Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сколько вас еще, непрошенные насекомые-вредители?

И хотя традиции гостеприимства в Абхазии всегда были на первом месте, о лояльности к самозванцам, о которых мы поведем речь сегодня, не может быть и речи. На протяжении веков наша природа переживала множество разных вражеских «нашествий». Только в течение последних десяти лет какие только насекомые-вредители нас не атаковали!

Каштановыми лесами Абхазия славилась издревле, торговала прекрасной древесиной. Но, как говорят ученые, каштаны болели и в прежние времена. До нас дошли сведения, что болезнь каштанов, по всем признакам сходная с сегодняшней, наблюдалась в лесах Абхазии с 30-х годов XX века.

В 2008–2009 годах, когда усыхание каштанов стало приобретать более интенсивный характер, специалисты лесного хозяйства Республики Абхазия приняли решение провести углубленное исследование и привлекли для этого специалиста-биолога, научного сотрудника Санкт-Петербургской Академии леса Екатерину Лукмазову-Жукову. Заказчиком работы выступил АбНИЛОС во главе с Виталием Лейба, профинансировал проект Кабинет Министров РА.

Приступив к работе в 2009 году, молодая ученая заложила на территориях заповедников и национальных парков – в каштановых лесах, а также в лесах, где, помимо каштана, встречаются граб и бук, 19 пробных площадей с учетом разной высоты и уклона местности. Первые результаты Екатерина представила по итогам двух лет работы. Ей удалось выявить, что большая часть повреждений связана с объеданием подлеска скотом. В ходе исследования Екатерина провела множество экспериментов, поставив перед собой задачу определить в комплексе причин гибели каштановых лесов главного виновника. Выявив целое сообщество грибов, она проследила факторы, порождающие так называемый крифонектриевый некроз – причину гибели деревьев, и благодаря лабораторным исследованиям, нашла паразита, который, внедряясь под кору каштана, тем самым открывает путь и другим его врагам. Екатерина продолжала исследования в нескольких направлениях: ей удалось выявить участки и условия, при которых каштану все-таки удалось победить болезнь и самовосстановиться. Так что предстоит найти совокупность факторов, а затем, возможно, и еще один путь к спасению леса. В числе предварительных научно обоснованных рекомендаций она назвала мониторинг состояния лесных массивов, недопустимость использования реликтовых лесов для скотопрогона, создание питомников для последующего внедрения в лесное хозяйство опытных лесных культур.

Ученая считает, что по этому направлению необходимо разработать специальную государственную программу. Тем более, что вот уже второй год как в каштановые леса Абхазии проник еще один заклятый враг этого замечательного дерева – каштановая орехотворка. Она формирует галлы на побегах каштанов, из-за чего происходит сильная деформация с недоразвитием листьев.

С 2012 года заповедники Абхазии, ущелья вдоль рек и горные лощины стали стремительно менять свой привычный темно-зеленый наряд на странную, непривычную прозрачность. А мир уже знал – это добралась до Абхазии безобидная с виду бабочка-эльф – самшитовая огневка.

Этой смертоносной хищнице мы посвящали не одну полосу «Рица», однако ни самшитовые леса Абхазии, ни мой собственный самшит, посаженный в нашем саду в начале XX века еще дедушкой, спасти так и не смогли. А вот Евдокия Лакоба – специалист Сухумского ботанического сада института ботаники АНА и отдельные неравнодушные предприниматели в городах Абхазии, в частности, работающие на территории вдоль дороги на Рицу и Ауадхару, на своих участках не позволили деревьям погибнуть. Немало усилий было приложено и экологами во главе с Савелием Читанава, и учеными Института экологии АНА, тем не менее потери самшита в Абхазии колоссальные.

– Высокая ответственность человека, наблюдение, правильно подобранные препараты и регулярное лечение – вот рецепт чудесного спасения, – объясняет ситуацию Екатерина. – В позапрошлом году мы проводили мониторинг поврежденных огневкой участков и в некоторых местах обнаружили процесс естественного восстановления самшита.

Три лета подряд на фоне беспрецедентных защитительных мер, предпринимаемых против нашествия мраморного клопа учеными институтов сельского хозяйства и экологии АНА, Министерством сельского хозяйства в содружестве с международными организациями, непосредственно населением, собирающим и уничтожающим насекомых, наблюдается снижение урожая фруктов и овощей. Кроме того, начиная с 2018 года, на поля и в сады Абхазии возвращается американская белая бабочка, которая наводила страх и безжалостно уничтожала посевы в советский период, а потом обрела в природе Абхазии врагов и на какое-то время сошла на нет. А вот теперь снова поднимается на крыло, угрожая погубить урожай.

А буквально на днях в социальных сетях появилось сообщение о новом непрошенном госте, обнаруженном близ известного храма в Елыре, – непарном шелкопряде. Как пояснил директор Института экологии АНА Роман Дбар, непарный шелкопряд в Абхазии – не новичок, его не раз уже завозили. Пораженные вредителем растения необходимо обрабатывать тем же средством, что используется в борьбе против американской белой бабочки – имедоклоплоридом.

Кстати, это же средство весьма эффективно работает и против красного пальмового долгоносика, внедрившегося в нашу экологию в октябре 2016 года. Сначала очаги его были обнаружены на территории от приграничного поселка Цандрипш непосредственно до города Гагры, а вскоре вместе с посадочным материалом его завезли и в Сухум. В центре столицы только за период 2018–2019 гг. он поразил 70 % крупноствольных пальм финика канарского.

Раз уж мы ставим вопрос об эффективности борьбы с непрошенными гостями, поделимся опытом, наработанным учеными из Института экологии. Выявив основные очаги распространения красного пальмового долгоносика в республике, они разработали систему мер противостояния ему. Система основана на целом комплексе действий: это – установка феромоновых ловушек, опрыскивание и пропитка пораженных деревьев инсектицидами системного и контактного действия, установка капельниц в стволах пораженных деревьев, и на последней стадии болезни – уничтожение пораженных деревьев.

В предыдущих публикациях мы уже знакомили читателя с визуальными признаками поражения пальмы этим злобным жуком: будто бы изрезанные молодые листья, отверстия у основания листьев, россыпь коконов вокруг дерева, усыхающая и опадающая крона.

Опаснее всего этот вредитель на стадии личинки. Личинки проникают внутрь ствола и питаются растительными тканями, практически полностью разрушая сердцевину и уничтожая точку роста пальмы. Самка пальмового долгоносика очень плодовита.

Феромоновые ловушки, используемые для приманивания жуков, изготавливаются из непрозрачных пластиковых ведер черного цвета, в них помещаются измельченные и залитые водой пальмовые листья, а к крышке пластикового контейнера прикреплялся феромонный препарат P028 Ferrolure +, 700 mg Lure (Chemtica international S.A.). Чтобы жуки могли свободно проникать в ведро, в верхней части ведра проделываются отверстия. До уровня этих отверстий ведро закапывают на расстоянии 20–50 м от пальм и устанавливают на одном гектаре до пяти ловушек.

Для пораженных долгоносиком пальм специалисты Института экологии апробировали и лечение: действующее вещество – «Имидалит», «Контадор макси», «Конфидор экстра» и др., разведенное с водой в соответствующей пропорции, помещается в емкость. В ту же емкость опускается и насос погружного типа, соединенный со шлангом соответствующего диаметра. Длина шланга должна превышать высоту пальмы на два метра.

Высокие пальмы обрабатывают при помощи мачтообразной опоры и того же погружного насоса. При этом конец шланга должен быть изогнут под углом 45О, чтобы раствор точно попадал в центральную розетку пальмы. Раствор подается порционно, чтобы пальма полностью впитала объем подаваемой жидкости. В среднем взрослое дерево способно впитать 10–30 л готового препарата. При большом количестве пораженных пальм эффективнее обрабатывать их тем же раствором сверху, при этом рациональнее использовать подъемник.

Есть и еще один метод. Он используется, когда принято решение лечить пальмы средством на основе имидаклоприда.

В стволе на уровне 1,5–2 м по окружности под уклоном просверливаются отверстия – не менее четырех – глубиной 20–30 см (в зависимости от толщины пальмы). А затем внутрь каждого дерева шприцем (200 грамм) вводится концентрированный раствор инсектицида системного действия из расчета на одно дерево 80–100 г препарата, разведенного водой в пропорции один к одному.

Когда препарат попадает в ствол, он разносится по проводящим пучкам пальмы, и все части растения становятся непригодными для питания личинок пальмового долгоносика. Так же готовятся и капельницы для пальм. Кстати, для них можно использовать обычные медицинские инфузионные системы и полутора- и двухлитровые пластиковые бутылки.

С начала масштабных обработок пальм в центральной части города Сухума по предложенной Институтом экологии АНА методике в 2019 году погибло только одно взрослое дерево.

К сожалению, в этом материале мы рассказали далеко не обо всех непрошенных гостях – безжалостных губителях нашей природной красоты. Так, пальмам – даже скромному трахикарпусу – угрожает еще один вредитель – уругвайский пальмовый мотылек. Лечение такое же, как и при нападении красного пальмового долгоносика.

Юлия Соловьева

(Благодарю директора Института экологии АНА, к.б.н. Романа Дбара и заведующего лабораторией энтомологии и инвазивных видов Михаила Кирия за предоставленные научные материалы по красному пальмовому долгоносику)

Газета "Республика Абхазия"

 

 

Местное население предпочитает узнавать в этой ягоде облепиху, возможно, потому, что так благозвучнее. Sputnik Абхазия рассказывает, как на самом деле называется всеми любимая красная ягода с кислинкой.

СУХУМ, 13 ноя – Sputnik, Бадрак Авидзба. Лох многоцветковый садовой формы произрастает в Абхазии с 50-х годов прошлого века, именно его зачастую местное население путает с облепихой, рассказал в интервью Sputnik заведующий отделом интродукции растений Института ботаники Абхазии Сергей Бебия.

Красная облепиха – шефердия – в Абхазии практически не встречается, но она тоже относится к семейству лоховых, подчеркнул он.

"Шефердия бывает трех видов, и все они из Северной Америки, но она мало пригодная, ее плоды мелкие и практически несъедобные. Эти кустарники из одного семейства – лоховые", - говорит ученый.

Лох многоцветковый имеет японское происхождение, в Абхазию он попал из России примерно в 50-х годах прошлого века.

"Это очень морозостойкое растение, оно появилось сначала в России, откуда его завезли к нам. У нас в коллекционных посадках лох многоцветковый есть в Сухумском ботаническом саду", - отметил Бебия.

Кустарник хорошо размножается, его можно встретить во многих местах Абхазии. К тому же семена растения съедобные и многими любимы.

"Лоховые содержат много витаминов, из него делают варенье, помимо людей, семена растения с удовольствием едят птицы", - подчеркнул заведующий отделом интродукции растений Института ботаники Абхазии.

Облепиха хоть и редко, но тоже встречается в Абхазии, она растет в устье реки Бзыбь.

"Недалеко от бзыбского моста произрастают кустарники серебристого цвета, это облепиха, которая плодоносит в этом месте. Она входит в местную флору", - заметил он.

Однако собрать облепиху очень сложно, потому что у этого кустарника много колючек, рассказал Сергей Бебия.

 

 

 

Павлины и цесарки были задушены 28 января охотничьей собакой, проникшей на территорию вольера Ботанического сада в Сухуме.

СУХУМ, 8 фев – Sputnik, Сария Кварацхелия. Хозяин охотничьей собаки, которая задушила птиц в Сухумском ботаническом саду, возместил ущерб, сообщил корреспонденту Sputnik директор Института ботаники Эдуард Губаз.

"Хозяин собаки оказался патриотичным. Он пришел к нам, тяжело воспринял новость, но пообещал возместить ущерб. Первое обязательство он уже выполнил. Цесарок он доставил на второй же день. Сейчас в вольере четыре цесарки. В ближайшее время он обещал возместить и павлинов", – сказал Губаз.

Сотрудники Ботсада закрепили дверцы вольера прочнее, чтобы новых птиц не постигла та же участь.

Проделка собаки по кличке Граф ее хозяину Алхасу обошлась недешево. В Абхазии экзотическую птицу достать было непросто.

"На рынке не нашел. Пришлось подключить всех знакомых. Кое-как в какой-то деревне нашли. Мы попросили хозяина их продать нам. Они уже взрослые, заплатил по 1200 рублей за каждую. Выбрали самых красивых. Я тоже, как и все горожане, беспокоился. Хотел, чтобы были самые красивые цесарки. Потому что в Ботанический сад приходят гости, которым очень нравятся эти птицы", – рассказал Алхас.

Сейчас хозяину Графа остается доставить павлинов, он их нашел в Краснодаре.

"Сейчас решаю проблему с доставкой. Очень тяжело перевозить их. Пока думаю, как их сюда перевезти", – добавил он.

Сейчас нарушитель находится под "домашним арестом". Вину собака, по словам Алхаса, не признала и не раскаялась в содеянном.

Павлины и цесарки были задушены 28 января охотничьей собакой, проникшей на территорию вольера Ботанического сада в Сухуме.

 

 

Последний зимний месяц в разгаре, но в воздухе чувствуется приближение весны. Те, кому по долгу службы приходится пристально следить за сменой времен года, уже начали весенние работы, например, в сухумском Ботаническом саду.

Год здесь начался с потерь, но сотрудники Института ботаники восполняют убытки и уже сейчас готовятся к лету.

Подробности в репортаже Марианны Котовой.

http://abaza.tv/

 

О том, почему в Сухумском ботаническом саду пришлось срубить самое высокое дерево, что мешает сотрудникам сада утилизировать ствол дерева и что оставила после себя калифорнийская красавица, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

У здания Института ботаники встречает младший научный сотрудник отдела интродукции Института ботаники Иван Титов. Он сразу же предлагает пройти в Ботанический сад, где пару дней назад срубили самое высокое дерево – секвойю родом из Калифорнии. Дерево было редким экземпляром в сухумском Ботаническом саду. Секвойя была посажена еще в 40-х годах XIX века.

"Секвойя вечнозеленая - одно из самых долговечных и красивейших деревьев нашего сада. Ее возраст – около 180 лет. Возраст мы посчитали благодаря годичным кольцам от центра ствола к ее бокам. Вот, смотрите, – подходит к срубленному стволу и веточкой указывает на круги младший научный сотрудник, – растение посадили примерно в 40-х годах XIX века. Дерево достигло 50 метров. Это было самое высокое дерево. Но не уберегли. Хотя, что мы могли поделать? Это уже стихия".

Четыре года назад в дерево ударила молния. От разряда повредилась макушка, сама секвойя же уцелела. Но ненадолго. Вскоре последовал второй удар молнии, который стал смертельным для нее. По словам Ивана Титова, щепки находили даже в конце Ботанического сада. Вскоре растение стало усыхать.

Три года в Ботсаду не могли срубить обреченную секвойю. Не было пилы, которая могла бы осилить ствол диаметром два метра. Да и денег.

"Но вот недавно у нас появилась возможность. Приехали сотрудники "Спецавтохозяйства", у которых есть нужная техника. Было сложно рубить. Распилили дерево на несколько частей. Целиком же нельзя было свалить дерево, потому что вокруг есть другие растения и огромная секвойя могла их повредить", – отметил Титов.

Но даже несмотря на то, что дерево рубили по частям, оно все же задело другую секвойю, которая стояла рядом.

"Вторая секвойя растет напротив, более молодая. Она метров на 15 ниже первой. В результате спила ствола погибшего экземпляра, при падении была повреждена кора молодого дерева. Есть опасность, что в нее попадут микроорганизмы, которые могут нанести ей ущерб, но надеемся, что она уцелеет", – добавил Титов.

Избранное дерево

Высохшую секвойю срубили. Но возникла другая проблема – в Сухумском ботаническом саду не могут ее утилизировать. У абхазов есть поверье: дерево, в которое ударила молния, считается священным, избранным богом молнии Афы.

Мнение сотрудников Ботанического сада, по словам Титова, разделилось. Некоторые считают дерево священным и предпочитают не трогать его, другие же не видят в этом ничего сверхъестественного и предлагают отдельные части сделать музейным экспонатом.

"Уже предлагали спилить брусок и выставить в музее Института ботаники Академии наук Абхазии, который собираются открыть на территории дендропарка. Но и это не рекомендуется, поскольку существует поверье, что нельзя заносить в помещение даже кусочек дерева, в которое ударила молния", – объясняет Титов.

Был и третий вариант – сжечь. Но он быстро отпал – секвойя не горит. Пока нет единого решения, ствол дерева так и будет лежать в ботсаду. Да и средств на вывоз обрубков у руководства сада нет.

"Пока части ствола так и будут лежать в саду. Дальнейшая судьба спиленного дерева будет решена руководством Института ботаники", – добавил Титов.

Несмотря на то, что секвойю пришлось срубить, сотрудник Института ботаники не падает духом. Дерево не исчезло бесследно. От корня пошла поросль, которая уже достигает почти четырех метров.

 

 

Страница 1 из 2