Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сухум. 26 мая 2020. Абхазия-Информ. 28 мая в 11:00 часов, Верховный суд РА под председательством судьи Романа Кварчия в порядке первой инстанции приступит к судебному разбирательству уголовного дела в отношении Айнара Хварцкия, сообщается на сайте Верховного суда РА.

По версии предварительного следствия, Айнар Хварцкия 17 мая 2019 года в городе Сухум совершил умышленное убийство Реваза Шамугия и Любови Завьяловой. В целях скрыть совершенное преступления Хварцкия поджег домовладение, принадлежащее Галине Мартыновой, в котором находились тела убитых.

Действия Айнара Хварцкия органом предварительного расследования квалифицированы по пунктам «а», «д» и «з» части 2 статьи 99 (убийство двух лиц, с особой жестокостью, сопряженное с разбоем); пунктом «в» частью 4 статьи 159 (разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего) и частью 2 статьи 164 (умышленное уничтожение чужого имущества, с причинением значительного ущерба, совершенное путем поджога, повлекшие по неосторожности тяжкие последствия) Уголовного кодекса Республики Абхазия.

​Айнар Хварцкия считается невиновным, пока его вина не будет доказана и установлена вступившим в законную силу судебным приговором.

 

 

 

 

Впервые в новейшей истории Абхазии Генеральную прокуратуру возглавляет человек, которого без преувеличения можно назвать «народным» прокурором. Это восьмой по счёту Генеральный прокурор РА в послевоенное время. Уважение и доверие народа он заслужил благодаря своим профессиональным, да и просто человеческим качествам. Это глубоко думающий человек с чётким пониманием своей миссии и собственным независимым взглядом на многие вещи. Он знает, что такое ответственность при принятии решений, и не боится брать её на себя. Согласитесь, это именно то качество, которого порой так не хватает многим нашим руководителям. Он дорожит своей профессиональной честью. А приумножать лучшие традиции прокуратуры ему помогает мощная поддержка руководства страны и профессионализм коллектива. Ведь он первый Генеральный прокурор в послевоенной Абхазии, которому «развязали руки» и дали свободу действий.

Адгур Нугзарович Агрба – человек непубличный. Но тем интереснее его личность. Иногда даже одна случайно обронённая фраза или ответ на не относящийся к профессиональной деятельности человека вопрос характеризует его больше, чем самая подробная биографическая справка.

Агрба Адгур Нугзарович родился 15 января 1981 года. В 1998 году окончил Сухумскую среднюю школу №19. В 2005 году окончил историко-юридический факультет Абхазского государственного университета по специальности «юриспруденция». С 1999 по 2001 год служил в Вооруженных силах Республики Абхазия.

В 2002 году был назначен на должность следователя Военной прокуратуры Республики Абхазия. А в 2011 году Адгур Агрба уже старший следователь Военной прокуратуры по особо важным делам.

13 мая 2015 года был назначен исполняющим обязанности Военного прокурора – заместителя Генерального прокурора РА. 8 декабря 2015 года был утвержден на эту должность. 6 мая 2019 года ему присвоено очередное воинское звание генерал-майора юстиции. И в декабре 2019 года был назначен Генеральным прокурором РА.

Женат, имеет двоих детей.

– Адгур Нугзарович, многие желают любой ценой прославиться. Иной раз у человека, получившего «порцию» славы, меняется самосознание. Судя по вашей биографии, вы – один из тех, кто руководил профильной важной госструктурой. Что для вас слава – бремя или стимул для самосовершенствования? И – несмотря на специфику профессии – вы человек известный?

– Та слава, о которой вы говорите, ко мне не имеет никакого отношения. Служба в органах прокуратуры для меня не просто работа, а любимое дело.

– Вы – человек непубличный. А людям интересно, кто возглавил одно из силовых ведомств республики. Расскажите о себе.

– Родился я в городе Сухум. Мои родители родом из горного очамчырского села Джал. Мой отец Агрба Нугзар Иванович – полковник милиции, более 40 лет работает в органах внутренних дел. Через месяц уже уходит на заслуженный отдых. Он сыграл ключевую роль в выборе моей профессии, так как всегда хотел, чтобы один из его сыновей работал в прокуратуре. Имея большой стаж, работы в советской милиции, он ни разу не запятнал честь своего мундира. Отец часто помогал мне в моей работе дельными советами. Я ему обязан во многих моих жизненных успехах.

Моя мама Джагмазия Лиана Акакиевна – домохозяйка. Старший брат Роберт – 1976 года рождения, экономист, учился в АГУ. В настоящее время возглавляет Сбербанк Абхазии. В 1998 году, после окончания Сухумской средней школы №19, я поступил на историко-юридический факультет АГУ. Служил в рядах Вооружённых сил Абхазии. Но моим главным и любимым увлечением был спорт, которым я занимался с 1990 до 2001 года – каратэ. Первым моим тренером был Игорь, о котором мне сейчас ничего не известно, а после войны меня тренировал Роберт Чолокян. У меня чёрный пояс 1-й дан по тхэквандо и коричневый пояс 1-й кю по каратэ. Участвовал в различных международных турнирах. В 1998 году на чемпионате Абхазии я был признан лучшим бойцом. В 2000 году был победителем на чемпионате мира в Сочи.

В Военной прокуратуре я начал работать, будучи студентом, с 2002 года. И в течение 18 лет она была моим вторым домом. Когда в конце 2019 года мне предложили занять должность Генерального прокурора, я не хотел брать на себя такую ответственность, так как понимал, что в стране очень сложная криминогенная обстановка, и будет тяжело руководить этим ведомством. Но руководство страны настаивало, а я – военный человек, который подчиняется приказам.

– Адгур Нугзарович, что вам удалось сделать или изменить за время вашей работы в Военной прокуратуре?

– Военная прокуратура осуществляет надзор в сфере Вооружённых сил. Через полтора года после моего назначения Военным прокурором наше ведомство поддержало инициативу создания Учебного центра, в который должны были направляться все призывники нашей страны. Руководством Минобороны РА был создан Учебный центр, куда были направлены новобранцы, которые проходили курс молодого бойца и принимали воинскую присягу. Затем они распределялись по воинским частям и подразделениям. Благодаря этому обучению в Вооружённых силах Абхазии пошли на спад неуставные взаимоотношения между военнослужащими, так как солдаты стали более ответственно исполнять свои служебные обязанности, выполнять приказы командиров. Никто не мог, минуя Учебный центр, направиться в воинскую часть для прохождения службы. В результате стала искореняться порочная практика выдачи военных билетов лицам, не проходившим военную службу. Весь этот процесс отслеживался Военной прокуратурой РА. Это я считаю совместным достижением руководства Минобороны и Военной прокуратуры Абхазии, которое дало нашей армии положительные результаты.

В Военной прокуратуре всегда был прекрасный коллектив, ребята были очень сплочёнными. Она всегда считалась кузницей прокурорских кадров, откуда выходили руководители городских и районных ведомств, славилась лучшими специалистами, дисциплинированностью и здоровым духом, который был заложен её первым прокурором Владимиром Начач в 1993 году.

– Почему в последнее время участились случаи суицида в Абхазской армии?

– В мою бытность в Военной прокуратуре их было не так много, но попытки были. И все проверки случаев суицида показали, что они происходили из-за проблем личного психологического характера, по семейным мотивам, из-за долгов и крайне редко были связаны с прохождением военной службы.

– Адгур Нугзарович, как вас принял новый коллектив?

– Когда меня назначили, многие уже знали, что будут изменения. Конечно, это не всем нравилось. Я поставил перед руководством страны до моего назначения условие, что кадровую политику я буду проводить самостоятельно. Поэтому с некоторыми коллегами нам пришлось расстаться. После моего прихода в Генпрокуратуру были проведены служебные проверки в центральном аппарате, после которых были освобождены должностные лица, занимающие ответственные посты. Скоро последуют и другие кадровые изменения, в том числе и освобождения от занимаемых должностей. Единомышленников в прокуратуре достаточно и в первую очередь это те люди, которым я доверяю. Когда я шёл сюда, примерно знал, кто и какую должность будет занимать. Мы хотим вернуть доверие наших граждан к правоохранительной системе и прокуратуре. Мы являемся слугами нашего народа. Об этом никогда не забываем. Надо быть ближе к своему народу.

– В стране завершились внеочередные президентские выборы. Какую позицию занимало ваше ведомство в этом политическом процессе?

– В любом государстве выборы президента – важное политическое мероприятие. Для их проведения в соответствии с законом важное место отводится и органам прокуратуры. На них возлагается надзор за исполнением законов центральными и местными избирательными органами, соблюдением избирательных прав граждан, предвыборной агитации, голосованием, подведением их итогов. Наши сотрудники знают, что активная агитационная деятельность в пользу какого-либо кандидата в президенты несовместима с пребыванием в органах прокуратуры. Наше дело – служение всему народу. Мы старались быть объективными в принимаемых решениях и делали всё, чтобы выборы прошли в рамках закона.

Однако в сентябре 2019 года, когда сторонники одного из кандидатов в президенты обратились в суд с жалобой о признании выборов недействительными, с того момента Генпрокуратура принимала участие в этом процессе. В январе 2020 года был вынесен завершающий вердикт Верховного суда, где также принимала участие Генпрокуратура. И выборы были признаны недействительными.

– Адгур Нугзарович, как Вы расцениваете январские события с точки зрения представителя закона?

– Безусловно, это нехороший прецедент, но всему, что произошло, способствовала сложившаяся в последнее время в республике обстановка. От нецивилизованных форм и методов решения проблем надо уходить, я их не приветствую.

– В последнее время участилось возбуждение уголовных дел по фактам коррупции, экономическим, финансовым и уголовным преступлениям, что не может не радовать. Однако многие дела, которые вы передаёте в Верховный суд, почему-то не находят своего подтверждения. В чём причина?

– По перечисленной категории дел имеются некоторые успехи. В настоящее время в производстве органов прокуратуры Абхазии находится немало уголовных дел, имеющих общественный резонанс. Мы возобновили много дел, многих лиц вернули обратно под стражу, в отношении которых преследования были прекращены по надуманным причинам. Вновь были возбуждены против них уголовные дела и приняты процессуальные решения. Одним из таких серьёзных дел, на мой взгляд, является хищение государственных средств госкомпанией «Абхазтоп». Было возбуждено уголовное дело, в кратчайшие сроки частично была проведена бухгалтерская экспертиза на территории России. Было выявлено хищение на сумму более 30 миллионов рублей. Гендиректор Беслан Авидзба был задержан городским судом, однако Верховный суд указал на допущенные нарушения в протоколе задержания, и мера пресечения была изменена на домашний арест. Это не единичное решение, когда Верховный суд по серьёзным резонансным делам изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест. Часто это вызывает непонимание со стороны органов прокуратуры, так как мы считаем, что у суда нет достаточных оснований для принятия подобных решений. С таким успехом следственные органы вправе самостоятельно, без судебных органов освобождать подозреваемых и обвиняемых лиц и избирать им подписку о невыезде. Но мы это не практикуем, так как считаем, что каждый должен понести справедливое и соразмерное наказание, в связи с чем обращаемся с жалобами на принятые решения.

Некоторые граждане Абхазии, против которых мы возбудили уголовные дела, являются гражданами России и проживают на территории Российской Федерации. Они могут быть досягаемыми лишь тогда, когда мы объявим их в международный розыск.

Большой резонанс в республике имели убийства в центре столицы в ноябре прошлого года. По этому делу проводятся оперативно-следственные мероприятия. Уже установлен круг лиц, имеющих непосредственное отношение к этому преступлению. Некоторые из них объявлены в розыск, а четверо заключены под стражу. Не исключено, что и остальные фигуранты дела скоро будут взяты под арест.

– Адгур Нугзарович, успех вашей работы заключается, может, и в том, что на вас не оказывается давление со стороны властных структур?

– Я не исключаю этот аргумент. Никто не вмешивается в работу Генпрокуратуры. У нас полная свобода действий. Со мной провёл беседу избранный президент Аслан Георгиевич Бжания. Он доволен результатами деятельности Генпрокуратуры. И рекомендовал продолжать работать в таком же духе.

– Что вы считаете самым большим успехом и самой большой ошибкой в вашей жизни?

– Я не знаю, достиг ли я каких-то больших успехов в жизни, никогда об этом не думал и не мне об этом судить. Но я стараюсь работать честно. Никогда не стремился «сорвать какую-то звезду». Однако самым большим успехом считаю то, что я в девятнадцать лет стал победителем чемпионата мира по тхэквандо из Абхазии, который проходил в Сочи в 2000 году. Что касается ошибок в моей жизни, то я не исключение из общего правила. Но осознанно никогда не допускал ошибки.

– Расскажите о вашей семье.

– Женат. Супруга Фатима по образованию правовед, окончила АГУ. Сын Баграт учится в 6 классе, дочь Арианна – в первом классе.

– Адгур Нугзарович, на ваш взгляд, назрела ли необходимость поднять правовую культуру и сознание нашего общества?

– Любые преобразования в обществе бесполезны без правовой культуры. Ведь правовая безграмотность влияет на судьбу человека. Каждый чиновник, занимающий руководящий пост и желающий перемен в своей работе, должен понимать это в первую очередь. Я считаю, что на государственную службу должны призываться люди, которые умеют ставить интересы государства выше своих собственных, люди с высоким нравственным началом. И если при отборе кандидатов на госслужбу будут учитываться именно эти критерии, проблем в нашей стране будет меньше.

Беседу вела Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Генеральная прокуратура подала кассационное представление на постановление Сухумского городского суда, согласно которому, приговоренный Гагрским районным судом в 2016 году к 14 годам лишения свободы в ИК строгого режима со штрафом 350 000 рублей Вахтанг Карабицкий, освобожден из изолятора по болезни.

«Первым заместителем генерального прокурора в кассационную коллегию по уголовным делам Верховного суда внесено кассационное представление на постановление Сухумского городского суда от 22 апреля 2020 года, согласно которому осужденный Гагрским районным судом в 2016 году по п.п. «в» и «б» ч. 3 ст. 224 и ч. 3 статьи 2241 УК РА к 14 годам лишения свободы в ИК строгого режима со штрафом 350 000 рублей Карабицкий Вахтанг Сергеевич был освобожден в связи с наличием у него болезни препятствующей содержанию в следственном изоляторе МВД РА», – сообщается на сайте генеральной прокуратуры.

Карабицкий осужден за то, что он 1 декабря 2015 года находясь на территории Российской Федерации между г.Туапсе и КПП «Псоу» при неустановленных обстоятельствах, незаконно приобрел у неустановленного следствием лица по имени «Миша», наркотическое средство «метадон», массой 12,861 гр., что, согласно постановлению кабинета министров Абхазии от 17 июля 2013 года, является особо крупным размером.

2 декабря 2015 года примерно в 05:30 час, спрятав во внутреннем левом кармане куртки, в упаковке из-под сигарет в полиэтиленовых свертках в количестве 43 штук, и с сокрытием от таможенного контроля, контрабандным путем с целью дальнейшего сбыта на территории Абхазии, незаконно перевез его через таможенную границу по реке Псоу с территории России на территорию Абхазии.

Нужная газета

 

Генеральная прокуратура не согласна с решением Сухумского горсуда и намерена обжаловать его в течение трех дней в кассационной коллегии Верховного суда.

СУХУМ, 15 мая - Sputnik. Сухумский городской суд отказал в ходатайстве Генпрокуратуре, просившей продлить на два месяца арест Гарри Авидзба задержанного вместе с еще несколькими людьми 16 марта после ночной милицейской погони со стрельбой, которая началась в Сухуме и продолжилась в близлежащих селах. Об этом сообщается на сайте Генпрокуратуры.

Решением суда Авидзба избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на два месяца, он был отпущен из-под стражи в зале суда.

"Ходатайство о продлении ранее избранной меры пресечения в виде заключения под стражу было аргументировано следователем тем, что Авидзба ранее неоднократно судим, находился в момент совершения преступлений на испытательном сроке, вину в предъявленном обвинении не признает. Однако, несмотря на изложенные аргументы, суд не усмотрел в судебно-контрольных материалах достаточно оснований для продления меры пресечения в виде заключения под стражу", - говорится в сообщении Генеральной прокуратуры Абхазии.

С постановлением Сухумского городского суда Генеральная прокуратура не согласна и в течение трех дней намерена внести кассационное представление в Кассационную коллегию Верховного суда страны.

По данным следствия, 16 марта около двух часов ночи сотрудники угрозыска пытались остановить за превышение скорости в Сухуме автомобиль марки Toyota Noah без номеров. В результате началась погоня, пассажир преследуемого автомобиля сделал несколько выстрелов в воздух.

Погоня по Сухуму продолжилась в селе Яштуха Сухумского района, где нарушители обстреляли служебный автомобиль. После этого им удалось скрыться с места происшествия. Позже Toyota Noah была обнаружена сожженной в селе Каманы. Как выяснилось, машина была угнана 12 марта у жителя Сухума.

Нарушители, пересев на автомобиль марки Mazda-6 без номерных знаков, пытались покинуть территорию Сухумского района, однако милиция снова начала преследование. Преступники бросили машину в одном из тупиков села Яштуха и пытались скрыться, избавившись от оружия, но были задержаны сотрудниками правоохранительных органов.

17 марта 2020 года прокуратурой Сухумского района в отношении Гарри Авидзба было возбуждено уголовное дело по статьям "применение насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти".

Вместе с Авидзба были также задержаны Мизан Зухба, Айнар Зухба и Аслан Зухба, против которых были заведены дела по статьям "посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов" и "незаконное ношение, хранение, перевозка огнестрельного оружия в составе группы лиц".

30 марта 2020 года Кассационной коллегией по уголовным делам Верховного суда была рассмотрена и удовлетворена кассационная жалоба адвоката Мизана Зухба. Мера пресечения для Зухба в виде заключения под стражу была отменена и он был освобожден из-под стражи в зале суда.

 

 

Повестка дня очередного заседания сессии Народного собрания страны не обещала жарких споров и долгих обсуждений – 2 кадровых вопроса и 5 земельных.

Однако с первой же минуты депутаты стали обсуждать процедурные тонкости, что привело к перепалке между двумя народными избранниками – Валерием Агрба и Баталом Табагуа. Суть была вот в чем. Согласно утвержденной повестке, кандидатуры судей депутатам должен представлять Дмитрий Шамба, представитель президента в парламенте, ведь кандидатов озвучивает глава государства. Однако Шамба отсутствовал, и эта миссия легла на плечи правового комитета, то есть его председателя Валерия Агрба. Так, начав с процедурного вопроса, депутаты сделали его практически основным в повестке, обменявшись колкостями и вопросами. Спикер Валерий Кварчия настаивал, что переносить кадровые вопросы дальше нельзя, так как истекает срок рассмотрения.

Батал Табагуа: Сегодня не последний день. Даже если мы их изберем сегодня, они не выходят на работу, только в конце июля они могут выйти. Что касается Пилия, она работает до июля, она судья действующий, вопросов тут нет. Что касается Гогия, на ту должность, на которую он должен пойти, этот человек уходит на пенсию в конце июля, нет никакой спешки. Пусть представитель президента нам расскажет, потому что очень много вопросов. На Квалификационной коллегии судей вопросов не было, на комитете не было, а мы все тут знаем, что ведутся кулуарные разговоры. Пусть представитель президента придет, мы ему будем задавать вопросы, пусть отвечает. Я предлагаю эти вопросы снять.

Валерий Агрба: Мы не можем говорить о кулуарности по каким-то вопросам, голосование еще не началось, если есть какие-то факты, пожалуйста, озвучьте их. Некорректно, как минимум, говорить об этом.

Батал Табагуа: Это корректно! Потому что это есть то что мы видим в жизни. Не надо из себя светлого этого делать. То, что у нас кулуарно тут идет все знают. Здесь дураков нет.

Валерий Агрба: Вы это мне говорите?

Батал Табагуа: В том числе и вам.

Валерий Агрба: Ну спасибо. Во-первых повестка дня уже утверждена.

Затем Валерий Агрба рассказывал про конституционный строй, разделенные три ветви власти и про независимость каждой из них. Привел он это все к мысли, что не представить сейчас кандидатуры судей равно нарушить конституционный закон.

Валерий Агрба: А все разговоры о кулуарности, еще раз подчеркну, некорректны, Батал Иванович

Батал Табагуа: Не учите меня корректности!

Валерий Агрба: А я вам не позволю говорить некорректно!

Батал Табагуа: Ваши фокусы и игры в этом парламенте… По поводу 23, 24… Арифметике учили, двоечники! Мы два года не могли добиться в суде, чтобы принять решение. Потому что кулуарным образом некоторые наши депутаты ходили к судьям, говорили, что их вытащат на Квалификационную коллегию судей, угрожали им, и поэтому они не могли принять решение. Я хочу, чтобы все это знали! И вы считаете это не кулуарно, да? Это болтовня, вранье, когда своих коллег сидишь обманываешь здесь. Когда надо 23, когда надо 24.

Валерий Агрба: Батал, вы уже лишнее говорите. Вы уже лишнее себе позволяете.

Батал Табагуа: Если ты думаешь, что это никто не знает, ты ошибаешься! Мы по твоей милости полтора года ходили по судам. Такими фокусами занимаетесь, разводите здесь людей.

Валерий Агрба: Кто занимается?

Батал Табагуа: Ты, лично ты занимаешься

Затем Валерий Агрба обратился к своему коллеге с предложением выйти из зала заседаний и очевидно на другой территории продолжить спор. Однако в дело вмешались другие депутаты и конфликт был приостановлен. В итоге, Валерий Агрба все же перешел к представлению кандидатур для избрания на должность судей Верховного суда. Первым представили Джемала Гогия. Валерий Агрба зачитал его биографию и от имени профильного комитета рекомендовал к избранию на должность. Вслед за профильным комитетом парламента это сделала и председатель Верховного суда Манана Делба. Но дальше случился второй за заседание неожиданный момент. Генеральный прокурор Адгур Агрба переспросил у Джемала Гогия кем именно он работает последние годы в Верховном суде и какого уровня доступ у того есть к материалам. Гогия отметил, что не имеет отношения к судебно-контрольным материалам, но учитывая, что в его подчинении находится пресс-служба Верховного суда, то прежде чем дать информацию в СМИ, учитывая, что судебно-контрольный материал, это материалы, которые являются доступными и сторонам, не являются тайной, он знакомится в той, части, которую необходимо предоставить СМИ. На это генпрокурор возразил:

Адгур Агрба: Тогда как Вы можете объяснить следующее. Напомню, прокуратурой было возбуждено уголовное дело в отношении генерального директора «Абхазтоп» Авидзба Беслана, он был задержан, судом первой инстанции, он был арестован. Потом, по жалобе адвоката, рассматривался вопрос кассационной коллегии Верховного Суда. В день рассмотрения жалобы вы приезжали в Генеральную прокуратуру, и имели личную беседу с заместителем генпрокурора Тыркба, в ходе которой, (на тот момент еще не был рассмотрен вопрос в Верховном Суде), вы проявили полную осведомленность по нашему материалу, который был направлен прокуратурой в Верховный Суд, а также конкретно указывали на те нарушения и ошибки, которые были допущены следователем в протоколе задержания. Через три часа после того, как Вы покинули здание прокуратуры, Авидзба Беслан был освобожден из-под стражи. Как так получилось? Не совпадение ли это обычное или за этим что-то кроется?

Джемал Гогия: Уважаемые депутаты! Я не говорил, что я не вправе ознакомиться с судебно-контрольными материалами, отчетами. Я вправе, потому что, когда поступает кассационная жалоба в Верховный Суд, я, как курирующий пресс-службу, знакомлюсь, чтобы дать информацию. Что касается моей встречи, да, это имело место. Я пришел в Генеральную прокуратуру, имел разговор не специально по этому вопросу, этот вопрос поднялся в ходе нашего разговора. Что касается отсутствия в протоколе задержания Авидзба оснований его задержания, это было основным аргументом у автора жалобы, у адвоката. До этого я разговаривал с гособвинителем для того, чтобы дело спасти, чтобы они подготовились по этому вопросу.

Далее генпрокурор Адгур Агрба рассказал, что по его личному запросу им было получено несколько справок относительно Джемала Гогия. Ни одна из этих справок не была под грифом секретности, потому мы можем привести их здесь.

Адгур Агрба: Вы, Джемал Георгиевич, 7 июня 1973 года рождения. Вы сказали, что во время войны вы находились у себя дома. Хотя на этот момент вам было 19 лет и был указ главнокомандующего о мобилизации от 18 до 40 лет, но вы находились дома и никакого участия в войне не принимали. Это подтверждается справкой из архива министерства обороны.

Джемал Гогия: Я в контактных боях не участвовал. В период войны были раненные, которых я довез до Очамчыры, до Ткуарчала, нес оружие и боеприпасы, необходимые ребятам, которые находились у меня дома.

Адгур Агрба: Вы вообще не являетесь участником войны. Согласно справке в связи с избранием Джемала Георгиевича на должность судьи Верховного суда, мной был направлен запрос в Службу государственной безопасности на предмет получения компрометирующих материалов. Служба государственной безопасности сведениями в отношении Гогия Джемала Георгиевича не располагает. Однако имеются сведения в отношении его близких родственников. Гогия Джанико Жораевич, 28 июня 1961 года рождения, это ваш родной брат, я так понимаю. Является гражданином Грузии. Имеется паспорт, серия, номер. Гогия Медея Георгиевна (Жораевна) 2 апреля 1964 года рождения. Является гражданкой Грузии. Указан паспорт, номер, серия. По имеющейся у СГБ информации, вышеуказанные лица в 2017, 2018, 2020 гг обращались в МИД РА за получением визы для въезда из Республики Грузия в Республику Абхазия с целью посещения родственников.По имеющимся оперативным данным, в период войны в Абхазии, Гогия Джанико Жораевич, родной брат Гогия Джемала, находился в оккупированном городе Очамчыра, работал на железной дороге. Перед окончанием войны выехал на территорию Грузии где проживает по настоящее время. Уважаемый спикер, уважаемые депутаты, у меня больше никаких вопросов не будет. Лично для меня и для прокуратуры все выводы сделаны. Я считаю, что кандидат в судьи, который избирается на столь высокую, ответственную должность, исходя из этики судьи, а также морально-этических и нравственных качеств, и безупречной репутации, должен соответствовать всем предъявляемым требованиям.

По завершении этого спича возможность ответить была, конечно, и у Джемала Гогия. Он сделал это на абхазском языке. Приводим перевод части его ответа.

Джемал Гогия: Я патриот, вырос в селе, у нас в доме во время войны было много народа. Все это знают. В селе Беслаху живут герои. Этот вопрос, который сейчас поднимается, не первый раз поднимается. Неоднократно эта резонансная тема поднималась.

Выступление кандидата в судьи Верховного суда на родном языке, очевидно, оценил депутат Батал Табагуа. Во всяком случае, этот фактор в перечне аргументов за, он упомянул.

Батал Табагуа: Если Гогия такой нехороший, хочу узнать, почему он был замом генерального прокурора? Почему он был столько лет начальником Следственного отдела? Почему весь упор идет на то, что этот человек по каким-то там делам не является абхазцем? Многие из нас могут говорить на своем родном языке, выражать свои мысли, работать? К великому сожалению, нет. Я Джемала Гогия не собираюсь защищать. Но такого уровня специалистов, владеющих языком, единицы в стране… На счет того, чьи брат, сестра живут в Грузии, ковырните, много чего найдете. Мне важно, профессионален человек или нет.

Отвечая на первую часть выступления депутата Табагуа, Адгур Агрба заметил, что вопрос о занимаемых высоких должностях в Генеральной прокуратуре Джемалом Гогия, нужно задавать предшественникам самого Агрба. А в работе самой Генпрокуратуры немаловажный фактор продуктивность.

Адгур Агрба: В его профессиональных качествах никто не сомневается. Действительно, у него очень большой опыт работы, но я хочу отметить другой фактор. Любой профессионал должен быть результативным, то, что нельзя сказать о его работе. Где эти результаты, где коррупционные дела, где люди, которые должны были сегодня отбывать наказание? Все дела прекращены. Сегодня новое руководство Генпрокуратуры. Я назначаю порядочных людей. Может они не такие опытные, но они выдают больше результат, чем это делал Джемал Гогия, и в дальнейшем вы это увидите. Тот же Джемал Гогия, который находится сегодня в суде, мы считаем, что он нам и так препятствия создает, для того чтобы доводить наши дела до логического завершения.

Эти слова генерального прокурора продвинули парламент дальше по повестке. И Валерий Агрба представил Оксану Пилия на должность судьи Верховного суда. Вот отрывок из биографии Пилия. Ее, как и Джемала Гогия, профильный парламентский комитет и верховный суд рекомендовали к должности.

Объявив перерыв, депутаты отправились на тайное голосование по судейским кандидатурам. Итоги озвучил председатель счетной комиссии, депутат Инал Тарба.

Инал Тарба: Протокол №2 заседания счетной комиссии о результатах тайного голосования об избрании Пилия на должность судьи Верховного суда Республики Абхазия. Присутствовало депутатов: 30. Выдано бюллетеней: 30. Проголосовало: 30. «За» Пилия Оксану Витальевну 29, «против» 1. По итогам тайного голосования Пилия Оксана Витальевна избрана на должность судьи Верховного суда Республики Абхазия. Протокол №3 заседания счетной комиссии о результатах тайного голосования об избрании Гогия на должность судьи Верховного суда Республики Абхазия. Присутствовало депутатов: 30. Выдано бюллетеней: 30. Проголосовало: 30. «За» Гогия Джемала Георгиевича 11, «против» 19. По итогам тайного голосования Гогия Джемал Георгиевич не избран на должность судьи Верховного суда Республики Абхазия.

Следом депутаты рассмотрели и приняли пять земельных постановлений, в этих вопросах в парламентском корпусе разногласия встречаются редко.

Чегемская правда

 

Страница 1 из 30