Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Руководитель Центра стратегических исследований при президенте Абхазии Гиви Габниа покидает свой пост, чтобы занять позицию заместителя главы абхазского Совбеза. Дальнейшая судьба ЦСИ остается неясной – кто возглавит организацию и какой будет кадровая политика нового руководства? В интервью «Эху Кавказа» сам Гиви Габниа сказал, что не исключает возвращения на пост главы центра политолога Олега Дамениа.

В современной Абхазии никого не удивишь работой «параллельных» организаций. Уже около двух десятков лет существуют, например, две писательские организации. Но пока непонятно, продолжат ли существование обе структуры ученых, которые занимаются исследованиями в области изучения экономики и других сфер жизнедеятельности государства.

Многие наблюдатели, следившие в этом году за достаточно долгим процессом формирования новых властных структур в республике после победы на мартовских президентских выборах Аслана Бжания, не упускали из виду и две организации со схожей в последние годы судьбой – ГИА «Апсныпресс» и Центра стратегических исследований при президенте Абхазии. Но если 16 июля к руководству ГИА после почти шестилетнего периода вернули прежнего директора, то относительно центра никаких официальных сообщений пока не появлялось. И вот сегодня возглавлявший ЦСИ почти год Гиви Габниа сообщил «Эху Кавказа», что переведен на другую работу.

Напомним предысторию. Осенью 2014 года, когда после прихода к власти президента Рауля Хаджимба была освобождена от должности директор «Апсныпресс» Манана Гургулия, вслед за ней ушел по собственному желанию весь журналистский коллектив ГИА; впоследствии они создали частное информагентство «Абхазия-Информ». Ощущение дежавю возникло у многих в обществе спустя пять лет, когда Рауль Хаджимба после второй своей инаугурации (впоследствии кассационная коллегия Верховного суда Абхазии отменила принятое в его пользу решение ЦИК по итогам президентских выборов 2019 года) 11 ноября своими указами освободил кандидата философских наук Олега Дамениа от исполнения обязанностей директора ЦСИ и назначил на эту должность юриста Гиви Габниа, работавшего до этого заместителем руководителя администрации президента РА.

19 ноября 2019 года на сайте ЦСИ появилось заявление ученого совета центра. В нем выражалось несогласие с политикой президента в отношении центра и отмечалась невозможность вести научную деятельность в условиях вмешательства представителей власти в его работу, которое не дает возможности объективно и в полном объеме изучать социально-экономическое положение республики. «В связи с этим коллектив ЦСИ принял решение об уходе вместе с экс-руководителем Олегом Несторовичем Дамениа», – отмечалось в заявлении. А 27 ноября бывшие сотрудники ЦСИ провели пресс-конференцию, на которой сообщили, что создали новую автономную научную организацию «Центр социально-экономических исследований» (АНО ЦСИ), уже зарегистрированную в Минюсте РА, и что коллектив экспертов во главе с Олегом Дамениа продолжит свою деятельность в здании центра «Мир без насилия» им. Зураба Ачба. Бывшие сотрудники ЦСИ подчеркнули, что в своей научно-исследовательской деятельности пользовались исключительно официальными данными Госстата РА, находящимися в открытом доступе. Но публикации о результатах их работ стали вызывать все большее недовольство в администрации президента. По мнению экономиста Хатуны Шат-ипа, камнем преткновения между коллективом ЦСИ и чиновничьим сообществом стали исследования ЦСИ, в которых нашли отражение выводы о кризисном состоянии экономики республики и неэффективности действующей системы государственного управления. «С их стороны ни один человек не мог аргументировано опровергнуть наши исследования и научные доводы. Когда мы разместили на сайте ЦСИ работу «О состоянии экономики Абхазии за 2014-2018 годы», нам позвонили из администрации президента с просьбой снять этот материал. В мае или июне мы хотели провести конференцию по теме «Есть ли выход из кризиса?», а нам сказали, что надо подождать до лучших времен, поскольку слово «кризис» не очень подходит». К этому наверняка можно добавить и раздражение власти после ряда интервью в СМИ, в том числе на «Эхе Кавказа», самой Хатуны, в которых она рассказывала о результатах исследования социально-экономического развития страны последних пяти лет и приводила весьма неутешительные цифры.

Примечательно, что создавшаяся тогда коллизия вызвала в СМИ и блогосфере Абхазии однозначную поддержку ученых, решивших пойти на демарш против власти. Даже со стороны журналистов, которые последовательно поддерживали тогдашнюю властную команду, высказать открыто одобрение действиям властей, наверное, было, что называется, не с руки, ибо получалось бы, что они «наступают на горло собственной песне» про открытость, прозрачность и т.д.

Единственным, кто публично сформулировал тогда альтернативную точку зрения – в поддержку власти, был Гиви Габниа, который на своей пресс-конференции напомнил, что есть определенные правила, по которым работает ЦСИ при президенте: результаты исследований представляются, прежде всего, учредителю, для внутреннего пользования, и уже он решает, целесообразна ли их публикация.

На упомянутой пресс-конференции в прошлом ноябре Гиви Габниа отмечал, что он предлагал остаться работать всем ушедшим сотрудникам, но они отказались, и сейчас он занимается набором новых. При этом добавил, что в ЦСИ по-прежнему будет уделяться первоочередное внимание экономике, но он планирует расширить диапазон исследований, поскольку в стране «много проблем и в здравоохранении, и в коммунальном хозяйстве, и в социальном обеспечении, особенно пенсионном, и в правоохранительной системе».

Наша сегодняшняя беседа была посвящена работе ЦСИ, и началась она с вопроса о том, кто же сейчас трудится под руководством Габниа в центре. Ведь если АНО (автономная научная организация) постоянно проводит пресс-конференции и в других формах контактирует со СМИ, нынешний ЦСИ при президенте этим не занимался. Гиви Габния рассказал:

«По экономической части у нас Леон Кварчия...

– Он работает заместителем главы администрации Сухума?

– Да, да, да… А здесь у нас занимается научной деятельностью. По линии экономики еще у нас есть Лутфия Колбая. Тоже с экономическим образованием. И по ходу они работники университета. Из университетских у нас также лингвист Эльза Сабекия. По сельскому хозяйству – сотрудник Института ботаники Ирма Айба. По правоохранительной системе у нас был принят на работу Рамиль Ажиба. По вопросам опроса населения, сбора информации был принят с образованием соответствующим Давид Габния. У него два высших образования, второе – как раз по социологии. Вроде всех назвал».

Надо подчеркнуть, что мы договаривались об этой беседе с Гиви Габниа вчера, но сегодня совершенно неожиданно прозвучало, что он уходит с должности директора центра, так как назначен на новую работу:

«Заместитель секретаря Совета безопасности Абхазии.

– То есть заместитель Сергея Шамба.

– Да, Сергея Шамба».

Информацией о том, кто возглавит вместо него ЦСИ при президенте, по словам Габниа, он не располагает. Можно только рассуждать на эту тему, в частности о том, не вернется ли туда Олег Дамениа, а с ним и другие ушедшие в прошлом ноябре:

«Я скажу так. Возможность есть, конечно. Глава государства может посчитать, что может работать и бывший руководитель центра. По всем правовым моментам, другим моментам все это возможно. Теперь, говоря обо всех остальных сотрудниках. Ну, вы знаете, здесь сотрудники на работу уже приняты, как говорится, на законных основаниях. А штатов-то столько нет в центре. Штатных единиц семь-восемь, сами представляете…

– Ну, в принципе, такая же ситуация была в «Апсныпресс». И там остались почти все сотрудники, которые работали при директоре Ренате Чагава.

– Сотрудники, работники, они же имеют свои права. Я повторюсь еще раз: мы – государственные служащие, нас государство, допустим, может направить в ту или иную сферу, на те или иные должности, или просто убрать с должности, но работников организации это не должно касаться. У них соглашение есть в соответствии с нашим положением о работе центра. Контракты есть на сроки. На сроки мы их принимали на работу. И их, как говорится, смещать, увольнять, можно только в соответствии с трудовым законодательством».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

После известных августовских событий 2008 года, завершившихся признанием независимости Абхазии, подписанием Договора «О дружбе, сотрудничестве, взаимной помощи между Россией и Абхазией (2008), Российской Федерацией были обеспечены реальные гарантии безопасности и благоприятные условия для динамичного социально-экономического развития нашего государства. Тема новой военной угрозы со стороны Грузии, несмотря на сохраняющиеся в ней реваншистские настроения, становится менее актуальной. Еще одним стратегически важным, стабилизирующим фактором стала ратификация российско-абхазского Соглашения об объединенной военной группировке. Документ был подписан В.В. Путиным в 2015 г. Новые реалии фактически отодвинули на второй план проблематику абхазо-грузинских отношений.
 
Однако, новая, действующая власть неожиданно для большей части абхазского общества вновь искусственно актуализировала вопрос отношений с Грузией. По вопросу возобновления прямого диалога с Грузией и пересмотра правового статуса жителей Галского района почти одновременно, и в унисон, высказались высшие должностные лица страны: А. Бжания, А. Анкваб, С. Шамба.
 
Секретарь Совета Безопасности страны по сути стал идеологом развития двустороннего диалога с Грузией. Некую дорожную карту в этом направлении С. Шамба обозначил в интервью журналисту Елене Заводской. В беседе с ней, он усиливает акценты на том, что диалог необходим, и, в частности, отмечает: «Я бы начал все-таки с неформальной дипломатии, неправительственных организаций. Такие контакты очень интенсивные, были даже при Владиславе Ардзинба…»
 
Исходя из этих посылов и критериев, главным участником двустороннего процесса, С. Шамба определяет неправительственный сектор. В качестве примера в своем интервью он упомянул так называемый Шляйнингский формат (т.е. Шляйнингский процесс – встречи представителей грузинской и абхазской сторон при участии международных экспертов-конфликтологов). Он проходил под эгидой европейских институтов по конфликтологии на территории европейских стран – и только в начальной стадии был представлен делегациями из представителей неправительственного сектора. Впоследствии, по настоянию Владислава Ардзинба, в этот процесс с абхазской стороны были вовлечены и представители официальных кругов – министры, депутаты парламента, представители администрации президента. Это была принципиальная позиция тогдашнего руководства страны. Секретарю Совбеза хорошо известно, что Шляйнингский формат был одним из уровней многочисленных на тот период площадок абхазо-грузинских переговоров. Под эгидой ООН и при участии стран, вовлеченных в процесс урегулирования конфликта (США, Великобритания, Франция, Германия, Россия) проходили встречи по укреплению мер доверия. Стороны были представлены высокими должностными лицами, известными политиками, представителями интеллигенции, а на одном из таких форумов (в Стамбуле) присутствовал Президент Абхазии Владислав Ардзинба. Несмотря на высокий протокольный уровень данного формата, фактически, эти встречи не дали никаких реальных результатов, т.к. все они были нацелены в конечном итоге на сохранение территориальной целостности Грузии. К их организации и лоббированию на них интересов Грузии был подключен так называемый клуб «друзей Грузии».
 
Следует отметить, что абхазская сторона не строила особых иллюзий в отношении подобных процессов, их участники не продвинулись дальше принятия каких-то общих, ничему не обязывающих деклараций. В то же время для Абхазии важно было в условиях ее непризнанности, экономической блокады, информационной изоляции, использовать эти площадки для выхода на международную арену и донесения своей позиции до мировой общественности. А так называемый Шляйнингский процесс завершился после признания Абхазии, когда Саакашвили отказался посылать своих представителей на встречи вышеупомянутого формата.
 
Поэтому ссылки С. Шамба на контакты, которые, по его выражению, «были даже при Ардзинба», на наш взгляд, в новых реалиях не совсем уместны и обоснованы. Неудивительно, что новые инициативы секретаря Совета Безопасности по грузинскому вектору политики вызвали вполне предсказуемый негативный резонанс со стороны общественных организаций и политических партий, которые считают, что для диалога в подобном формате нет никаких предпосылок с грузинской стороны, продолжающей агрессивную политику полной изоляции Абхазии на международном уровне, распространяя ее и на гуманитарную (культурно-информационную) сферу, в нарушение общепринятых правовых норм. В «логику» новых внешнеполитических инициатив власти «вписывается» скрытая от абхазского общества акция по доставке иконы из Грузии в Илорский монастырь, в результате которой были нарушены законы РА по пересечению государственной границы и существующие церковно-канонические нормы. Данный прецедент взбудоражил абхазское общество и вызвал много вопросов, так как в эту авантюру были вовлечены Вице-спикер парламента Грузии и помощник Президента Абхазии. Кто принимал решение по проведению этой акции? Кто уполномочил на участие в данной встрече? Кто дал разрешение на пересечение границы по реке Ингур официальному должностному лицу Грузии, которая к тому же обладает статусом ветерана грузино-абхазской войны? Общественность ждала от закрытого заседания Парламента Абхазии, куда по просьбе ветеранской организации «Аруаа» был приглашен Президент А. Бжания, внятного объяснения сложившейся ситуации. Однако, после состоявшейся с депутатами встречи, в силу отсутствия развернутой информации пресс-служб Президента и Парламента, в социальных сетях и некоторых СМИ появилась двойственная, разноречивая интерпретация выступления Главы государства перед парламентариями. Судя по одной из версии, исходящей от определенной части депутатов, Президент заявил, что переговоры по обсуждаемому вопросу начались в ходе его московских встреч, и мотивацией взаимодействия с «Альянсом патриотов Грузии» якобы послужила готовность альянса к признанию независимости Абхазии.
 
Отдельно в Парламенте обсудили факт передачи иконы грузинской стороной в дар Илорскому храму. Президент назвал это гуманитарной миссией. Накануне, на встрече Президента с представителями «Аруаа» С. Шамба заявил о том, что руководство страны знало о готовящейся «гуманитарной акции». Также в сообщениях, распространенных в социальных сетях, отмечено, что Глава государства признал ошибкой принятие решения о взаимодействии с грузинской стороной. Однако позже секретарь Совбеза опровергает это сообщение и утверждает, что «так прямо, мы ошиблись, сказано не было…». По этому поводу можно отметить лишь следующее: если даже эта оценка была высказана не в буквальном выражении, факт признания ошибки здесь реально присутствует. Политический просчет допущен по определению и его отрицать невозможно. Между тем, Вице-спикер Ирма Инашвили активно использует «вояж» в Абхазию в своих политических предвыборных целях, заявляя о том, что ее визит дал старт сложному процессу примирения, в то же время она публично опровергает информацию о готовности признать Абхазию.
 
О каком примирении можно вести речь, когда тайное пребывание грузинской делегации еще больше обострило политическую напряженность в Абхазии. Никто кроме определенных высокопоставленных лиц у нас не считает партию «Альянс патриотов Грузии», в руководство которой входит Инашвили, серьезной политической структурой, способной прямо или косвенно влиять на абхазо-грузинские взаимоотношения. И поэтому, с самого начала это была проигрышная, бесперспективная игра, заведомо обреченная на неудачу и провал, и в которую, к сожалению, был вовлечен Президент Республики Абхазия. И вряд ли можно в этой ситуации говорить о каких-либо политических и дипломатических дивидендах для Абхазии, кроме как об ущербе, нанесенном ее международному имиджу. В целом, все, что связано с данным событием лишний раз подтверждает отсутствие четких внешнеполитических ориентиров у руководства страны.
 
В связи с поручением данным МИД РА по подготовке видения ситуации, необходимости взаимодействия с Грузией, целесообразностью обозначения точек зрения общественных и политических организаций по данной проблематике (об этом судя по имеющейся информации шла речь на встрече Главы государства с депутатами), Республиканская политическая партия «Форум Народного Единства Абхазии» считает, что следует придать новый импульс Женевскому формату и вынести на повестку следующие вопросы:
 
  1. Грузинской стороне отказаться от реваншистской риторики в отношении Абхазии и отозвать закон об оккупированных территориях;
  2. Не препятствовать процессу международного признания Абхазии;
  3. Разблокировать транспортные коммуникации (морпорт, аэропорт, ЖД);
  4. Не препятствовать свободному передвижению граждан Абхазии и международной деятельности в сфере культуры, образования, спорта и т.д.
  5. Взять документально подтвержденные международные обязательства по неприменению силы в отношении Абхазии.
Никто не может рассчитывать на быстрое достижение желаемых результатов по данным проблемам, но задача абхазских политиков и дипломатов настойчиво, шаг за шагом добиваться реализации поставленных приоритетных задач, а не играть в дешевые закулисные игры, ставящие в унизительное положение народ-победитель.
 
РПП ФНЕА
г. Сухум, 8.09.2020 г.

Абхазская Православная Церковь заявила о том, что не принимает икону, привезенную грузинскими депутатами при участии помощника президента Абхазии в дар Илорскому храму.

СУХУМ, 27 авг – Sputnik. Настоятель Илорского храма Сергий Джапуа назвал передачу в дар храму иконы грузинскими политиками провокацией.

"Они приехали в Илор. Меня в тот день не было там, я после операции лежал дома. Мне позвонили и сказали, что кто-то приехал, привез с собой икону. Когда я пришел в храм, их уже не было. Они оставили икону и уехали. Я их не застал на месте. В храме была женщина, которая продает свечи. Ей сказали: "Эту икону отдаем в дар храму". Но они не сказали ей, что они из Грузии. На иконе написали: "Молебен". Но никто не мог сделать молебен. Да, они привезли икону, но почему они сразу же исчезли? Это провокация", – сказал в интервью радио Sputnik Сергий Джапуа.

По его словам, икона пока находится в храме. Абхазская церковь отказалась принимать ее. В сообщении АПЦ говорилось, что миссия была проведена без уведомления священноначалия Абхазской Православной Церкви, подобные акции недопустимы до признания Абхазской Православной Церкви и Абхазского государства Грузинской Православной Церковью.

"Надо обратно вернуть икону. Нужен человек с их стороны, который заберет икону обратно. Ранее таких случаев не было", – отметил он.

По словам Джапуа, если человек хочет принести в дар икону храму, то он просто приносит икону, никаких документов не нужно оформлять. Когда принимают икону, ее должны освятить святой водой и только потом поставить в храме.

По данным грузинских СМИ, лидер партии Грузии "Альянс патриотов" Давид Тархан-Моурави и вице-спикер парламента Ирма Инашвили находились в Абхазии 18 августа. Позже стало известно, что они встречались с помощником президента Абхазии Лашей Сакания, через которого осуществили передачу иконы в дар Илорскому храму.

20 августа общественная организация ветеранов Отечественной войны "Аруаа" обратилась в Парламент страны с требованием провести слушания в парламентском комитете в связи с этим фактом.

Сам Сакания заявил, что встреча носила исключительно гуманитарный характер.

В понедельник 24 августа 12 депутатов Парламента встретились с организацией "Аруаа". По итогам парламентарии заявили, что напишут письмо на имя спикера, чтобы провести внеочередную сессию по возникшей ситуации.

Во вторник 25 августа президент Абхазии Аслан Бжания встретился с представителями организации "Аруаа". Секретарь Совета безопасности Сергей Шамба подтвердил в комментарии "Нужной газете" факт встречи, он также заявил, что представителями "Аруаа" был поставлен вопрос об освобождении от должности помощника президента Лаши Сакания.

Уже 26 августа Сакания объявил о своем решении добровольно покинуть свой пост.

 

Один из лидеров общественной организации ветеранов грузино-абхазской войны «Аруаа» Темур Надарая был участником позавчерашней встречи с президентом Абхазии Асланом Бжания. На ней обсуждался визит политиков из партии «Альянс патриотов Грузии» – Ирмы Инашвили и Георгия Ломия, организованный теперь уже бывшим помощником президента Лашей Сакания. Темур Надарая рассказал «Эху Кавказа» о том, как прошла встреча.

– Темур, я знаю, что вы, как один из лидеров ветеранской организации «Аруаа», были вчера на встрече у президента. Расскажите, с чем вы к нему пришли и что вы хотели с ним обсудить?

– На самом деле, это была наша инициатива, президент нас принял. На встрече присутствовали секретарь Совбеза Сергей Шамба и глава администрации президента Алхас Квициниа. С нашей стороны был лидер оппозиции Адгур Ардзинба, председатель «Аруаа» Тимур Гулия и я, ваш покорный слуга. Мы пришли к нему, чтобы обсудить в спокойной обстановке сложившуюся ситуацию в связи с тайным переходом вице-спикера парламента Грузии Ирмы Инашвили на территорию Абхазии, посещение ею Илорского храма, о котором общественность Абхазии узнала через два дня после того, как это случилось. Такого ранга грузинский политик за пределы Галского района за последние двенадцать лет после признания независимости Республики Абхазия ни разу не выезжал. Почему это не освещалось средствами массовой информации? Это тоже был один из наших вопросов.

– Какие еще вопросы вы ставили и какие ответы получили от президента?

– Мы хотим, чтобы власть приняла адекватные меры за нарушение законов Республики Абхазия. У нас с Грузией визовые отношения, человек должен был в МИДе получить визу, чтобы пересечь границу и заехать на нашу территорию, согласно закону о порядке въезда и выезда из Республики Абхазия. А этой процедуры не было. Более того, Ирма Инашвили имеет в Грузии статус ветерана грузино-абхазской войны, она выступала когда-то как журналист против государственного строя Республики Абхазия и против нашей Конституции, такие люди вообще не имеют права получать визу и переходить на нашу сторону. Вот эти все вопросы мы задали президенту.

Кроме этого, депутаты парламента, которые входят в высший совет «Аруаа», обратились в Генеральную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело в связи с нарушением государственной границы грузинским политиком.

Другая сторона вопроса – моральная, когда помощник президента приезжает на границу и занимается под секретом делами, о которых общественность ничего не знает. Если в грузинском политическом истеблишменте есть люди, которые готовы признать независимость Абхазии без всяких условий, и они будут говорить об этом везде, мы их встретим как героев. Зачем это надо было скрывать от общественности? Мы понимаем, что прийти в церковь, помолиться, подарить икону, на это все вместе с дорогой потребуется час-полтора. Все остальное время в течение пяти часов о чем они разговаривали, какие вопросы поднимались? Об этом никто ничего не знает.

– Что ответил на поставленные вами вопросы президент?

– Президент сказал о том, что, да, есть нарушение закона Республики Абхазия, и сказал, что это наше право эти вопросы поднимать. Он тоже будет следить за ходом следствия, которое будет вести прокуратура.

Мы приглашали всех депутатов в офис «Аруаа», пришли двенадцать человек, это немало. И в тот же день они приняли решение, что попросят всех своих коллег в этой ситуации разобраться, послушать президента, послушать других чиновников, ответственных за все, что произошло. Выяснить, это вина рядовых пограничников, которые там стоят, или была дана команда сверху. Все это надо установить и потом сделать выводы.

– Есть такая информация, что вы ставили вопрос об отставке министра иностранных дел. Соответствует ли это действительности? Обоснуйте, пожалуйста, ваше требование.

– Наше требование было следующее: помощник президента по внешним вопросам Лаша Сакания должен уйти в отставку. Это человек, который встречал грузинского политика и проявил инициативу. В своем заявлении он сказал, что никого не уведомил – ни МИД, ни главу администрации, ни президента. Сегодня я прочитал, что Лаша Сакания подал в отставку. Мы это считаем положительным фактом, пусть все остальные задумаются, что так нарушать закон, который мы требуем, чтобы соблюдали простые люди, непозволительно, тем более чиновникам. Что касается отставки министра иностранных дел, то в ходе разговора было сказано, что министр иностранных дел и секретарь Совета безопасности, как и любой другой чиновник, на котором будет вина в том, что произошел этот незаконный переход, должны подать в отставку.

– В процессе встречи сложилось у вас ясное понимание, был ли президент в курсе и насколько он был вовлечен в организацию и проведение этой встречи?

– Сергей Шамба после нашей встречи заявил, что президент был в курсе. Лаша Сакания – помощник президента – заявляет о том, что он не ставил в известность президента. В ходе разговора мы так и не поняли, был ли он в курсе, в какой период: уже после того, как это произошло, или перед этим. Этот вопрос надо доработать. Когда будут слушания в парламенте, наверное, там будут даны более конкретные и четкие ответы. Мы знаем, что Лаша Сакания, скорее всего, имел какую-то поддержку, – от кого именно, предстоит узнать.

– Есть ли у вас какая-то информация о том, кто организовал эту встречу? Вряд ли российские пограничники пропустили бы грузинских политиков без визы и без всякой проблемы.

– Российские пограничники здесь абсолютно ни при чем. Согласно пограничному соглашению об охране государственной границы, решение пропустить груз, людей и какие-то товары принимается только абхазской стороной. Российская сторона только констатирует факт перехода на контрольно-пропускном пункте (КПП «Ингур»). Российские пограничники не имеют полномочий давать кому-то право перехода или нет. По информации со стороны самого Лаши, и это звучало на встрече, которая прошла в администрации президента, говорилось, что некоторые российские чиновники звонили из Москвы и просили. Никаких официальных бумаг об организации этой встречи в администрацию президента из России не поступало. Говорится устно о том, что кто-то позвонил, даже фамилии какие-то назывались, которые мы очень плохо знаем, они непосредственно не работают в администрации президента России по вопросам Абхазии. Я думаю, что это все делалось на дружеской ноте: «если у вас такое, возможно, получится»… а кто-то решил перед каким-то чиновником выслужиться.

Мы слышали в коридорах власти, что эта партия в Грузии выступает за признание независимости Абхазии и подписание мирного договора. Это, конечно, в наших интересах, они являются друзьями Москвы и выступают против вхождения Грузии в НАТО, – это мы знаем, – и их лидер говорила о том, что надо признать те реалии, которые сложились. Но чтобы кто-то из них говорил, что надо признать независимость Абхазии, мы ни от кого такого не слышали. Мы прослушали разные выступления грузинских политиков из «Альянса патриотов», но заявления, что надо признать независимость Абхазии, они никогда не делали.

И потом, когда в ваш дом кто-то хочет прийти с подарком, об этом вам должны сообщить заранее, правильно? Я говорю о руководстве нашей Православной церкви, об отце Виссарионе, который не был в курсе того, что какие-то люди хотят прийти в храм и подарить икону. Настоятель Илорского храма тоже не был в курсе, к нему неожиданно нагрянули с подарком. Насколько я знаю, вчера собрался Церковный совет Абхазской православной церкви, и они приняли решение, что эта икона, которая была подарена, с уважением к иконе и к вере будет возвращена тем, кто ее привез.

Это не те иконы, которые во время войны были вывезены грузинскими войсками, это не Бедийская чаша, которая в советское время была вывезена в Грузию и хранится там. Если они захотят вернуть Бедийскую чашу, мы их с почестями встретим на границе и поблагодарим. Но когда это пиар политиков, когда кто-то собирается какие-то политические очки заработать в Грузии, я хочу спросить: а что заработала Абхазия, кроме того, что здесь, внутри, опять взрывоопасная политическая ситуация, которая может привести к митингам и протестам?

– Встреча с президентом длилась около трех часов. О чем еще шла речь в рамках этой встречи? Какие еще вопросы ставились и что еще обсуждалось с президентом?

– Мы выражали свое мнение по различным темам, высказали свое недовольство по некоторым кадровым решениям, которые были приняты с нарушением закона. Мы говорили о том, что для объединения людей должен быть диалог; что до сих пор президент страны не принимает решение о создании политического консультативного совета при президенте, как это было при Рауле Джумковиче (Хаджимба), куда «Амцахара», к сожалению, не вошла. Но мы не хотим так деструктивно себя вести, мы хотим прийти на этот совет и обсуждать все острые проблемы, которые стоят перед нашей страной и государством. Понимание как бы было найдено.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

25 августа представители ветеранской организации «Аруаа» встретились с президентом  Абхазии Асланом Бжания, чтобы обсудить приезд в Гальский район представителей «Альянса патриотов Грузии».

Во встрече приняли участие президент Аслан Бжания, секретарь Совета безопасности Сергей Шамба, глава администрации президента Алхас Квициния с одной стороны и представители «Аруаа» – председатель Темур Гулия, член высшего Совета Темур Надарая и экс-кандидат в президенты на выборах 2020 года Адгур Ардзынба, с другой стороны. Стороны обсудили пересечение грузино-абхазской границы грузинскими политиками, лидерами партии «Альянс патриотов Грузии» 18 августа нынешнего года. Проведением и организацией данной встречи занимался помощник президента Лаша Сакания.

По словам секретаря Совета Безопасности Сергея Шамба, которые публикует «Нужная газета», на встрече, продлившейся более трех часов, «Аруаа» был поставлен вопрос об освобождении от должности Сакания.

Сергей Шамба отметил, что президент Аслан Бжания сообщил представителям «Аруаа», что он был «в курсе» действий своего помощника Лаши Сакания и что он огласит решение, которое будет им принято по результатам встречи с «Аруаа».

По информации Сергея Шамба, встреча президента с депутатами парламента посвященная данной проблеме, пройдет 27 августа.

Эхо Кавказа