятно. И на них не распространяется ни административный кодекс, на них практически ничего не распространяется. Мало того, если сейчас посадишь «вора в законе», у нас даже умудряются митинги проводить по этому поводу какие-то. То есть население к этому надо готовить. Если мы строим демократическое государство, как мы говорим, мы должны понимать, что от этого надо полностью отходить. Но вся проблема заключается не так в законах, не так в этих разрешениях, что они имеют инвалидность, как в самой тюрьме, у нас нет тюрьмы».

О том, что в Абхазии нужно строить тюрьму, в разное время говорили все президенты и все министры. Однако достойной тюрьмы как не было, так и нет. Вот и Дбар заявил, что, будь у нас хорошая тюрьма, уровень преступности был бы минимальным: «Нельзя за все виды преступлений сажать в одну тюрьму. Они потом перенимают воровскую идеологию, они становятся рецидивистами, они не исправляются совершенно. И плюс наша тюрьма – это изолятор временного содержания, он не приспособлен для того, чтобы заключенный в таких условиях жил. Даже если мы его посадили, и он имеет какой-то проступок, я считаю, что он должен иметь достойные условия тоже. Но режим должен быть правильным. Судья дает строгий режим, судья дает колонию поселения, а они все сидят в одной камере. Это неправильно. Сейчас идут переговоры с Российской Федерацией по поводу строительства тюрьмы. Мы хотим, чтобы на территории, где будет строиться тюрьма, колония была, и крытая тюрьма была, нам хватит, если у нас будет тюрьма на 500-600 человек. Если у нас будет нормальная тюрьма, я вас уверяю, что преступность у нас будет на минимальном уровне».

Еще одна проблема – огромное количество оружия на руках у населения. По мнению министра, приходя в любое заведение, можно увидеть, что из ста человек восемьдесят носят с собой оружие: «За пять лет роздано 2 267 разрешений на ношение оружия. Это – катастрофа для нашей страны. Сейчас мы, когда нам попадаются люди, которые имеют даже разрешение на ношение оружия, забираем оружие, проверяем его по учетам СГБ и МВД, если оно не имеет криминальный след, человек, в принципе, не виноват в том, что мы раздавали эти разрешения, мы возвращаем ему только на хранение. В последующем участковый будет проверять, как хранится данный вид оружия. 451 оружие – это только наградное, которое принадлежало МВД, у нас роздано больше 220 единиц обычному нашему населению. В данный момент разрешительная система наша опечатана, поднимаются все документы, разрабатывается новое положение, где мы строго будем следить за тем, кто получает и кто планирует получить разрешение на хранение. Мы хотим спустить до минимума это, потому что мы видим, приходя в любое заведение страны, что люди открыто носят пистолеты, открыто сидят. Из ста человек, грубо говоря, восемьдесят сидят с оружием».

И самый актуальный вопрос: что произошло около дома первого президента Абхазии Владислава Ардзинба в селе Нижняя Эшера? Дмитрий Дбар проинформировал, что по факту стрельбы у дома Ардзинба туда выезжала оперативно-следственная группа, но никто не дал никаких показаний о том, что там произошло. Люди, которые там находились, задержаны и водворены в ИВС, однако без свидетельских показаний возбудить уголовные дела нельзя. «Дом первого президента должен быть музеем, а не местом, где скрываются преступники, а мы не могли себе позволить туда войти», – подвел он итог.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

С места происшествия изъяты стреляные гильзы, доследственную проверку проводит следственная группа ОВД по Сухумскому району.

СУХУМ, 3 июн - Sputnik. Сотрудники МВД Абхазии предпринимают оперативно-розыскные меры по установлению и задержанию лиц, причастных к стрельбе в сторону дома первого президента республики Владислава Ардзинба, сообщает пресс-служба ведомства.

По данным следствия, вечером 29 мая в селе Нижняя Эшера, примерно в 20:00, к дому по улице Папба приехала группа лиц, один из которых открыл стрельбу из автоматического оружия в направлении дома первого президента.

Ранее министр внутренних дел Дмитрий Дбар сообщал, что подозреваемый, устроивший стрельбу в сторону дома первого президента, задержан.

 

 

 

 

Республиканская общественная ветеранская организация «АРУАА» 1 июня сделала заявление в связи с последними событиями в стране:

1. «АРУАА» всегда поддерживало и будет поддерживать любые действия правоохранительных органов, направленные на арест и привлечение к уголовной ответственности лиц, объявленных в розыск и подозреваемых в совершении преступлений любого характера.

2. «АРУАА» никогда не будет защищать кого-либо из тех, кто нарушает закон по принципу партийной принадлежности или «голосовал за нас». Такого же отношения мы требуем и от власти.

3. Мы призываем правоохранительные органы не самоустраняться от проблем и не оставлять людей, у которых имеются неприязненные отношения друг к другу одних, в целях противодействия любому виду самосуда.

4. Мы резко осуждаем последние события в селе Нижняя Эшера, когда группа вооруженных людей ездила по селу, открывая стрельбу, и лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Факт криминальных разборок возле дома Первого Президента должен быть тщательно расследован, и виновные должны быть наказаны.

5. В нашем обществе очень болезненно воспринимается несправедливость, когда люди за одни и те же правонарушения отбывают тюремный срок, а другие прикрываются политическим соратничеством и остаются безнаказанными. Прецедентное право рассматривается обществом как норма справедливости.

Несмотря на то, что мы находимся в оппозиции к нынешней власти, четко заявляем, что готовы поддержать все законные и справедливые действия МВД, Генпрокуротуры по наведению порядка в стране”.

Нужная газета

 

Апсадгьыл-инфо, 31 мая 2020 г. Министр внутренних дел Абхазии Дмитрий Дбар обратился к гражданам в связи с последними событиями в Сухуме, связанными с задержанием ранее объявленного в розыск гражданина Эрика Чкадуа.

«Обращаюсь ко всем гражданам Республики Абхазия, независимо от социальной, политической и фамильной принадлежности не дестабилизировать ситуацию в стране, не препятствовать законным действиям правоохранительных органов, что может привести к необратимым процессам. Не забывайте об ответственности за сохранение правопорядка, все вопросы должны решаться цивилизованно и в строгом соответствии с законом. По факту имевшего место вечером 29 мая инцидента в селе Нижняя Эшера, подозреваемый в производстве выстрелов в сторону дома первого президента задержан. Однако очевидцы не сотрудничают с правоохранительной системой, тем самым не содействуют процессу дознания», - говорится в обращении Дмитрия Дбар.

Министр внутренних дел отметил, что личный состав всех подразделений силовых структур поднят по тревоге и готов в любое время пресечь неправомерные действия и обеспечить общественный правопорядок.

«Ситуация в стране находится под контролем. Всех виновных в совершенных преступлениях лиц ждет неотвратимость наказания. И у нас хватит сил и средств для того чтобы обеспечить строгое соблюдение закона», - заявил министр.

 

Первому Президенту Республики Абхазия – 75 лет

За несколько дней до падения Сухума на отставного полковника ВС России вышел один из представителей грузинской диаспоры в Москве. По его словам, некими лицами из представительства Грузии готовится операция, целью которой была ликвидация президента Ардзинба.

Ставка делалась на террористический акт. Сразу же было достигнуто соглашение об оплате труда – по 10 миллионов рублей каждому участнику операции. По плану в столицу Грузии должна была прибыть группа из 15 человек - солдаты и офицеры спецназа, имеющие реальный боевой опыт. Там наемники получали оружие и снаряжение, после чего отправлялись на учебную базу в Гори для пристрелки «стволов» и детальной проработки плана теракта.

Договоренность была достигнута, и началось формирование группы. В нее вошли минер-подрывник, два снайпера, гранатометчики, техник-водитель и стрелки. Был разработан план отхода. Все участники прекрасно понимали, что в живых останутся немногие – трое-пятеро от силы. Тем не менее за время, проведенное в «горячих точках», они привыкли рисковать за деньги, которые по тем временам казались им немалыми.

Окончательный план выглядел следующим образом. Полностью экипированная террористическая группа должна была переправиться в Сухум, находившийся к тому моменту в руках абхазских сепаратистов. За Владиславом Ардзинба регулярно велось наблюдение, и руководители операции по его устранению знали, что глава самонареченной и никем не признанной республики частенько посещает город в составе кортежа из трех-четырех машин или же пешком, в сопровождении охраны. Кстати сказать, телохранители Ардзинба были из того же спецназа из сотрудников спецслужб бывшего СССР.

Боевики должны были выдвинуться на огневые позиции на маршруте следования президента Ардзинба. Если тот будет находиться в автомашине, то один из гранатометчиков должен будет подбить ее, а другой – машину сопровождения. Уцелевшая охрана попадет под шквальный огонь стрелков. Снайперы и пулеметчик должны будут прикрыть отход оставшихся.

Если же президент будет совершать пешую прогулку, то два снайпера должны «работать» по нему, а оставшиеся – по охране. После этого оставшиеся в живых боевики должны были рассредоточиться и по два-три человека пробираться на север, в сторону Сочи. В установленной точке (ее должны были определить в самый последний момент) участники операции встречались и оттуда вылетали в Москву. Там же уцелевшие получали свой гонорар. Доля погибших передавалась их семьям.

План этот при точной и детальной проработке мог бы дать желаемый результат.

«Заказчика» не устраивало в этой ситуации лишь одно: отход группы на территорию России. Было предложено отойти в Грузию. Там, мол, деньги получите, и как героев, встретят. Это самое обстоятельство насторожило боевиков. Они сразу же заподозрили, что вместо обещанной славы «героев» их ждут пули. Тогда «заказчик» предложил иной вариант. Вместе с первой группой в Сухум отправится вторая для поддержки и страховки на случай провала. Это тоже не устраивало исполнителей – вторая группа вполне могла за деньги расстрелять их после исполнения теракта, и на месте происшествия они были бы опознаны как сотрудники российских спецслужб.

Окончательным ответом было «нет». Впрочем, без работы полковник со товарищи не остался. В 1992 году прейскурант для «горячих точек» был следующий: 150 тысяч рублей на человека в операции по захвату стратегически важной высоты, 50-100 тысяч – за уничтожение танка или БТР. Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба Абхазии, лишись она лидера.

«Московский комсомолец», 7 января 1996 года.

Из книги «Пришел из Эшер», 2020 г.

Газета "Республика Абхазия"