Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

«Живые очереди» в Абхазии – явление, в общем-то, нечастое, но порой они превращаются в настоящие столпотворения, с толчеей и давкой. И обычно все последние годы подобный «ажиотаж» был связан с обменом раз в пять лет российских загранпаспортов, которые имеют большинство абхазских граждан (сейчас, правда, многие уже стали брать биометрические, действующие десять лет).

Много памятных обществу столпотворений возникало на первом этаже здания Кабмина по улице Званба, 9, где расположены кабинеты по подготовке анкет для получения паспортов, а сейчас оно происходит неподалеку, у здания консульского отдела посольства РФ в Абхазии, по улице Аидгылара. Понятно, что ситуацию не могли не усугубить карантинные меры в связи с коронавирусной пандемией; в пиковые ее периоды отдел попросту закрывался, а у многих людей тем временем их паспорта становились просроченными.

Внимание многих в абхазском сегменте Фейсбука привлек на прошлой неделе, 18 марта, пост пользователя Alexey Sulava в группе «Юристы Абхазии», который дает наглядное представление о том, что творится у входа в консульский отдел, и который можно назвать «криком души»:

«Сегодня третий день, как я пытаюсь сдать документы на биометрический паспорт в консульстве РФ. Наконец, удалось взять талон. Правда, не уверен, что меня успеют сегодня принять. На Званба, 9 нет и рядом такой ситуации, как перед воротами консульства. Я пришел в 04.40 и был только 39-м. А люди с двух ночи занимают очередь. До 9-ти утра люди в толпе только переругиваются. А когда открываются ворота, то дворик консульства натурально берется приступом, где наглые, пришедшие только в 8 утра, расталкивают тех, кто с ночи стоит. Кому-то везет, если его толпа протолкнет. Истоптанные ноги, оторванные пуговицы, сломанные телефоны. Все попытки самоорганизоваться, сделать справедливые списки по принципу «кто раньше пришел» – разбиваются о твердолобость и наглость тех, кто пришел, вдоволь выспавшись и позавтракав. Народ в ситуации, когда единственный способ получить паспорт – это либо удача, либо агрессия… Люди еще и вынужденно попали на «консульские сборы по проверке гражданства», так называемые штрафы в 5000 рублей – из-за карантина и закрытых дверей посольства. Почему ни депутаты, ни МИД, ни президент с кучей помощников ничего не делают? Не от того ли, что не стоят в этих очередях? Это стыдно – доводить людей до состояния стада... Хотя о чем я говорю... Там все равно не поймут».

И в комментариях к этому посту, и до него, и после в соцсетях была выплеснута уйма негатива. В основном это, как обычно, эмоции и проклятия в адрес тех, кто, по мнению авторов комментариев, мог решить, но не решил эту проблему:

«Мы никому не нужны, издеваются над нашим народом. На нас делают деньги. На границе – ад, получить паспорт – ад... Чего вы добиваетесь? Почему не можете дружить?!»;
«Очень странно, почему никто не реагирует? Это не может продолжаться бесконечно»;
«До народа никому нет дела. О нас вспомнят, когда будут выборы»;
«Сколько лет это продолжается! Я не могу понять, почему надо пройти круги ада, чтобы сдать документы или получить. Мы живем в 21 веке или в каменном? Неужели нельзя изменить систему? Ладно, мы, молодые, постоим, а пожилые?»;
«Начхать они на нас хотели, все вместе взятые»;
«Куда смотрит наше правительство? Ведь в этих очередях и распространяется коронавирус! А потом опять карантин и списки умерших стариков!!!».

Нередко к этому примешивалась и очевидная неинформированность. Так, одна пользовательница написала: «Почему в Гагре, в Гудауте не организовать пункт приема? Конечно, вся Абхазия стоит у посольства и получается ужас».

Но в Гагре такой пункт работает. Как раз за несколько дней до этого комментария моя родственница из Гагрского района делилась в Фейсбуке радостью: «В Сухуме мне дали талон на такой день, когда срок действия паспорта уже истек бы. А поехала в Гагру – и там все сделали в один день». Общим местом для всех, пожалуй, комментариев были непонимание, «кто виноват», путаница в терминах…

Я связался с советником-посланником посольства РФ в Абхазии Максимом Литвиновым, и вот что он ответил на просьбу коротко объяснить причины происходящего:

«Ой, ну тут вопрос сложный. В общем, у нас, грубо говоря, людей не хватает, чтобы все обрабатывать и принимать. Поэтому мы вынуждены были сократить прием граждан по отдельным видам вопросов. Например, если раньше по гражданству мы принимали пять раз в неделю, то теперь три раза в неделю, и все это приводит к очередям. У нас сотрудники на пределе работают, но… Нам раньше присылали людей на поддержку из Москвы, а в этом году их нет из-за того же коронавируса.

– И еще вот многие путают, никак не поймут, что это не штрафы с них берут пять тысяч рублей за подтверждение наличия российского гражданства, да?

– Да, такие юридические нормы. То есть считается, что если срок действия загранпаспорта у человека истек и у него нет еще внутреннего российского паспорта, то необходимо провести у него проверку наличия гражданства Российской Федерации. И если раньше она была бесплатной, то с 1 января постановлением правительства РФ стала платной. Во всех странах, во всем мире».

Уточним, что эта оплата составляет 65 долларов США, в рублях же она колеблется в соответствии с изменением курса рубля к доллару. Максим Литвинов посоветовал поговорить также с заведующей консульским отделом посольства Екатериной Павловой, и вот какие подробности она добавила к его словам:

«В принципе, очереди у нас были всегда. Я не могу сказать, что проблем в этом плане не было. У нас очень мало сотрудников в консульском отделе в такой стране, где очень много людей с российскими паспортами. Конечно, подразумевалось, что мы будем в значительно большем количестве работать. Но в этом году у нас, наоборот, сотрудников сократили. Просто нам в этом году очень сильно сократили финансирование, которое выделяли на оплату труда. У нас технически есть возможность принимать много больше, но в плане кадров мы сильно ограничены. У нас один человек, и то он совмещает сразу несколько функций. Рассчитываю очень сильно, и посольство меня здесь поддерживает, что министерство иностранных дел России нам поможет и мы сможем вернуть пятидневный прием».

По словам Екатерины Валерьевны, в этом году из-за недостатка финансирования пришлось сократить четырех сотрудников. А вообще для Абхазии, как она подчеркнула, штаты консульского отдела должны быть, наоборот, увеличены. Что касается пункта в Гагре, то под него была выделена комната в здании УВД. В прежние годы МИД России присылал туда так называемую консульскую помощь – трех, а то и четырех сотрудников, но в прошлом году из-за пандемии все такие командировки по миру были прекращены. И лишь сотрудник из Сухума стал выезжать туда по субботам и, жертвуя своим отдыхом, работать без оплаты. Когда зашла речь о биометрических паспортах, выдаваемых на десять лет, Павлова сказала:

«Он стоит порядка шести тысяч рублей, 5 920 за него сбор. Пятилетний паспорт стоит 2 202. То есть мы берем только консульский сбор, и еще банковское обслуживание порядка 50 рублей. В прошлом году у нас порядка 6 тысяч биометрических паспортов люди получили и около 14 тысяч – на пятилетний срок».

Павлова сказала, что знает о «чудовищной» ситуации у ворот консульства по утрам, когда дело доходит до драк, она читает то, что пишут в соцсетях, но посоветовать людям ничего пока не может:

«Вы знаете, нам сейчас давать советы очень сложно. Если сказать «приходите поближе к обеду», то ведь утром уже разберут эти талончики. Потому и вынуждены занимать очередь с ночи… Давать совет приходить ночью я тоже не могу, потому что это тоже неправильно».

Уже после этих телефонных разговоров с ними я сегодня часам к 12 дня приехал к зданию консульского отдела. В это время во дворике здания и за воротами на улице стояло кучками в общей сложности человек 20-30. Думал зайти в само здание, чтобы взять талон на получение биометрического загранпаспорта, мне ведь тоже предстоит процедура обмена, но не тут-то было. Люди, стоявшие у входа в здание и ждавшие, что их вызовут, объяснили, что терминал для выдачи талонов выносят в девять утра и ставят здесь, у входа, но во дворик тогда пускают только в порядке очереди по списку. «А как попасть в этот список?». «А вон там, на улице, стоит мужик в желтой куртке, записывает». Подошел к этому самому мужчине средних лет, посмотрел в школьную тетрадку, на первой странице которой было записано около двадцати фамилий с инициалами. Оказалось, что тут и другие тетрадки заполняются для тех, кто хочет попасть завтра в девять утра во дворик. «Так какой смысл тогда в этих тетрадках?». «Ну, так, все же больше надежды». Я включил диктофон и стал записывать разговоры надеющихся на завтра:

– Это надо нам с семи утра тут стоять завтра?

– Семь часов – это тебя не спасет. Тут раньше надо стоять и караулить.

– Здесь и в четыре ночи, говорят, приходят.

– И в два часа… Люди, которые стояли, рассказывали.

– А вы сегодня как давно здесь, во сколько часов пришли?

– Я с полпятого утра.

– Ого!

Но и это не помогло моему собеседнику в желтой куртке. Сорок талонов, на один из которых он рассчитывал, слишком быстро закончились.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Читатель привлекает внимание

Не хворайте, уважаемые коллеги и дорогие друзья!

Теперь так говорят при встрече друг другу. Этот зловредный вирус в нашей жизни везде старается оставить свой след. Вот и я тоже не отстал от времени. Только, думаю, ответственность за все, что у нас с этим вирусом происходит, надо повысить каждому. Наш народ и не с таким справлялся.

А жизнь все равно идет своим чередом, бывает, и с сюрпризами. Вот и мне сюрприз выпал. Поэтому я и к вам в газету снова обратился. Может кому-нибудь, как и мне, будет интересно и с информацией познакомиться, и, главное, идею мою поддержать. А дело вот такое.

Мой старший внук недавно ездил по служебным делам в Россию. Спросил меня: «Какой тебе, дед, подарок привезти?» Я посмеялся и отшутился:

«Передай там, в России, мой абхазский горячий привет».

Внук вернулся из поездки, приехал из города ко мне, протянул сверток газет и сказал: «Думаю, тебе это понравится, раз ты на старости лет заделался журналистом, начал писать в газету. Это разные российские газеты, а в одной из них ты найдешь то, что может стать очень интересным и для тебя, и для читателей твоей любимой «Республики Абхазия», а, возможно, и для национального престижа Абхазии. Только надо заинтересовать и подключить инициативных людей – историков, экономистов, юристов и других. Так что, дед, читай, думай, ищи».

Не скрою, внук меня заинтриговал (это словечко я у него и позаимствовал). Развернул сверток – газет разных более десяти, и все толстые, страниц много. Что там с Абхазией связано? Листал, читал. В 5-й – это была «Российская газета», на 1-й странице, где объявляют на какой странице что читать, я наткнулся на строчки «Грузия объявила сыр сулугуни своим культурным наследием», 6-я стр. Понимаю, что Абхазией здесь пахнуть не будет. Нашел 6-ю страницу, под заголовком «Вкусный памятник» читаю:

«Сыр сулугуни получил статус памятника нематериального культурного наследия Грузии и официально становится визитной карточкой страны.

Это так называемое живое наследие, как его определяет ЮНЕСКО, включает в себя не материальные объекты, а обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, передаваемые из поколения в поколение. Например, в России такой статус имеет блюдо традиционной кухни населения реки Мезень – небольшие открытые пироги из ржаного теста с различными начинками – шаньги. В Италии памятником ЮНЕСКО является мастерство неаполитанских пиццайолло, в Армении и Азербайджане культура приготовления лаваша и т.д.»

Вот такое прочитал и подумал: сыр, такой, как сулугуни, мы и сами делаем, и кушаем, и любим, убежден, что и Абхазия может уверенно пополнить список памятников, как их там называют, «нематериального культурного наследия». Чем? А много чем. У абхазов есть еще и то, что придумали мы, и что до нас в мире никто не делал. Это наша неповторимая аджика! Как готовится, аджика я рассказывать не буду. Женщины Абхазии это хорошо знают и умеют. А вот очень хочу подчеркнуть, что во многих странах – в России, Белоруссии, Украине, Турции, Польше, Германии, в странах Средней Азии и других – наша аджика пользуется огромным спросом; многих интересует из чего и как она делается; многие и сами стараются ее сделать. Это информация мною проверена в интернете (проверял сам, научили внуки), там много положительных откликов на нашу жгучую приправу, без которой в Абхазии никто не может жить, и, как видим, которая уже очень популярна в мире.

Я убежден, наша аджика отвечает всем требованиям, чтобы стать «памятником нематериального культурного наследия Абхазии», являясь обычаем, навыком, знанием, передаваемым из поколения в поколение.

Нам надо объединить усилия, чтобы добиться этого почетного признания.

С уважением, Хакибей.

От редакции. Ничего другого не остается, как сказать: «Уважаемый Хакибей, и опять Вы в десятку!» Наш давний и дорогой автор опять поднимает вопрос, который обязательно вызовет у читателей не просто интерес, а, возможно, заставит отодвинуть в сторону безынициативность и равнодушие, заставит поискать среди еще сохранившихся книг те, которые могут раскрыть многим уже малознакомые периоды и страницы истории Абхазии, и окунуться в них. Я так и сделала. И воскресила, и открыла для себя немало познавательного. К вопросу, поднятому уважаемым Хакибеем, думаю, полезно будет полистать труд ученого Царбея Николаевича Бжания «Из истории хозяйства и культуры абхазов», изданный в Сухуме издательством «Алашара» в 1973 году. (Ц.Н. Бжания, кандидат исторических наук, известный абхазский этнограф, изучал актуальные проблемы этнографии абхазского народа, уделяя много внимания вопросам народного хозяйства, материальной и духовной культуры. Большой акцент им был сделан на исследование вопросов культуры и быта современного абхазского села. Его перу принадлежат почти два десятка научных работ. В расцвете творческих сил в 1964 году Царбей Бжания погиб в автомобильной катастрофе. Осталась незавершенной его обобщающая монография, посвященная истории и этнографии абхазской деревни в советскую эпоху.)

Так вот, по данным Царбея Бжания известны многие сорта сыра у абхазов. Он называет: 1)ашъаёа; 2) ашъеила7а (ученый комментирует: «Это тот сорт сыра, который известен в Западной Грузии как «сулугуни», а у мегрелов в Самурзакано (Гальский район Абхазской АССР) как «сольогон»); 3) ашъырпы7ы; 4) атазыла; 5) ац6ьашъ; 6) ахмасиа; 7) ацаргъашъ. Способы приготовления этих сортов сыра также описаны в этой же книге.

Как видим, нам есть, чем гордиться. И не скромничать при этом.

Однако, не без глубокого сожаления приходится констатировать, что Абхазия равной всем в большом сонме разных стран на нашем земном шарике пока еще не стала. Но это «пока еще не стала», по всей видимости, явится препятствием для рассмотрения вопроса о придании уникальной абхазской аджике статуса памятника нематериального культурного наследия Абхазии.

Есть варианты выхода из ситуации? Во-первых, можно ждать, пока ситуация в интересах Абхазии в мире изменится. Работа в этом направлении ведется. И число стран, признавших независимость Республики Абхазия, увеличивается. Во-вторых, что нельзя исключить, разные организации: правительственные и неправительственные, в Абхазии и вне ее, могут проявить интерес и заняться этой проблемой, имеющей важное значение для упрочения международного имиджа Абхазии.

Публикацию подготовила Лилиана Яковлева.

Газета «Республики Абхазия»

Республиканская политическая партия «Форум народного единства Абхазии» опубликовала заявление, в котором призвала дать коррупции бой. Председатель ФНЕА Аслан Барциц пояснил, чего хочет партия, и как она планирует реализовать свои предложения.

– Аслан, скажите, пожалуйста, почему вы именно сейчас решили сделать заявление по поводу коррупции? С чем это связано? Что за момент сложился, на ваш взгляд?

– В заявлении написано, что это – не сиюминутное озарение. Мы и ранее делали подобные заявления. Мы видим в обществе большой резонанс, особенно в социальных сетях эта тема обсуждается. К большому сожалению, после войны прошел уже немалый срок, и проблема коррупции всегда мешала полноценному развитию государства. Опробовали разные подходы, но в нашем понимании, те меры, которые сегодня предлагаются, только частично решают вопрос. Для того чтобы выйти на качественно иной уровень, необходим целый ряд мероприятий, это – дорогое удовольствие. Мы как-то подсчитывали, и три-четыре года тому назад сумма получилась более 1 млрд 200 млн рублей.

– Поясните, пожалуйста, на что нужны средства, и почему этот проект такой дорогой?

– Мы отталкивались от уровня средней взятки, она колебалась в районе 500 тысяч рублей. Это относится к сотрудникам, имеющим контакты по службе с людьми, которые за те или иные услуги могут предлагать взятку. Сотрудников же правоохранительных органов, которые раскрывают то или иное преступление, надо премировать и поощрять. Сумма поощрения должна быть ощутимой для человека. И на материально-техническое обеспечение тоже очень серьезные деньги нужны. Мы же понимаем, как осуществляется реформа МВД и полиции. Это делается системно, касается и других органов – прокуратуры, судов и так далее. На все силовые структуры и реформы нужны деньги. Мы должны честно говорить обществу, что те доплаты (правоохранительным органам), которые сейчас планируются, были и раньше. Но мы видим, что эффекта от этого нет почти никакого.

– У нас на виду судебная система. Зарплаты судьям были повышены кратно, но мы все понимаем, что это никак не повлияло на качество их работы. Как бы вы этот момент прокомментировали?

– Для того, чтобы вырастить хорошего судью, нужно лет пятнадцать. Второй момент: есть в судейском сообществе ККС (Квалификационная коллегия судей), от работы ККС тоже очень много зависит. Есть вещи, которые остаются за скобками, я сейчас не хочу это публично озвучивать, но профессионалы меня поймут. Там надо серьезно работать. И законодательная база должна соответствовать изменениям. И вы совершенно правы, когда говорите, что значительно повысили зарплаты судьям, а ожидаемого обществом эффекта нет. Это как раз подтверждает мои слова о том, что взять и повысить обеспечение только МВД невозможно, это ничего не даст. Должна быть система. На эту работу должны быть направлены усилия всех без исключения: парламента, правительства, общественности. У нас страна маленькая, поэтому хорошие кадры, особенно в этой области, очень дефицитные. Если сегодня любого человека на улице спросить, как он относится к коррупции, 90% скажут, что негативно, поэтому нужна только системная работа и напряжение всего общества.

– В вашем заявлении есть конкретное упоминание закона «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами». Ваше видение: что у нас происходит с этим законом, насколько он важен для того, чтобы менялась ситуация?

– В самом «Форуме» (политическая партия «Форум народного единства Абхазии») есть разные мнения: кто-то считает, что принятие только 20-й статьи – не решение проблем. Наш общий подход состоит в том, что 20-ю статью (Конвенции ООН против коррупции) надо взять как некий ориентир, к которому надо стремиться. Это первый и очень важный шаг, на наш взгляд. Вот если это будет зафиксировано, следующие шаги уже делать проще. В обществе тоже должно быть определенное понимание и привыкание. Одно дело, когда коррупцию обсуждают в соцсетях, но другое дело, когда это касается непосредственно каких-то персоналий. Тут возникает множество нюансов... Общество должно видеть, что борьба с коррупцией касается не отдельных персон, и не зависит от политических симпатий или антипатий, а что закон работает одинаково для всех, без исключения. Депутаты, руководство страны, в первую очередь, должны показывать пример. Исторически у нас так сложилось: люди всегда смотрят, как ведут себя те или иные руководители.

– В вашей партии есть какие-то разные позиции по вопросу: нужно декларировать доходы/расходы или не нужно?

– Нет, по декларированию доходов и расходов нет разночтений. Есть только понимание, что простое принятие 20-й статьи может не сыграть ту роль, на которую в обществе надеются. Ей надо помогать другими законами, которые необходимы.

– Вы в своем заявлении говорите о том, что намерены обратиться к депутатам парламента.

– Да.

– Есть у «Форума» какая-то группа депутатов, на чью поддержку вы надеетесь?

– Даже когда Рауль Джумкович (Хаджимба) был президентом, такого никогда не было, хотя несведущие люди любят поговорить о том, что якобы есть ручные или карманные депутаты. Каждый депутат имеет свою голову и своих избирателей, поэтому говорить о том, что та или иная партия имеет влияние или свою группу депутатов, в чистом виде нельзя. Есть депутаты, которым нравится то, что говорим мы, и они принимают это. Но есть также и те, которые не принимают – все индивидуально. Поэтому на ваш вопрос отвечу так: у «Форума» на сегодняшний день нет управляемых депутатов, и, наверное, хорошо, что нет таких депутатов, которые по указанию той или иной партии, или того или иного человека действуют.

– Кроме того, что вы обратитесь к депутатам парламента, какие еще запланированы шаги? Мы видим, что, несмотря на усилия многих людей, не удается сдвинуть этот закон с мертвой точки и приблизить его к тому, чтобы он, наконец, вступил в силу и начал действовать, хотя формально уже принят парламентом.

– Наше заявление и наша позиция по этому поводу не идет в разрез с идеями действующего президента, который, будучи еще не президентом, поддерживал все эти вещи. Мы думаем, что в этом плане действующему президенту предстоит серьезная работа. Мы готовы поддержать, и будем сотрудничать с другими людьми и организациями, чтобы антикоррупционная законодательная система трансформировалась, и уровень коррупции был приемлемый.

– Какой уровень коррупции сегодня в Абхазии, и какой «приемлемый»?

– Если вы помните, будучи президентом, Рауль Джумкович (Хаджимба) озвучивал цифры теневой экономики (до 70%). Когда уровень коррупции составит небольшой процент – 5% или хотя бы 10%, условно говоря, когда суммы будут составлять незначительный процент от бюджета. А мы знаем все сферы, где теневые деньги присутствуют. При понижении уровня коррупции бюджет должен в разы расти, соответственно, каждый год должны расти заработные платы, пенсии, социальные пособия. Борьба с коррупцией, как паровоз, вытягивает все общество, это азбука такая.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Заявление Республиканской политической партии «Форум Народного единства Абхазии».
 
В связи с тем, что в последнее время в социальных сетях возобновилось широкое предметное обсуждение проблемы борьбы с коррупцией и необходимостью законодательного закрепления ранее выдвинутых общественностью нашей страны требований, РПП ФНЕА, чья позиция по данному вопросу известна по предыдущим публикациям, сочла необходимым вновь заявить о следующем.
 
Республика Абхазия – небольшое государство, но с глубокими корнями исторически формировавшейся многовековой государственности. Система ее политического устройства всегда основывалась на принципах народовластия. И это нашло соответствующее отражение в действующей Конституции РА. Сегодня мы находимся на сложном пути развития и становления. И на данном этапе еще более отчетливо видны негативные процессы, способные разрушить изнутри нашу государственность.
 
Вполне очевидно, что наиболее опасным явлением становится коррупция, без последовательной и жесткой борьбы с которой, невозможно укрепить социально-правовую и экономическую основу нашего суверенитета. Поэтому, прямое или косвенное игнорирование широкого общественного мнения о необходимости принятия пакета законов, реально обеспечивающих обязательное декларирование доходов и расходов чиновников ( административно-управленческого аппарата) может привести к углублению кризиса, размыванию правовых механизмов воздействия на теневую экономику.
 
Мы считаем, что каждый руководитель высшего или среднего звена обязан четко и прозрачно отчитываться о своих доходах, их реальных источниках, и только так можно добиться укрепления доверия между властью и обществом. На наш взгляд, также необходимо в корне пересмотреть действующее законодательство о мерах по противодействию коррупции, укрепить и ужесточить ее правовую основу, механизмы ее исполнения.
 
В то же время следует вынести на обсуждение Парламента Законопроект о борьбе с организованной преступностью, представленный в Народное Собрание еще прежним руководством республики. Все эти законы - прямо или косвенно взаимосвязаны, поэтому их безотлагательное принятие и обеспечение их реализации – сегодня актуально, как никогда.
 
Считаем, что любые попытки искусственно оттягивать вступление в силу ранее принятых Парламентом РА решений "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами".
 
– это завуалированное стремление сохранить порочную систему, позволяющую отдельным высокопоставленным лицам сохранять лазейки для финансовых махинаций.
 
РПП «ФНЕА» и ранее в своих заявлениях и обращениях отмечала необходимость поддержки общенародной инициативы по ужесточению борьбы с коррупцией. С заявлениями по этим вопросам мы выступали, в частности, 22 января, 9 марта 2020 г. Тексты этих обращений имеются в свободном доступе в социальных сетях - на сайтах групп «ФНЕА» и «Аиааира» и др. Подписи многих членов РПП ФНЕА стоят под документами в поддержку участников акции протеста, выступавших с требованием о принятии 20-й статьи Конвенции ООН о противодействии коррупции.
 
Исходя из вышеизложенного, Республиканская партия «Форум народного единства Абхазии» обращается к депутатам Парламента РА с призывом:
 
– Вновь вернуться к вопросам, имеющим особую социальную и правовую остроту, и довести до логического завершения работу, связанную с внедрением в абхазское законодательство положений ст. 20 Конвенции ООН против коррупции, подкрепив ее соответствующими международными юридическими определениями.
 
РПП ФНЕА
Г. Сухум. 8.02.2021 г

В Сухуме представили новый социальный проект – «Abkhazia product». Это онлайн-каталог абхазских производителей. Новый интернет-ресурс позволит фермерам и представителям малого бизнеса найти покупателя. При этом купить продукцию на сайте не получится, можно будет лишь найти всю необходимую информацию и ознакомиться с ассортиментом.

Инга Ходжава из Ткуарчала 20 лет делает аджику. Но сейчас реализовать свою продукцию из-за пандемии коронавируса не может. Заказов стало меньше, как и дохода, говорит Инга:

«У меня нет заказов, потому что никто не делает свадьбы, никто не делает 40 дней, годовщины. И я сижу без работы. В связи с пандемией у меня приостановилась работа с аджикой. Я в месяц делаю максимум 2-3 килограмма», – говорит она.

Абхазским производителям, таким как Инга Ходжава, намерен помогать новый социальный проект – сайт «Abkhazia product». Группа активистов решила его создать весной 2020 года, когда в Абхазии были введены ограничения в связи с пандемией коронавируса. Продуктовые рынки были закрыты, у фермеров, особенно мелких, возникли проблемы со сбытом продукции, и люди не могли покупать сельхозпродукты в привычных местах.

Руководитель проекта Илона Хварцкия отметила, что цель проекта – сделать абхазских производителей видимыми и найти путь к покупателю:

«Нашу идею (создать сайт) поддержала чешская неправительственная организация «Несехнути», которая поддерживает социальные проекты, в том числе, связанные с фермерством, с экологией. Благодаря их поддержке мы смогли сделать первый шаг. Мы поняли, что какие-то ресурсы у нас будут, чтобы начать разрабатывать сайт. Так как фермеры особо не занимаются рекламой своей продукции, у них нет на это времени, возможностей, мы решили, что будем сами к ним выезжать, сами их находить и снимать материалы для сайта. Это было для них бесплатно, так как мы заинтересованы в размещении информации на сайте, а для них это дополнительная реклама. Получилось взаимовыгодное сотрудничество».

Активисты проекта обратились также в Министерство сельского хозяйства, к главам администраций районов, в организацию «CARD Abkhazia» (центр развития сельского хозяйства и села) с просьбой предоставить списки фермеров и производителей:

«У нас Инстаграм набирает популярность. Там очень много рукодельниц, мастеров, которые делают что-то по дереву, занимаются ковкой. Из открытых источников мы также собирали информацию, связывались с ними, публиковали на сайте, отправляли им ссылки и рассказывали, что есть такая возможность, что все это бесплатно для производителей, это дополнительная реклама и дополнительный способ найти своего покупателя», – рассказывает Илона Хварцкия.

На сайте пока предоставлена информация и контакты 30 производителей из Сухума, Гудаутского, Очамчырского и Ткуарчалского районов. Илона Хварцкия призналась, что в их команде нет экспертов, которые могли бы проверять качество продукции. Поэтому они обратились к тем производителям, данные которых им предоставили в Министерстве сельского хозяйства:

«Мы выезжали к ним, видели у них теплицы, огороды, это было наглядно. С другой стороны, могут быть недобросовестные производители, но в данном случае тут технический момент. Мы на сайте разрабатываем систему отзывов и рейтингов. Если покупатель столкнется с тем, что он получил продукцию не того качества, которую он ожидал, он может написать отзыв, добавить отрицательную оценку. А мы, со своей стороны, будем это мониторить», – пообещала руководитель проекта «Abkhazia product».

Волонтер Кама Аргун добавила, что они уже ездили в хозяйство, где выращивают яблоки и киви:

«Нам рассказал руководитель хозяйства, что к ним приезжают из лаборатории, они делают замеры на нитраты. И мы договорились, что когда в следующий раз к ним приедут из лаборатории, мы тоже приедем. Мы хотим это снять и выложить на сайте, тем самым показать людям, что тут следят за экологичностью. Одна из проблем, которая есть в Абхазии – это то, что на рынке трудно определить, какой продукт местный, а какой импортный. Мы хотели бы, чтобы на нашем сайте у людей была гарантия, что это именно местная продукция».

Дополнительную поддержку «Abkhazia product» оказывают и в UNDP. Организация пообещала обеспечить активистов фото- и видеокамерами. Как говорит волонтер Кама Аргун, теперь у потребителей будет возможность взглянуть и на сам процесс производства. Кроме того, в ближайшее время создадут карту фермеров Абхазии.

«Может, кто-то не знает о том, что в соседнем селе выращивают вкусные помидоры, или кто-то производит сыр. Это уже будет информация открытая, не надо будет кому-то звонить, узнавать, искать контакты, все будет на сайте», – уточнила Илона Хварцкия.

Инга Ходжава из Ткуарчала встретила новость о новом проекте с большим интересом. У нее, наконец, появилась надежда найти покупателей своей аджики:

«Посмотрим, благодаря этому сайту, может быть, у меня появится возможность реализовать аджику. Благодаря этому сайту, дай бог, чтобы у меня были заказы и за рубежом. Может быть, из России будут заказывать, может, из Сухума будут мне звонить, из Гагры, из Гудауты. Посмотрим, как пойдут дела. Если все будет хорошо, дай бог, я буду работать, буду принимать заказы».

Для этого Инге и другим абхазским производителям придется заполнить специальную форму, написать информацию о себе. Далее с ними свяжутся волонтеры, и собранный материал будет опубликован на сайте «Abkhazia product».

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 12