Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Раскол АПЦ допустить нельзя

Шесть дней назад, 11 мая, в Новоафонский монастырь прибыла группа священнослужителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ: председатель Церковного совета Абхазской православной церкви иерей Виссарион (Аплиаа), иеромонах Сергий (Джопуа), иеромонах Василиск (Лейба), иеромонах Игнатий (Киут), иеромонах Давид (Гвазава), иерей Никита Адлейба, иерей Далмат (Гопия) и иерей Матфей (Тужба). В приемном зале Новоафонского монастыря состоялась встреча прибывших священнослужителей с руководством Священной Митрополии Абхазии – архимандритом Дорофеем (Дбар) и иеродиаконом Давидом (Сарсания). Это уже пятая попытка Совета и клириков АПЦ призвать их к покаянию из-за раскольнических действий для снятия с них запрета. Священнослужители Абхазской православной церкви в разное время четыре раза подъезжали к Новоафонскому монастырю, но каждый раз кто-нибудь из представителей власти разворачивал их и клятвенно уверял, что этот вопрос будет решен в ближайшее время. Однако тщетно. Абхазская православная церковь в лице Церковного совета скорбит о дерзостных действиях раскольников в отношении Матери Русской православной церкви, которая вскормила, обучила, рукоположила и облачила их в священный сан иеромонахов. Отец Виссарион неоднократно их предупреждал, просил, делал снисхождения, однако, как подчеркнул отец Виссарион, их тщеславие возымело верх над здравым смыслом.

И в этот раз в ходе встречи иерей Виссарион обратился с требованием ультимативного характера, заключавшемся в предложении к архимандриту Дорофею (Дбар) обратиться с «покаянным письмом» в адрес Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, либо покинуть Новоафонский монастырь. На данное предложение архимандрит Дорофей (Дбар) предложил православной пастве Абхазии простой и понятный способ решения церковного конфликта: совершить в соборном храме Новоафонского монастыря совместное богослужение всего православного духовенства Абхазии. Однако отец Виссарион заявил, что запрещенные в священнослужении священники не имеют права совершать священнодействия и тем более выступать от имени АПЦ с заявлениями. АПЦ не давала никаких полномочий Дбару и Ампару переходить в лоно иной церкви, и если они желают поминать имя Патриарха Варфоломея Константинопольского, то могут это делать на свое личное усмотрение, но никак не в соборах Абхазской православной церкви. После чего архимандрит Дорофей (Дбар) покинул встречу и более не участвовал в дискуссии.

Священнослужители АПЦ приняли решение остаться в Новоафонском монастыре на период субботнего Всенощного бдения и воскресной Божественной литургии. Во вторник, 14 мая, священнослужители Сухумо-Пицундской епархии начали совершать вечернее богослужение у закрытых дверей собора св. Пантелеимона. Утром 15 мая они там же совершили Божественную литургию. В это же время руководством Священной Митрополии Абхазии было принято решение закрыть 15 мая обитель и созвать экстренное заседание Совета СМА. После этого монастырь закрыли на ключ якобы для предотвращения эскалации ситуации и предупреждения возможных провокаций. Ведь дальнейшее нагнетание обстановки в Новоафонском монастыре может привести к столкновениям среди духовенства и паствы. Таким образом, церковнослужители АПЦ оказались за закрытыми дверями Новоафонского монастыря.

…Когда я подъехала к центральному входу в обитель, вокруг неё стояли автобусы. Недовольные туристы из России сетовали на то, что не могут попасть в монастырь. Я тоже не смогла попасть туда. К решётке двери подошли отец Виссарион и иерей Далмат. Мне пришлось общаться с ними через решетку. И они сказали, что архимандрит Дорофей покинул монастырь, закрыв его на ключ.

– Мы молитвенно призывали их полюбовно уврачевать раскол в Абхазской православной церкви, просили сделать это без противостояния, на основе канонических правил, – сказал отец Виссарион. – Я просил его вернуться в лоно Абхазской православной церкви, даже сказал, что сам поеду в Москву и буду просить РПЦ снять с него запрет. Однако тщетно. Он даже запретил торговлю в лавках вокруг монастыря, сделав причиной «провокационные действия духовенства АПЦ». А истинная причина этого запрета заключается в том, чтобы вызвать возмущение народа и натравить его на нас. У него одна цель – стать епископом. Однако таким путём идти – это абсолютное предательство. Неблагодарность – один из самых тяжких грехов. И со стороны этих нововзращенных абхазских клириков мы сегодня видим именно это. Мы будем стоять до конца.

Де-юре Новоафонский монастырь принадлежит Абхазской православной церкви, и сегодня её руководителя закрыли здесь, и он общается с представителями прессы через решётку. А абхазские чиновники, которые занимаются делами религии, ждут, когда Господь наш залечит незаживающие раны церковного раскола АПЦ. Однако раскол зашел слишком далеко. Опасаюсь, примирения не будет. Но оставлять ситуацию в таком виде, как она есть, тоже нельзя. Нельзя превращать Абхазию в зону межправославного конфликта, который потом может перерасти в противостояние между Россией и Абхазией.

И все это происходит накануне престольного праздника Новоафонского монастыря – одного из ключевых праздников Абхазской православной церкви, святого апостола Симона Кананита.

 

Русудан Барганджия

Сухум – Новый Афон – Сухум

Газета "Республика Абхазия"

 

Сегодня. 15 мая, в Ново-Афонском монастыре состоялось внеочередное заседание Совета Священной Митрополии республики Абхазия с участием председателя Совета архимандрита Дорофея (Дбар) и наместника монастыря св. апостола Симона Кананита иеродиакона Давида (Сарсания). Как говорится в заявлении, опубликованном на сайте СМА, причиной экстренного созыва заседания Совета явились «действия провокационного характера» духовенства Сухумо-Пицундской епархии АПЦ во главе с иереем Виссарионом Аплиаа.

11 мая в Ново-Афонский монастырь прибыла группа священнослужителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ. В приемном зале монастыря состоялась встреча с руководством Священной Митрополии Абхазии. В ходе встречи иерей Виссарион обратился с требованием ультимативного характера, заключавшемся в предложении к архимандриту Дорофею обратиться с «покаянным письмом» в адрес патриарха Московского и всея Руси Кирилла, либо покинуть Ново-Афонский монастырь.

Архимандрит Дорофей со своей стороны предложил простой способ решения церковного конфликта: совершить в соборном храме Ново-Афонского монастыря совместное богослужение всего православного духовенства Абхазии. На это предложение последовали эмоциональные и оскорбительные реплики личного характера от иерея Виссариона Аплиаа, по причине чего архимандрит Дорофей покинул встречу, говорится в заявлении.

Священнослужители АПЦ приняли решение остаться в Ново-Афонском монастыре. Накануне они, игнорируя предложения о совместном богослужении, самочинно начали совершать вечернее богослужение у закрытых дверей собора св. Пантелеимона. Сегодня утром на том же месте ими была совершена Божественная Литургия. Деяния священнослужителей АПЦ на территории Ново-Афонского монастыря преследуют одну цель - насильственный фактический захват обители, считает Совет СМА.

Для предотвращения эскалации ситуации и предупреждения возможных провокаций руководством Священной Митрополии Абхазии было принято решение закрыть обитель для посетителей и созвать экстренное заседание Совета СМА. В ходе обсуждения и обмена мнениями Совет решил «закрыть для посещений монастырь св. апостола Симона Кананита вплоть до прекращения провокативных действий со стороны представителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ».

Совет также предлагает духовенству Сухумо-Пицундской епархии АПЦ восстановить еврхаристическое общение посредством совершения совместных богослужений; вернуться к совместно принятому предложению на встрече 8 марта о создании двухсторонней рабочей комиссии для поэтапного решения абхазской церковной проблемы.

В заявлении подчеркивается, что «дальнейшее нагнетание обстановки в Ново-Афонском монастыре может привести к столкновениям среди духовенства и паствы». В связи с этим Совет Священной Митрополии Абхазии уведомляет руководство и соответствующие структуры о необходимости обеспечения правопорядка и общественной безопасности на территории монастыря.

Эхо Кавказа

 

Хотя до официального старта президентской гонки в Абхазии и начала выдвижения кандидатов осталось еще около четырех недель, в республике продолжается, если уместно такое слово, «анонсирование» предполагаемых кандидатов. Тут, как говорится, у каждого «свой маневр». Некоторые, можно предположить, считают более выгодным использовать «эффект неожиданности» и раньше последней декады мая не афишировать своих намерений. Другие же посчитали более целесообразным заявить о себе раньше, чтобы общество начало привыкать к тому, что у них есть президентские амбиции. Теоретически, конечно, возможно, что после 21 мая они передумают и не будут выдвигаться, но это вряд ли…

Потребность в названном анонсировании возникла нынче, думается, вот почему. Две предыдущие кампании, которые проходили в связи с внеочередными выборами президента РА, в 2011 и 2014 годах, имели, так сказать, короткий разбег, и тогда все очень быстро переходило в стадию выдвижения и регистрации кандидатов. Перед очередными выборами – 2004 и 2009 годов – имена основных предполагаемых кандидатов задолго порой до старта кампаний звучали на съездах партий и общественно-политических движений.

Сейчас же, благодаря, в частности, все более активному общению в соцсетях и на интернет-форумах, в Абхазии предполагаемых кандидатов начали обсуждать уже очень давно, за 2-3 года до выборов; то и дело проводились, например, опросы пользователей на тему, за кого бы они проголосовали, проводись голосование в следующие выходные. (При этом никто не уточнял, собираются ли фигуранты этих опросов баллотироваться в кандидаты.) В СМИ имена возможных претендентов на президентское кресло звучат, насколько помню, с сентября прошлого года. И, наверное, было бы просто неправильно, если бы все это оставалось в области догадок и домыслов. 27 марта в первой из еженедельных передач нового цикла «Обмен мыслями» телеканала «Абаза-ТВ» озвучил свое намерение баллотироваться в президенты Астамур Тарба, который 15 лет назад ушел с госслужбы и все это время отсутствовал в публичном пространстве. Разговоры о возможности этого и о том, что его собирается поддержать часть нынешней властной команды, ходили уже немало месяцев…

В конце марта я рассказывал на «Эхе Кавказа» и об этой телепередаче, и о том, что за неделю до этого разрешилась другая интрига грядущих выборов. А именно: председатель совета Священной митрополии Абхазии архимандрит Дорофей (Дбар), о котором с конца прошлого года ходили настойчивые слухи как о человеке, которого собирается выдвигать кандидатом в президенты учрежденная тогда же общественная организация «Общее дело», опубликовал в Фейсбуке пост, в котором заявил, что отказывается от такого намерения. Мотивировал архимандрит это, прежде всего, тем, что люди, ранее настойчиво предлагавшие ему сделать этот шаг, в последнее время стали от него дистанцироваться.

Впрочем, публично на тех мероприятиях, которые проводились при создании «Общего дела», организацией, воспринятой в Абхазии как «третья сила», имя о. Дорофея ни разу не называлось.

И вот вчера «Общее дело» распространило в СМИ сообщение, что 5 апреля на расширенном заседании его высшего совета было принято решение о проведении внутреннего голосования по определению кандидатуры, которая от имени организации будет участвовать в предстоящих выборах президента Абхазии. «Подавляющим большинством голосов было принято решение, что кандидатом на пост президента Республики Абхазия от имени «Общего дела» будет член Высшего совета организации, депутат 5-го и 6-го созывов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия Алмас Северьянович Джапуа… Голосование проходило не по обычно принятой схеме, так как никаких имен изначально заявлено не было. Участники общественного объединения предлагали кандидатов, которые, по их мнению, могут занять высший государственный пост», – говорится в заявлении. СМИ на это заседание не приглашались, но, как знаю из некоторых источников, около семидесяти участников заседания написали на бюллетенях имя предлагаемого кандидата и бросили в урну. При подсчете оказалось, что по несколько голосов набрали председатель общественной организации Вадим Смыр и Тенгиз Джопуа, остальные – Алмас Джапуа.

Почему же общественности о данном решении стало известно лишь спустя почти три недели? Вчера же в интервью одному из СМИ Алмас Джапуа пролил на это свет, сказав, что решение принял не сразу, попросил коллег дать ему время для раздумья, обсуждения этого предложения с семьей и родственниками. Окончательное решение он принял во вторник 23 апреля. На новость о том, что Алмас Джапуа будет выдвигать свою кандидатуру на должность президента Абхазии, болезненнее всех отреагировала его мать, признался он. «Для нее это было тяжелым событием, так как ей кажется, что это связано с большими рисками. Вдобавок к этому она знает, насколько сложна эта должность. В принципе, она категорически против этого. Члены семьи, хотя и поддержали меня, но для них это сложное событие», – сказал Джапуа.

Алмас Джапуа родился 4 июля 1979 года, то есть ему исполнится сорок лет в самый канун выборов. (Кстати, когда началась Отечественная война народа Абхазии, ему было 13 лет, а это значит, что в Абхазии уже проходят президентские выборы, на которых не всем кандидатам будет задаваться вопрос об их участии в войне.) Учился в Ростовском государственном экономическом университете на факультете национальной и мировой экономики. Был одним из лидеров политической партии «Айнар». С 2014 года – депутат Народного Собрания Республики Абхазия. Женат. Отец четверых детей.

Сегодня утром я принял было за «анонс» выдвижения встреченный в Фейсбуке пост, в котором излагалась биография одного из кандидатов в президенты Абхазии еще 2009 года с предложением баллотироваться и на этот раз. Но, начав уточнять, выяснил, что это было просто пожелание одного из интернет-пользователей.

Но вот что не могло не привлечь внимания всех следящих за предвыборной ситуацией в Абхазии, так это резкое ухудшение состояния здоровья абхазского парламентария и главного предполагаемого кандидата в президенты от объединенной оппозиции Аслана Бжания. 18 апреля он в тяжелом состоянии был госпитализирован в одну из городских больниц Москвы. 19 апреля состоялось экстренное заседание Совета общенационального движения по защите государственности Абхазии, которое выступило с заявлением в связи с неожиданным и резким ухудшением здоровья политика. Премьер-министр Абхазии Валерий Бганба встретился с министром здравоохранения и представителями МИД республики и поручил им оказать возможную помощь и поддержку родственникам Аслана Бжания, находящимся в Москве вместе с пациентом.

Как водится, по сарафанному радио и в соцсетях распространились самые разные предположения о диагнозе и самочувствии политика. Тем более, на фоне сообщений о том, что «двое личных телохранителей Аслана Георгиевича находятся на обследовании в городе Москве. У одного из них схожие симптомы». Но по поводу последнего один интернет-комментатор заметил: «Вообще-то вирусная пневмония – заразная болезнь, так что чему удивляться?»

Сегодня прочел такой пост одного из соратников Бжания: «Мы ждем возвращения нашего лидера Аслана Бжания и уверены, что он активно включится в общественно-политическую жизнь страны и приступит к работе. Большинство пользователей соцсетей обеспокоены случившимся и желают скорейшего выздоровления Аслану Бжания. Но, к сожалению, находятся и такие нечистоплотные люди, которые передергивают факты и умышленно искажают ситуацию… Состояние Аслана Бжания стабильное, делается все возможное для возвращения его в строй».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 3 апреля 2019 г. Священнослужители АПЦ категорично требуют от священнослужителей СМА покинуть монастырь в Новом Афоне. В свою очередь духовенство СМА считает категорически невозможным совершение раздельных богослужений на территории Ново-Афонской обители, как предлагали представители АПЦ.

В резолюции, принятом на расширенном заседании Совета СМА 8 марта говорилось, что «в целях достижения мира и согласия среди православной христианской паствы, Совет СМА предлагает сделать совместное заявление с представителями Сухумо-Пицундской епархии АПЦ о том, что оба церковных института на территории Абхазии (СМА и АПЦ) считают своей единственной целью воссоздание автокефальной Поместной православной церкви в Абхазии».

Также Совет предлагал создать совместную комиссию для разработки мер по выходу из сложившейся ситуации.

«Духовенство Совета СМА готово к сослужению с духовенством Сухумо-Пицундской епархии АПЦ, в том числе и в храмах Ново-Афонского монастыря, однако, считает категорически невозможным совершение раздельных богослужений на территории Ново-Афонской обители в связи с неприемлемостью такой формы реализации церковной жизни паствой Священной митрополии Абхазии. В случае отказа духовенства Сухумо-Пицундской епархии АПЦ в совместном служении с духовенством Священной митрополии Абхазии из-за прещений, наложенных на архимандрита Дорофея (Дбар) Русской православной церковью в 2011 г., и впоследствии трижды продленных, Совет СМА призывает представителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ обратиться с ходатайством к священноначалию РПЦ о снятии прещений с архимандрита Дорофея (Дбар) в безусловной форме», - отмечается в резолюции СМА.

Как сообщается на сайте СМА, после этого в Ново-Афонском монастыре состоялась встреча Совета СМА с уполномоченными представителями Церковного совета Сухумо-Пицундской епархии. Член Церковного совета АПЦ Сергей Шамба от лица Сухумо-Пицундской епархии выразил принципиальное согласие с идеей создания совместной комиссии.

«Однако, 22 марта 2019 года, представители Сухумо-Пицундской епархии иеромонах Василиск и иерей Далмат Гопия передали председателю Совета СМА архимандриту Дорофею документ, содержание которого в очередной раз нивелирует попытки Совета разрешить недопонимание и восстановить братские христианские отношения в среде православного духовенства Абхазии», - сообщает сайт митрополии.

В письме АПЦ отмечается, что они неоднократно призывали отца Дорофея вернуться в лоно АПЦ, «так как сосуществование в состоянии разъединения и разногласия пагубно» и «церковная раздробленность приводит к расколу в народе».

В этом обращении священнослужители АПЦ напоминают, что, учитывая запрещение отца Дорофея в священнослужении в Русской Православной церкви, они ходатайствовали перед патриархом Московским и Всея Руси Кириллом о снятии с него данного прещения для продолжения беспрепятственного служения в качестве клирика на территории Абхазии, «но с вашей стороны нужно было принести покаяние, на что вы не согласились».

«Отец Дорофей, Вы знали, что Святейший патриарх Кирилл согласился снять с вас запрещение, естественно, через покаяние, и первое, что Вы должны были сделать – перестать служить, находясь под запрещением. Но вы и на это не решились», - говорится в письме.

Священнослужители Церковного Совета «с сожалением приняли» решения последнего заседания Совета СМА и считают, что неприятие предложения о раздельном служении в Ново-Афонском монастыре – «тупик и пагуба для всего нашего православного народа». Они категорично требуют от священнослужителей СМА покинуть монастырь в Новом Афоне.

«В связи с Вашим нежеланием принести покаяние и вернуться в лоно Абхазской православной церкви, мы решили поставить вопрос о том, что вы должны покинуть стены Ново-Афонского монастыря, так как он Вам не принадлежит», - высказываются категорично священнослужители АПЦ.

«Мы напоминаем о недопустимости осквернения прихожан вашим служением, находясь под запрещением, в святой обители, Ново-Афонском монастыре. Мы не скрывали, что АПЦ была в ожидании, что Вы повернетесь лицом к Церкви и принесете покаяние. Но, к великому сожалению, этого не произошло. К вам было проявлено величайшее снисхождение со стороны Святейшего Кирилла Патриарха Московского и Всея Руси и Церковного совета АПЦ», - говорится в заключении письма, переданного отцу Дорофею.

Представители Церковного совета напоминают, что решением Кабинета министров от 28 декабря 2010 года, Ново-Афонский монастырский комплекс передан в бессрочное пользование АПЦ.

 

У каждой из пяти, начиная с 2004 года, пережитых нами за эти полтора десятка лет кампаний по альтернативным выборам главы государства были свои характерные особенности. Никому еще не ведомо, какими в конечном итоге останутся в народной памяти президентские выборы 2019-го, но что касается предыстории их, можно с убежденностью сказать: никогда еще внутриполитическая ситуация не была такой «рассыпчатой» и напоминающей броуновское движение. Это относится как к властной команде, которую с 2015 года по разным причинам покинуло немало политиков, чей «бронепоезд стоит на запасном пути», так и к оппозиции, кое-кто из видных представителей которой перешел во властные структуры, другие же бесконечно далеки от той консолидации, которой в преддверии 27 мая 2014 года смогли добиться Координационный совет и лидер тогдашней оппозиции, а ныне действующий президент Рауль Хаджимба.

Сейчас, когда до официального назначения даты выборов и старта избирательной гонки осталось самое большее два месяца, в республике – период, если его можно так назвать, кастинга кандидатов, закулисных переговоров и перешептываний. И тут обнаруживается еще одно отличие нынешней кампании от предыдущих. Ранее, и довольно уже давно, за «абхазским типом» демократии закрепилось в рассуждениях наблюдателей название «портретная». Мол, избиратели у нас объединяются не вокруг идей, концепций и т.д., а вокруг той или иной личности лидера. Да, это так, хотя я и не вижу здесь проблемы, которую требуется срочно решать: что делать, если современная геополитическая ситуация не оставила для нашего частично признанного государства простора для маневра, и любой вменяемый его руководитель придерживается и будет придерживаться одних и тех же стратегии, целей и задач – борьбы за полное признание в мире с ориентацией на защитника и покровителя в лице России и на развитие рыночной экономики. И что, придумывать какие-то искусственные идеологические различия? Причем есть партия, которая по определению отличается от других – Коммунистическая, но она в борьбе за президентское кресло сознательно не участвует.

Так вот, и сейчас есть лидеры, вокруг которых как потенциальных кандидатов в президенты группируются их сторонники. Но появилось и другое явление – политические силы, которые находятся в поиске своего кандидата.

Именно с такой декларацией о намерениях выступила учрежденная 21 декабря прошлого года общественная организация «Общее дело», за которой очень быстро закрепилась характеристика «третья сила», так как она решительно отмежевалась и от действующей власти, и от альянсов политической оппозиции. Председатель новой организации Вадим Смыр и другие ее лидеры ни разу не назвали имя предполагаемого кандидата от нее, пообещав сделать это весной, но сперва по сарафанному радио, а потом в интернет-сообществе стремительно распространилась информация, что отцы-основатели «Общего дела» настроены сделать ставку на кандидатуру председателя Священной митрополии Абхазии отца Дорофея (Дбара).

При всей неожиданности для общества этой кандидатуры многих она увлекла. Кое-кто разглядел схожесть в звучании его священнического сана – архимандрит – и сана самого известного православного священнослужителя, ставшего главой светской власти – архиепископа Макариоса на Кипре. Иные уже видели в нем будущего абхазского Никола Пашиняна или даже Ли Куан Ю. Особо заинтересованные знакомились с информацией о нем в Википедии: о том, что доктор теологических наук Дорофей Дбар родился 18 января 1972 года в селе Мгудзырхуа Гудаутского района. В 1988 году окончил абхазскую среднюю школу № 1 в городе Гудауте, в 1991-м – Сухумское художественное училище. После этого поступил в Абхазский государственный университет, на отделение изобразительного искусства. И лишь потом по рекомендации Владислава Ардзинба отправился вместе с другом учиться в Московское духовное училище, после окончания которого поступил в Московскую духовную академию…

И вот вчера, ближе к вечеру, архимандрит Дорофей разместил на своей странице в соцсети Фейсбук большой пост, который был тут же пересказан рядом интернет-ресурсов в Абхазии и стал активно обсуждаться комментаторами. В последние полгода, пишет он, в различных СМИ и социальных сетях стало часто упоминаться имя архимандрита Дорофея (Дбар) как возможного участника предстоящих выборов президента нашей страны. И продолжает:

«При этом я такого намерения нигде публично не высказывал. В январе 2018 года в Новоафонском монастыре у меня состоялась встреча с группой депутатов Народного Собрания – Парламента РА первого созыва, которые долго убеждали меня в необходимости заняться политикой и выставить свою кандидатуру на выборах президента Абхазии в 2019 году. Тогда я отказался. Однако именно та встреча побудила меня к написанию размышлений относительно настоящего положения Абхазии и того, что нужно сделать всем нам, гражданам страны, чтобы изменить ситуацию к лучшему... Летом 2018 года те же депутаты первого нашего парламента и ряд других молодых политиков вернулись к разговору о перспективах выдвижения моей кандидатуры на пост президента Абхазии в 2019 году. С того момента – с учетом моего абхазского воспитания, христианских убеждений, личного уважения к старшим и уважительного восприятия их мнения – я перестал быть столь категоричным в своем отказе. Когда в декабре 2018 года создавалось общественно-политическое движение «Общее дело», стали упорно муссироваться слухи, что создается оно якобы «под архимандрита Дорофея». Однако ни на одном из собраний этой организации (в том числе и учредительном) я не присутствовал и вообще в работе движения участия не принимал и не принимаю... К концу 2018 года я принял для себя решение: если я и буду выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, то сделаю это исключительно в качестве независимого кандидата. При этом я определил для себя ряд необходимых и обязательных к выполнению условий».

Подробно изложив эти шесть условий, в том числе упомянув, что в случае выдвижения своей кандидатуры в качестве кандидата на должность президента Республики Абхазия он был намерен до выборов огласить имена ключевых фигур будущего правительства Абхазии (ни с кем из предполагаемых кандидатов этот вопрос не обговаривался), отец Дорофей закончил пост так:

«В марте 2019 года я стал замечать, что люди, усиленно убеждавшие меня в необходимости принять участие в президентских выборах, стали дистанцироваться. Почему – остается только догадываться. Да, я признаю, что никогда не был «покладистым и пушистым»! Да, я всегда действую самостоятельно, следуя своим принципам и убеждениям (пусть даже они ошибочны)! И я никогда не играл в закулисные игры! Никогда не интриговал! Но – все это было с самого начала известно всем, кто уговаривал меня заняться политикой. Совсем недавно я узнал, что наш парламент всерьез намерен обсудить вопрос о лишении возможности участвовать в выборах президента Абхазии представителей абхазской зарубежной диаспоры. То есть абхазы, фактически постоянно проживающие за пределами Абхазии, могут лишиться права голосовать за президента Абхазии. Саму постановку вопроса таким я воспринимаю как оскорбление наших братьев и сестер, проживающих за пределами Абхазии, в том числе и не по своей воле! Все вышеизложенное, а также внутреннее убеждение, окончательно сложившееся в течение двух недель проходящего Великого поста, побудили меня принять бесповоротное решение: 1. Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю «όχι» («нет») своему участию в выборах президента Республики Абхазия в 2019 году в качестве кандидата. Признаться честно, особого желания ввязываться в президентскую гонку у меня и не было. 2. На президентских выборах 2019 года я буду голосовать против всех кандидатов, и такое решение у меня назрело уже давно. Я и впредь буду голосовать «против всех», собственно, до тех пор, пока нынешняя политическая элита Абхазии не будет вынуждена уйти со сцены и мы не увидим политических фигур новой формации…»

Итак, интрига, которая уже немало времени занимала в Абхазии умы многих: как будет выглядеть и какие комментарии за рубежом вызовет выдвижение в Абхазии столь необычной кандидатуры в президенты, как это воспримет столь влиятельная сила, как РПЦ, сколько процентов голосов сможет набрать человек, не имеющий опыта в политике, и так далее – завершилась, так и не успев стать реальной.

А позавчера, 19 марта, СМИ распространили информацию «Партия «Амцахара» идет своим курсом». В ней сообщалось, что накануне вечером состоялось экстренное заседание политсовета оппозиционной политической партии «Амцахара». И далее: «Возмущение собравшихся вызвали упорно распространяемые особенно в последнее время слухи о расколе в рядах оппозиции и в самой партии «Амцахара». По словам партийцев, «все мы едины, партия идет своим курсом и неизменно следует своим принципам». На заседании речь шла и о предстоящих президентских выборах, обсуждался план мероприятий по подготовке к ним. Участники заседания заявили, что «оппозицией в свое время будет озвучено имя достойного кандидата на пост президента Республики Абхазия».

Один из интернет-комментаторов удивился: «По-моему, именно благодаря этой информации подавляющее большинство тех, кто знает сейчас об этом якобы расколе, и узнало о нем». Другой заметил: «Так вроде бы «амцахаровцы» давно уже определились, что их кандидатом будет Аслан Бжания?»

Вообще-то, насколько слышал, разговоры о расколе и пошли, или были запущены, после того, как двое представителей партии обратились к одному влиятельному абхазскому политику с вопросом, поддержит ли он эту кандидатуру, а тот ответил, что нет. Поговаривают, что он хотел сделать ставку на другого потенциального кандидата, мало известного в публичной политике, но тот, посоветовавшись с близкими, отказался. Понятно, почему я не называю никаких имен: публичных подтверждений этим так называемым консультациям не имеется.

Не раз в разговорах всплывало в качестве возможного кандидата имя ушедшего из политики лет пятнадцать назад Астамура Тарба, но он в публичном пространстве никак пока не обозначился.

Зато в обществе активно обсуждают публичную полемику с припоминанием старых счетов и обид между состоящими сейчас вроде бы в одном оппозиционном альянсе партии «Единая Абхазия» и общественной организации «Айтайра».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 3
Яндекс.Метрика