Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Возвращение в Абхазию гражданина республики в условиях карантина превращается порой в нелегкое испытание. Чтобы добраться домой, человеку нужно получить «свидетельство о возвращении на родину» в Сухуме, потом кто-то должен привезти и передать его через закрытую границу, пересечение которой занимает более десяти часов.

Абхазия сегодня кажется тихой заводью в бушующем океане пандемии. С 27 марта закрылись границы с сопредельными странами, и до сегодняшнего дня, если верить оперативному штабу по защите населения от коронавируса, выявлено всего три человека с COVID-19. Двое вылечились, одна женщина 95 лет умерла.

Тот факт, что ситуация в Абхазии остается стабильной, связан, судя по всему, с тем, что закрыты все границы, связывающие ее с внешним миром. Но декларируемая закрытость границ не является абсолютной. По сообщению абхазских официальных лиц, российско-абхазскую границу пересекает ежедневно от двух до трех десятков человек.

Мы уже писали о сложностях пересечения границы, когда возвращающиеся в Абхазию из России граждане Абхазии без миграционного талона (например, заехавшие в Россию по российскому паспорту) должны предъявить на границе «свидетельство о возвращении на родину». Непонятно, как его получить в условиях, когда оно оформляется в Абхазии, а человек, который должен его иметь, находится по другую сторону от закрытой границы.

Но и с миграционным талоном оказалось все столь же сложно. Своим опытом на условиях анонимности поделился знакомый, который пересек государственную границу по реке Псоу несколько дней назад. Он выехал в Россию до карантина по абхазскому паспорту и получил миграционную карту, которая на момент возвращения была у него действующей. Когда возникла необходимость вернуться в Абхазию, он с утра пораньше приехал на своей машине на КПП «Псоу». Российские пограничники объяснили ему, что без «свидетельства о возвращении на родину» он попасть домой не сможет, невзирая на то, что у него был абхазский паспорт и действующая миграционная карта.

В Сочи представительства, где он мог бы получить «свидетельство о возвращении», нет, пришлось звонить в приемную МИДа Абхазии. Здесь сообщили, что близкий родственник должен прийти в ведомство со своим паспортом, принести две его фотографии, фото его паспорта и заплатить госпошлину в размере 650 рублей.

«Свидетельство о возвращении на родину» выписали быстро и без проволочек, при этом сказали, что его надо отвезти на границу и передать адресату. Переслать по интернету невозможно, так как российским пограничникам нужен оригинал документа.

Родственник повез свидетельство на КПП «Псоу», и тут оказалось, что нет никакого официального представителя, который помог бы передать документ по назначению. Ему посоветовали найти грузовую машину, которой разрешено пересекать границу, уговорить водителя взять свидетельство и перевезти его на ту сторону. Для этого необходимо было попасть в зону контроля на абхазской стороне границы, что сделать непросто, потому что абхазская граница тоже закрыта.

Грузовую машину пришлось ждать около трех часов. С того момента, как родственник привез свидетельство на абхазскую границу, и до того момента, как его передали на российскую сторону ожидающему, прошло более пяти часов.

Получив заветное свидетельство, человек поехал к пункту пропуска, но его опять задержали, отвели в какое-то помещение и велели ждать. Вскоре появился старший офицер смены, и началась беседа. Получив ответы на все вопросы и предупредив о том, что границу за время карантина можно пересечь только один раз, российские пограничники нашего гражданина отпустили, и он еще пару часов проходил процедуру досмотра своей автомашины, после чего оказался, наконец, на абхазской стороне границы. Здесь его попросили пройти в зону контроля для пешеходов, где надо было предстать перед тепловизором и заполнить анкету, в которой требовалось указать все данные.

Температуры, к счастью, не оказалось, и человек, который провел на границе в общей сложности более десяти часов, смог, наконец, нажать на газ и двинуться в сторону дома.

Не вполне понятно, почему при наличии абхазского паспорта и миграционной карты его не пропустили без «свидетельства о возвращении на родину». Министр иностранных дел Даур Кове на просьбу прокомментировать ситуацию не смог объяснить требования российских пограничников: «Я вам могу привести пример, когда сегодня ко мне пришел человек и сказал, что его супругу, гражданку России, пропустили на территорию Республики Абхазии, но наши пограничники ее не пустили. Честно говоря, я не понимаю, как происходит процедура пропуска граждан на КПП «Псоу» с российской стороны. Для меня это до сих пор остается загадкой, и я комментировать это не могу. На сегодняшний день у нас процедура следующая: граждане Республики Абхазия, которые покидали территорию Абхазии для въезда на территорию Российской Федерации с использованием абхазского паспорта, при наличии действующего миграционного талона заезжают так же в Республику Абхазия. Для этого «свидетельство на возвращение» не требуется. Оно требуется, когда гражданин Абхазии выезжал на территорию Российской Федерации по российскому паспорту, соответственно, у него нет действующего миграционного талона, и для того, чтобы заехать на территорию Абхазии, ему оформляется свидетельство на возвращение».

Люди интересуются, почему с граждан Абхазии взимается госпошлина при оформлении «свидетельства»? Даур Кове пояснил, что существует распоряжение правительства, в соответствии с которым взимается госпошлина в размере 650 рублей за выдачу «свидетельства о возвращении на родину». Эти средства к МИДу никакого отношения не имеют и поступают в бюджет.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Российские военные ВУЗы и училища одними из последних в стране распустили иностранных студентов. На 2020 год в России учатся почти три сотни абхазских студентов. Теперь ребята возвращаются на Родину группами. По предварительной информации, часть из них сдает анализы еще в своих учебных заведениях. Тем не менее, в Абхазии их тоже планируют тестировать.

Сын журналистки Элеоноры Когония учится в Военной академии связи имени С. М. Буденного. Молодой человек уже вернулся в Абхазию и сидит на карантине в специально отведенном под это столичном пансионате «Айтар». «Как я на это смотрю? Я – советский человек. Если всех поселили, сказали, что здесь будут жить, значит так надо и правильно. Да, мне удобнее было бы, скажем, в комнате дома запереть его, но я следую правилам. Ребята прибыли из России, с этой точки зрения, все меры сейчас логичные», - делится своим мнением с ЧП Элеонора Когония.

Алхас (имя изменено по просьбе собеседника) один из курсантов, находящихся на карантине в пансионате. Он считает, что беспокойство жителей Абхазии в связи с прибытием студентом и курсантов из России оправдано, ребята относятся к этому с пониманием. «На границе нас встретил автобус с сопровождением, который следует прямиком в «Айтар». По прибытии нас проинформировали о правилах поведения на карантине. Нас разделили по номерам – по два-три человека. Мы не можем выходить даже в общий коридор, не то что на улицу. Сами номера стерильные и чистые, есть все необходимое для комфортного пребывания. Это правильные меры для здравомыслящих и ответственных граждан, 14 дней на карантине не страшно. Я боюсь вируса и не считаю правильным излишний героизм людей, которые считают что беспокоиться не о чем, прикрываясь тем что они молодые и здоровые ребята. Больше всего я боюсь того, что коснись эта беда моих близких, я буду абсолютно беспомощным как и наши власти, ведь ресурсов на лечение крайне мало», - рассказывает молодой человек.

Сразу по окончании двух недель в «Айтаре» Алхас планирует в первую очередь встретиться с семьей и друзьями, уже будучи уверенным, что им ничего не угрожает. «Тут почти все ребята не были дома полгода ,естественно захочется погулять по родному городу, попить кофе на Брехаловке, подышать морским воздухом. Когда находишься на учебе, думаешь об этом постоянно, а сейчас я вижу море со своего балкона, осталось лишь до него добраться», - завершает мечтательно Алхас. В ВУЗе Алхаса случаев зафиксированного коронавируса не было. По словам курсанта, карантин у них начался еще в середине марта.

На конец дня 7 мая в «Айтаре» числятся 188 человек, большая часть которых – студенты военных ВУЗов и училищ. Также через карантин проходит небольшая группа медиков, работающих с тремя болевшими коронавирусом гражданами страны.

Согласно планам, ожидают еще несколько десятков студентов. Сейчас находящиеся в «Айтаре» курсанты могут общаться друг с другом на балконах. А если окна номера выходят на дорогу, тут считается, повезло. Можно увидеть за воротами своих родных – им вход на территорию воспрещен. Но можно приносить продукты и всё необходимое, оставлять на проходной. Нахождение в пансионате для граждан бесплатное. Платить здесь нужно за трехразовое питание – 460 рублей в день. А можно не платить, и приносить из дома.

«Наши повара готовят завтрак, обед и ужин, комплексное питание. Волонтеры помогают кухне разносить все блюда по номерам. То есть люди, которые сидят на карантине, никак не соприкасаются с кухней и сотрудниками», - рассказывает начальник отдела по организации питания «Айтара». Волонтеры в корпусы пансионата заходят только в масках и перчатках, а еду доставляют в номера бесконтактно.

Каждый час курсантам мерят температуру, записывают ее в журнал. Все данные отправляются в министерство здравоохранения страны. Контроль за соблюдением правил карантина здесь ведут одновременно и сотрудники пансионата, и медики, и правоохранители.

«У нас установлена система видеонаблюдения, вся территория контролируется камерами. Также территорию контролируют наши сотрудники, которые патрулируют по ней. Поэтому однозначно все, кто на карантине, находятся непосредственно в номерах», - рассказывает журналистам начальник службы безопасности пансионата «Айтар» Дмитрий Кобахия.

Никаких нарушений режима карантина в «Айтаре» нет. Здесь все говорят, что дело в военной дисциплине молодых людей.

7 мая стало известно, что из вернувшихся в Южную Осетию курсантов тест на коронавирус у 11 человек оказался положительным. Из того же ВУЗа в Абхазию вернулись 25 человек. У всех у них утром 8 мая взяли внеочередной анализ на вирус. Его результаты будут известны 9 мая.

Сейчас в Абхазии нет больных коронавирусной инфекцией. Всего в Республике вирусом переболели три человека. Двое вылечились и выписаны из больницы, а 95-летний пациент скончался.

Чегемская правда

 

 

Комментарий Пресс-службы Республиканской политической партии «Форум народного единства Абхазии»:

(Первая инаугурация Второго Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина состоялась 7 мая 2000 года в Большом Кремлёвском дворце. Этому важному событию исполнилось 20 лет).

Несмотря на жесткий прессинг международных сил, продолжавших и после войны поддерживать грузинских реваншистов, Абхазия провозгласила свою исторически выстраданную независимость. Однако на пути к международному признанию ей пришлось пережить еще немало суровых испытаний: изнурительный блокадный режим, политическую, гуманитарную и информационную изоляцию.

«Думаю, что рано или поздно мы дождемся того, что Россия признает независимость Абхазии. И дождемся мы этого не от каких-то политических кругов, а именно от тех, кто будет руководить Россией» – подчеркивал Владислав Ардзинба в одном из своих выступлений («Мы шли на смерть, чтобы жить». Сборник интервью и выступлений 1992-2005. Сухум, 2011 г. С.16.)

Наступила долгожданная оттепель в российско-абхазских отношениях. Россию возглавили истинные патриоты и государственники в лице В.В. Путина и его единомышленников.

9 сентября 1999 г. Премьер-министр РФ Владимир Путин подписывает судьбоносное для Абхазии постановление под №1029, отменяющее прежнее правительственное решение от 19 декабря 1994 г., согласно которому республика, пережившая все тяготы грузинской оккупации, голод, безденежье и разруху, оказалась в тисках жесточайшей экономической блокады.

С наступлением эпохи Путина многонациональный народ Абхазии почувствовал отдушину, с его именем связан процесс предоставления российского гражданства и загранпаспортов жителям нашей республики, решения вопросов их пенсионного обеспечения и многих других острых социальных проблем. Вступили в качественно новый этап развития экономические, культурно-образовательные, научно-технические связи между двумя государствами, исторический опыт мирного сосуществования и взаимодействия которых исчисляется веками.

Предыстория признания независимости Абхазии и Южной Осетии – это уникальная документальная летопись, заслуживающая пристального, исследовательского внимания историков и конфликтологов. Принимать крайне сложные и ответственные политические решения, определявшие судьбу двух братских народов, оказавшихся в той трагической ситуации, как говорится, между Сциллой и Харибдой, приходилось В.В. Путину и Д.А. Медведеву. «У нас особые, совершенно особые отношения с Абхазией. Мы надежно гарантируем безопасность и самостоятельность Абхазии, независимость. Уверен, что так и будет дальше», — сказал Президент РФ Владимир Путин (Пицунда, 8 августа 2017 г.)

Это емкие, глубоко выверенные слова и мысли признанного во всем мире российского лидера, придающие развитию Абхазии, ее перспективе и росту, сложному процессу вхождения республики в мировое сообщество, огромный импульс и созидательную энергию.

Поэтому, с нашей точки зрения, историки и философы еще не сполна охарактеризовали тонкий культурологический подход, проявленный В.В. Путиным в оценке ситуаций, связанных с признанием Абхазии и Южной Осетии.

В публикации, посвященной непревзойденному дирижеру Валерию Гергиеву, известный публицист Джон Торнхилл обозначил несколько важных, и на наш взгляд, точных штрихов к политическому портрету крупнейшего российского лидера: «…Гергиев считает Путина одним из немногих мировых лидеров из числа его знакомых, который понимает историю и который готов к ответственности, связанной с его работой. По мнению Гергиева, великое достижение Путина состоит в том, что он остановил «тотальную дестабилизацию» России, которая угрожала этой обладающей ядерным оружием стране в 1990-е годы. «Единственной более страшной вещью была бы дестабилизация Китая».

Оценивая роль главы российского государства, выдающийся русский прозаик, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын в интервью корреспонденту журнала «Шпигель» дал достаточно взвешенную и объективную оценку нового, волевого руководителя: «Путину досталась по наследству страна, разграбленная и сшибленная с ног, с деморализованным и обнищавшим большинством народа. И он принялся за возможное – заметим, постепенное, медленное – восстановление ее. Эти усилия не сразу были замечены и тем более оценены. И можете ли Вы указать примеры в истории, когда меры по восстановлению крепости государственного управления встречались благожелательно извне?..»

На Западе, да и в самой России немало политиков, которые называют Путина диктатором, тираном, супер-злодеем. В то же время некоторые влиятельные политики и журналисты мотивируют подобное гиперболизированное представление роли Владимира Путина тайной завистью «ему, его власти, силе, дальновидности и эффективности, поскольку сами не обладают такими способностями». Такой точки зрения придерживается, в частности, Майкл Брендан Догерти, автор статьи, опубликованной в американском издании NationalReview.

В Абхазии, разумеется, знакомы с существующими в мире разными, подчас, противоположными, взглядами и мнениями, симпатиями и антипатиями к личности Путина, но эти нюансы отступают для нас на второй план в сравнении с теми шагами, решительными действиями, которые российский лидер предпринимает по укреплению безопасности нашего государства и поддержанию его международного имиджа.

Пресс-служба РПП «ФНЕА».

г. Сухум, 7.05.2020 г.

(На снимке: 2009 г., Сухум, встреча В.В. Путина в Парке Боевой Славы)

 

В абхазском Центре социально-экономических исследований обсудили кризис, который разразился в связи с эпидемией коронавируса, и возможности прогнозирования его последствий для Абхазии. Обсуждение начали с выступлений московских экспертов, которые рассказали о заговоре мировой закулисы и крахе капиталистической системы.

Встреча началась с просмотра небольших фрагментов видеозаписи выступлений двух московских экспертов, мнение которых предложили обсудить участникам встречи сотрудники Центра социально-экономических исследований. Они назвали пандемию «третьей мировой войной», но разошлись в объяснении ее причин. Не будучи вирусологами, они утверждают, что вирус создан искусственным путем для достижения определенных целей.

Так, Елена Ведута, руководитель секции «Искусственный интеллект в экономике» Научного совета по методологии искусственного интеллекта и когнитивных исследований при Президиуме РАН, сообщила, что мировую войну ведут против человечества богатые семьи, их задача – сломать существующую финансовую систему. «Доллары больше не работают, их уже невозможно печатать, но сломать финансовую систему военным путем невозможно, поэтому ее ломают при помощи пандемии, которую эти семьи запустили. Крупным игрокам надо всех самоизолировать и постараться побыстрее подготовить цифровой контроль, чтобы в тот момент, когда все голодные повыходят из своего дома, они были под тотальным контролем», – говорит она.

Второй специалист – Марина Альпидовская, профессор Департамента экономической теории Финансового университета при Правительстве РФ, объясняет, что мир столкнулся с кризисом капиталистической системы хозяйствования, которая может развиваться только путем экспансии, захватывая новые рынки сбыта. Капиталистическая система прекратила свое существование, потому что новых рынков сбыта нет. Любой капиталистический кризис в двадцатом веке разрешался, по мнению Альпидовской, путем участия стран в войнах. «Готовы ли хозяева денег и руководители этой системы к проведению глобальной войны против всех на полное уничтожение?» – задается вопросом она. И сама себе отвечает: «Видимо, нет, поэтому им пришлось что-то такое придумать, что в итоге выполнит функцию мировой войны, которая обнулит мировую экономику».

Алиса Матуа, заведующая лабораторией иммунологии и вирусологии абхазского Института экспериментальный патологии и терапии и член оперативного штаба по защите населения от коронавирусной инфекции считает, что на данном этапе делать какие-то выводы и прогнозы рано. Свойства вируса и его влияние на организм человека не до конца изучены. Сейчас в Абхазии спокойная эпидемиологическая ситуация, но она не исключила, что самое сложное, возможно, впереди. Она призвала всех не расслабляться и соблюдать рекомендации. Самым важным фактором стабильности назвала закрытую границу и контроль за теми, кто ее пересекает. Проблемой является то, что далеко не всегда есть контроль за теми, кто въезжает в Абхазию из сопредельных стран, в которых много заразившихся. Являясь сторонником вакцинации, Матуа говорит о том, что наиболее успешным выходом из пандемии было бы создание вакцины и достижение коллективного иммунитета. Уверенно утверждать, что вирус имеет искусственное происхождение, она не может, так как по этому вопросу научное сообщество еще окончательно не определилось.

Социолог Дмитрий Адлейба заявил, что не является сторонником конспирологических версий и не сомневается, что коронавирус имеет естественное происхождение. Но последствия, которые можно наблюдать, являются рукотворными: «О ситуации с вирусом должны говорить ученые: насколько она опасна и как она распространяется. Есть мнение, что должен выработаться коллективный иммунитет без вакцины, и это произойдет естественным путем. Причины возникновения этой ситуации лежат в плоскости экологии, глобального потепления, мнений может быть много. А та ситуация, в которой мы пребываем сегодня, обусловлена теми мерами, которые были приняты правительствами разных стран, с одной стороны, для контроля над ситуацией, с другой стороны – это глобальная политика, и у всех появился очень большой соблазн для решения огромного количества вопросов, накопившихся до этого времени. И благодаря той обстановке, которая сложилась сейчас, они могут решаться, с моей точки зрения и с точки зрения многих моих коллег – социологов».

По мнению Адлейба, по экономическим последствиям и вовлеченности разных стран пандемию можно сопоставить со Второй мировой войной. По подсчетам специалистов, за шесть лет, пока шла война, общий ущерб мировой экономике составил 1,8 трлн долларов США, а ущерб за полгода пандемии уже оценивается разными специалистами в 1 трлн долларов США, это очень много даже с учетом того, что курс доллара за это время сильно изменился.

У людей, находящихся в изоляции и подвергающихся массированному воздействию информационных потоков, которые все оценивают по-разному в силу своего образования и развития, возникают серьезные психологические проблемы. Многие демонстрируют неадекватное поведение, и эту проблему тоже надо решать. В целом социолог не является пессимистом и надеется, что человечество справится с коронавирусом путем вакцинации или с помощью коллективного иммунитета. Люди адаптируются, переварят эту проблему и вступят в жизнь в новом качестве.

Герман Маршан, секретарь Совета Священной митрополии Абхазии рассказал о том, что, столкнувшись с пандемией, религиозные организации по-разному на нее отреагировали. На большей части постсоветского пространства они отказались серьезно воспринимать угрозу заражения и смерти от коронавируса и отказались закрывать храмы. В результате многие из них не только сами стали жертвами, но и поспособствовали заражению своих коллег и прихожан, а сами храмы стали очагами распространения инфекции. В частности, московские духовные школы, в которых учились почти все абхазские священнослужители, полегли практически полностью: ректоры, профессура, учащиеся.

Совершенно иное отношение продемонстрировали священнослужители грекоязычного православного мира. Они прислушались к мнению врачей и сразу закрыли храмы, никто не спрашивал у представителей религиозных организаций, как они к этому относятся. В дальнейшем все патриархи издали соответствующие вердикты и полностью все храмы закрыли.

Конечно, прекращение работы храмов очень сильно ударило по финансовому состоянию приходов, но помогло спасти человеческие жизни.

Он напомнил о том, что на протяжении многих веков большой популярностью в христианстве пользовалось движение исихиатов, у которых молитвенная практика была полностью связана не с внешними навыками хождения в храм, прикладывания к иконам, торжественными богослужениями, а с внутренней духовной жизнью. Это направление продолжает расширяться, ее носителями являются монашествующие. По мнению Маршан, если пандемия затянется на год или два, религиозная структура может приспособиться к любому формату, и никаких проблем в этом смысле у православной церкви не будет.

Алхас Джинджолия, врач-хирург и руководитель оперативного штаба по защите населения от коронавирусной инфекции заявил, что, скорее всего, ситуация растянется на год, а, может быть, и больше. Все надеются на вакцину, на коллективный иммунитет, но на разработку вакцины уйдет год или два. Ученым еще только предстоит изучить все аспекты и отдаленные последствия воздействия COVID-19 на организм человека.

Он сопоставил пандемию с Первой мировой войной и эпидемией «испанки». Такие процессы всегда были в истории человечества и будут в будущем, сказал Джинджолия: «Была Первая мировая война, была «испанка», тогда же, в тот период широко внедрились радио и газеты. Теперь поменяем местами: вместо радио и газет – «Фейсбук», вместо испанки – COVID-19. Ничего, пережили тогда. Человечество 100 млн жизней заплатило за эту модернизацию, как бы это горько не звучало, но, видимо, это часть человеческой биологии. Все эти страшные по своим последствиям процессы происходили и будут происходить дальше, поэтому рассуждать о том, что масоны, иезуиты, рептилоиды, Гейтсы пытаются сократить население, об этом переживать не надо. Когда мы сожрем все наши ресурсы, мы и так сократимся. Есть совершенно противоположные точки зрения, и всегда надо слушать две крайности, чтобы понять, что истина где-то посередине».

Модератор встречи и сотрудник ЦСИ Илона Мирцхулава поинтересовалась, что думает руководитель оперативного штаба о внедрении цифровых технологий и чипизации? Алхас Джинджолия очень скептически отозвался о попытках российских экспертов усматривать в пандемии заговор рептилоидов и призвал тех, кто подвержен влиянию подобных теорий, отключить «Фейсбук» в своей голове: «Илона Мирцхулава: Ведута – это руководитель секции искусственного интеллекта, и Альпидовская тоже. У них такой единый подход, что внедрение цифровых процессов может привести к чипированию человека и, как следствие, к управлению им. Как вы относитесь к этой позиции?

Алхас Джинджолия: Отключите «Фейсбук» у себя в голове. Это «Фейсбук», поверьте. Тогда к ученому, занимающемуся искусственным интеллектом, у меня другой вопрос: при всей очевидной полезности искусственного интеллекта, он уже применяется в той же медицине, насколько они проработали вопросы контроля искусственного интеллекта? Ведь, насколько мне известно, хотя у меня познания в этой области скромные, все вопросы, связанные с интеллектом, заданные ему так образно, заканчиваются тем, что он пытается уничтожить своих создателей. При этом огромные суммы уже вкладываются в этот интеллект, и люди бесшабашно бросились внедрять его чуть ли ни в кнопки лифта. Они оценили последствия своей работы, прежде чем говорить о чипировании? Чипирование – это, естественно, полная фейсбучная чушь на сегодняшнем уровне технологий. Я не рассуждаю, как авторы каких-то околонаучных статей, а исключительно научными фактами. Алиса Зауровна (Матуа) упоминала про вакцинацию, какое отношение к ней в обществе. Ну, давайте допрыгаемся до того, что будет у нас в мировом масштабе туберкулез, корь вернется, забудем COVID-19! Что начнется после того, как мы все такие здоровые начнем умирать сразу в течение очень короткого времени, если вернется корь? Это на 100% контагиозное заболевание, кстати. Какое чипирование? Ерундой какой-то занимаемся! Не об этом надо переживать».

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

 

В связи с пандемией закрыты государственные границы Российской Федерации и Абхазии. Между тем остаются граждане Абхазии, которые по тем или иным причинам находились в России и сейчас хотят вернуться на родину, что непросто сделать из-за сложной процедуры. Глава МИДа Абхазии Даур Кове прокомментировал ситуацию и сообщил, что есть надежда на то, что инструкция может быть пересмотрена и порядок возвращения облегчен.

Мое внимание к этой проблеме привлек полный сарказма пост в социальной сети Facebook. Его написала известный в Абхазии педагог и историк Лариса Кация. Пост начинается фразой: «Жгуче интересно, какой великий ум придумал такую увлекательную процедуру пропуска на территорию Абхазии ее собственных граждан? Очень хотелось бы увековечить имя этого административного гения».

Далее она описывает ситуацию, с которой столкнулась, когда ее сыну понадобилось вернуться из России, где он находился, в Сухум: «Он должен предъявить справку о том, что возвращается домой, на родину. Абхазский паспорт с пропиской не имеет никакого значения. Кто-то обязательно из родственников должен пойти в МИД. В приемной сидит очень милая девушка, она смягчает эту ситуацию. И ты должен предъявить его паспорт, его фотографии 3х4, того, кто должен въехать… Паспорта его у меня не было, мы позвонили Степе, он сфотографировал и скинул по вотсапу свой паспорт, со своего вотсапа я скинула этот паспорт ей, она сказала, что сама распечатает и вложит в документы. Потом мы заплатили госпошлину 650 рублей, и кто-то должен был отвезти это в Адлер, просто по вотсапу или как-то иначе вручить ему это свидетельство нельзя!»

В итоге нашелся друг, который забрал свидетельство о возвращении на родину и поехал с ним на российско-абхазскую границу. Граница закрыта, поэтому перейти и передать человеку свидетельство невозможно, но оказалось, что там все налажено: на абхазской стороне документ забирают и передают российским пограничникам, которые, в свою очередь, передают свидетельство тому, кто должен пересечь границу.

Лариса Кация понимает, что данная процедура придумана не абхазским МИДом, но она недоумевает, почему мы согласились с таким порядком и не защищаем интересы своих граждан?

Сейчас заканчивается учебный год, и в Абхазию возвращаются курсанты военных вузов. В этом случае родственники тоже оформляют свидетельство о возвращении на родину, передают его в Министерство обороны Республики Абхазия. Представитель министерства встречает курсантов на российской стороне, передает им свидетельство и переводит их через КПП «Псоу».

Эта процедура в Абхазии воспринимается как излишне бюрократическая и формальная, но таково требование российской стороны.

Глава Министерства иностранных дел Даур Кове пояснил, что такой порядок пересечения границы определен международными соглашениями: «Справочка так называемая, о которой идет речь, - это свидетельство на возвращение, оно входит в перечень документов, которые определены нашими двусторонними соглашениями для перехода государственной границы. Свидетельство на возвращение по практике выдается лицам, которые утеряли паспорт, находясь вне территории своей страны. И для того чтобы вернуться, гражданину выдается этот документ. Фактически это – одноразовый паспорт. Соответственно, есть целая процедура, посредством которой оформляется этот документ. Что касается пошлин, тут ходит много разговоров о том, что люди платят деньги в МИД и так далее. В МИД никто ничего не платит. Оплачивается государственная пошлина в госбюджет, и ее сумма зафиксирована в постановлении правительства».

Даур Кове рассказал, что требования связаны с эпидемией и определяются постановлением российского правительства: «Когда начался коронавирус, был ряд распоряжений правительства Российской Федерации, которые регламентировали процедуру перехода государственной границы. Уже есть четвертое распоряжение, последнее распоряжение правительства было издано 29 апреля за подписью господина Мишустина. Эти распоряжения как раз и определяют порядок перехода. На сегодняшний день мы ждем информацию от российских коллег в соответствии с последним принятым распоряжением о том, как будет осуществляться процедура перехода. В этом постановлении указано, что российские граждане, у которых есть второе гражданство, могут однократно покинуть территорию Российской Федерации для въезда в страну проживания. В данном случае мы это квалифицируем как свою страну – Абхазию».

Глава МИДа уточнил, что в соответствии с миграционным законодательством России границу можно пересечь по абхазскому паспорту только при наличии миграционной карты: «Когда спустятся необходимые инструкции на российскую границу, вполне возможно, что порядок пересечения границы будет осуществляться при наличии действующего абхазского паспорта. Но пока еще этой инструкции на границе нет, и поэтому для того, чтобы сегодня осуществить въезд на территорию Абхазии с территории Российской Федерации, с российскими коллегами мы определили порядок следующий: наши граждане при переходе границы при наличии российского паспорта предъявляют свидетельство на возвращение. В случае если наш гражданин покидал территорию Республики Абхазия и въезжал на территорию Российской Федерации посредством абхазского паспорта и у него в наличии есть на данный момент действующая миграционная карта, то он может вернуться в Абхазию по абхазскому паспорту. Если действующей миграционной карты нет, тогда нужно оформлять свидетельство на возвращение. Вот в целом и вся история».

Елена Заводская

Эхо Кавказа