Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сегодня был опубликован годовой отчет Министерства иностранных дел Абхазии. В документе, в основном, говорится о работе с признавшими независимость Абхазии странами. Подчеркнута роль России и международных организаций в оказании помощи в борьбе с пандемией. Отчет МИДа и ситуацию во внешней политике прокомментировал председатель комитета по международным и межпарламентским связям парламента Абхазии Астамур Логуа.

В годовом отчете Министерства иностранных дел Абхазии отражено, что основной упор в работе делался на страны, признавшие независимость Абхазии, приоритетными были взаимоотношения с Российской Федерацией. Особенно много было полезных контактов, направленных на решение проблем, связанных с эпидемией коронавирусной инфекции. Проделана большая совместная работа по предотвращению распространения эпидемии и помощи заболевшим.

В период ограничений на передвижение через государственную границу по реке Псоу, введенных из-за пандемии, было выдано более 4000 свидетельств для возвращения в Абхазию граждан из Российской Федерации.

Контакты с представителями международных неправительственных организаций способствовали оказанию серьезной помощи Абхазии в борьбе с COVID-19. Ее осуществляли ВОЗ при поддержке ООН и USAID, Миссия МККК и офис «Движения против голода» в Республике Абхазия, а также «The HALO Trust».

В своем отчете МИД называет 2020 год – годом продуктивного сотрудничества с Сирийской Арабской Республикой. В этом году открылось Посольство Абхазии в Сирии, и состоялась встреча руководителя Администрации президента Абхазии Алхаса Квициния с президентом Сирии Башаром Асадом.

Продолжались контакты с руководством Южной Осетии, Приднестровья, с абхазской диаспорой в Турции.

Отмечена работа ведомства в странах Латинской Америки, Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе, правда, она ограничилась видеоконференцией министра иностранных дел Даура Кове с Послом Никарагуа в Республике Абхазия Альбой Асусеной Торрес Мехия, во время которой была «выражена надежда на дальнейшее плодотворное сотрудничество».

О том, насколько работа внешнеполитического ведомства соответствует потребностям общества, рассказал депутат парламента Абхазии, председатель комитета по международным и межпарламентским связям Астамур Логуа.

«Сотрудники и руководство МИДа стараются сделать все возможное для того, чтобы об Абхазии узнали во всем мире. Пока это дается нам очень тяжело. Вы видите, что с точки зрения международных форматов, кроме Женевских дискуссий, нам пока еще не удалось выйти ни на какие другие новые уровни. А я считаю, что нам, безусловно, нужно стремиться быть на площадках Генеральной Ассамблеи ООН, ОБСЕ, Европарламента, везде, где представлено все мировое сообщество. Конечно, хотелось бы, чтобы это быстрее получилось, однако не все от нас зависит».

В последние месяцы в обществе остро обсуждались два документа – Концепция внешней политики, разработанная МИДом и подписанная президентом Абхазии, и Программа гармонизации законодательства Абхазии и России.

Астамур Логуа является членом комиссии по гармонизации и синхронизации законодательства. Он сообщил, что на данный момент состоялась всего одна встреча, работа над программой начнется уже после новогодних праздников:

«У нас была первая ознакомительная встреча, мы познакомились друг с другом. Больше пока ничего нет. Я думаю, что все это будет уже после Нового года, после праздников, мы вернемся к этой работе. Там много интересных проектов законов, которые нам нужны. Есть какие-то спорные вещи, есть вопросы, к которым по-разному относятся в обществе, но это нормально, ничего страшного в этом нет. Все надо обсуждать. То, что будет полезно и нужно абхазскому государству и абхазскому народу, конечно, мы поддержим. Те вопросы, которые вызывают опасения, будут широко обсуждаться в обществе, и если не будет должной общественной поддержки, никакие вопросы в абхазском парламенте не проходили и не пройдут».

Депутат считает важным достижением разработку Концепции внешней политики и уверен, что документ, вызвавший споры, будет согласован:

«Если есть какие-то противоречия или разное восприятие отдельных терминов, таких как «многоуровневые подходы» или «официальные переговоры», нормально, что есть разные подходы. Я хотел бы наоборот поздравить всех тех, кто всю свою жизнь занимается внешней политикой с тем, что в Абхазии появился четкий документ, в котором прописаны все направления работы абхазского внешнеполитического ведомства. Поймите, Концепция – это не Конституция, я абсолютно уверен, что будет какое-то решение принято, может быть, внесут изменения, чтобы снять этот острый вопрос. Это – живой рабочий документ, и я абсолютно убежден, что события, которые будут развиваться вокруг нас, будут вынуждать нас вносить в эту концепцию корректировки. Надеюсь, что они будут в нашу пользу, и мы будем вносить еще больше пунктов, где будем говорить о развитии наших отношений вообще со всем миром в целом», – сказал Астамур Логуа.

В Концепции много места уделено развитию и укреплению отношений с Российской Федерацией, стратегическим партнером Республики Абхазия. Всем это понятно и ни у кого не вызывает сомнений правильность этого курса.

Предметом гордости, по словам Астамура Логуа, является блок, посвященный развитию отношений с Северным Кавказом. По непонятным причинам Абхазия в последние годы очень мало работала в этом направлении, что необходимо исправить с учетом того, что там живут братские народы, которые оказали во время войны очень большую помощь Абхазии.

Отсутствие в Концепции Евросоюза и США не означает, что Абхазия закрывается от развития отношений с Западом, считает Логуа, однако политики и дипломаты там еще очень далеки от осознания сложившихся реалий и принятия единственно правильного решения – признания независимости Абхазии.

По словам депутата, очень важно, что в Концепции внешней политики появляется Турция, и ей посвящен целый блок, особенно это касается предложенной Турцией «платформы шести» для решения проблем на Южном Кавказе. «В самой Турции уже звучат голоса политиков, которые предлагают «платформу восьми», с участием Абхазии и Турецкой Республики Северного Кипра», – отметил Логуа.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Концепция внешней политики Абхазии, утвержденная президентом, была обсуждена в Парламенте в понедельник 21 декабря. Продолжение встречи депутатов Парламента с представителями Администрации президента состоялось 22 декабря.

СУХУМ, 22 дек – Sputnik, Асмат Цвижба. Группа депутатов Парламента обратилась к президенту Абхазии Аслану Бжания с просьбой аннулировать свою подпись на Концепции внешней политики Абхазии и доработать документ, рассказал Sputnik спикер Парламента республики Валерий Кварчия.

По его словам, сегодня в Парламенте Абхазии продолжилась встреча группы депутатов по обсуждению положений Концепции внешней политики, на которую были приглашены представитель президента в Парламенте Саида Бутба и министр иностранных дел Даур Кове.

"Мы попросили их довести до сведения президента то, что было сказано и заявлено на вчерашнем заседании. Этот вопрос сегодня обсуждался в устном порядке", - объяснил спикер.

Кварчия отметил, что согласно закону, утверждением Концепции внешней политики Абхазии занимается только президент, который не обязан согласовывать ее с другими структурами и ведомствами.

"Но один человек не может определять внешнюю политику страны самостоятельно, подразумевается, что она должна быть обсуждена и в первую очередь в Парламенте, что не было сделано и привело к такой ситуации", - добавил он.

Депутаты Парламента, представители политических партий, эксперты и общественные деятели обсудили утвержденную президентом Абхазии Асланом Бжания внешнеполитическую концепцию страны на заседании в понедельник 21 декабря. Споры и обсуждения у депутатов и политических деятелей вызвал пункт "О формировании дополнительного формата многоуровневых переговоров между Абхазией и Грузией", в рамках которого появится возможность обсуждать с грузинской стороной вопросы, представляющие взаимный интерес, решение которых в рамках Женевских дискуссий не представляется возможным. Термин "многоуровневый" вызвал определенные вопросы к этой статье.

Некоторые депутаты и лидеры партий возмутились тем, что при принятии концепции не было учтено мнение всех участников политической жизни Абхазии.

Указ "Об утверждении концепции внешней политики Республики Абхазия" был подписан президентом Асланом Бжания 7 декабря. В соответствии с Конституцией Абхазии глава государства определяет основные направления внутренней и внешней политики.

 

 

Заявление Политсовета Республиканской политической партии Форум народного единства Абхазии.
 
Опыт переговоров между Абхазией и Грузией за послевоенный период в достаточной степени убедил нас, что Грузия не намерена и не способна реально и адекватно оценивать итоги войны 1992-1993 гг., признавать свое военное поражение и свершившийся факт восстановления государственного суверенитета Республики Абхазия.
 
Неоднократные инициативы абхазской стороны о подписании мирного соглашения между двумя государствами также были отклонены грузинской стороной под различными необоснованными предлогами. Однако для любого здравомыслящего политика и простого гражданина вполне понятна мотивировка подобного поведения грузинского руководства: достижение военного реванша любой ценой, попытки вернуть под свой контроль окончательно потерянные территории политически самоопределившихся, независимых государств.
 
Принятый 28 октября 2008 г. в Тбилиси «Закон» определил статус Абхазии и Южной Осетии, как «территорий, оккупированных в результате военной агрессии Российской Федерации» и распространил на них режим чрезвычайного положения. Согласно этому документу, в нашей стране, в том числе, в ее морском и воздушном пространстве, уже 12 лет действуют особый правовой режим и юрисдикция Грузии.
 
Мы столкнулись лицом к лицу с коварной и опасной политикой государства-агрессора, каковым является Грузия. В двадцатом веке она неоднократно совершала геноцид в отношении абхазского народа, уничтожала государственность Абхазии, проводила против нее ассимиляционную политику, подвергала репрессиям язык, алфавит, топонимику, национальную печать, образование, культуру, грубо фальсифицировала нашу подлинную отечественную историю. Грузинские оккупационные войска предали огню уникальные фонды Абхазского института языка, литературы и истории, Центрального государственного архива, разграбили Национальный музей, безвозвратно увезли в Тбилиси музейные ценности, расстреливали памятники историко-культурного наследия. Все это делалось с целью уничтожения исторической памяти абхазского народа. Откровенные призывы к физическому истреблению всего абхазского этноса содержались в печально памятном телевизионном обращении генерала Каркарашвили, которого Шеварднадзе охарактеризовал как настоящего «рыцаря». Вот весь цинизм грузинской «мини-имперской» политики, с представителями которой наши политики пытаются найти какие-то компромиссы по каким-то непонятным вопросам. И все эти вышеуказанные факты, не получившие объективной политико-правовой оценки со стороны грузинского руководства, неопровержимо свидетельствуют о лживости и фарисейской сущности его «миролюбивых и сердобольных» заявлений, которые в последнее время звучат на разных уровнях.
 
Следует напомнить, что 15 октября 1997 г. Парламент Абхазии принял Постановление «Об осуждении геноцида и др. репрессивных мер против абхазского народа и представителей др. народов, проживающих в Абхазии, властями Грузинской демократической республики и Советской Грузии и преодолении их последствий». Это решение никто не отменял. И оно было принято еще при В.Г. Ардзинба. Нашему действующему руководству следует брать на вооружение эти чрезвычайно актуальные и по сей день документы, глубоко вникать в них, прежде чем навязывать обществу и народу опасные дипломатические инициативы, не учитывающие мнения всего народа Абхазии, людей, по чьим судьбам война прошла огнем и мечом.
Среди многочисленных гнусных преступлений, совершенных грузинскими агрессорами в 1992-1993 гг., уничтожение над подконтрольной им территории с. Лата вертолета «Ми-8», с детьми и беременными женщинами. Несмотря на то, что весь мир говорит об этом как о страшной трагедии и варварской акции, грузинское руководство пытается снять с себя даже моральную ответственность за данное вопиющее преступление.
 
При этом, ни одно правительство Грузии, ни одна ее правозащитная структура, не признали официально непоправимых последствий вооруженной агрессии и совершенных против мирного населения Абхазии и Южной Осетии преступных деяний. О коварстве и двуликости грузинской политики, ее откровенно реваншистской сути, в какой бы «миролюбивой» гримасе она ни пыталась позиционировать, свидетельствуют события 1994, 1998 и 2001 г.. Подписав в августе 1997 г. Меморандум (а в книге В.Г. Ардзинба «Моя жизнь» этот документ назван протоколом) об отказе от применения силы и угрозы применения силы (о котором говорит в своем недавнем интервью «Эхо Кавказа» секретарь Совбеза РА - С.Шамба), уже в мае 1998 г. грузинское руководство дало отмашку на начало военной акции по отторжению Галского района, имевшей впоследствии плачевные последствия для Грузии. О какой степени доверия к грузинским политикам можно вести речь на фоне подобного иезуитства?
 
В последние годы Грузия продолжает демонстративно осуществлять политику изоляции Абхазии, грубо и цинично вмешиваясь даже в гуманитарно сферу международной деятельности абхазских культурных сообществ. Ничуть не изменилась политика искажения нашей истории, ее «грузинизации». Она продолжается, как и прежде, на всех уровнях, в том числе, и на академическом.
 
В контекстве всего вышесказанного, вместо принципиальной постановки вопроса о международной уголовной ответственности враждебного государства за совершенные военные преступления (1992-1993 г.), действующее политическое руководство Абхазии время от времени озвучивает предложения о так называемом дополнительном формате «многоуровневых» переговоров и поисках новых каналов связей со страной, не отказавшейся от своих экспансионистских устремлений, наоборот, усиленными темпами наращивающей свой военный потенциал, активно добивающейся вступлении в военный блок НАТО. Более того, подобные непонятные заигрывания со страной-агрессором, намерения вступить с ней в прямые переговоры с крайне сомнительной повесткой дня и без посредничества нашего главного стратегического партнера – Российской Федерации, признавшей независимость Абхазии, оформляются без широкого публичного обсуждения в Парламенте в отдельный пункт и вносятся в «Концепцию внешней политики РА».
 
Мы целиком и полностью поддерживаем опасения ветеранской организации «Аруаа», РПП ФНЕА, ряда других партий и общественных организаций, представителей широкой общественности, и считаем, что нет необходимости обсуждать проблемы грузино-абхазских взаимоотношений вне рамок и формата Женевских переговоров, высокий статус которых обеспечен присутствием на них представителей Российской Федерации и других мировых держав. Следует напомнить нашим политикам, что на уровне женевских договоренностей, при всей сложности их достижения, еще в послевоенный период проходил экспертизу ряд важных мирных инициатив по грузино-абхазскому урегулированию. Ведь процесс этот начинался задолго до событий 2008 г. И он проходил при прямом или косвенном участии основателя нашего независимого государства В. Г.Ардзинба.
 
Нам совершенно не понятен противоречивый смысл слов секретаря Совбеза С.Шамба, утверждающего, что « у нас есть соответствующие договоры, и у нас есть достаточно сил, чтобы противостоять любой агрессии. Но мы не должны быть заинтересованы в постоянном конфликте…» (Эхо Кавказа. Интервью Е. Заводской»). Во-первых, если у нас есть «достаточно сил, чтобы противостоять любой агрессии», зачем постоянно прогибаться перед страной, законодательно закрепившей за нами ярлык «оккупированной территории», предлагая ей какие-то дополнительные условия и форматы для переговоров, будто повестка женевских переговоров настолько перегружена вопросами особой остроты и актуальности. Во-вторых, в чем проявилась «заинтересованность» абхазской стороны в «постоянном конфликте» с Грузией? Мы считаем, что властям не стоило бы постоянно нагнетать психоз, по поводу и без повода попугивая народ Абхазии Нагорно-Карабахскими событиями.
 
Мы не настолько слепы и наивны, чтобы не понимать опасность ситуации на Кавказе, но достойным противовесом существующим вызовам, может стать укрепление боевого духа народа, армии, налаживания постоянного контакта с ветеранами войны, учета мнения людей, на себе испытавших все ужасы грузинской военщины. Насколько целесообразно поднимать в предполагаемом двухстороннем формате переговоров с Грузией вопросы открытия «железной дороги» и «авиасообщения» между Грузией и Абхазией? (С.Шамба. Интервью Е.Заводской). Как это стыкуется с проблемами военной безопасности Абхазии, не имеющей государственно-правовых отношений с Грузией?
 
Парадоксально, что вопрос восстановления авиасообщения с Российской Федерацией находится пока еще на начальной стадии, а мы уже затрагиваем возможности восстановления воздушных коммуникаций с государством, не отказавшимся от планов насильственного возвращения Абхазии под свою юрисдикцию.
 
Завуалированная тактика властей Абхазии в отношении страны – агрессора, излишняя лояльность и мягкотелость, прямо или косвенно ассоциируется со скандальными событиями, связанными с незаконным заездом в текущем году на территорию Абхазии грузинской парламентской делегации во главе с бывшим Вице-спикером Парламента Грузии Инашвили. Эта позорная акция нанесла непоправимый урон международному имиджу Абхазии.
 
Мы считаем, что любые переговоры со страной, не предпринявшей ни одного шага по признанию независимости Абхазии, следует вести переговоры только на очень высоком международном уровне, каким признан формат Женевских переговоров с непосредственным участием нашего союзника и единственного стратегического партнера – Российской Федерации. В противном случае мы будем расценивать эти бесконечные дипломатические игры, как попытку сдачи суверенных интересов Республики Абхазия. В целом же, отдельный пункт «Концепции» о так называемом дополнительном формате многоуровневых переговоров, на наш взгляд, является удобным прикрытием для легализации торговых и иных меркантильных отношений с Грузией, по которым испытывают ностальгию некоторые представители нашей политической элиты.
 
В случае необходимости мы намерены добиваться выноса наспех составленной «Концепции внешней политики» на уровень всенародного обсуждения. Выражаем надежду, что Народное Собрание-Парламент РА займет в этом судьбоносном вопросе принципиальную, последовательную и независимую позицию. Начавшиеся парламентские слушания по данной проблематике вселяют определенную надежду.
 
Необходимо отметить, что судьбоносные вопросы, связанные с дальнейшей политической перспективой Абхазии, наше руководство не вправе рассматривать в отрыве от зарубежных диаспор, тысячи представителей которых являются гражданами нашего государства. Абхазия – это их историческая Родина, и наши соотечественники должны знать о приоритетах внешней политики независимого государства.
 
У нас есть великий пример умелого, последовательного, гордого следования принципам незыблемости национальных интересов нашего суверенного государства. Это бесценный опыт ведения переговоров с любым государством, с любой политической силой, - не допускавший опасных для Абхазии шараханий из стороны в сторону. Это пример мужества, воли, смелости и прозорливости, проявленные Владиславом Ардзинба в самые сложные периоды борьбы за независимость, когда Абхазия не была признана ни одним государством и оставалась в жестких тисках экономической блокады. И поэтому ничем не оправданы политические спекуляции и ссылки на дипломатию выдающегося Владислава Ардзинба. Он вел переговоры в условиях тяжелейшего геополитического противоборства и ни разу не допускал компромиссов, ущемлявших стратегические интересы нашего государства.
 
Давайте, уважаемые политики, следовать этим традициям и этим исторически выверенным установкам!
 
Политсовет РПП ФНЕА
г. Сухум, 21 декабря 2020 г.

Ветераны Отечественной войны народа Абхазии «Аруаа» обратились к гражданам страны, депутатам парламента и руководству Абхазии.

Поводом для обращения стала “Концепция внешней политики Республики Абхазия” утвержденная президентом 4 декабря, а точнее, один из ее пунктов в котором говорится, что “Республика Абхазия допускает возможность создания условий для формирования дополнительного формата многоуровневых переговоров между Грузией и Республикой Абхазия, в рамках которого появится возможность обсуждать с грузинской стороной вопросы, представляющие взаимный интерес, решение которых в рамках Международных Женевских дискуссий не представляется возможным”.

Ветераны войны считают, что подобная постановка вопроса свидетельствует о попытке понизить статус переговоров до «междусобойчика», что противоречит интересам Абхазии.

Авторы обращают внимание общественности на то, что «данный пункт, в случае его реализации, отодвинет на второй план Женевские дискуссии, проходящие согласно договоренностям Саркози-Медведева» и исключит из переговорного процесса Россию.

«Аруаа» требует исключить из Концепции пункт, в котором говорится о формате многоуровневых переговоров с Грузией. «Если в Концепцию не будут внесены предложенные нами поправки, мы оставляем за собой право обратиться к народу Абхазии и принять более решительные действия», – говорится в обращении «Аруаа».

По мнению ветеранов войны парламент и президент должны поставить вопрос о международном признании системного геноцида народа Абхазии со стороны Грузии.

Нужная газета

 

Апсадгьыл-инфо, 6 декабря 2020 г. В ходе состоявшего 4 декабря 2020 г. заседания Совета Министров ОБСЕ, группа друзей Грузии в ОБСЕ выступила с совестным заявлением.

В МИД Абхазии прокомментировали это заявление.

«К сожалению, в принятом друзьями Грузии заявлении, касающемся Республики Абхазия, не нашла никакого отражения официальная точка зрения абхазской стороны, которая регулярно озвучивается представителями нашей республики на Женевских международных дискуссиях в присутствии Сопредседателей от ООН, ЕС и ОБСЕ. Несмотря на очевидную несостоятельность и полную ангажированность данного заявления, в ОБСЕ продолжает доминировать курс на поддержку любых действий официального Тбилиси. Страны-участницы ОБСЕ стараются не замечать, что такая односторонняя позиция дискредитирует саму идею Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе», - отмечается в заявлении.

МИД Абхазии напоминает, что неоднократно озвучивал законные опасения абхазской стороны, связанные с проводимой Грузией политикой международной изоляции, а также наращиванием взаимодействия Грузии с НАТО.

«Не может не вызывать беспокойство в Сухуме и упорное нежелание Тбилиси продвигаться в вопросе обеспечения безопасности Абхазии путем подписания документа о неприменении силы между сторонами. Однако Грузия и ее западные партнеры предпочитают не замечать обоснованные опасения Республики Абхазия. В этих условиях от государств-участников ОБСЕ следовало бы услышать более содержательные и сбалансированные оценки ситуации в регионе, учитывающие и мнение всех сторон конфликта. Беспристрастный подход, который мог бы проявиться в риторике и действиях ОБСЕ, стал бы заметным шагом в сторону адекватного восприятия политических реалий в регионе. Однако на деле преобладает однобокая политизированная позиция, которая лишь поощряет конфронтационный настрой Тбилиси и никак не способствует налаживанию доверительного диалога между Абхазией и Грузией», - говорится в заявлении МИД.

Представители ОБСЕ участвуют в работе ныне действующего Женевского формата в качестве одного из Сопредседателей. Во внешнеполитическом ведомстве отмечают, что при этом «абхазская сторона никогда не испытывала доверия к этой региональной структуре и в период деятельности предыдущего переговорного процесса между Грузией и Абхазией, длившегося с 1993 по 2008 гг., абхазская сторона выступала категорически против участия в нем представителей ОБСЕ, в результате чего он проходил под эгидой ООН».

«Абхазской стороне продолжают отказывать в возможности выступить на любых международных площадках с тем, чтобы озвучить свою точку зрения на текущие процессы. Таким образом, мы сталкиваемся с дискриминацией и крайне необъективными подходами со стороны ОБСЕ и других международных структур, которые лишают одну из сторон конфликта права голоса.
На данном этапе можно констатировать, что ОБСЕ полностью исчерпала к себе доверие в качестве объективного посредника переговорного процесса и превратилась в соучастника проводимой Грузией политики. Учитывая сложившуюся ситуацию, абхазская сторона оставляет за собой право потребовать исключения из числа Сопредседателей международных Женевских дискуссий по стабильности и безопасности в Закавказье представителей ОБСЕ» - заявляют в МИД Абхазии.

В случае, если представители ОБСЕ изменят свое крайне тенденциозное отношение к проблеме урегулирования грузино-абхазского конфликта и предоставят возможность представителям Абхазии выступить в рамках деятельности профильных комитетов ОБСЕ, данная мера позволит пересмотреть подходы абхазской стороны к деятельности этой организации, отмечают во внешнеполитическом ведомстве.

 

 

Страница 1 из 4