Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

"В связи с появившемся в Facebook видео, на котором гражданин Абхазии Беслан Чкадуа, находящийся в Турции, демонстративно сжигает свой российский паспорт, сообщаем следующее: Поступок Чкадуа, прежде всего, напрямую оскорбляет его самого как гражданина Российской Федерации, так как существенно осложняет его дальнейшие передвижения и правовой статус. Рассматриваем действия Б.Чкадуа как вредительские по отношению к самому себе", - сообщили Apsny LIFE в Посольстве РФ в РА.

"Обращаем внимание, что на втором опубликованном видео в его профиле на Facebook сам Беслан Чкадуа, видимо, после негативных комментариев в свой адрес, публично заявляет, что сожжением своего паспорта он "не оскорбляет никакое государство".

Согласно проведенной проверке (используя имя и фамилию данного лица, указанные в Facebook), гражданин Беслан Чкадуа не получал российский паспорт в Посольстве Российской Федерации в Республике Абхазия. При этом, поступок Чкадуа будет учитываться при его обращении в российские дипломатические и консульские учреждения для восстановления удостоверения личности".

http://apsnylife.ru/

 

 

Тема энергетики последнее время более, чем актуальна. Что только не произошло в этой сфере за несколько месяцев: нехватка воды в водохранилище Ингур ГЭС, веерные отключения света, переток электроэнергии из России, отключение майнеров, перерегистрация льготников…

Об оплате за потребленную электроэнергию и ее качестве

Одно очевидно: до тех пор, пока население не начнет в полной мере оплачивать потребленное электричество, мало что удастся изменить. Однако, жители Абхазии, видимо, не прослеживают прямой связи между оплатой за потреблением и качеством электроэнергии.

Чтобы улучшить качество предоставляемой электроэнергии, необходимо провести реконструкцию сетей, но единственная возможность сделать это – решить вопрос с оплатой. Круг замкнулся.

«С той ситуацией, которая у нас с оплатой сейчас, сделать серьезную работу физически невозможно. Если говорить в цифрах: тариф у нас 40 копеек за киловатт, который не включает в себя генерацию. Вы знаете, что электроэнергию мы получаем с Ингур ГЭС бесплатно, получается, тариф включает в себя только транспортировку и расходы на содержание наших сетей. Но даже этот тариф для физических лиц, больше чем на половину меньше того, который бы уводил наши расходы в ноль. Условно, если около рубля обходится содержание сетей, то тариф 40 копеек. Это тоже самое, что производить хлеб, который обходится рубль и продавать его за 40 копеек. Долго ли сможет существовать предприятие, которое занимается таким бизнесом? Конечно, нет», – объясняет директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

На сегодняшний день общий долг физических лиц перед «Черноморэнерго» составляет 250 млн рублей за год. На эти деньги, по словам сотрудников ведомства, можно было бы полностью решить вопрос энергоснабжения таких сел, как Хуап, Дурипш, Блабырхуа, Калдахвара, Лыхны, Джирхуа. Жители шести сел больше не страдали бы от плохого напряжения и частого отключения света. Но мы предпочитаем продолжать нашу «политику неоплаты», жалуясь на плохое качество, хотя на самом деле очень многое зависит от нас самих.

«Качество электроэнергии не удовлетворяет нас с вами. Покупая электроэнергию за 40 копеек, человек должен понимать, что эта электроэнергия качественной не будет. Это один из аргументов, чтобы не оплачивать электроэнергию. Но если они не будут оплачивать, то это качество ни они, ни их соседи никогда не получат. Но нет понимания, что действительно напрямую связаны оплата и качество подачи электроэнергии, то есть донести эту мысль до общества пока не удается», – говорит Лазба.

Между тем, есть районы, где был проведен ремонт сетей, старые трансформаторы заменены на новые, более мощные. Таким примером является ул. Титова в Сухуме. Качество получаемой электроэнергии у жителей микрорайона улучшилось в разы, но, как показала практика, если оплата влияет на качество, то в обратном порядке схема работает не всегда: качество предоставляемой электроэнергии на конкретной улице не улучшило собираемость платы.

«Мы привели все в порядок, установили приборы учета, надеясь, что у нас в определенном микрорайоне не будет проблем с энергоснабжением, с оплатой, и мы имеем моральное право не слышать эти упреки в наш адрес, приходить и собирать денежные средства. Что мы получили на выходе: у людей, которым хватало меньшей мощности трансформаторов, после того, как его заменили на чуть ли не в два раза больший, возникли серьезные нагрузки. Новый трансформатор не выдерживает, а вопрос с оплатой по-прежнему на прежнем уровне. Ситуация не поменялась, если не стала хуже», – рассказывает директор «Энергосбыта».

Основная проблема, по мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, это отсутствие учета электроэнергии и невозможность ограничения потребления в домах и квартирах.

«Увеличение потребления и незаконное потребление увеличивает аварийность сетей, то есть получается, как труба с водой, по которой можно прокачать 100 литров воды, но 1000 литров за определенное время ты из нее не вычерпаешь. Тоже самое и пропускная способность электрических проводов. Сети у нас остались советского времени в основном, когда потребление на жилые дома было ограничено, максимальное ровнялось порядка 1,5-2 кВт на частный дом. Сейчас же каждый частный дом потребляет порядка 7-20 кВт, то есть какая разница. Мы увеличили количество электроприборов, но система не предусматривает установку такого количества оборудования. Для того, чтобы нам было позволено их использовать и включать в сеть, необходимо провести большую реконструкцию сетей – установить дополнительные подстанции, изменить природу линий, то есть изменить сечения проводников, дополнительно построить линии электропередач, чтобы доставить до потребителя электроэнергию в должном качестве. Этого в принципе мы сейчас сделать не можем – все эти действия связаны с огромными капиталовложениями, которых у нас нет», – разъяснил он.

И опять мы упираемся в оплату. По мнению Лазба, дисциплина оплаты будет только в том случае, если будет воздействие на налогоплательщика, то есть злостные неплательщики будут нести наказание, как это и происходит в других странах.

О непростой работе контролера

Но в нашем государстве все иначе. Сотрудников «Черноморэнерго» на пороге своего дома встречают с угрозами, а иногда и с оружием, категорически отказываясь платить за электроэнергию по каким-то нелогичным причинам.

«За каждым контролером закреплены места. Но есть дома, в которые контролер не ходит один, потому что, если ему один раз сказали, сюда больше не приходи, второй раз он придет, условно, только через год, а может и через два. Может, просто скажут, а может в грубой форме, он посчитает, что не стоит рисковать своим здоровьем, и не идет. Мы по таким абонентам стараемся проводить мероприятия с руководством, приезжаем вместе и уже реакция другая. Абонент уже пытается найти общий язык, у нас разговор сводится к тому, что мы даем какое-то время на оплату задолженности, спустя время приезжаем на отключение. Бывают случаи, когда кто-то не хочет видеть нашу работу и слышать нас не хочет», – рассказал один из сотрудников ведомства.

Используется и иной способ воздействия на сотрудников ведомства: абонент, не оплативший потребленную электроэнергию и отключенный от сети, находит знакомых или родственников и через них пытается «вернуть свет в свой дом». Сегодня «Черноморэнерго» не способно сломить ситуацию только собственными силами, для этого нужна поддержка силовых органов.

«Сегодня рядом с нами нет никаких силовых структур, которые готовы были бы нас поддержать. Более того, когда происходят отключения по селам, соответственно, люди, недовольны, что село отключили. А между прочем, отключали села, которые платили ноль рублей, то есть нет ни одного абонента, который несправедливо отключен, если говорить юридически. Мы приезжем в это село, проводим разъяснительные работы, давая время, но, когда даже это не дает результата, мы вынуждены отключить от сети», – поясняет Лазба.

О вложениях в энергосферу

Все прекрасно понимают, что уровень жизни в селах сегодня невысокий, между тем, каждый находит возможность пополнить счет своего мобильного телефона, посетить каждую свадьбу, но не находит небольшой суммы в месяц на оплату электроэнергии. Более того, большое количество жителей сел обладают льготами, то есть платят не полную сумму за потраченную энергию. Неоплаченный долг копится годами и уже становиться неподъемным грузом для абонентов.

«Корень проблемы в том, что ежемесячной оплаты нет, если бы он каждый месяц платил, для него это не было бы проблемой. Но, когда это доходит до огромных долгов, абонент уже не видит смысла оплаты этого большого долга, а смысл видит в том, чтобы создать конфликт и вообще не платить», – добавляет Лазба.

Что касается качества подачи электроэнергии, что часто служит оправданием для неоплаты, то «Черноморэнерго» придерживается следующей политики:

«Получая от жителей что-то, мы должны, в свою очередь, что-то дать. Допустим, если село Нижняя Эшера оплачивает 2 млн рублей в год, и если сегодня вложить в это село 1 млн рублей, мы понимаем, что в течение полугода мы эти денежные средства получим обратно в виде оплаты и сможем их куда-то направить. Соответственно, жители села заинтересованы в том, чтобы платить, а мы их не обделяем вниманием.

Другое село, например, Отап, которое заплатило 1000 рублей за январь. Если мы возьмем эшерские деньги и вложим эти 2 млн в село Отап, при оплате 1000 рублей в месяц – это в год 12 тысяч – понадобится более 160 лет, чтобы получить эти 2 млн обратно. Если 300 дворов платят в месяц 50 тысяч рублей, мы понимаем, что с этого села минимум 500 тыс. рублей в год мы будем иметь, соответственно, мы готовы инвестировать туда 1 млн рублей и какой-то район села реконструировать, чтобы они тоже понимали, что не просто так платят. Такие работы окупятся в течение 2 лет, далее эти же деньги можно вложить в другое село. Но вкладывать в села, которые вообще ни рубля не хотят платить, это просто несправедливо по отношению к тем районам, которые платят. Так как ситуация везде одинаковая, лучше помогать тем, кто платят, и мы будем делать. Населенные пункты, которые оплачивают, всегда будут в приоритете», – поясняет директор «Энергосбыта».

По мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, если бы все абоненты добросовестно оплачивали ту незначительная сумму, которую сейчас выставляет «Черноморэнерго» за потребленную электроэнергию, это позволило бы улучшать качество электроэнергии каждый год, постепенно реконструируя участки сети.

«Если взять задолженности физических лиц за один год – это порядка 250 млн рублей. По сути, четвертая часть Гудаутского района была бы реконструирована. Полная реконструкция прошла бы в некоторых селах – полностью замены линии электропередач с подведением до абонента провода, установка счетчиков, замена трансформаторных подстанций, дополнительная установка трансформаторных подстанций, которые бы улучшили качество напряжения. Во многих селах люди живут очень далеко друг от друга, сети достаточно длинные и за все года сильно обветшали. А наши абоненты просто перестали топить печки, считая, что электроэнергия дармовая и ее можно потреблять бесконечно. Сети нагружают, не задумываясь о том, что любые подключенные электроприборы приводят к снижению напряжения в сети. Чтобы улучшить качество, необходима четкая пропускная способность линий, чтобы доставить до потребителя нужное количество киловатт», – говорит Пентьюхов.

После реконструкции сети, по утверждению специалистов, люди могут жить десятки лет спокойно, не оглядываясь на то, что у них будет плохое напряжение или могут произойти аварии – аварийность сети в таких случаях не превышает 2%.

«От правильности эксплуатации потребителями своих электроустановок, своего хозяйства тоже многое зависит. Все они должны быть защищены, должны быть убраны всякие скрутки, которые у есть многих, аварийные кабели должны быть убраны, поскольку все это приводит к коротким замыканиям в общей системе и, соответственно, к ухудшению работы линий, к пожарам.

На днях случилась авария в Гудауте, из-за большого потребления энергии загорелись кабели. Выгорели все кабели, которые выходят из-под станции, что привело к обесточиванию большого количества потребителей. А возможности подать им напряжение откуда –либо нет, нет таких резервов, на которые можно переключиться», – отмечает Пентьюхов.

В ведомстве отсутствует так называемый аварийный запас материалов, которые должны лежать на складах и использоваться только для устранения аварийных ситуаций. Должны быть и запасы материалов – кабели, опоры, провода, различная арматура, изоляторы, которые будут использоваться для плановых работ, проведения реконструкций, капитальных ремонтов, для нового строительства линий. А этого всего нет из-за недостатка средств, объясняет зам главного инженера.

Об угрозе потери энергетики

Сегодня по факту электроэнергия в нашей стране дается в долг, нет возможности получать оплату и уже по факту предоставлять электроэнергию потребителям. А это как раз и могло бы спасти ситуацию.

Важно понять, что отказ от оплаты за потребленный ресурс грозит нам потерей энергетики как таковой. Государство будет вынуждено искать источники финансирования извне, и, если даже они будут найдены, а инвестор произведет реставрацию, он, в первую очередь, сделает это из собственных бизнес-интересов, и о цене в 40 копеек при таком раскладе не может быть и речи.

«Пока у нас есть возможность получать электроэнергию за этот мизерный тариф. Но, если общество рядом с нами не встанет, чтобы сохранить ее, не начнет платить, когда-то мы все поплатимся и потеряем наши сети, которые мы не можем содержать», – считает Инал Лазба.

О задолженностях и отключении абонентов

Если брать задолженности физлиц за 4 года, это около 1 млрд рублей. За эти деньги можно было бы реконструировать полностью Сухумский либо Ткуарчалский район вместе с селами, провести реконструкцию сетей, которая позволит эксплуатировать эти сети еще 20 лет. Все это можно было бы сделать самостоятельно, без дополнительного финансирования.

«Это колоссальные деньги для нашей энергосистемы, но аварийность сетей съедает еще большее количество средств, по сути, эти средства уходят в пустую. После устранения аварий не происходит улучшение сети, мы локализуем то место, в котором произошли обрывы, падения или пожары. Чтобы привести сеть в надлежащее состояние, необходимо отремонтировать полный участок. Это требует колоссальных капиталовложений», – рассказал Валерий Пентьюхов.

Сегодня в Абхазии есть возможность дистанционно отключать неплательщиков от сети при помощи современной системы учета. Но она рассчитана только на 17 тысяч абонентов. Удаленное обесточенные избавляет сотрудников ведомства от конфликта с абонентом, а также сокращает затраты на отключение.

«Когда мы отключаем физлицо дистанционно, мы сталкиваемся со следующей проблемой. Если мы отключили абонента, он должен появиться у нас и оплатить долг. Но мы обнаруживаем, что абонент не приходит к нам, не оплачивает задолженность, и тогда приезжем на объект, который был отключен дистанционно и обнаруживаем, что абонент подключился напрямую, нелегально, и счетчик уже не считает. У нас это очень часто происходит, когда мы отключаем в Новом районе точечно абонентов, которые не оплачивают, приезжаем туда и обнаруживаем, что они включены. Мы на месте можем только устранить, чтобы счетчик снова писал, а задолженность остается», – рассказал сотрудник «Энергосбыта».

Проблема в том, что штрафы за такое нарушение минимальные, и, хотя в законодательстве прописано соответствующее наказание, начислять штраф бессмысленно, считают энергетики, долг только увеличится.

«Это и так должник, он должен 30 тысяч, предположим, он их не может заплатить и ухищряется, зовет электрика, который ему там химию какую-то устанавливает. Выписать ему еще штраф мы можем, иногда это практикуем, но это бессмысленно», – считает Лазба.

О льготах

Лазба отмечает, что помимо тех абонентов, которые просто не хотят платить за электроэнергию, есть и те, кто действительно не имеет возможности оплачивать потребление. Это незащищенные слои населения, такие как многодетные семьи и инвалиды I группы.

В январе этого года «Энергосбыт» начал перерегистрацию всех льготников. Делается это для того, чтобы обновить данные, которые существуют с 1996 года и уже сильно устарели. Кроме того, по старому закону, льготами наделены сотрудники правоохранительных органов, судьи – то есть те, кто вполне могут полностью оплачивать потребленную электроэнергию. Дело в том, что в то время, когда создавалось это законодательство, правительство пыталось поддержать силовиков, давая им льготы. Многие рисковали своей жизнью, работая на границе с Грузией, а зарплаты были низкие. Но прошло время, и ситуация поменялась. Сотрудники ведомств уже не нуждаются в подобной поддержке. Тем временем, социально незащищенные слои населения остались вне этого закона.

«База была обновлена, и сейчас количество льготников составляет 2 тысячи человек. Это в 6 раз меньше, чем было раньше, но регистрация продолжается, только к концу года можно какие-то конечные цифры давать. Но мы прогнозируем минимум двукратное уменьшение количества льготников в базе и, соответственно, увеличение оплат. Но незащищенные слои населения, такие как инвалиды I группы и многодетные семьи, до сих пор не имеют права пользования льготой. Я недавно выкладывал в соцсетях публикацию о том, что к нам обратился отец 11 детей с просьбой поставить ему льготу. Это простые люди, они ждут от нас понимания и у них нет возможности. Мы законно не имеем права им поставить льготу, потому что не предусмотрено законодательством. Конечно, раньше она стояла, потому что по-абхазски вошли в положение, нелегально ему поставили. Но, понимаете, сегодня один нелегально пришел попросил, ему кто-то помог, а те, которые не пришли? Это же должно быть системно. Мы надеемся на правительство, что они нам в этом помогут, на парламент надеемся, который сейчас как раз углубленно будет заниматься вопросами энергетики, и этот вопрос мы тоже озвучим», – сказал Лазба.

Он выразил надежду, что в ближайшее время этот вопрос будет вынесен депутатами на обсуждение в парламенте. Сейчас «Энергосбыт» готовит необходимые для этого документы – финансовое обоснование, количество льготников:

«У нас будут обновленные правильные цифры, мы будем понимать, во что нам этой выльется, сколько мы отменили льгот, сколько ввели. Нужна статистика – если многодетные семьи, то скорее всего, с 4 и больше детьми, их порядка 4 тысяч семей. Законодательство должно быть справедливым к своим гражданам. Мы свою задачу выполнили, ждем депутатов. Но сейчас поднимается очень много тем, наш вопрос уходит куда-то на второй план, но это не та проблема, которую стоит откладывать, потому что она конкретно касается людей, которые живут сегодня здесь и сейчас, и им нужно помочь решить их проблемы. Я уже не говорю о том, что было бы справедливо некоторых полностью освободить, но это уже зависит от возможностей государства. Но хотя бы льготы мы можем себе позволить установить. Тем более столько льгот у нас установлено бессмысленных, которые потеряли свою актуальность, хотя бы за счет них мы можем сегодня себе это позволить».

О майнерах и перетоке электроэнергии из России

Казалось бы, не хватало нам всех вышеперечисленных проблем, так еще появился вопрос с майнингом криптовалюты. В месяц одна мини-ферма по майнингу тратит большое количество электроэнергии. У нас нет возможности сегодня предоставить бизнесменам требуемые ими мощности, учитывая, что часть электроэнергии сейчас мы получаем из России. В связи с этим правительство приняло постановление «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов», которое временно ограничивает майнинг криптовалют сетях РУП «Чернорморэнерго».

«Вы видите, какая ситуация у нас сложилась на плотине, мы только на днях договорились о перетоке. И знаете, этот переток государству обходится гораздо дороже, чем 85 коп., и это было бы вредительством для государства покупать за гораздо большие средства и продавать за 85 коп. майнерам. Переток для государства – это всегда дополнительный расход. Покупать более чем за 2 рубля и продавать за 40 коп – это отрицательный финансовый результат.

Люди сами убедились в том, что существуют серьезные энергетические проблемы, которые решаются пока таким путем – получением этого перетока. В данный период, когда мы покупаем свет из России, 10 МВт отдавать майнерам было бы губительно», – прокомментировал Лазба.

По словам директора «Энергосбыта», из 19 майнеров 80% какое-то временя укрывались от выплаты, пока не были обнаружены в ходе рейдовых мероприятий. Им был выставлен счет и произведена частичная либо полная оплата:

«Есть майнеры, которые все это время оплачивали за электроэнергию добросовестно, а есть те, кто вопросу оплате подошел недобросовестно. За 2017-2018 годы майнеры потребили электроэнергии на 52 982 млн рублей, а оплатили только 19 млн рублей, то есть меньше половины. Сейчас объекты обесточены – это единственный способ сегодня влиять на неплательщиков всех видов. Парламент республики проводит разбирательство о законности временных мер по ограничению деятельности майнеров, в котором задействованы правоохранительные органы – прокуратура, МВД, ОБЭП. Несмотря на то, что возникают вопросы о законности самого постановления правительства, в «Черноморэнерго» надеются, что прокуратура разберётся и в наличии задолженности майнеров.

Юридически пока существует постановление и временные ограничения на данный вид деятельности. Возобновлять его до тех пор, пока не будет проведена комплексная работа, в том числе и на самой плотине, в сетях, пока не будут решены глобальные проблемы энергосети – губительно. Каждый мегаватт для нашего государства на вес золота, в зимний период мы забираем всю выработку электроэнергии Ингур ГЭС и нам этого недостаточно, страна вынуждена покупать электроэнергию в несколько раз дороже из России.

«Если сегодня откроется какой-нибудь крупный завод, который захочет 8 МВт, мы не сможем ему их дать, тут дело даже не в майнинге, а в отсутствии мощности, которую можно распределить на бизнес. Нам нужно в существующих реалиях ограничивать свое потребление. Это нужно делать за счет экономии каждого, в том числе и на предприятиях, и за счет реконструкции сетей, уменьшения потерь, за счет чего мы можем определенный скопить резерв, который можно будет дальше использовать», – поясняет Лазба.

О ситуации на Ингур-ГЭС

14 февраля абхазские журналисты совершили пресс-тур на Ингур-ГЭС, чтобы вооочию увидеть состояние водохранилища и объем воды в нем. Ресурсы водохранилища действительно оказались минимальными – вода опустилась ниже эксплуатационного уровня в 348 метров. Абхазия в сутки потребляет 7500-7800 млн кВт/часов, что вызывает сработку водохранилища на один метр каждый день, сообщил председатель совета директоров ИнгурГЭС Леван Мебония.

«В водохранилище аккумулировано воды эквивалентом около 574 млн кВт/часов, плюс приток за многоводные месяцы январь-март, который дает 800-900 млн кВт/часов. А потребление Абхазии за этот период переваливает за миллиард кВт/часов, так что дефицит налицо. В прошлом году было больше осадков, и не такое высокое потребление. Но подобная ситуация складывается регулярно», – сказал Мебония.

Единственный выход, по его мнению, – ставить счетчики, упорядочивать хозяйство, рационально использовать ресурс, и даже повышать тарифы. Все это непопулярные меры, отмечает он, но другого выхода из сложившейся ситуации не видит – если с плотиной что-то случится, «будет огромная катастрофа для всего региона – западного побережья, Турции и России».

О результатах работы «Черноморэнерго»

В 2018 году «Черноморэнерго» активно работало с юридическими лицами и достигло определенных результатов – 90% оплат за потребленную энергию со стороны юридических лиц. Из 232 млн рублей, начисленных предприятиям за прошлый год, 209 млн рублей было оплачено. Недобор составил 23 млн рублей в год, и, как поясняют сотруднике ведомства, этой суммы хватило бы на один трансформатор, который можно было бы установить, например, на Бзыби.

Представители «Чернаморэнерго» отмечают, что работать с юридическими лицами всегда проще, чем с физическими, показатель оплат всегда выше. Хотя и тут бывают проблемы, так «были случаи, когда абонент с автоматом выходит расстреливает вышку, всякое бывает. Мы понимаем, что наша работа конфликтная. Наш основной инструмент – убеждение».

В августе «Черноморэнерго» должно было опубликовать списки должников на сайте для общего доступа, но никаких списков так и не появилось. Руководство предприятия объясняет это тем, что публикация подобных списков должная иметь результат, но количество должников настолько большое, что для публикации списка понадобится создавать специальную программу, в которой будет возможность поиска.

«Критерий был физические лица, не оплачивающие электроэнергию более 3 лет. Программа нам выдает 30 тысяч абонентов, которые ни одного рубля за это время не заплатили, это только по Сухуму. Как опубликовать этот список, чтобы был результат? Надо проработать программы, куда можно зайти, посмотреть. Если бы это был список 10-15 абонентов, можно было бы публиковать, это имело бы результат, все бы видели и себя бы увидели», – рассказывает директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

 

Созданный в конце 2016 года внебюджетный демографический фонд «Азхара», задумывался как благотворительная организация, существующая за счет частных пожертвований и способствующая улучшению демографической ситуации в республике. Речь шла о том, что абхазские семьи, где рождается третий ребенок, будут получать по 100 тысяч рублей. С января 2017 года начались первые выплаты. Однако частных пожертвований оказалось совсем недостаточно, поэтому на поддержку фонда в 2017 и 2018 годах в республиканском бюджете были предусмотрены по 30 млн рублей.

Бюджет государства формируется за счет налогов, которые платят все его граждане, безотносительно к их национальной принадлежности, а вот средства фонда, львиную долю которых составляют бюджетные субсидии, направляются только на помощь абхазским многодетным семьям. Эта ситуация вызвала немало споров в обществе и в социальных сетях. Не только представители нетитульной нации, но и многие абхазы считают такое решение несправедливым. В 2019 году сумма, выделяемая фонду «Азхара» из республиканского бюджета, увеличена еще на 10 млн рублей и составляет уже 40 млн рублей.

Заместитель председателя парламентского комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Астамур Логуа поделился своей точкой зрения по этому и ряду других вопросов.

– Астамур Омарович, на ваш взгляд, правильно ли, что фонд оказывает помощь только абхазским семьям?

– Это, конечно же, неправильно, но учитывая наши сложные демографические обстоятельства, пока это допустимо. Более того, этот проект дал толчок Кабинету министров к принятию новой программы по поддержке молодых и многодетных семей. В бюджете 2019 года на приобретение жилья для этой категории граждан заложено 40 млн рублей. Кто-то скажет, что это не так уж и много, но, тем не менее, это звенья одной цепи. С чего-то нужно начинать.

– У нас немало семей нуждается в жилье. Только в Сухуме в очереди на получение квартир стоят более двух тысяч человек. В то же время, репатриантам и жилье строят, и аренду квартир им оплачивают…

– Мы 25 лет занимаемся репатриантами, и никто не имеет права остановить процесс репатриации. Это мое мнение. Другое дело, насколько эффективно осуществляется этот процесс. Нам следует проанализировать, как именно идет этот процесс все эти годы, какие проблемы возникают, посчитать, сколько денег потрачено, какое количество соотечественников вернулось на историческую родину и многое другое.

В Абхазии, к сожалению, имеют место случаи противопоставления репатриантов местным жителям, что недопустимо. Я не первый год говорю о том, что, если мы не пересмотрим деятельность самого министерства по репатриации, то возникнет очень серьезная проблема, которую потом сложно будет решить.

По поводу фонда: да, сегодня он существует именно таким образом, но я надеюсь, придет время, когда мы сможем найти иной источник финансирования и станем поддерживать не только абхазские, но и все остальные многодетные семьи. Очень надеюсь, что наши братья и сестры других национальностей отнесутся с пониманием к этому вопросу. При этом мы должны работать над поиском решения, отвечающего интересам всех граждан республики.

– Безусловно, надо искать новые источники финансирования. Но сегодня, если можно так сказать, это похоже на поиск иголки в стоге сена.

– Иногда решение вопроса лежит на поверхности. Помните, во время обсуждения вопроса о повышении таможенной пошлины на ввозимые в республику табачные изделия я предлагал увеличить сумму с 5 до 10 процентов, но мои коллеги меня не поддержали. А если посчитать, то дополнительные 5% принесли бы 30 млн рублей.

Сегодня бюджет фонда репатриации составляет 132 млн рублей, а должно быть не менее 260 млн рублей. Я считаю, что министерство по репатриации следует назвать министерством по репатриации и демографии, а его бюджет поделить пополам: 130 млн рублей - на репатриантов и 130 млн рублей - на вопросы демографии. Именно эта сумма будет выделяться на поддержку молодых семей и решение демографических проблем государства. Подчеркиваю, государства, а не представителей одной нации. И тогда все будет справедливо.

Но сначала, как я уже говорил выше, нужно проанализировать, насколько эффективно работает сегодня министерство.

– Но 130 млн - это немалые деньги! Предположим, в следующий раз депутаты пойдут вам навстречу и увеличат акцизы до 10%. Где взять оставшиеся 100 млн рублей?

– Надо эти деньги изыскать! Естественно, мы не можем их забрать у образования или здравоохранения. Эти сферы, не говоря уже о сельском хозяйстве, наоборот, надо еще больше дотировать. В любой нормальной стране, когда возникает острая необходимость привлечения дополнительных средств в бюджет, товары не первой необходимости облагаются дополнительным налогом, увеличивается число подакцизных товаров и прочее. В нашем случае я имею в виду увеличение ставки акцизов на алкогольную продукцию, табачные изделия и даже на бензин, хотя с последним мы должны быть осторожны, потому что у нас сложная экономическая ситуация, и мы не можем поднимать цены на ввозимое топливо.

Что касается цен на алкоголь, табачные изделия или на ту же питьевую воду, которую в Абхазию завозят вагонами – то это вполне нормальные решения. Повысить ставку акциза на табачные изделия с 5 до 10%, поверьте мне, это можно было безболезненно сделать. Алкоголь тоже квалифицируется по-разному: есть дорогие и недорогие напитки, есть вина, пиво – очень большой разброс. Поэтому я считаю, что мы эти деньги можем безболезненно найти, и я хочу, чтобы и в парламенте, и в обществе был консенсус по этому поводу.

– Представляете, какой скандал такое решение может вызвать среди импортеров?

– Нужно разъяснить людям, что, если мы это сделаем, то привлечем дополнительные средства именно в демографию, при этом мы «залезем» в карман к бизнесменам не просто для того, чтобы обогатиться. Мы должны открыто и честно сказать им, на что эти деньги будут потрачены. Если просто скажем, что для общегосударственных нужд, то, извините, в это мало кто поверит. А если скажем, что эти средства пойдут на строительство квартир для молодежи или на оказание помощи при рождении ребенка, то люди пойдут нам навстречу.

Ведь некоторая обида на репатриантов часто основана на том, что многим из нас самим жить негде, а им квартиры дают бесплатно. Это очень сложная тема, и если мы не начнем ее решать, то процесс противопоставления будет только усугубляться. Это приведет к очень серьезным проблемам и отразится не только на ситуации внутри Абхазии, но и за ее пределами - на всем абхазском мире за рубежом. А в этом, я уверен, мы менее всего заинтересованы. Когда мы в парламенте говорим о будущем нашей страны, то некоторые решения нужно принимать очень быстро.

– Многие считают, что если помощь в первую очередь оказывалась бы нашим молодым семьям, то и детей рождалось бы больше, и в плане демографии мы не рассчитывали бы исключительно на репатриацию. Приведу пример: у меня есть друзья, живущие в трехкомнатной квартире всемером. Взрослый сын моих друзей говорит: если бы у него была отдельная трёхкомнатная квартира, то он завел бы не только двух, но и трех детей.

– Я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. Я сам со своей семьей живу вместе с родителями. И у меня нет возможности не только купить, но даже снять отдельную квартиру. Однако противопоставлять все это процессу репатриации абсолютно не верно.

Сегодня в Абхазии 122 тысячи абхазов. В связи с тем, что многочисленная абхазская диаспора проживает в Турции, а также в Москве, нам нельзя допускать ошибок в работе с ними.

– Тогда еще один вопрос, которым задаются многие: почему многочисленная диаспора не помогает своей исторической Родине? Почему это делают армяне и евреи по всему миру? Определенный процент от своего заработка они перечисляют в специальный фонд своего государства. Разговор о пресловутом «одном долларе», который репатрианты могли бы зачислять в подобный фонд, идёт уже много лет, но воз и ныне там.

– Поймите, современному абхазскому государству всего 25 лет. Не забывайте, что раньше был Советский Союз, Абхазская АССР и понятие Родины для многих наших зарубежных соотечественников было размыто. Ситуация стала меняться с победой в Отечественной войне народа Абхазии 1992 –1993 годов. Некоторые из потомков махаджиров, живущих в Турции, вернулись в Абхазию еще перед войной. Кто-то приехал во время войны и встал на защиту Родины. Но большинство не так давно стало понимать, что у них действительно есть Родина.

Я понимаю, о чем вы говорите: действительно, наши соотечественники вполне могли бы оказывать помощь своей пострадавшей в войне Родине, а здесь получается, что при нашем скудном бюджете нам приходится их принимать и всем обеспечивать. Выделить один доллар под силу любой семье. Эти деньги можно было бы аккумулировать в специальном фонде при том же министерстве по репатриации и на эти средства строить жилье и для репатриантов, и для местных жителей.

Да, я согласен, что методы работы с нашими соотечественниками оставляют желать лучшего, поэтому и говорю о необходимости пересмотра политики деятельности министерства по репатриации. Нам надо сесть вместе с представителями зарубежной абхазской диаспоры и предметно обсудить волнующие всех вопросы, найти эффективные пути их решения. Может быть, они сами скажут: «Обеспечьте сначала местных жителей жильем». Более того, я считаю, что отдельно для репатриантов не стоит строить. Их нужно селить вместе с местными, так они быстрее адаптируются, выучат язык.

Кстати, помощь репатриантам может быть и иной. Приведу один пример: четыре года назад мы приняли репатриантов из Сирии. Среди них мой друг, он хороший парикмахер-барбер, который стрижет бороды Ему выделили квартиру в селе Мачара, он женат на местной девушке, у них растет сын. Недавно мой друг говорит: «Помоги мне, я плачу за аренду помещения 30 тысяч рублей, а напротив продается помещение за 1,5 млн рублей. Зачем мне платить аренду, я готов вернуть квартиру, которую мне дало министерство, а в обмен пусть мне купят помещение. Я расширю свой бизнес, буду зарабатывать, а потом сам смогу купить себе квартиру». При этом он готов временно снимать квартиру, что обойдется ему дешевле, чем арендовать помещение под парикмахерскую.

Я привел лишь один пример, а их немало. Поэтому я еще раз возвращаюсь к вопросу об эффективности работы министерства по репатриации. Может быть, не стоит говорить соотечественникам – приезжайте, мы вам выделим жилье, предоставим льготы, работу, обучение, а потом оказывается, что у нас нет таких возможностей. Нужно говорить людям правду о том, что у нас была война, о том, что она нанесла серьезный ущерб Абхазии, но мы можем выделить репатриантам землю, чтобы они сами построили себе жилье.

Еще одно предложение, о котором я не раз разговорил и в парламенте, и с представителями министерства по репатриации, но, к сожалению, мы ни к чему не пришли. Раньше действовала программа, по которой а репатриантам покупали жилье. Было много скандалов, потому что квартиры и дома покупались по завышенным ценам, у своих. Налицо – коррупция. В конечном итоге решили, что надо не покупать жилье, а строить. Но и этот метод не оправдывает себя.

На мой взгляд, лучше первый вариант. Объясню почему: мы не создаем никаких анклавов, люди быстрее интегрируются в наше общество, живя в доме рядом с местными гражданами. Нужно просто исключить коррупционную составляющую.

Как это сделать

Зачастую люди продают жилье не от хорошей жизни. Да, есть случаи, когда сбывают «прихватизированные» квартиры, но чаще люди продают жилье из-за проблем. Посмотрите объявления: кто-то ребенка хочет вылечить, кто-то сам болен, или еще какие-то проблемы. Недавно видел «бегущую строку» с информацией о том, что в Новом районе срочно продается трехкомнатная квартира за 600 тысяч рублей.

Государство может объявить тендер на покупку квартир по определённым ценам. К примеру, однокомнатную квартиру - не дороже 400 тысяч рублей, двухкомнатную – не дороже 600 тысяч рублей, трехкомнатную – не дороже 1 млн рублей. Дома можно приобретать подороже – до 1,5 млн рублей, тут все зависит от размеров. Сегодня на абхазском рынке жилья такие цены. Когда государство заявит, что дороже покупать не будет, мы исключим коррупционную составляющую. Кстати, это может подтолкнуть многих к оформлению жилья, которое они заняли, но до сих пор не оформили.

Эти квартиры в равных долях можно распределять между репатриантами и местными, теми кто действительно нуждается в жилье. 40 млн рублей по новой программе на покупку квартир государством уже выделено, осталось лишь разумно подойти к их использованию.

Беседовала Наталья Шульгина

Фото Sputnik Абхазия

http://abkhazinform.com/

 

Министерство по репатриации подвело итоги 2018 года в ходе заседания Кабинета Министров Республики Абхазия, которое прошло в четверг 28 февраля.

СУХУМ, 28 фев – Sputnik, Бадри Есиава. Более 500 репатриантов получили паспорта гражданина Абхазии в 2018 году, и это рекордные показатели, сказал министр репатриации Абхазии Беслан Дбар на заседании Кабмина в четверг 28 февраля.

"Хочу отметить, что из этих 543 человек, получивших абхазское гражданство и паспорта гражданина республики, 430 репатриантов восстановили свои исконные фамилии", - отметил Дбар.

По словам министра, в число этих людей вошли выходцы из Сирии, Турции, Иордании, России, Египта, США, Нидерландов, Ливана, по одному из Эстонии, Грузии и Израиля.

Глава Галского района Тимур Надарая выразил обеспокоенность по поводу одной из стран, откуда соотечественники пребывают в Абхазию, а именно, речь шла о Грузии. Он уверен, что спецслужбы сопредельного государства ведут активную работу по вербовке агентов, и Абхазии следует быть осторожнее, бдительнее в этом.

В ходе своего выступления министр по репатриации также отметил, что нередко возникают проблемы и со сбором документов, оформлением абхазского гражданства людям, у которых мать абхазской национальности, но отец, к примеру, турок или кабардинец. Он добавил, что в комиссии по предоставлению гражданства к сегодняшнему дню поступило 152 заявления.

Дбар подчеркнул, что не все репатрианты, получившие абхазское гражданство, остаются жить в республике. Многие из них уезжают обратно, но немало тех, кто возвращается снова. Например, в 2018 году 45 человек на постоянной основе вернулись в Абхазию и получили статус репатрианта.

Одной из главных проблем, которую переживают репатрианты в Абхазии, Дбар назвал нехватку жилплощади.

"По этой причине каждый месяц из фонда репатриации выделяется 600 000 рублей на оплату аренды жилья. В общей сложности в наше министерство уже поступило 518 заявлений с просьбой о предоставлении жилплощади", - отметил Дбар.

Для решения этого вопроса в селе Мачара Гулрыпшского района для репатриантов строится коттеджный поселок, рассчитанный на сто семей. Там планируется построить четыре дома, в два из которых можно будет заселиться уже к концу первого полугодия 2019 года. Оставшиеся работы планируют завершить к концу года.

Дбар также поделился интересной информацией о том, что в прошедшем году 15 репатриантов обзавелись семьями в Абхазии, родилось 23 ребенка.

Глава экономического ведомства республики Адгур Ардзинба признался, что отчет коллеги его растрогал и напомнил о войне, когда ему было всего десять лет.

"Я прекрасно помню, пускай никто не обижается, мы сидели дома и обсуждали возможность того, если мы проиграем войну, куда нам податься и на что нам жить. Мы ведь до последнего не знали, чем закончится эта война. Те люди, которые сегодня возвращаются в Абхазию, это те, кто был вынужден покинуть свою родину. Слава богу, нас эта участь не постигла", - поделился воспоминаниями Ардзинба.

Рассуждая о положении репатриантов в стране и неприятных инцидентах, в которые они порой попадают, Ардзинба привел в пример нападение на один из магазинов в Сухуме, принадлежащий репатриантам, и сказал, что за подобные действия виновников нужно наказывать по всей строгости закона, а обществу следует порицать подобные действия.

Он также поинтересовался у министра внутренних дел Абхазии Гарри Аршба, чем закончилась эта история.

"Трое фигурантов этого дела были задержаны, остальные поданы в розыск. Данная статья не предусматривала больше года и пяти лет лишения свободы и, как вы знаете, у нас была амнистия, под которую они попали по решению суда", - ответил Аршба.

Изначально, с сожалением добавил он, это уголовное дело было возбуждено как разбойное нападение, что предусматривало лишение свободы свыше пяти лет, но в связи с тем, что потерпевшие не дали показания по этому инциденту, дело было переквалифицировано.

"Чтобы доказать факт разбойного нападения, необходимы показания потерпевшего", - уточнил министр внутренних дел.

Такой исход дела Ардзинба назвал показательным. Он подчеркнул, что Госкомитет по репатриации был реорганизован в министерство по причине того, что работа этого ведомства имеет большое значение для страны, и если не удастся обеспечить безопасность репатриантов, то все усилия ведомства не будут иметь результата. Это применимо и к деятельности Минэкономики в части привлечения инвестиций, подчеркнул Ардзинба.

Министр репатриации согласился с мнением коллеги и подчеркнул, что без единения и поддержки репатриантов во всем вернуть соотечественников на их историческую родину не удастся.

Госкомитет по репатриации был реорганизован в министерство в мае 2018 года.

Госкомитет по репатриации Республики Абхазия был создан 23 марта 1993 года для развития отношений между республикой и зарубежными абхазскими диаспорами. Ведомство оказывает помощь репатриантам в адаптации на исторической родине.

В 1998 году создан внебюджетный Фонд комитета для финансирования Госпрограммы репатриации. Согласно закону Республики Абхазия "О репатриантах", вернувшиеся на постоянное место жительства абхазы и абазины в течение пяти лет имеют статус репатриантов.

К концу 2018 года статус репатрианта получили около десяти тысяч человек, примерно пять тысяч из них постоянно проживают в республике. В основном это соотечественники из Турции, Сирийской Арабской Республики и Иордании.

 

 

На одном из грузинских интернет-ресурсов 20 февраля появилась информация о том, что российские пограничники не пустили родственников усопшего жителя Галского района на территорию Абхазии.

СУХУМ, 23 фев – Sputnik, Бадрак Авидзба. Глава Галского района Тимур Надарая назвал провокацией действия граждан Грузии, которые заявили, что их не пустили на территорию Абхазии на похороны усопшего родственника.

Граждане Грузии пытались попасть на территорию Абхазии по мосту расположенному в селе Бгоура, где ранее работал один из пунктов пропуска, который был закрыт около двух лет назад. Гроб с телом усопшего перенесли к перекрытому мосту, а родственники оплакивали его с сопредельной территории.

"Данный случай имел место в селе Бгоура, (бывшая вторая Отобая – ред.). Я думаю, что это спланированная провокация. Если мы говорим о праве на свободное передвижение, в соответствии с декларацией прав человека, то подавляющее большинство граждан Абхазии такого права не имеют", - подчеркнул глава Галского района Тимур Надарая.

Глава приграничного района напомнил, что в 2016 году Парламент Абхазии принял закон о порядке въезда и выезда в страну. В соответствии с указанным законом, происходит процедура оформления граждан иностранных государств как признающих, так и не признающих независимость Абхазии.

"Граждане Грузии, постоянно не проживающие на территории Абхазии, должны въезжать через государственную границу по реке Ингур, предварительно оформив визу. Визу могут оформить и их родственники, если такие есть на территории Абхазии, они могут обратиться к консулу. Можно также оформить визу через интернет находясь в любой точке мира. Нужно зайти на сайт МИД Абхазии и в течение десяти дней они получат ответ, разрешено им въехать в Абхазию или отказано", - проинформировал Надарая.

Надарая подчеркнул, что родственники умершего жителя Галского района должны были оформить визу в соответствии с правилами и только потом въезжать.

"То что было до 2016 года, когда жители Грузии могли переходить реку вброд, нарушая государственную границу, когда у нас не было визового режима с Грузией и людей пускали по пропускам, такого не будет, мы приходим к порядку", - заявил глава района.

Он добавил, что жители Грузии не признают существование границы и считают, что российские пограничники находятся в Абхазии незаконно. Тимур Надарая также привел примеры работы государственных границ в постконфликтное время.

"После геноцида армян 1915 года между Турцией и Арменией в течение более ста лет ни в одном месте и ни в каких целях нет пропускного пункта. Более 25 лет нет ни одного пункта пропуска между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, можно привести много таких примеров", - сказал он.

Граждане Грузии постоянно проживающие на территории Галского района имеют право пересекать границу без виз.

"Они могут с семи часов утра и до 19:00 пересечь границу без визы по упрощенной схеме. Совсем другое дело - граждане Грузии которые живут в Грузии и у которых нет вида на жительство в Абхазии", - заметил Надарая.

Появившаяся информация на грузинском Интернет-ресурсе направлена на дискредитацию Абхазии, уверен глава района.

"Это сделано для того, чтобы показать всему миру, будто нет пропускных пунктов и нет возможности переходить границу. На самом деле действуют два контрольно-пропускных пункта на Ингуре и в селе Аберкыт", - говорит он.

Когда Абхазия пошла на закрытие КПП, руководство НАТО обратилось к республике, напомнил он.

"Чем они так озабочены? Чем больше контрольно-пропускных пунктов, тем легче засылать к нам диверсантов, доставлять к нам контрабанду. Из существовавших шести контрольно-пропускных пунктов четыре были закрыты, два КПП продолжают работать", - резюмировал Надарая.

Свою оценку случившемуся на границе дал министр иностранных дел Абхазии Даур Кове.

"Я не думаю, что данная акция, о которой идет речь, связана с какой-то спровоцированной политической акцией", - сказал глава внешнеполитического ведомства.

Он напомнил, что существуют правила перехода государственной границы по реке Ингур, и все об этом знают.

"Может быть какие-то эмоциональные чувства заставили людей прийти туда и устроить эти показные сцены, но такой категории граждан, которые имеют необходимость перейти границу по гуманитарным вопросам, мы всегда идем навстречу", - подчеркнул Кове.

Поэтому для главы МИД Абхазии остается загадкой, для чего нужно было устраивать "спектакль".

Секретарь Совета безопасности Абхазии Мухамед Килба, давая оценку случившемуся на границе, заметил, что эта ситуация не заслуживает большого внимания.

"Дело в том, что существует государственная граница, где есть определенные правила, которые закреплены законодательством. Люди с сопредельной территории должны уважать эти правила. Им нужно было говорить нарушены их права в рамках законодательства или нет, уверен что не нарушены", - говорит он.

Информация, которая появилась в грузинском СМИ направлена не на жителей Абхазии, а на западные страны, считает Килба.

"Я не думаю, что это привлечет какое-то внимание, так как театрализованность события на лицо. Если смотреть, к примеру, с позиции запада, либеральной его части, то они в первую очередь спросят: - "А что говорит законодательство?", - сказал Мухамед Килба.

По его мнению, акция, устроенная на границе с Грузией ничто иное, как провокация со стороны жителей сопредельной страны.

 

Яндекс.Метрика