Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Торгово-промышленная палата восстановила электропроводку и установила новые грунтовые прожектора в Парке Свободы в Сухуме, сообщает пресс-служба ТПП.

В конце января злоумышленниками были украдены 20 грунтовых прожекторов и 200 метров электропроводки на центральной аллее парка. Это не первый факт вандализма, который периодически совершается в этом месте. Прожектора постоянно ломают или крадут, но ТПП, тем не менее, за свой счет и с помощью сотрудников Горсвет, восстанавливает освещение.

Торгово-промышленная палата в течение четырех лет занимается благоустройством Парка Свободы рядом с площадью им. Владислава Ардзинба. Коллектив ТПП своими силами обновляет зеленую зону и проводит субботники по уборке территории. В парке установлены новые плафоны, ночное декоративное освещение, часть дорожек засыпали гравием, другую часть выложили плиткой, заменены бордюры вдоль парковых дорожек и многое другое.

Сотрудники ТПП надеются, что благоразумие, в конце концов, возьмет верх над вандализмом, и парк будет привлекать жителей и гостей столицы своей красотой и ухоженностью.

Нужная газета

 

Заявление посла России в Абхазии Алексея Двинянина о транзите прокомментировал бывший руководитель Государственного таможенного комитета Республики Абхазия, экс-министр внутренних дел Аслан Кобахия.

Анаид Гогорян: Сегодня российский посол в Абхазии заявил о транзите грузов через Абхазию, что «это не будет плохо для республики». Можно ли трактовать это заявление как однозначную позицию России по открытию транзита? Готова ли Абхазия к такой однозначности?

Аслан Кобахия: Посол Российской Федерации в Абхазии не может иметь собственную позицию, это позиция Российской Федерации, давайте с этого начнем. Теперь на счет того, что плохо это для Абхазии или хорошо. Транзитные товары через Абхазию давно проходят. Они есть, может быть, не в тех больших количествах, но опыт работы современной Абхазии с транзитными товарами давно есть. Есть законодательство, есть Таможенный комитет, есть Погранслужба, которая это все контролирует, осуществляет на границе вместе с таможенниками и с другими органами государственной власти. Любое транзитное передвижение через Абхазию – это только плюс для Абхазии. Абхазия к этому стремилась, Абхазия к этому идет, и пусть никто не ошибается, что Абхазию может к чему-то принудить. В 2011 году, когда подписывалось соглашение, я комментировал это, у нас были определенные опасения. Но с 2011-го по 2018 год слишком много воды утекло. Мы четко видим позицию одного из основных игроков, одного из двух основных игроков в мировой политике – Российской Федерации. Никаких опасений для Абхазии нет.

Абхазия транзитная страна, Россия – независимое великое государство, Грузия – независимое государство. Между Россией и Грузией могут быть какие угодно договоры. Но если договоры касаются абхазского государства, нашей территории, то здесь четко будут работать абхазские законы. Сейчас пока идет политическая составляющая, а реальность, когда на землю все перенесем, там будет определенный человек, которого будут называть грузоперевозчиком, он будет проходить все таможенные, пограничные процедуры на территории Российской Федерации, там будут совместные или нет, это абхазской стороны никак не касается, это на территории России. Все, что будет проходить на территории грузинского государства, тоже никак абхазскую сторону не будет беспокоить. Абхазская сторона будет четко к грузоперевозчику предъявлять законы Республики Абхазия. И он, если будет соблюдать эти законы, правила, которые приняты абхазским государством, будут соблюдаться, эти товары транзитом по Абхазии будут проходить, и никаких проблем ни у кого не будет.

Мы из Абхазии никогда не делали и не собираемся делать анклав, куда никакой товар не будет проходить. Это грузинская сторона все 25 лет пыталась из Абхазии сделать анклав. Но ситуация показывает, что это сделать не получается.

А.Г.: Чем для Абхазии чревата транзитная торговля между Россией и Грузией?

​А.К.: Не торговля между Россией и Грузией. Грузия – такая же транзитная страна, как и Абхазия. Эти товары могут идти из России в Абхазию, в Грузию, в Армению, в Турцию, в Иран. Возможности Абхазии такие же, как и у Грузии. И грузины, и мы на очень интересном участке земного шара находимся. Грузины должны понять одно – вечных войн не бывает. Есть независимое абхазское государство, и никаких опасностей мы для себя не видим. Хотят строго по международным правилам работать с Абхазией, – никаких проблем ни у кого не будет. Самое главное, все, что мы делаем, чтобы это было в интересах абхазского государства, в интересах абхазского народа, тогда у нас все получится.

А.Г.: Наверняка существуют плюсы в открытии транзита для Абхазии. Республика могла бы получать плату за транзит, например. Вы видите еще плюсы?

А.С.: Никогда никакой товар не проходит без платежей. Конечно, мы осознано, еще в девяностые годы при Владиславе Ардзинба, когда мы вводили ставки, очень мизерные, по одной простой причине, чтобы грузоперевозчику было интересно проходить территорию Абхазии. Мы четко, строго в соответствии с нашим законодательством, международным правом будем действовать по отношению к грузоперевозчикам. Тогда мы разрабатывали, и сегодня так же будет. Любые товары, которые будут проходить по территории Абхазии, по транзитной линии, органы государственной власти предпримут все необходимые действия по их безопасности, сохранности, сопровождению и все остальное. Грузинам надо понять, в последнее время наблюдаю их комментарии по транзиту через Абхазию – они очень нервничают. Хотя не нынешняя власть это подписывала, подписывали при Михаиле Саакашвили. Нынешнюю власть пытаются обвинить, что они предают интересы. 25 лет вы боретесь, господа грузины, соседи наши, боретесь с независимостью Абхазии. Вы можете что-то притормозить, но остановить вы не можете. Абхазия идет четко по международному признанию.

Да, у нас очень много проблем. Но Абхазия никогда, ни за какие деньги, никогда не откажется от своей независимости! Абхазский вопрос до сих пор является разменной монетой в борьбе между политическими кланами в Грузии, между Саакашвили и нынешней властью. Ничего хорошего из этого не выйдет, они должны понять одну вещь. Они между собой могут ссориться о чем угодно, мы этого не видим и не хотим видеть. Ничего хорошо для них не произойдет, если они будут все время спекулировать абхазским вопросом. Абхазский вопрос закончился и окончательно закрыт 30 сентября 1993 года.

Транзит через нашу территорию – это транзит через территорию независимого государства. Любой грузоперевозчик, пусть он будет из Америки, из Испании, Англии, Грузии, Армении, ему придется иметь дело с органами государственной власти Абхазии. Грузия переживает все время, что мы утверждаемся в плане своей независимости. И все 25 лет они борются с этим, но результата нет. Можно где-то спортсменов заблокировать, танцоров заблокировать, где-то поездку какой-то делегации заблокировать, но это же не решение вопроса.

А.Г.: Какие будут для Абхазии выгоды, плюсы в открытии транзита?

А.К.: Экономического плана, что такое транзитный проход товаров? Это и экономическая выгода, и поступления в бюджет, это признание территории Абхазии как территории, через которую можно проводить эти мероприятия.

А.Г.: Считаете ли вы, что вопрос транзита является важным для абхазского общества и абхазской политики?

А.С.: Нет, я не думаю, что это важный вопрос. Вся наша проблема, в Абхазии можно делать все, но в Абхазии нельзя делать одного, не надо ничего делать скрытно, надо делать публично. Пусть это будет нефть, вода, транзит. Сегодня Абхазия – признанная страна, есть определенные внутренние и внешние риски, которые мы должны обсуждать открыто. Тогда вы найдете поддержку. Но мы должны четко показать, когда у Грузии с Россией закончится переговорный процесс, когда они скажут: «Мы готовы». Мы скажем: «Молодцы, мы вас приветствуем, что вы это подписали, теперь давайте нам перевозчика на нашу территорию». Ему придется подписывать с государственными органами Абхазии документ о перевозке своего товара, это называется таможенная декларация. И он на основании этой таможенной декларации должен будет проходить все таможенные процедуры на территории Республики Абхазия, по законам Республики Абхазия.

А.Г.: Будет ли эта тема важной в ходе президентских выборов?

А.К.: Не думаю, что она будет стратегическим моментом на президентских выборах. Я, честно говоря, не знаю, насколько это будет интересно на выборах. Это вопрос не наш. Это вопрос между Россией и Грузией, нас это не интересует. У нас достаточное количество товаров, которые заходят из России и уходят через абхазские порты, в том числе и в абхазские порты приходят. Будут уходить в Грузию, какие проблемы? Пусть уходят. Это платежи и все остальное. Но мы на своей территории никаких контролирующих органов ни от какого государства не допустим никогда, ни при каких обстоятельствах.

Эхо Кавказа

 

6 февраля в пресс-центре Абхазского телевидения и.о. главы администрации Галского района Темур Надарая рассказал о том, как сейчас живет район, с какими сталкивается проблемами и чего удалось добиться за четыре года.

Надарая прокомментировал ситуацию на границе с Грузией, которая была открыта 5 февраля. Он сообщил, что карантин сохраняется, врачи продолжают дежурить.

Галская больница и главный санитарный врач района ведут работу по выявлению людей, заболевших гриппом. Ими за все это время не было выявлено ни одного заболевшего, который бы пересек границу по реке Ингур. Между тем, по словам Надарая, благодаря проверкам на границе было выявлено 9 больных туберкулезом и 2 больных раком.

«Мы не закрывали никогда границу, режим был изменен на более сложный, ее проходили сотрудники Ингур-ГЭС, проходили больные, которым нужна была помощь за пределами Республики Абхазия. Мы принимали всех наших жителей, которые до 11 января находились на территории Грузии. Мы не можем не принять наших жителей, даже тех, кто болеют свиным гриппом. А если это касалось иностранных граждан, которые переходили государственную границу и подозревался грипп, то им мы не давали возможность перейти границу в связи с карантином», – пояснил он.

Надарая добавил, что врачи остались на границе, но нагрузка на них, в связи со снятием режима, увеличилась в разы.

«Они каждому измеряют температуру, приобретены специальные бесконтактные термометры. Если есть какие-то подозрения на грипп, естественно будут приниматься меры, как и принимались ранее», – сказал и.о. главы.

В связи с ограничением движения через границу с Грузией, в Галском районе социальная ситуация сильно накалилась. Многие не могли купить себе лекарства, которые они обычно покупают на территории Грузии, где получают пенсию и где они дешевле.

«Государственную границу с Грузией мы держим открытой в гуманитарных целях все эти 25 лет», – сказал Надарая.

Он подчеркнул, что спустя 100 лет после геноцида армян, граница между Арменией и Турцией закрыта. Тоже самое на границе Армении и Азербайджана. Но указом президента Владислава Ардзинба в Галский район были возвращены беженцы и было принято решение в гуманитарных целях открыть границу.

«В этом есть и плюсы, и минусы. Учитывая, что Грузия проводит политику «обласкивания» жителей Абхазии, сменила свою политику с «кнута на пряник», многие жители Абхазии разной национальности стали пользоваться медицинской помощью. Это все приводит к тому, что потом Грузия заявляет на разных международных площадках, что если бы Абхазия была не оккупирована Россией, то мы в братстве можем жить», – пояснил он.

Надарая также прокомментировал слова уполномоченного по правам человека Асиды Шакрыл, которая считает, что действия властей не направлены на интеграцию жителей Гала в абхазское общество:

«К сожалению, подход уполномоченного по правам человека и законы Республики Абхазия немножко разнятся, потому что она говорит о том, что статус не определен. Статус жителей Галского района определен в соответствии с законодательством Абхазии. Главными являются два закона – это закон о гражданстве и закон о правовом положении иностранных граждан. Тем, которые сегодня хотят больше чем Папа Римский казаться католиками, и выступают за защиту прав жителей Галского района, я хочу сказать: права жителей Галского района больше, чем власть, которая сейчас там находится, никто не защищает, и никто не заботится о них больше, чем власть».

Он пояснил, что власти осуществляют постоянную раздачу гуманитарной помощи, помогают в получении документов, последнии изменения в постановлении правительства, позволяют людям, имеющим вид на жительство, получать все социальные гарантии, которыми сегодня обладают граждане Абхазии.

«Мы прекрасно помним о том, как проходила паспортизация в Галском районе, сколько тысяч граждан Грузии и иностранных государств получили гражданство Абхазии в нарушение закона о гражданстве», – сказал Надарая.

По его словам, в принятый в 2005 году закон о гражданстве внесены изменения, которые упрощают процедуру его получения.

«Но мы не можем себе позволить, чтобы одни и те же люди одновременно избирали президента Грузии и избирали президента Абхазии. Для нас это является основным защитным механизмом нашей государственности», – считает и.о. главы Галского района.

Надарая отметил, что после Отечественной войны 1992-1993 годов в Абхазии было еще два конфликта – в 2004 году и в 2014 году, и оба они были связаны с галским вопросом. Гражданство, считает он, является для Абхазии «краеугольным камнем защиты государства». Тот, утверждает Надарая, кто дает гражданство Абхазии гражданам Грузии, либо не понимает, что делает, либо «его не интересуют приоритеты республики».

Надарая рассказал, что именно делает администрация Галского района для интеграции его жителей. Ведется активная работа с молодежью, в частности, комитетом по молодежи и спорту района. В 2015 году было принято решение о принятии в 11 школах района программы министерства образования Абхазии, что позволяет ученикам школ выучить русский язык. Надарая отмечает, что хотелось бы, чтобы школьники выучили и абхазский язык, но учитывая его сложность, для начала надо изучить хотя бы русский язык для того, чтобы у галцев была возможность общаться с остальными жителями Абхазии, иначе нельзя говорить об интеграции. Кроме того, ведется переподготовка преподавателей Галского района. Творческие коллективы и спортсмены района принимают активное участие во всех республиканских мероприятиях.

«Все это мы считаем необходимым для того, чтобы интегрировать молодое поколение. Трудно человека в 45-50 лет интегрировать, если он за это время сам не потянулся», – считает Надарая.

И.о. главы подчеркнул, что в этом году в Абхазский государственный университет поступило 20 выпускников галских школ, лучшим из которых администрация района ежемесячно выплачивает стипендию в размере 5 тысяч рублей. Многие студенты проживают в общежитии при университете.

Он отметил, что ректор АГУ Алеко Гварамия пошел на встречу и дал возможность жителям Гала поступать в университет по свидетельству о рождении.

«Надо очень много еще работать именно с подрастающим поколением, с теми, кто заканчивает школы, чтобы они не выбирали вузы Грузии. Мы им не можем запретить этого. В прошлом году из 6 отличников, закончивших школу, почти все поехали учиться в Грузию», – сказал Надарая.

Он отметил, что Грузия «ведет борьбу за каждого человека»: «В позапрошлом году у нас был один выпускник-вундеркинд Каталандзия, он чисто говорил на абхазском, грузинском, мегрельском, английском, испанском, турецком и русском. Он в апреле месяце пришел ко мне, я сразу же обратился в минобразования, но период сдачи через Россотрудничество был окончен. Он хотел на международные отношения, мы ему предложили один год проучиться в нашем университете, а на следующий год через Россотрудничество уехать учиться в Москву. И представляете, что ему Грузия предлагает? Массачусетский университет, полный пансион».

Надарая добавил, что его сестра осталась учится в Абхазии, она получает повышенную стипендию. Он подчеркнул, что очень важно, чтобы выпускники галских школ продолжали свою учебу в АГУ.

И.о. главы рассказал, что парламент принял важнейший закон о статусе иностранных граждан, когда с видом на жительство учиться и получить работу нет никаких проблем.

«Есть разные уровни вида на жительство. У нас очень высокий уровень вида на жительство введен. В некоторых странах он просто позволяет жить, но не работать. Наш вид на жительство позволяет работать, учиться, получить водительское удостоверение, кредит в банке, заниматься бизнесом, он позволяет получить весь социальный пакет», – пояснил Надарая.

Например, что в 2013 году инвалидам детства были прекращены начисления социальной помощи по форме №9, но вся эта сумма была пересчитана и выплачена единовременно.

Совсем недавно в Галском районе шла постоянная террористическая война, в год похищали от 16 до 18 человек, напомнил Надарая. Сейчас ситуация кардинально поменялась, в районе не орудуют террористические группировки, людей не похищают, но информация об этом еще жива в памяти людей. Все это влияет на приток инвестиций в район.

«Благодаря нашим и российским пограничникам, службе государственной безопасности с 2015 года ни одного случая похищения человека не было. Более того, по сравнению с 2017 годом в 2018 по всем направлениям количество преступлений уменьшилось в два раза», – отметил он.

На фоне этого в район потянулись инвесторы. Так, открылась плантация по выращиванию редиса. На предприятии работают 160 человек. Еще одна компания – «Капитал Инвест» занимается цитрусовыми культурами. Впервые, помимо налога на землю, компания перечисляет около 1,600 млн рублей в виде аренды.

«Решением президента страны, для того, чтобы Галский район был более привлекательным, была создана особая экономическая зона, управляющая компания, которая проводит работу по тому, чтобы привлечь туда инвесторов. Там люди освобождены ото всех видов налогов, кроме налога с заработной платы. Это своеобразная оффшорная зона. Очень выгодно бизнесу вести там свою деятельность», – отметил он.

Отвечая на вопрос, смогут ли жители Галского района голосовать на выборах президента в этом году, Надарая отметил, что жители Гала, являющиеся гражданами Абхазии, голосовали на выборах президента в 2014 году и на выборах в парламент в 2016:

«И в этом году Галский район будет участвовать в президентских выборах. На сегодняшний день 300 с лишним человек обладают гражданством Республики Абхазия. Я думаю, что к президентским выборам эта цифра до 600 человек дойдет.

Проблема в том, сообщил Надарая, что выход из гражданства Грузии затруднен, так как Грузия не лишает своего гражданства, в случае, если человек не обладает гражданством другой страны, а Абхазия как независимая страна не признается. Он расценивает этот факт, как нарушение прав человека. По данным 2015 года 96% жителей Гала являются гражданами Грузии, сказал Надарая.

«С паспортом Грузии они сегодня могут без визы попасть в 36 стран Европы, и в том числе, в Россию. А вот по инициативе Грузии, наш абхазский паспорт не принимают. И когда говорят о демократии, о праве человека на передвижение, давайте не будем забывать, что мы также обладаем этим правом. Есть такое государство Тайвань, тоже непризнанное, но его граждане имеют возможность передвигаться по своим паспортам, ездят по всему миру. А наши дети даже не могут выехать на соревнования – сразу посольство Грузии об этом кричит, чтобы с Абхазии никто не приехал. Почему тогда мы забываем о правах наших граждан? Уполномоченный по правам человека должна в первую очередь защищать граждан Республики Абхазии», – подчеркнул Надарая.

Он заверил, что люди, не являющиеся гражданами Абхазии не бесправны, есть закон, который определяет их статус и права. Он согласился, что есть проблемы со скоростью выдачи вида на жительства.

«Это не только вина государства. Человек должен обратиться. Мы два года просили обращаться, сообщали, что 1 января 2019 года паспорт старого образца прекращает свою работу. Но как в русской поговорке «пока гром не грянет, мужик не перекрестится», все сейчас встали в очередь, ждали до последнего дня», – рассказал Надарая, уточнив, что, несмотря на это, соответствующие службы справляются с задачей.

Кроме того, в экстренных случаях, если человеку необходимо срочно выехать на лечение, а срок паспорта истек, ему выдается форма №9, по которой он может переходить границу.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

В Ереване, в рамках семинаров «Serendipity» Института востоковедения российско-армянского университета, куда я была приглашена директором института, доктором филологических наук, профессором Гарником Асатряном, прошла презентация книги Владислава Григорьевича Ардзинба «Моя жизнь». Коллеги-востоковеды В.Г. Ардзинба проявили большой интерес к этой книге и попросили меня рассказать о работе над ней, что я и сделала с большим удовольствием.

Я, конечно, испытываю благоговейный трепет, держа в руках книгу воспоминаний Владислава Григорьевича «Моя жизнь», которую он посвятил светлой памяти своей мамы Надежды Шаабановны Язычба и папы Григория Киаминовича Ардзинба.

Как проходила работа над этой книгой? Весной 2005 года был создан Фонд Первого Президента Республики Абхазия, целью которого было издание неизвестных и малоизвестных материалов по истории Абхазии. С тех пор и началась интенсивная работа над книгой воспоминаний. Это был период обострения болезни Владислава Григорьевича, и мы были очевидцами того, как он, преодолевая свой недуг, ежедневно с помощью личной охраны спускался вниз в свой рабочий кабинет, где мы начинали работать. Он погружался в свои воспоминания, таким образом перемещаясь во времени и пространстве, и начинал диктовать, я набирала текст на компьютере, затем вносились документы, делались правки и т.д. Хочу сказать, что это не была только техническая работа, это был творческий процесс, просматривались документы, информация из СМИ – все сопоставлялось, живо обсуждалось и лишь потом ложилось на бумагу. Нужно сказать, что он не пропускал ни одного рабочего дня, а порой мы работали и в выходные. Приблизительно за год до своего ухода Владислав Григорьевич уже не мог спускаться в свой кабинет и очень переживал из-за этого, так как понимал, что ограничен во времени, а слово после себя оставить нужно. Поэтому он давал поручения, какой документ внести, какую ссылку сделать, а затем все лично проверял. Потом он ушел в вечность... На рабочем столе остались непросмотренные материалы, осталась как бы недосказанность... Но книга была построена таким образом, что в принципе ее можно было закончить в любой момент. Понимая, что он ограничен во времени, Владислав Григорьевич построил книгу следующим образом: мы разбили ее на главы, сделали «скелет» книги, а потом наращивали на нее, так сказать, мясо, т.е. содержание. Жанр воспоминаний, сам по себе, не имеет границ. Ты пишешь до тех пор, пока жив, вот и у нас так получилось.

После ухода Владислава Григорьевича мы долго думали, в каком виде ее издать, чтобы исключить попытку внедрения в стилистику автора. Думали издать в виде рабочей тетради с комментариями, но работа комментатора подразумевает проверку и перепроверку фактов, что сделать без самого автора книги было невозможно. И в итоге решили издать ее, распределив все в хронологическом порядке. Этим занялась супруга Первого Президента Светлана Джергения, которая является редактором книги. Перед своим уходом Владислав Григорьевич часто повторял: «Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что многое уже сделано, но многое еще предстоит сделать. Можно приумножить, а можно и похоронить. Все будет зависеть от ума и чести тех, кто придет после». Что тут добавить?

Может, только слова великого Иосифа Бродского: «Покуда человек готов отдать жизнь за свои идеалы – идеалы эти живы, цивилизация жива».

Владислав Григорьевич свою жизнь отдал без остатка.

Анна Керопян, помощник и переводчик В.Г.Ардзинба, сотрудник благотворительного фонда Первого Президента Республики Абхазия

Газета "Республика Абхазия"

Личности в истории

В ходе подготовки ряда материалов для газеты «Республика Абхазия» в год 25-летия Победы в Отечественной войне народа Абхазии с Анри Михайловичем Джергения, который в течение 15 лет являлся советником и личным представителем Владислава Григорьевича Ардзинба и многие годы – Генеральным прокурором Абхазии, я спросила его: «Вы встречались с высокопоставленными чиновниками Советского Союза и России, знали первых лиц Российского государства. А могли бы Вы что-нибудь рассказать о Борисе Николаевиче Ельцине?» Он ответил: «Наверное, смог бы».

Я безмерно благодарна Анри Михайловичу за тесное и серьезное сотрудничество с нашей газетой и напоминаю читателям, что еще летом мы опубликовали два его материала под рубрикой «Они помогали Абхазии победить». Это – воспоминания об экс-президенте Татарстана Минтимере Шариповиче Шаймиеве и экс-кандидате в президенты РФ на выборах 2018 года Сергее Николаевиче Бабурине. А недавно была опубликована статья А.Джергения о Николае Акиртава. Мы уверены, что очередное воспоминание Анри Джергения о такой неординарной политической фигуре, как Ельцин, от действий и решений которого зависело немало при определении судьбы Абхазии, вызовет у наших читателей большой интерес. Заира Цвижба.

***

Анализ процесса распада Советского Союза свидетельствует о том, что если бы руководители СССР и России того периода являлись государственниками, то при всех сложностях (не секрет, что у государства имелись существенные экономические, политические и национальные проблемы), как мне представляется, его можно было бы сохранить. Думаю, что если бы в тот период во главе государства находился человек уровня нынешнего Владимира Путина, то он смог бы это сделать. Приведу один пример. 19 августа 1991 года, после объявления о создании ГКЧП, многие члены гамсахурдиевской партии «Круглый стол» пришли в районные комитеты Компартии Абхазии сдавать партвзносы, объясняя разными причинами их давнюю неуплату и демонстрируя этим свою лояльность действующей власти. Это были не те люди, которые отстаивали бы позицию в связи с изменившейся ситуацией. Кроме того, сам Звиад Гамсахурдия поддержал ГКЧП. Ничем не отличались от них и российские митинговые крикуны, которых я имел возможность наблюдать в течение полугода, проживая вместе с Владиславом Ардзинба в гостинице «Москва». Манежная площадь напоминала Красную площадь, описанную Пушкиным в смутные времена. Там ежедневно собирались десятки тысяч людей. У входа в ресторан гостиницы стояла эстрада, и кто-то похожий на санаторно-курортного массовика-затейника периодически провозглашал: «Ельцин – президент! Ельцин – президент!». И в ответ эти люди дружно ревели: «Президент! Президент!» Активность толпы поддерживалась постоянно подъезжающими пикапчиками с горячительными напитками.

И Горбачев, и Ельцин оказались не теми людьми, которые были заинтересованы в сохранении государства. Они боролись только за одно: обосноваться в кремлевском кабинете независимо от того, сохранит ли их приход государство. Об отношении Ельцина к государству свидетельствует и такой факт, который мне известен еще с советских времён. Борис Ельцин, находясь в опале после освобождения с должности первого секретаря МГК, прибыл в США и стал добиваться приёма у тогдашнего президента Буша Старшего (об этом мне рассказал человек, принимавший непосредственное участие в этих событиях). Буш не хотел его принимать, чтобы не обидеть Горбачева. После неоднократных обращений Ельцина о приеме Бушем, последний поинтересовался, о чем тот собирается с ним говорить. Ельцин попросил передать Бушу, что если ему помогут стать руководителем Российской Федерации, то он добьется суверенитета России в составе СССР. Суверенитет России предполагал развал Советского Союза. Буш после этого согласился принять Ельцина, как бы случайно встретившись с ним в кабинете у одного из своих помощников. Встречу показывали по телевидению Советского Союза. После этой встречи Ельцину начали финансово помогать в форме гонораров за проводимые лекции. В свое время в прокуратуре СССР мне показывали множество видеозаписей о нахождении Ельцина в США. Часть из них также показывали по телевидению. Лекции, за которые ему платили 25 тысяч долларов в час, по существу были пьяным бредом. Кроме того, были кассеты, на которых Ельцин оправлял у шасси самолета естественные потребности по малому, пощипывал женщину на публичном приёме и т.д., и т.д.

Конечно, такой лидер Советского Союза и России американцев не мог не устраивать. Он для них был находкой. И все дальнейшие события свидетельствовали о том, что они продолжали постоянно его поддерживать.

Как известно, в мае – июне 1990 года на выборах председателя Верховного Совета Российской Федерации Ельцину противостоял представитель КПСС Иван Полозков. Два тура голосования не выявили победителя. Предстоял третий, решающий тур. По подсчетам аналитиков, Полозков мог набрать на 100 – 150 голосов больше. Однако Горбачев вызвал его и в приказном порядке вынудил снять свою кандидатуру, мотивируя тем, что иначе это может привести съезд к расколу. И тогда Ельцин победил. По результатам голосования раскол среди депутатов все равно сохранился, а кандидат, который мог победить, снят с голосования… У Горбачева были и другие основания и возможности не дать Ельцину победить, но он почему-то этого не сделал, хотя понимал, что победа Ельцина – это распад Советского Союза и конец личной его карьеры. Вспомним: сумели же американцы вынудить выйти из президентской гонки популярного во Франции кандидата Стросс-Кана, который, по прогнозам, был наиболее вероятным победителем в борьбе за высший пост в государстве.

Затем, 12 июня 1991 года, Ельцин был избран президентом Российской Федерации.

Неудивительно, что пришедший таким путем к власти председатель Верховного Совета, а затем Президент России Ельцин находился под полным влиянием американских и западноевропейских советников, которые официально работали во всех значимых властных структурах. Все это привело Российское государство на грань развала, и только уход Ельцина с политической арены дал возможность сохранить его.

Конечно, мне известна расхожая фраза о том, что история не терпит сослагательного наклонения. Но это не значит, что события тех лет не подлежат анализу и оценке и не могут быть учтены в будущем.

На мой взгляд, В.В.Путин дал политически выверенную и объективную оценку значению распада СССР в современном мировом сообществе.

Есть у меня и личные воспоминания о встречах с Борисом Ельциным. Я дважды сопровождал Владислава Григорьевича Ардзинба на встречах с ним – первый раз в Бочаровом Ручье в Сочи, а второй раз в Мюссере в Абхазии. Эти встречи произошли в промежутке между 1 и 7 марта 1992 года.

В Бочаровом Ручье встреча была короткой, тогда мы договорились встретиться в Мюссере через несколько дней и основательно поговорить о всех проблемах, волнующих руководство Абхазии. Встреча состоялась, и она длилась не менее 6 часов.

Для нас это было очень важное событие, поэтому мы решили подготовить полноценную рабочую встречу, в том числе с официальным обедом. Тогда дача в Мюссере находилась в ведении Российской Федерации. На всякий случай мы заранее послали необходимые продукты. Приезд Ельцина намечался к 3 часам дня. Мы с Владиславом приехали на полчаса раньше – посмотреть, как идет подготовка к встрече. Оказалось, что из посланных нами продуктов ничего не было приготовлено. Владислава Григорьевича знали как популярного политика и российские офицеры, и гражданский обслуживающий персонал, и они прислушивались к тому, что он говорил. Владислав стал выяснять причину невыполнения заказа и потребовал как можно быстрей приготовиться к встрече. Те объяснили, что из Сочи поступила команда подготовить только легкий стол и без горячительных напитков.

Но мы решили все-таки достойно подготовиться к встрече руководителя нашего Великого соседа. После команды Владислава Григорьевича обслуживающий персонал обязался приготовить обед за час.

Ровно в 3 часа на рейде появился корабль типа «река – море», и минут пятнадцать четвертого гости были на берегу. Мы с Владиславом Григорьевичем договорились до приготовления пищи занять их разговорами, в том числе попытаться затронуть государственные проблемы, которые нас волновали. С Борисом Николаевичем приехали его супруга Наина Иосифовна и начальник охраны Коржаков. Ельцин был уже заметно выпивший.

Гуляя по парку, мы попеременно менялись – то Владислав Григорьевич с Ельциным, то я, и наоборот – кто-то из нас шел с супругой. Ельцин заинтересовался, на какие средства построена дорогостоящая дача, которая официально называлась «Чайка-2». Зная о его нелюбви к Горбачеву, я решил ему подыграть. К этому времени строительство было уже завершено. Ельцин знал, что дача строилась для Горбачева, поэтому он старался представить его как человека, расточительно распоряжающегося государственными средствами. Я ему рассказал, что строили её, не считаясь с расходами. Средняя зарплата рабочих на объекте составляла 2 тысячи рублей в месяц, тогда как средняя зарплата обычных рабочих в то время была не более 200 рублей. Из всех районов Грузии завозились плодовые и декоративные растения, мандариновые деревья, и все это в десять раз превышало обычные расходы. Строительство госдачи было как бы подарком руководства Грузии Горбачеву. Значительная часть денег аккумулировалась за счет перевода мяса из госторговли в кооперативную (в госторговле килограмм мяса стоил 2 руб. 20 коп., в коопторге – 7 руб. 30 коп.). Ельцин стал возмущаться, заявляя: «Вот куда уходят государственные деньги!»

Потом в очередной раз мы поменялись парами: Ельцин разговаривал с Владиславом Григорьевичем, а я – с его женой. Они шли впереди, дошли до забора госдачи и возвращались, а мы с Наиной Иосифовной двигались им навстречу. Ельцин и Наина Иосифовна столкнулись, и он игриво сказал: «Вот мы опять встретились…». Она отреагировала со злостью: «Видеть тебя не могу, пьяницу!»

Так прошло около полутора часа. Я поручил начальнику охраны информировать меня о том, как проходит приготовление пищи. И вот он подошел ко мне и на ухо сказал, что можно садиться за стол. Ельцин увидел это и, видимо, догадавшись, спросил, о чем идет речь. Я ему ответил, что было бы неправильно, если мы хотя бы небольшим застольем не отметим приезд главы Российского государства. Я боялся, что он откажется, так как знал о запрете Наины Иосифовны принимать участие в застолье. И когда я попытался покрасочней развить мысль, чтобы уговорить Ельцина согласиться на наше предложение, он, не дав договорить, спросил: «Уже готово?». Я ответил, что подготовка завершена, и можно потихоньку подтягиваться к столу. Он сказал, что согласен, а как поговорить со своими спутниками, он знает.

…Постепенно мы втянулись в застолье и в процессе этого перешли к проблемам, которые нас интересовали. Владислав Григорьевич начал говорить о реальной возможности возникновения вооруженного конфликта между Абхазией и Грузией, и мы хотели бы услышать, как поведет себя Россия в таком случае. Ельцин ответил: «В случае осложнений заявите о себе погромче, а мы вам поможем». О возможной помощи Абхазии он говорил категорично… Но когда в июле 1993 года, во время перемирия с Грузией после ожесточенных боев, Владислав Григорьевич в Москве встретился с Ельциным и, не удержавшись, спросил его: «Борис Николаевич, мы достаточно громко о себе заявили или ещё что-то надо сделать?» – ответа не последовало.

В ходе застолья Ельцин стал проявлять интерес к алкогольным напиткам. Его, правда, не заинтересовали местные вина, и он перешел к коньяку и водке, запивая нашим вином. И постепенно терял контроль над собой. Он стал усиленно ругать Горбачева, сказав, что тот обратился к нему с просьбой дать разрешение на поездку в Японию, а он хочет его посадить. У Владислава была привычка на официальных встречах называть меня «прокурор». И на каком-то этапе Ельцин решил, что я не прокурор Абхазии, а России, и спросил меня, дам ли ему санкцию на арест Горбачева. Я замешкался, не зная, что ответить, и по-абхазски спросил Владислава, что мне делать. Он посоветовал: скажи «да». И я сказал. Ельцину это очень понравилось, и он назвал меня молодцом. Ельцин с пьяных глаз мог меня спутать со Степанковым – генпрокурором России, по комплекции мы чем-то с ним похожи.

Наше застолье затянулось часов до восьми, а может, и дольше, стало темнеть. Мы подошли к пирсу. Там собрались работники госдачи, они принесли ему на прощание фрукты, но Ельцин уже не был способен воспринимать происходящее нормально. И разговор его стал напоминать беседу в прорабском вагончике (этот лексикон мной был усвоен со времен участия в студенческих отрядах). Неожиданно Ельцин побежал к морю, имитируя попытку броситься в воду. Я вынужден был догнать его и схватить за полу теплой куртки. Масса Ельцина была намного больше моей, и он меня волочил к концу причала. Там мы и остановились.

Гости поднялись на корабль. Ельцин взобрался на капитанский мостик и стал задавать различные вопросы Владиславу – типа: ты где, Владислав? где Пицунда? где Рица? где Мюссера? и это все твое? Владислав Григорьевич вежливо отвечал: да, все это наше!

В ответ Ельцин прокричал: «Хорошо устроился! Ты мне нравишься! В Москве будешь – заходи».

Несмотря на эти приглашения, 14 августа 1992 года, в день начала военных действий в Абхазии, Ельцин, находясь в Бочаровом Ручье, не принял Владислава.

Позже выяснилось, что Ельцин наши с ним переговоры всерьез не воспринимал. И фактически он дал добро на ввод грузинских вооруженных формирований в Абхазию в августе 1992 года. Следует отметить, что в ходе вооруженного противостояния с августа 1992 по сентябрь 1993 года и в последующие годы мне неоднократно приходилось встречаться с руководителями МИДа, Министерства обороны и других силовых структур России, которые по указанию Ельцина делали нам взаимоисключающие предложения – то в одну, то в другую сторону. Были случаи, когда его команды противоречили ранее достигнутым договоренностям и интересам России. (Мне запомнилось, как в этих случаях один мудрый российский дипломат говорил: «Наша с вами задача – помочь президенту России сохранить свое лицо».) И мы это исправляли.

В Дагомысе летом 1992 года Шеварднадзе согласовал с Ельциным, что Грузия в течение недели установит в Абхазии конституционный порядок, и после этого они будут принимать решение по Абхазии, но этого у них не получилось. Тогдашний министр обороны Грузии Тенгиз Китовани трижды ездил в Москву с просьбой разрешить Грузии продолжить установление конституционного порядка. Поэтому по российскому телевидению несколько раз сообщалось о переносе срока проведения встречи Ельцина, Шеварднадзе и Ардзинба. И когда стало ясно, что то, что Грузия называла установлением конституционного порядка, не станет легкой прогулкой по Абхазии, был определен срок встречи на 3 сентября 1992 года.

Мне уже как-то приходилось говорить, что руководители силовых структур России внимательно следили за тем, что происходило 3 сентября. Позиция и поведение Владислава Ардзинба им очень понравились, и многие из них для себя определили, что это тот человек, с которым следует поддерживать отношения. Позицию России после этой встречи можно назвать «доброжелательным нейтралитетом». Несмотря на определенную противоречивость действий российских властей, для нас Россия стала тылом, и я думаю, это обстоятельство мы не должны забывать. Нельзя не помнить и о том, что большую роль в нашей победе со стороны России сыграл её Парламент того периода, который зачастую нейтрализовал необдуманные решения исполнительной власти.

Заира Цвижба

Газета "Республика Абхазия"