Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Более 65 млн рублей было собрано бизнес-сообществом, московской абхазской диаспорой и Русской общиной Абхазии на борьбу с коронавирусной инфекцией. Инициировали и провели эту работу представители движения «Мы вместе». На пресс-конференции в Сухуме подвели итоги, и министр здравоохранения ответил на вопросы журналистов.

25 марта и.о. президента Валерий Бганба обратился к абхазским предпринимателям с просьбой оказать помощь в борьбе с COVID-19, уже на следующий день состоялась встреча, на которой было принято решение создать движение «Мы вместе».

О его деятельности проинформировал координатор Борис Барциц, генеральный директор компании сотовой связи «А-Мобайл»: «Учитывая сложность ситуации и ограниченность во времени, было принято решение организовать сбор средств на спецсчете Министерства здравоохранения, мы не стали тратить время на создание нового юридического лица и открытие специального счета. Также необходимо было обеспечить открытость и прозрачность всех процессов, связанных с поступлением денежных средств и их расходованием. Для этого был создан официальный сайт движения и страницы в соцсетях, где мы ежедневно информировали участников движения и общественность о новых поступлениях и их расходовании. Уже 27 марта на спецсчет поступили первые средства от предпринимателей, всего за первую неделю удалось собрать более 31 млн рублей. А на сегодняшний день сумма собранных средств составляет 56 млн 668 тысяч рублей. К движению «Мы вместе» присоединилось 88 участников, оказавших финансовую поддержку».

Русская община Абхазии присоединилась к движению и перечислила на спецсчет Минздрава около 9 млн рублей.

Средства были направлены на приобретение медикаментов, медицинского оборудования, систем диагностики, медицинских изделий и компьютерного томографа для Гудаутской районной больницы, перепрофилированной под лечение пациентов с COVID-19.

По словам Бориса Барциц, сбор средств не стал единственной задачей, которую пришлось решать участникам движения «Мы вместе». Им приходилось координировать и осуществлять поставки в Абхазию медицинского оборудования, средств защиты и медикаментов, так как Россия закрыла границу, ввела запрет на вывоз определенных медицинских изделий и возникли сложности с их закупкой в России: «Многие поставщики оборудования и медикаментов в Российской Федерации отказывались работать с нерезидентами, в том числе, с Министерством здравоохранения. И нам нужен был надежный партнер в Москве, который готов был взять на себя вопросы, связанные с поиском, закупкой, складированием товаров, а также транспортную логистику. И таким партнером выступила Московская абхазская диаспора (МАД). Они тоже открыли сбор средств для граждан, проживающих на территории РФ, в частности, в Москве, чтобы наши граждане могли в этом поучаствовать. 28 марта с председателем МАД Бесланом Радионовичем Агрба обсудили механизмы взаимодействия и приняли очень важное решение – объединить усилия в вопросах, связанных с организацией процесса закупки и доставки на территорию Абхазии всех товаров».

Работали по заявкам Министерства здравоохранения, а первая машина с гуманитарным грузом на сумму более 20 млн рублей пришла в Абхазию уже через неделю.

К пресс-конференции присоединился по видеосвязи председатель Московской абхазской диаспоры Беслан Агрба, который сообщил, что в сборе средств и организации помощи в Москве приняли участие более 100 человек.

Беслан Агрба задал министру здравоохранения вопрос о том, почему абхазских медиков после контакта с зараженными коронавирусной инфекцией отправляют на изоляцию, несмотря на то, что средства защиты у них должны быть?

Тамаз Цахнакия сообщил, что, отправляя медиков на обсервацию, Минздав действует в соответствии с утвержденными протоколами ВОЗ и Роспотребнадзора: «Все медицинские работники даже при наличии средств индивидуальной защиты, которые работали с ковидным больным, подлежат обсервации. Они должны находиться либо на самоизоляции, либо в соответствующем учреждении. Так прописано в инструкциях Всемирной организации здравоохранения и в протоколах, которые утверждены по рекомендации Роспотребнадзора. Это связано с тем, что абсолютных гарантий никто, естественно, дать не может. В ходе лечебного процесса могут быть разные ситуации, и такие риски существуют. В соответствии с этими протоколами они выйдут из изоляции после того, как будут обследованы. У нас уже есть экспресс-диагностика, и если ИФА (иммуноферментный) анализ будет отрицательный, значит, они, скорее всего, будут тоже отрицательные. Если он будет слабоположительный, то нужна будет ПЦР-диагностика, но это уже на пятые-шестые сутки».

Вирусолог Алиса Матуа пояснила, что в специальных комбинезонах медики работают только в красной зоне, обычный медперсонал их не использует. Нахождение в них, во-первых, сопряжено с большими трудностями, а, во-вторых, если начать во всех случаях их использовать, то не в чем будет работать с тяжелыми больными.

Был вопрос и о лаборантах, которые производят забор биоматериала у пациентов. Их, по словам министра, на карантин не отправляют, так как они работают в специальных костюмах, которые обеспечивают защиту на более высоком уровне: «Забором биоматериала занимаются наши сотрудники. Они одеты по полной экипировке: в комбинезонах, очках, специальных перчатках, здесь вероятность заражения крайне низкая. Они проходят полную дезобработку после того, как осуществили забор биоматериала. Но они также находятся на контроле. А те, кто осуществлял забор у потенциально инфицированных или, как это потом уже было подтверждено, у инфицированных, подлежат обследованию на 7-й и 14-й день, что мы и делаем. И на сегодняшний день, слава богу, у всех наших медиков отрицательный результат».

Тамаз Цахнакия проинформировал, что за время карантина было протестировано около 900 человек. На днях ожидается партия из 3000 диагностических ПЦР-систем, закупленных на средства предпринимателей.

На обсервации в доме отдыха «Айтар» остаются 98 человек. Завтра приедет группа курсантов МЧС из 12 человек и 27 мая – из 46 человек.

На этом организованные группы закончатся, но студенты продолжат возвращаться. Более 500 человек уже приехали, но многие остаются, и еще примерно две тысячи студентов должны приехать к лету. Тамаз Цахнакия считает, что они будут возвращаться поодиночке, возможно, по два-три человека, и встанет задача проконтролировать их: «У нас на границе налажена система передачи информации, полная фиксация данных и выезд сотрудников милиции и СЭС на контроль туда, где они будут находиться. Хотя бы на этом уровне мы постараемся проводить мониторинг. У нас нет сил, чтобы каждый день по каждому адресу отправлять людей, но хотя бы на телефонном контакте мы можем быть, чтобы понять, где они находятся, как себя чувствуют, температурят или не температурят, находятся на самоизоляции или с кем-то живут? У кого-то есть возможность самоизоляции, у кого-то – нет. А это огромное количество, это – несколько тысяч студентов, может быть, две тысячи всех вместе, и курсантов в том числе, не только гражданских. Будем отслеживать. Есть надежда на то, что эпидемия все-таки пойдет на спад в июне. И по экспертным данным того же Минздрава России в июле она закончится вообще. Мы рассчитываем на то, что у них сейчас экзамены – выпускные, переводные, на это уйдет время, и к тому моменту, когда они будут возвращаться, уже будет минимальный риск того, что они могут быть заразными, хотя он, конечно, существует».

Николай Ачба, генеральный директор предприятия «Вина и воды Абхазии», проинформировал, что движение «Мы вместе» решило свои задачи. За полтора месяца все, кто хотел принять участие в сборе средств, это сделали. Осталась оперативная работа, связанная с доставкой компьютерного томографа в Гудаутскую больницу: необходимо построить для него помещение, установить и подключить. Спецсчет пока остается открытым, но работа в целом завершена.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

На сайтах российских туроператоров появилась информация о возможности бронирования с 1 июня номеров в местах размещения туристов в Абхазии.

СУХУМ, 21 мая - Sputnik. Бронирование номеров в отелях и гостиницах Абхазии до принятия решения о снятии ограничительных мер, предписанных руководством республики, является нарушением, сказал в интервью радио Sputnik заместитель министра по туризму Абхазии Астамур Барциц.

Он подчеркнул, что смысла в бронировании даже на поздние сроки нет, так как еще не ясно, когда будет открыта граница и сняты ограничения.

"Мы будем ждать заседания оперативного штаба, который решит, продлевать или снять ограничения. Конечно, нам бы хотелось заранее и самим знать, так как мы должны предупредить наш бизнес, им надо возобновлять рекламную деятельность, готовится в предстоящему сезону. Но пока нет понимания, когда будет открыта граница. Если первого числа разрешат, то можно уже будет бронировать", - отметил Барциц.

Информация о том, что гостиницы, санатории, отели Абхазии открыли бронирование номеров с 1 июня, появилась на сайтах крупных российских туроператоров в среду 20 мая.

Согласно постановлению президента Абхазии, в связи с опасностью распространения коронавируса до 1 июня в республике запрещена экскурсионная и туристическая деятельность, бронирование мест, прием и размещение граждан в гостиницах, санаториях, домах отдыха, гостевых домах.

До 1 июня также ограничен въезд через абхазо-российскую границу иностранных граждан и лиц без гражданства.

 

 

 

Апсадгьыл-инфо, 21 мая 2020 г. Президент Абхазии подписал указ о заместителе председателя – начальнике Пограничного отряда Службы государственной безопасности Республики Абхазия, сообщает пресс-служба президента.

«1. Освободить полковника Чачхиани Нодари Георгиевича от воинской должности заместителя Председателя – начальника Пограничного отряда Службы государственной безопасности Республики Абхазия.

2. Зачислить Чачхиани Нодари Георгиевича в распоряжение Председателя Службы государственной безопасности Республики Абхазия.

3. Назначить заместителем Председателя – начальником Пограничного отряда Службы государственной безопасности Республики Абхазия полковника Латипова Рустама Эргашевича», - говорится в указе.

 

 

 

Русских отдыхающих в Абхазии ждут, но не прямо сейчас. В последнее время стало сложно пройти по улице и не поймать настороженный взгляд местных: "А ты когда сюда приехала?"

Страна курортная, поэтому все, кто не похож на коренных, автоматически в сознании людей становятся туристами, тем более что погода уже для отдыха, а тут еще эти – на море прогуливаются, загорают на пляже, а некоторые еще и одеты чересчур легко.

Раньше на это никто внимания не обращал, а сейчас страшно – коронавирус кругом. Гораздо проще поверить, что кто-то деньги заплатил и тайком проник в республику, чем то, что в Абхазии есть люди из другой страны, которые здесь живут больше двух месяцев, а то и лет, и даже на своих машинах ездят с иностранными номерами - до последнего времени это было нормально.

Правда, есть люди, которые живут здесь не первый год, но до сих пор не вникли в местный менталитет, как я это называю. Например, молодые (и не очень) мужчины, которые, как только потеплеет, сразу шорты и сланцы надевают, или барышни в купальниках и парео.

В силу того, что родилась я и выросла в соседнем Сочи, привыкать к местным нравам мне не пришлось. У нас тоже было не принято так ходить по улицам, и именно по этим признакам (не считая специфического говора и свежеобгоревшей, некогда бледной кожи) мы и отличали местных от приезжих.

Не буду говорить про рапорты МВД и СГБ о том, что отдыхающих, незаконно проникших на территорию республики, они не нашли. Просто представьте, сейчас, чтобы попасть в Абхазию, нужно, как минимум, попасть в Краснодарский край. А это 14 дней провести в обсерваторе. А потом еще найти беспринципных пограничников с российской и абхазской стороны, дать им денег.

Чтобы что? Чтобы оказаться в Абхазии и загорать? Мне кажется, что это уж слишком для весеннего отдыха.

Вы можете возразить, мол, теоретически могут и сочинцы попробовать прорваться через границу. Ну, вот не верю я, что кто-то в здравом уме пойдет давать взятку (а в России это уголовное преступление), чтобы на море позагорать.

Я тоже вижу машины с иностранными номерами. Половина за рулем местные, половина нет. Как правило, неместные – это те, кто здесь работает не первый месяц. Вижу людей с красными лицами от загара и в коротких шортах. Как правило, они действительно сюда приехали, но больше двух месяцев назад. Парадокс в том, что бояться сегодня надо всех. А возможностей пересекать границу сейчас как раз таки больше у местных.

Несколько раз слышала за спиной: "Это русские? Как они сюда попали?" От личных расспросов спасали местные знакомые, которые тут же успокаивали всех вокруг.

Запомню это ощущение надолго – когда тебя сторонятся, ты чувствуешь возмущение и легкую, но все же агрессивную настороженность в свою сторону. Мне кажется, еще немного, и это будет похоже на ксенофобию и охоту на ведьм.

Давайте не поддаваться панике и провокациям. Нам бы только все это пережить - и местным, и приезжим, а там все наладится.

Елена Нездоровина

https://sputnik-abkhazia.ru/

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фермерские хозяйства Абхазии собрали в этом году отличный урожай клубники. На Сухумском центральном рынке вот уже немало недель целое море этих ягод. Даже когда рынок из-за введенных карантинных мер был закрыт, бойкая торговля ею шла в магазинчиках, расположенных на прилегающих улицах. Цены на клубнику в последние дни стабилизировались на уровне от 150 до 180 рублей за килограмм.

Пандемия не стала помехой и для экспорта клубники, так как грузовые перевозки через российско-абхазскую границу на посту «Псоу», несмотря на закрытие ее для граждан с 30 марта, все это время продолжали осуществляться, а у крупных производителей в Абхазии еще в минувшие годы были налажены поставки ее для торговых объектов России.

На конец минувшей недели, по данным Государственного таможенного комитета Абхазии, с начала 2020 года в Россию экспортировано около 95,2 тонн клубники, тогда как в прошлом году за аналогичный период было вывезено около 5,5 тонн этих ягод, в 17 с лишним раз меньше. Кстати, увеличились и объемы экспорта в РФ помидоров – с примерно 434 тонн до примерно 536 тонн.

Наиболее известно в Абхазии клубничное хозяйство в селе Адзюбжа Очамчырского района, где эту ягоду выращивают более пяти лет. Кроме открытого грунта, клубника растет здесь и в теплицах. Не потому, что в Абхазии для этого не хватает тепла, а потому, что на урожай в них не воздействуют погодные условия. Ни проливные дожди, которые «вымывают» сладость из ягод и способствуют их быстрой порче, ни долгая засуха. Сегодня в хозяйстве более 500 теплиц, в сезон каждая в день дает около 20 ящиков клубники, то есть почти центнер. В планах – увеличить клубничные плантации еще на 10 гектаров. Для наших влажных субтропиков с дождями и высокой температурой воздуха наиболее подходящими оказались сорта родом из Греции.

Тепличный комплекс Баталбея Авидзба, основанный в 2018 году в Гулрыпшском районе, занимает площадь 14 гектаров. Это – 28 теплиц по полгектара, в которых высажено 800 тысяч кустов. Период работы – круглогодичный, урожай собирают в апреле. В этом тепличном хозяйстве выращивают клубнику Ruby Gem – это ранний австралийский сорт, устойчивый к вызывающим увядание грибковым болезням, с обильным плодоношением. От начала вегетации до сбора ягоды проходит шесть недель (восемь недель у обычных сортов). В сезон сбора урожая к работе привлекаются 50-60 человек. Предприятие реализует клубнику как на внутреннем, так и на российском рынках. В перспективе планируется работа только на экспорт.

На Сухумском центральном рынке я не раз видел также клубнику из хозяйств в селах Лабра, Аракич Очамчырского района.

Отрадно, что клубничный бизнес стал активно развиваться в восточной части Абхазии, которую в послевоенное время в республике часто называют экономически депрессивной.

И если жителей Абхазии порадовал взлет объема экспорта клубники (невеликая часть экономики, но все какое-никакое пополнение бюджета за счет таможенных сборов и налогов), то в другом случае их порадовало снижение цен. Вначале позавчера появилось сообщение, что на автозаправочных станциях ООО «АЗиД» цена на бензин АИ-92 снижена на 2,5 руб. (с 38,5 руб.), АИ-95 – на 2 руб. (с 41 руб.), 95 S-Drive – на 2 руб. (с 42,5 руб.) и АИ-100 – на 1,50 руб. (с 47 руб.) за литр. Падение цен руководство ООО объяснило снижением стоимости поставки по некоторым видам топлива на май 2020-го.

Любопытно, что один из форумчан на популярном абхазском сайте воспринял это с недоверием: «Ловкий прием перед повышением. Я так думаю... А может, ошибаюсь». Человек явно спутал тут ситуацию с распространенным приемом в некоторых торговых объектах, где по-тихому повышают цены на определенные товары, а потом громко объявляют о скидках на них… В данном случае подобное было бы совершенно нелогично.

А потом Министерство экономики республики сообщило: «Автозаправочные станции стали снижать розничные цены на бензин, потому что входящие цены топлива стали ниже в связи с экономической ситуацией на мировом топливном рынке. Однако трудно спрогнозировать, как долго продержится такая цена». Исполняющий обязанности гендиректора госкомпании «Абхазтоп» Валерий Ардзинба рассказал: «По АИ-92 и АИ-95 цена снизилась на два рубля, на дизельное топливо – на один рубль за литр. Мы работаем с компанией «Роснефть», они нам дали скидку, и мы, соответственно, снизили цены для своих покупателей».

Если еще три дня назад цена на АИ-92 составляла 39 рублей за литр, то сегодняшняя цена – 37 рублей. АИ-95 ранее стоил 41 рубль, сейчас 39 рублей за литр, дизельное топливо вместо 40 рублей теперь можно купить за 39 рублей.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 76