Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Заседание Общественной палаты Абхазии по вопросу сложившейся в условиях пандемии финансово-экономической ситуации в республике состоялось в Сухуме во вторник 12 мая.

Какие сложности переживает бизнес Абхазии во время карантина, кто не выдержал трудностей и закрылся, кому пришлось продать квартиру, чтобы оплатить НДС, и есть ли перспективы у туризма в Абхазии в 2020 году, обсудили в Общественной палате страны.

Бадри Есиава, Sputnik

Новые правила игры

Члены Общественной палаты Абхазии встретились с предпринимателями и представителями туристической индустрии. На повестке дня стоял вопрос о том, какие потери несет республика из-за пандемии коронавируса и ограничительных мер, введенных в стране в рамках борьбы с этим заболеванием. По мнению бизнесменов, все эти события наряду с проблемами, которые бизнесмены связывают с налогом на добавленную стоимость, стали очередным ударом по финансово-экономическому благополучию Абхазии.

Член ОП Мизан Хапат подчеркнул, что карантин и закрытие торговых объектов, предприятий, государственной границы вызвали серьезные трудности в сфере предпринимательства, что подтверждает динамика экономических показателей. Он также выразил надежду на то, что после обсуждения этих проблем и обращения к руководству страны с предложениями по их решению, государство услышит их и окажет необходимую помощь бизнес-сообществу.

Председатель Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеслав Библая уверен, что карантин нанесет огромный ущерб экономике страны и, сославшись на данные от Минфина, заявил, что из-за ограничительных мер бюджет республики может недополучить около 60% ожидаемых средств. Библая считает, что эта цифра будет намного больше.

Он не отрицает, что карантин нужно было вводить, но не в тех масштабах и не в той форме, в которой это было сделано.

"К сожалению, за все последнее время у государства с бизнесом не было никакого диалога. О предпринимателях вспоминали только в том случае, когда нужно было заплатить налоги. После этого предприниматель остается наедине со своей проблемой, которую никто решать не хочет. Бизнес и государство – это одно целое, и они не могу существовать отдельно", - сказал он.

Закон "О налоге на добавленную стоимость" Библая назвал злосчастным и, по его мнению, этот закон нанес абхазскому бизнесу не меньше урона, чем пандемия. Платит за него конечный покупатель, у которого сейчас денег нет, подчеркнул он.

Библая понимает, что сегодня государство не может предоставить предпринимателям кредиты для поддержания дела, и единственное, чем оно может помочь в нынешних условиях, – это отсрочка или полная отмена оплаты ввозного НДС, а также других видов платежей на границе в период карантина. Что касается самого НДС, Вячеслав Библая уверен, что его вообще надо отменять.

"В этих условиях мы понимаем, что не соберем тех денег, которые мы должны были собрать. То, что заложено в бюджет, мы точно не соберем. Наше обращение к руководству страны - может быть, есть смысл полностью пересмотреть систему налогообложения и перейти на какую-нибудь другу систему", - отметил он и добавил, что властям и бизнесу надо сесть за стол переговоров и договариваться об оптимальных правилах "игры".

Библая привел в пример такие виды сборов, как налог с продаж и налог с оборота в качестве приемлемых для Абхазии.

Продать квартиру и оплатить НДС

На сегодняшний день в Абхазии предвзятое отношение к предпринимателям, и необходимо поднимать их престиж, такое мнение выразила на встрече в Общественной палате директор "Пивоваренного завода "Сухумский" Амра Ануа.

"В первую очередь речь идет о занятости населения. У меня на заводе работают 120 человек, и они все получают достойную зарплату. Если у нас не будет диалога с государством, то экономика все время будет на стадии стагнации. Мы хотим не только работать, но и развиваться, выходить на внешние рынки, но для этого нам нужны оборотные деньги, которых катастрофически не хватает", - сказала Ануа.

По рассказу Ануа, на сухумском пивзаводе идут работы по реконструкции, которые могут затянуться из-за нехватки средств. Заказанное в Чехии оборудование не отправляют, так как деньги поставщикам не перечислены.

С точки зрения члена Общественной палаты, предпринимателя Абессалома Кварчия, таким крупным предприятиям, которые предоставляют большое количество рабочих мест, должны предоставляться привилегии от государства и банковская поддержка. По словам Кварчия, сегодня банки страны заинтересованы в предоставлении микрокредитов, что не формирует экономику.

Помимо этого, уверен он, у государства должен быть резерв средств в подобных случаях в размере 500-600 миллионов рублей, которые можно было бы выдавать предпринимателям под льготное кредитование.

Свое негативное отношение к налогу на добавленную стоимость высказала и предприниматель и экономист Лили Дбар.

"Мне кажется, что об этом вообще невозможно спокойно говорить. Каждый раз, когда приходит вагон (с товаром - прим.) ты понимаешь, что тебя просто грабят. Любой предприниматель понимает, что когда деньги вытаскиваются из оборота, предприятие начинает потихоньку угасать", - поделилась Дбар.

В подтверждение своих слов она рассказала коллегам о случае, когда пришлось закрыться одному из основных поставщиков цемента и стройматериалов в Абхазии, где работало 52 сотрудника.

Лили Дбар также выразила свое отношение к декрету бывшего и.о. президента Абхазии о мерах поддержки бизнеса, по которому некоторым категориям предпринимателей предоставили отсрочку по оплате НДС сроком на один месяц. С учетом того, что эти предприятия не работали, такие послабления она назвала смешными.

Дбар призналась, что в период карантина для оплаты НДС ей понадобилось 700 тысяч рублей, которые ей пришлось искать на стороне.

Ее коллега Роман Качарава по той же причине был вынужден продать квартиру.

"Вот таким образом наш бизнес выживает. Если мы не будем договариваться и предпринимать меры, то ничего хорошего из этого не получится. Я большие надежды возлагаю на новую команду, которая пришла к власти. Мы должны работать максимально честно, а государство должно всевозможными способами помогать", - сказал Качарава.

Помимо карантина, закрытия границы и НДС, по бизнесу многих предпринимателей также сильно ударил курс доллара, добавил он.

Будет ли турист в Абхазии?
В сфере туристической индустрии прогнозы экспертов тоже не очень оптимистичные. Президент Гильдии отельеров Абхазии Астамыр Ахба с сожалением отметил, что количество бронирований гостиниц и отелей республики на курортно-летний период 2020 превышал показатели за весь послевоенный период, но из-за пандемии побить этот рекорд уже вряд ли удастся.

Многие отели принимают заявки на бронирования номеров в летний сезон без предоплаты для того, чтобы в случае открытия государственной границы они могли принять гостей, но их немного, рассказал Ахба. Он также подчеркнул, что Абхазия не обладает ресурсами, в том числе логистическими и техническими, которыми пользуются во многих странах мира, и республика напрямую зависит от логистики, выстраиваемой Россией.

"Если ситуация с коронавирусом в Краснодарском крае изменится, при возобновлении внутреннего туризма в России, открытии границ, мы должны автоматически открыть свою границу и принять туристов", - уверен Ахба.

По примерным его прогнозам, если границы все же откроются, то турист, который раньше проводил на курорте семь-восемь дней, в этот раз будет отдыхать около двух недель, но при этом населению республики не стоит ожидать экономического бума, так как, скорее всего, финансовое положение туристов будет не столь благополучным.

"Турист приедет бедный, и он будет пользоваться только теми отелями, в которых есть ряд услуг – трехразовое питание, спа салоны, транспортные услуги. Таких объектов в Абхазии немного, максимум 70-80 отелей. Не все они сегодня готовы к приему гостей, на это нужны ресурсы", - сказал Ахба.

Вполне вероятно, что в 2020 году пострадает экскурсионная деятельность и частный сектор, который тоже пользуется спросом среди гостей страны.

Президент "Абхазского союза туризма" Анна Калягина надеется на послабления от государства в виде отсрочки платежей по земельному налогу и налогу на имущество, которые сейчас легли тяжким бременем на плечи отельеров. Что касается туризма в условиях пандемии, по ее мнению, проблема сейчас не в том, что у людей есть или нет денег, а в том, что они боятся путешествовать.

"Они будут переживать о том, как им изолироваться. Мы недавно делали анализ рынка и пришли к тому, что все-таки будут пользоваться спросом частные апартаменты, индивидуальные средства размещения, такие как кемпинги, возможно, палатки где-нибудь в лесу или на берегу реки, моря. Надо к этому готовиться и понимать, что это будет пользоваться спросом", - рассказала Калягина.

Еще одним важным вопросом Калягина считает готовность республики на открытие границ в скором времени, а именно то, как страна будет принимать туристов и как будет обеспечена безопасность населения, особенно тех людей, которые работают непосредственно с этой категорией клиентов.

 

 

Как и многие, слежу за настроениями людей в фейсбуке. Тренд о развернувшемся по всей Абхазии волонтерском движении, постепенно сменяется вопросом - как выжить, не работая?

«Как платить аренду, как содержать работников и на какие деньги кормить семью?», - задается вопросами глава Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеслав Библая. - У одного кредиты, у другого, обязательства перед поставщиками, у третьего товары в пути, и для их доставки в республику нужны определённые средства. Странная ситуация, грузоперевозки разрешены, а магазины по продаже товаров народного потребления, закрыты».

«Закрывая центральный рынок, подумали ли о товарах, срок хранения которых, всего несколько дней? Возьмем, к примеру, цветы. Огромные убытки понесли люди занимавшиеся цветами. Очень нелегко им придётся начинать всё сначала...» - заключает он.

Карина, хозяйка магазина с сувенирной и табачной продукцией старается смотреть в будущее оптимистично, но уверена, что когда магазин откроется, придется поднять цены на 15-20%, ведь курс доллара вырос, а товар она закупает вне Абхазии.

Кристина, хозяйка ювелирного магазинчика говорит, что давно привыкла к нестабильности в своем секторе. Ее прибыль напрямую зависит от сезона свадеб, и зимой они всегда работают ради оплаты аренды. Сейчас Кристина надеется, на скорейшее завершение карантина, и на то, что оплату аренды удастся отсрочить.

Предприниматель Роман Качарава (фирма «Вавилон»), который занимается реализацией керамической плитки, готов выплачивать зарплату сотрудникам, несмотря на то, что его магазины закрыты. «Но проблема в том, что если бизнес не будет функционировать, основная масса людей останется без денег», - комментирует он. На его взгляд, государство должно сейчас освободить от всех видов налогов мелкий бизнес – это маленькие магазинчики, ларьки и так далее. Важно, чтобы они могли бы скорее встать на ноги, когда карантин завершиться.

Суть моего общения с некоторыми представителями мелкого бизнеса, сводится к тому, что запаса их прочности хватит максимум на месяц карантина. При этом они понимают, что никто сегодня не может предсказать, как будут развиваться события. Возможно, месяцем вынужденного безделья не обойтись.

Решение властей посадить людей на карантин многие граждане разных стран ставят под сомнение. Мы тут ничем не отличаемся. Однако если судить по исследованию мер борьбы с испанским гриппом, который бушевал в мире 100 лет назад, выиграли те, кто спасал население, а не экономику. Сначала всем было одинаково плохо, но вот возвращение к норме после гриппа оказалось быстрее в тех местах, где сразу ввели карантин, ограничили физические контакты и подтянули гигиену (https://www.bbc.com/russian/features-52126987).

Правительство Абхазии уже освободило плательщиков от спецналога, налогоплательщиков патентной системы от уплаты налогов с 1 апреля по 31 мая. Также отсрочили уплату таможенных пошлин до 1 мая, и совсем освобождения от уплаты ввозной таможенной пошлины отдельные виды продовольственных товаров первой необходимости, медикаменты и медицинские средства защиты. Глава Нацбанка Беслан Барателия также говорил о возможной отсрочке по оплате кредитов. А бухгалтерский баланс можно будет сдать позже.

Между тем, глава ТПП Тамила Мерцхулава, считает, что этих мер недостаточно. «Следует приостановить уплату всех таможенных и налоговых платежей на весь период действия режима Чрезвычайного положения, в том числе, отменить ввозной НДС. Необходимо свести к минимуму налогообложение всего бизнеса. Более того, после отмены ЧП следует продлить этот срок еще на один месяц, в целях реабилитации предпринимателей», - цитирует агентство «Апсныпресс».

По всей видимости, принимать решения и разгребать проблемы придется уже новой власти. Пока все ждем, как будут развиваться события, и читаем вечером сводки Минздрава.

Розита Герман

http://asarkia.info/

В Абхазии из-за коронавируса действуют ограничительные меры, введен режим чрезвычайного положения. Многие ведомства и предприятия в новых условиях вынуждены были скорректировать график работы, перейти на удаленку.

Несмотря на то, что власти отменили с 1 апреля по 1 мая ввозные пошлины на ряд товаров первой необходимости и медикаменты, абхазский бизнес переживает непростые времена.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Введенные в стране меры по защите от распространения коронавирусной инфекции не могли не ударить по бизнесу. Закрыты многие магазины, свадебные залы, салоны красоты, кафе и рестораны тоже закрылись, только некоторые продолжили работу, перейдя на доставку.

30 марта директор одной из самых крупных компаний в стране "Вина и воды Абхазии" Николай Ачба заявил о том, что предприятие временно приостановит свою работу.

"Я отпустил людей по домам, мы не можем ради каких-то финансовых выгод рисковать здоровьем людей, мы лучше подождем, пока закрываемся, будем смотреть, что будет дальше", - сказал он, отметив, что зарплату сотрудникам смогут сохранить на месяц или два, как быть дальше, бизнесмен не знает.

При этом Ачба добавил, что последствия пандемии будут очень серьезные для всего мира, и в условиях Абхазии минимизировать потери бизнеса от кризиса маловероятно.

Закрывается на время карантина и завод "Миниральные воды Абхазии".

"Очень плохое положение с этим вирусом. Наше предприятие - пищевое, жизнеобеспечивающее, потому мы работали по сегодняшний день. И город, и республику в целом мы снабжали минеральной, питьевой водой, газированными напитками. С сегодняшнего дня я полностью приостанавливаю работу завода", - рассказал директор Заур Сакания.

Существенный урон ситуация с коронавирусом нанесла и малому бизнесу. Полностью закрыты все общепиты, вещевые магазины, салоны красоты.

По словам владелицы салона красоты Наны Анчабадзе, многие предприятия малого бизнеса могут исчезнуть, если арендодатели и государство не помогут.

"После приказа правительства все наши точки закрыты. Убытки большие. Доход упал в ноль, мы идем в минус. Надо платить зарплаты сотрудникам, вносить арендную плату, платить налоги, коммунальные услуги. В Абхазии с кадрами вообще тяжело. Мы не можем взять и сократить штат. Нужно выживать в это непростое время. Хотелось бы, чтобы нас поддержали арендодатели и как-то пошли навстречу", - отметила Анчабадзе.

Даже после снятия карантина, бизнес, по ее словам, не сразу сможет реабилитироваться - многие не работают, денег нет, про салон красоты вспомнят в последнюю очередь.

"В плане экономики, я думаю, самое страшное впереди. Именно малый бизнес сейчас терпит грандиозное крушение. У нас большие расходы", - добавила она.

Другой предприниматель, Левон Цугурян, который владеет магазином техники и обувным, отмечает, что у малого бизнеса нет подушки безопасности при форс-мажорных ситуациях. И любые "катаклизмы" могут быть фатальными.

Обувной магазин Левону пришлось полностью закрывать. Доходы свелись на ноль, но на время карантина он, как и многие другие, платит за аренду, за коммунальные услуги и налоги. А вот компьютерный бизнес предприниматель не стал закрывать.

"Можем проконсультировать клиентов по телефону, подобрать необходимый товар, потом человек приходит и мы продаем товар. И так в виду кризиса, и в виду того, что вырос курс доллара, нам стало непросто. У нас сейчас нет никакой финансовой подушки безопасности. Ситуация тяжелая. Я был бы рад находиться дома, и хотел бы, чтобы мои сотрудники находились дома. Но если мы сегодня будем сидеть дома, то завтра сотрудники не получат свои зарплаты, я не смогу выполнить свои обязательства перед поставщиками. Это полностью остановит работу и сделает ее невозможной в дальнейшем" - подчеркнул Цугурян.

По словам и.о. министра экономики Абхазии Заура Гулиа, пока сложно оценить экономический ущерб Абхазии из-за распространения коронавирусной инфекции. Но понятно одно - последствия ее не могут не отразиться на этой сфере. Тем более, что экономический спад уже наблюдается.

Гулиа сравнивает нынешнюю ситуацию с экономическими кризисами последних лет.

"Для того, чтобы прогнозировать развитие ситуации и в полной мере понимать все последствия для экономики, нужно понимать дальнейший ход событий, как будет развиваться ситуация с коронавирусом. Конечно, мы все надеемся, что вирус в скором времени будет побежден, и мы все сможем вернуться к нашей обычной жизни. В то же время все мы должны быть готовы к разным сценариям развития ситуации", - отметил он.

Серьезный урон экономике страны может быть нанесен в случае, если угроза коронавируса не будет устранена до начала курортного сезона.

"Если пандемия продолжится и у нас курортный сезон будет под вопросом, то это, конечно, будет существенное падение как доходов государственного бюджета, так и доходов населения страны. Опять-таки все мы в данном случае можем заниматься только недопущением распространения коронавируса в Абхазии. Нужно сосредоточиться именно на этом. В текущий момент чрезвычайно важно следовать всем рекомендациям штаба по противодействию распространению коронавирусной инфекции, прислушиваться ко всем государственным органам и руководству страны, которые определяют модель нашего поведения", - подчеркнул и.о. министра экономики и добавил, что пока лучше запастись терпением и затянуть пояса.

Бизнес на каникулах

30 марта и.о. президента Абхазии Валерий Бганба поручил Минфину и Государственному таможенному комитету возможность временного снятия ввозных налоговых обязательств (пошлин и сборов) с предпринимателей, которые поставляют в страну продукты питания и медикаменты. Уже 1 апреля соответствующее постановление было подписано, и ввозные таможенные пошлины на отдельные виды значимых продовольственных товаров первой необходимости, а также на медикаменты были отменены до 1 мая.

Председатель Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеслав Библая отметил, что временная отмена пошлин и сборов на ввозимую продукцию нужна на все виды товаров, а не только на продовольствие и медикаменты.

"Бизнес в Абхазии практически закрыт, если говорить о магазинах, где продаются продукты питания, и аптеках - они открыты, их нельзя закрывать. Все остальное у нас практически закрыто, все ушли на вынужденные каникулы, причем с содержанием всех своих сотрудников", - отметил он.

Необходимость поддержки государством бизнеса отмечает и и.о. министра экономики Заур Гулиа. По его словам, предприниматели сегодня столкнулись с рядом сложностей, а их разрешение представляет особый интерес для государства, так как стабильная работа бизнеса в условиях пандемии – "базовая площадка для поддержания жизнеобеспечения населения Абхазии".

"Поэтому сейчас очень важно поддержать бизнес для того, чтобы предприниматели могли работать так же, как и до наступления пандемии. Сейчас нельзя предпринимать излишние административные меры. Все пытаются только посодействовать бизнесу. А что касается непосредственно нормативной базы, конечно, все решения должны подкрепляться определенными документами, чтобы не было никакой неразберихи, чтобы все было в правовом русле", - отметил Гулиа.

В Минэке сделали ряд предложений руководству страны для обеспечения стабильности функционирования предприятий в период коронавируса и для выхода из ситуации с минимальными экономическими потерями:

Предоставление дополнительных дотаций из республиканского бюджета бюджетам районов Абхазии, в которых прогнозируется падение налоговых доходов.

Принятие ряда мер в сфере таможни - установление минимальной налоговой ставки ввозной пошлины на продукты питания и лекарственные препараты, введение упрощенного порядка предоставления отсрочки таможенных платежей, введение упрощенного порядка ввоза на территорию Абхазии товаров первой необходимости и продовольствия.

Предоставление отсрочки по налоговым платежам или временное неприменение штрафных санкций в отношении предприятий, поставляющих продовольствие, медикаменты и товары первой необходимости.

Ограничения в условиях пандемии на проведение контрольных проверок объектов малого и среднего предпринимательства.

Неприменение штрафных санкций по неуплаченным кредитам, включая потребительские, которые были предоставлены банками обычным гражданам, или же пролонгация кредитов.

Регулирование цен на продукты питания, которые входят в продовольственную корзину.

Расширение перечня жизненно-необходимых лекарственных средств.

"На наш взгляд, такие меры позволят предприятиям адекватно планировать и осуществлять свою деятельность. Все эти меры сформулированы и подготовлены Минэком и в настоящий момент рассматриваются на предмет того, как они могут быть отработаны", - подчеркнул Заур Гулиа.

Все на борьбу с коронавирусом

И даже, несмотря на тяжелые времена, бизнес в Абхазии не прекратил существовать. Более того, многие предприниматели стараются активно помогать государству в борьбе с распространением заболевания - открыт счет в Минздраве, на который они начисляют деньги для покупки аппаратов искусственной вентиляции легких, комплектующих, медикаментов и так далее.

"Бизнес принимает активное участие в спасении нашей страны от коронавируса. Предприятия должны работать. Если они не будут работать, то государству будет еще хуже. Соответственно этой работой важно не подвергать опасности жизни сотрудников", - рассказал Качарава. - Например, у меня на работе мы не закрылись. Мы планируем перечислять какую-то часть выручки Минздраву. В работе стараемся соблюдать все нормы, предписанные врачами. Это влажная уборка, дезинфекция, использование масок и перчаток".

Роман Качарава отметил, что сейчас стоит вопрос выживания малого и среднего бизнеса, поэтому государство должно ввести для них определенные льготы, освободить временно от уплаты платежей.

При этом сам Роман Качарава отмечает, что для него лучшая преференция со стороны государства - платить налоги не в налоговую, а в Министерство здравоохранения.

 

18 марта на площадке АГТРК прошла пресс-конференция кандидата в президенты Адгура Ардзинба и кандидата в вице-президенты Арды Ашуба.

О решении выдвигаться в президенты

Я вполне осознаю всю ответственность, которая ляжет на мои и моей команды плечи, так как на разных должностях в государстве нахожусь 10 лет. Я являюсь заместителем председателя межправительственной комиссии с Российской Федерацией, член национального банковского совета, министр экономики пять лет, вице-премьер последние несколько месяцев, за годы моей работы во всех этих ведомствах есть определенный опыт, который позволит в дальнейшем, уже на другом уровне, решать имеющиеся в нашей стране проблемы.

Наша команда зарегистрировала свою инициативную группу последней. Чем это обусловлено? Не тем, что у нас не хватает решительности или уверенности в своих силах, а именно тем, что, принимая такое решение, мы посчитали нужным принять во внимание мнение людей, старшего поколения, в первую очередь, ветеранов войны, молодежи, с разных районов Абхазии. Мы провели очень много встреч предварительно, а потом уже зарегистрировали нашу инициативную группу. Все мнения сошлись в одном, что нужно идти вперед, нужно обновлять нашу страну, хватит одного и тоже, надо по-другому уже подходить, потому что делать одно и тоже и рассчитывать на другой результат не продуктивно.

О демаркации границ

Такого рода переговоры ведутся давно. Они на каком-то этапе уперлись в тупик, этот тупик связан с населенным пунктом Аибга, где есть разные взгляды на статус этого села, но мое мнение, оно другим быть не может, это территория РА. Что касается морских границ, то есть международное право, в том числе и морское, где четко, черным по белому написано, сколько составляет зона экономической активности интересов государства от прибрежной, что такое шельф. В рамках этих международных норм мы будем ставить эти вопросы. Считаю, что эти переговорные процессы надо возобновить. Есть вопросы, которые мы можем отложить пока в сторону, а есть вопросы, которые мы можем решать.

Что касается Аибги, и вообще любого сантиметра или миллиметра абхазской земли, об этом речи быть не может.

О модернизации государственной системы

Сегодняшняя система госуправления в большей своей степени дублирует разные функции. Я приведу маленький пример из практики. Министерство экономики – центральный орган государственного управления, который, в соответствии со своим положением, занимается разработкой государственных программ в части экономической политики. Для того, чтобы инициативу министерства экономики довести до главы государства надо пройти согласование с министерством сельского хозяйства, туризмом, министерством юстиций, министерством финансов. Дальше, в кабинете министров есть отдел экономики, до недавнего времени был отдельно вице-премьер, который курировал вопросы экономики, премьер министр, дальше – администрация президента, где управление экономики, замглавы администрации президента по экономики, глава администрации и только потом президент. Такого рода нелепые вещи мы моментально будем убирать.

Система государственного управления – это механизм, который должен максимально эффективно выполнять поставленные перед ним задачи. А какие задачи сегодня стоят перед государственной машиной? Те, что прописаны в положениях министерств? Нет, это функционал. Когда перед конкретным органом государственной власти или центральным органом власти не стоят конкретные задачи, я имею в виду план работы, конкретные сроки выполнения этих задач и ответственные лица, вот в таком хаотичном порядке будет все происходить. Модернизация это ни что иное, как увеличение эффективности. Будет принята соответствующая программа, где пошагово будет расписано кто и за что отвечает.

Когда у нас ситуация, что глава района, для того чтобы 17 тыс рублей выделить на замену окон, должен этот вопрос согласовывать в Сухуме, и на это уходит 3-4 недели, как вы считаете, это эффективно? Сегодня, когда в один клик можно перевести деньги в любую точку мира, позвонить, увидеть все, что происходит в мире, мы перекладываем бумажки.

Что касается предоставления государственных услуг населению, для того, чтобы сегодня получить ту или иную услугу, предположим выписку из реестра юридических лиц, нужно ходить в министерство юстиций, стоять в очереди по кабинетам. Для чего, если все это можно делать в электронном виде? Уже давно все перешли на предоставление электронных услуг в режиме одного окна. Мы в министерстве экономики уже внедрили некоторые элементы этого направления, где у нас и лицензии в режиме одного окна предоставляются, и вообще управление министерством происходит в электронном формате. Я вам сейчас могу в режиме онлайн показать, кто чем занимается, кто за какой документ отвечает, какие сроки понадобились, чтобы обработать тот или иной документ. Именно в соответствии с эффективностью того или иного сотрудника, мы оцениваем уже его работу. Это нужно на уровне всего государства делать.

Электронное правительство, электронный документооборот, электронная подпись – это не фантастические вещи, это совершенно реальные вещи, которые нам дадут моментальный эффект. Люди перестанут стоять в очередях, человеку не придется ходить по кабинетам, чтобы получить те или иные справки, приезжать из Ткуарчала в Сухум, если это можно на месте сделать.

Что касается количества министерств. Министерство экономики, а я сейчас в Facebook одно из самых популярных лиц, и за всю экономику всей истории Абхазии отвечаю я. Но, чем занимается министерство сельского хозяйства, разве оно не часть экономики? По туризму – не часть экономики? Госкомимущества, транспорт? Нацбанк? Все эти направления работают в разных сферах, но при этом перед ними не поставлена одна общая задача – ключевой показатель эффективности. Для всех этих министерств и ведомств должен быть один общий результат – это уровень экономического развития. Для Национального Банка результат должен быть не сколько прибыли они заработали, а какой вклад внесли в общее дело экономического развития.

Правоохранительная система – были периоды, когда МВД, СГБ и прокуратура между собой устраивали соревнования, конкуренцию, были конфликты, но они все должны заниматься одним общим делом, и у них тоже должен быть общий показатель. Если нет показателей, которые удовлетворяют наших граждан, то виноваты все.

Вот, что такое модернизация.

Об идее национальной криптовалюты

У нас парадоксальная ситуация. Министерство экономики несколько лет назад, понимая тенденции, которые происходят в мире, а мы обязаны это делать, мы должны ориентироваться не только на то, что происходит внутри страны, но и за пределами. Мы, понимая, что происходит в мире, и что идет в нашу сторону, предлагали законодательно отрегулировать с максимальной пользой для государства, к сожалению, на тот период нас не услышали ни в руководстве, ни в обществе. В итоге получилось, что и говорил Адгур Ардзинба – появился теневой рынок, который никак не регулируется. Тот, кто говорил, что так и будет, и надо это исправить, еще в этом виноват. Очень справедливо, правильно?

На тот момент наше предложение было новаторским, время упущено и возможности многие упущены. Актуальность уже намного ниже. Есть, например, Белоруссия, которая обошла Россию по доле ВВП благодаря цифровой экономике на 6,5 %.

Те фермы, которые сейчас существуют надо закрывать. Есть запрет правительства, мы же, как делаем, вовремя не реагируем, не регулируем, потом появляется теневой рынок, и мы вынуждены все это запрещать. И так было сделано, и мы, как министерство экономики, одни из инициаторов запрета. Сегодня все это находится за пределами закона, надо находить и закрывать. Правоохранительным органам в моем присутствии несколько раз была такая задача поставлена.

Об объединении

Нет такой фамилии, которая поддерживает того или иного кандидата – это иллюзия. Это нормально, у нас должна быть гражданская позиция, у нас же не фамильно выбирают президента. Что касается объединения, для того, чтобы кого-то объединить, надо не быть источником этого раскола. Мы не являемся источниками раскола в нашем обществе, ни в каких переворотах не участвовали, в политических партиях не состоим, никого жестко не критикуем, хотя можем, но не считаем это нужным. Это основа.

Я уже говорил, что, если народ Абхазии возложит на нашу команду ответственность за будущее страны, мы будем на работу приглашать людей из других политических команд. Главное условие – профессионализм, компетентность, определенные навыки, патриотизм и чистоплотность.

Главное – это одинаковое отношение ко всем гражданам, когда закон будет един для всех. Когда глава государства сам и его окружение являются примером исполнения закона, когда он не разделяет народ на своих и чужих.

Как министр экономики никогда не делил людей по политическим взглядам, это хорошо можете проследить по программе льготного кредитования 1,2 млрд, когда нам было поручено распределить средства, мы создали комиссию, куда входило три депутата парламента, представители всех заинтересованных ведомств, около 8 человек. Людей мы выбирали не тех, кто поддерживал того или иного кандидата, все кто получил кредиты – обычные предприниматели.

Замещение вакантных должностей, тоже было по заявкам. У нас однажды было 82 человека на одно место. Мы сформировали кадровый резерв. Ровно такие шаги надо применять на все государство, тогда не будет разделения.

Если твой кандидат проиграл, это не значит, что ты войну проиграл. Это значит, что большинство твоих же сограждан отдали предпочтение другому человеку, жизнь после этого не заканчивается, это нормальный процесс. Очень многое зависит от самих кандидатов, когда настраивают своих сторонников, когда говорят «мы должны победить, если не мы, то никто другой», мы слышим такие заявления и хотим предостеречь от таких разговоров. Это чревато, есть вещи, которые можно преодолеть, а есть которые преодолеть уже не получится. Поэтому хватит разделять народ, хватит в своих узких корыстных интересах заниматься дешевым популизмом. Выборы выиграть любой ценой – это мы уже проходили, результат очевиден. Должна быть здоровая политическая борьба, борьба идей, команд, взглядов, а не то, что мы имеем сегодня. Текущая компания сравнительно неплохая, нет оскорблений, жесткой риторики и критики в адрес оппонентов. Пока держимся в рамках приличий. И это ответственность кандидата в президенты, потому что он уже должен вести себя как президент, потому что на тебя смотрят не только в Абхазии, но и за ее пределами.

Проигравших не будет, проиграют только те, кто присасывается ко всем политическим командам в своих корыстных интересах. Эти имена общеизвестны, эти имена будут и дальше известны, только уже в рамках уголовных дел. Мы их будем сажать в тюрьму. Вовремя не посаженный в тюрьму коррупционер, превращается в политического деятеля.

О нефтяных договорах

Что касается распоряжения по нефти. Изменения направлены только лишь на изменение сроков, то есть продление сроков. Там дано поручение министерству экономики подписать дополнительное соглашение, которое продлевает сроки геологоразведочных работ, не более того. Там не написано, что надо менять условия. Что касается нашей позиции, она изложена документально в архивах, она есть, не очень будет корректно с моей стороны обсуждать это публично.

Позиция министерства экономики высказана уже мной несколько раз: нефть и другие ресурсы – это собственность народа Абхазии, договоры подписаны, еще начиная с 2013 года, распоряжения еще при Леониде Лакербая были подписаны. В соответствии с законом о недрах, лицензия выдается одна на разведку и добычу. На данном этапе речь идет только о разведке. Что получит абхазский народ от этого, хочу вам сказать, как министр экономики, у меня нет ни одной цифры, и это не потому что я малоинформированный человек, а потому что этих цифр в принципе не существует. Есть некоторые наработки еще советского периода по Окумской скважине, но это далеко не то, что там может быть. О чем я говорю, необходимо произвести разведку, когда мы будем понимать, это сейчас адресовано тем, кто рекламирует этот вопрос на каждой встрече, говорит о том, что мы начнем добывать нефть и у нас молочные реки и кисельные берега будут. Когда будет проведена разведка, мы будем понимать объем, и что даст это бюджету республики. Для того, чтобы увеличить или изменить долю РА есть механизмы, и я сопротивляясь не внес данные проекты в реестр преференциальных инвестиционных проектов, в соответствии с законом об инвестиционной деятельности. Это говорит о том, что, если бы мы внесли эти проекты, любые изменения налогового законодательства в дальнейшем, ухудшающие экономическую составляющую, на эти проекты не распространялись.

В 2015 году внесены изменения в закон об инвестиционной деятельности, в соответствии с которыми нефтяной отрасли, транспортной инфраструктуре предоставлены налоговые льготы до 8 лет. До поправок налоговые льготы предоставлялись на весь срок окупаемости, который мог бы и 45 лет длиться. Соответственно эти компании не платили бы налог на прибыль и налог на имущество – гигантские деньги. Мы эту норму внесли в парламент и парламентарии нас поддержали, мы это поменяли. Сейчас благодаря нашей инициативе и руководство нас поддержало есть возможность регулировать этот вопрос.

Считаю, что там вообще подход неправильный, такого рода крупные проекты нельзя заключать в полукулуарном виде. Я говорил о том, что нужно СГБ привлекать и прокуратуру к комиссии, но меня никто не услышал. Говорили о коррупционной составляющей, я открыто сказал, что у меня тоже есть какая-то информация и про аффилированные структуры, офшорные компании и чьи уши там торчат. Я гарантирую, что посредников между интересами РА и компанией, которая будет заниматься нефтедобычей, если мы примем такое решение, не будет.

Об электроэнергетике

Потребление электроэнергии увеличивается с каждым годом. Износ колоссальный, несмотря на то, что удалось большую часть средств направить на ремонт – более 1 млрд рублей, несколько десятков подстанций отремонтировали за эти 5 лет, но износ колоссальный, потери огромные, возникает дефицит, и наш партнер РФ оказывает помощь. Деньги РФ направляются на погашение задолженности перед поставщиком электроэнергии – поставщиком является «Интер РАО» – российская компания. Это так, я участвую в этих переговорах уже 5 лет. Есть политическая составляющая, «Интер РАО» – компания, которая активно работает на территории Грузии, поэтому они не говорят об этом.

Мы подготовили программу по увеличению эффективности электропотребления. Надо вкладывать большие деньги в энергетику, у нас оплата какая, я имею ввиду, сколько процентов населения платит. Я иногда слышу, «это наша энергетика, за что нам платить», а, что в России не российская энергетика? А в Германии не германская? Для того, чтобы произвести, доставить – это затраты, и эти затраты надо финансировать. Здесь чудес не бывает. Если будем более рационально потреблять, то будет результат.

Об утилизации бытовых отходов и запрете на ввоз одноразового пластика

В нашей программе нет однозначного запрета на ввоз одноразового пластика, это одна из целей.
Вы знаете, что многие страны к этому уже приближаются, потому что пластик – один из самых больших источников накопления мусора. Что касается темы бытовых отходов в целом, я поставил для своей команды срок в 4 года, что мы этот вопрос закроем. Эта программа уже разработана, принята правительством, источник финансирования со стороны России и наши собственные средства. Мы в этом направлении некоторые инвестиции произвели, приобрели и технику, мусорные машины по всем районам. Но в этом году было запланировано строительство полигона в Гулрыпшском районе, к сожалению, из-за политических циклов это все сдвинулось. Такого рода полигонов будет несколько. Они будут построены в соответствии со стандартами. Есть экологические стандарты, международная практика, когда, и дно, и края покрываются специальным слоем для того, чтобы все отравляющие вещества не попадали в грунтовые воды и не отравляли окружающую среду. Будет централизованый сбор, прессование и складирование. Что касается переработки, на данном этапе объем производимого мусора недостаточен для того, чтобы перерабатывать и выходить на рентабельность, но это не значит, что тема закрыта. Каждый день технологии обновляются. Переработка – это частные инвестиции. Есть несколько предложений, которые мы будем рассматривать. В этой сфере у нас есть разбалансировка, нет единого центрального органа, который отвечает за этот вопрос. Мы наделим центральный орган власти, который будет этим заниматься, соответствующими полномочиями. В целом, отношение граждан, наш с вами подход тоже должен измениться.

Об упрощенной системе налогового обложения

Это одна из наших инициатив, и она не стоит на месте. Насколько мне известно, в парламенте в первом чтении она уже принята.

Мы предлагали и предлагаем полностью упростить налоговую систему и предлагаем один налог с оборота, то, что и называется упрощенной системой, когда для администрирования нужны только три показателя: валовый оборот, фонд оплаты труда и количество работников. Это упрощает работу всех фискальных структур, упрощает и работу предпринимателей в плане отчетности. Но возникает встречный вопрос: считается, в теории, что такая форма не всегда справедливо отражает все сферы деятельности экономики. Поэтому предприниматели, особенно крупные, говорят, что это форма не очень справедливая для них. Потому будем принимать решение в соответствии с консультациями с предпринимателями.

Я лично считаю, что необходим один налог с оборота, но, чтобы его реализовать, нужен первичный учет, внедрение современной контрольно-кассовой техники, потому что, если оборот виден не будет, нет смысла в налоге с оборота.

Учитывая, что есть разные мнения, мы еще посоветуемся с предпринимателями и выйдем к тому, что будем вводить или один налог с оборота на всю экономику, или налог с оборота и параллельно действующую систему НДС, налога на прибыль и так далее. И предприниматель будет иметь возможность выбирать между двумя формами. Но я склоняюсь к первой части, буду просить экспертов, настаивать на своем мнении, но, конечно, будем спрашивать и предпринимателей.

Об НДС

Коротко: решение правильное, знаю, непопулярное. Вот политики говорят, что будут отменять НДС. Никто не будет отменять и скажу почему: решение правильное, реализация неправильная.

Речь о чем идет: когда ввозили из-за рубежа импортные товары, они не облагались ввозным НДС, а то что производилось в Абхазии, облагалось в полной мере, то есть внутренний производитель был в заведомо неконкурентных условиях. Нет ни одной страны в мире, где есть НДС на внутреннее производство, но не на импортный товар. Учитывая социальное положение населения, конечно, НДС не распространяется на лекарственные препараты, продовольственные товар и другие категории. Но в чем ошибка в реализации? В том, что эти дополнительные деньги, которые пришли в бюджет, необходимо было в обязательном порядке направить на поддержку местного производства. И мы разработали соответствующую программу, но она, к сожалению, реализована не была. Много пробелов и в подзаконных актах, в механизмах реализации.

Почему эти деньги не были направлены на поддержку предпринимателей? Этому есть и объективные причины. Хочу напомнить новоявленным экономистам: за последние 5 лет правительство Абхазии погасило внешние и внутренние долги в объеме более 3 млрд рублей. Это 30 детских садиков, школ и так далее. В том числе и на это потрачены эти деньги…

О команде

Скажу сразу, Рауль Джумкович не будет премьер-министром, как об этом пишут в социальных сетях. Мы считаем, что распределять портфели – это не то, чем надо заниматься на данном этапе, потому что у нас нет ни с кем никаких коалиций, мы никому ничем не обязаны и не обещали. Кто является членами нашей команды? Это Левон Галустян, Ашот Мирзоян, Джансух Нанба, Даур Кове, Даур Курмазия, Роберт Аршба, Беслан Агрба – глава московской абхазской диаспоры, Гарри Делба, Аляс Тания… Бадру Гумба пригласим, Вову Делба. И наши оппоненты будут работать. Государственное управление – это не секта, где должны работать только родственники или однополчане. Я назвал имена тех, кому будет предложено работать. Это замечательные ребята, которые работают в министерстве экономики – Батал Тарба, Заур Гулиа. Я многих могу назвать, это и депутат Илья Гуния, например, предприниматель Роман Качарава, Зураб Маргания, их очень много.

При этом не поддерживаю идею конкурсного отбора именно на пост премьер-министра. Профессионализм, опыт, соответствующие навыки, чистая история – вот чем надо руководствоваться. Если у человека есть истории с запашком, их близко подпускать нельзя.

Об уголовных делах о хищениях в особо крупных размерах

О деле «Абхазтопа» я узнал еще в 2018 году, и первый, кто об этом сказал был я – как министр экономики. Был вынесен выговор руководителю, была создана комиссия, которая выявила все эти вопросы, их передали в соответствующие органы. Передали также всю информацию в письменном виде вышестоящему руководству. То есть все, что от нас зависело, мы сделали. В дальнейшем не отреагировали должным образом и случилось ровно то, что мы и предрекали. Это не первая такая история в «Абхазтопе». К 2014 году там накопилась заложенность порядка 74 млн рублей. Учитывая этот опыт, а я работаю в министерстве экономики с 2011 года и помню, как формировалась та задолженность. Кстати, я тогда тоже об этом говорил – мне везет с этим «Абхазтопом». И тогда тоже, к сожалению, руководство не отреагировало соответствующим образом, и накопился долг. И я думаю, что генеральная прокуратура, отдельно хочу поблагодарить генерального прокурора, мы его будем поддерживать и не только в делах, о которых вы сейчас говорите – это только вершина айсберга, там очень много чего интересного мы вытащим. И имена, и фамилии очень известных в Абхазии людей, которые как я уже говорил – не посаженные вовремя коррупционеры, превратились в политических деятелей. И там не те суммы – гораздо более серьезные. Поэтому, что касается «Абхазтопа» совершенно справедливыми считаю действия генеральной прокуратуры – немного запоздалые, но справедливые. Информация в генеральную прокуратуру поступила давно, но только когда пришел новый генеральный прокурор, эти вопросы стали подниматься. Мы будем его поддерживать. В конце концов, нам надо уже заканчивать с безнаказанностью, когда все об этом знают. Вот давайте, мы все здесь сидим, что надо сделать – надо поехать по домам основных политических деятелей и спросить где он взял деньги, на которые снес детский садик и построил себе огромный дом. Где взял деньги? Вот эту правду надо уже начать говорить, иначе мы все просто потеряемся – не будет у нас перспективы. Одна кучка людей будет зарабатывать баснословные деньги, а весь народ будет на них смотреть. Более того, они настолько обнаглели, что демонстрируют свое благосостояние – соцсоревнование устроили.

О национальной валюте

Абсолютно верю в Абхазию со своей национальной валютой. И не сомневаюсь, что национальная валюта в Абхазии будет – это вопрос времени.

О поддержке правоохранительных органов

Коррупционеров мы будем сажать в тюрьму, если суд определит это. С моей стороны, генпрокуратуре, суду, службе госбезопасности будет оказана поддержка, и мы будем с них требовать, чтобы докопались до всех. У меня тоже есть своя информация, которую я сейчас озвучивать не могу, так как это неэтично. Но мы эту правду скажем. У нас нет никаких обязательств, которые нас остановят – мы никому ничего не должны, ни в какие предвыборные союзы мы не вступали. Мы все это открыто и прозрачно покажем – вот так же журналистов соберем и расскажем. Прокуратуре, СГБ покажем договора, конечных бенефициаров – идите и ищите. Найдут – привлечем к ответственности, я даже знаю, кого привлечем.

О родстве

Если что-то совершат однофамильцы, родственники – мое отношение не изменится. Я, работая пять лет министром экономики и какой-то период вице-премьером, имел определенные полномочия и никогда не позволял давать какие-то дополнительные преференции своим родственникам, и об этом я открыто говорил, когда общался с сотрудниками МВД. Потому что, если ты поставил перед собой серьезную цель, нельзя опускаться до мелочей. У нас как – маленькую щель приоткроешь и в нее пролезут все коррупционеры. Потому что скажут «ему можно, а почему мне нельзя?». Своим родственникам кредиты не выдавал, на работу не устраивал. Есть конкурсный отбор – подходит по профессиональным качествам – пожалуйста.

Вы поймите, что нами двигают определенные амбиции, а не жажда наживы. Большое количество чиновников мечтают нагрести и уехать куда-нибудь в Москву. А у нас есть здоровые амбиции изменить ситуацию в стране. Для того, чтобы это реализовать нужны развязанные руки, и их нельзя связывать вот такого рода мелочными вопросами. Иначе будешь одним из тех, у кого ничего не получилось, и в памяти народа останешься одним из. А мы молодые, у нас есть вера, альтруизм – мы хотим доказать, что наше государство состоялось, и, я уверен, что у нас это получится. Абсолютно уверен. За все, за что я берусь, у меня получается, даже в самые тяжелые моменты в своей жизни. Я с 17 лет являюсь главой семьи, и никто, никакой клан за меня не решал мои вопросы – сам учился, работал. Никто меня не устраивал на работу – я сам пришел в министерство экономики и начал с самой малой должности – главный специалист и так далее.

О совмещении работы в госслужбе и предпринимательства

Никогда не совмещал. Это дело требует определенного времени, я не умею и деньги зарабатывать и народу служить. Я погружаюсь в работу целиком и у меня не остается для этого времени. Честно говоря, я не предприниматель по своей сути. Я уверен, что, если бы я пошел в бизнес, то выдающихся успехов бы не достиг. Я считаю, что то, чем я занимаюсь – это мое призвание, и мне это нравится. А в бизнесе себя не вижу. Есть определенные возможности, которые сформировались в ранний период – это определенный пассивный доход, который позволяет безбедно существовать. Да мне много и не надо – я родом из Дурипша, мы росли и смотрели черно-белый телевизор. И у меня нет никаких оснований мечтать о яхтах, пароходах, самолетах. С чего вдруг? То, что у меня есть – это более чем достаточно и спасибо Всевышнему, что это у меня есть.

Нужная газета

 

Доброго времени суток.

В эти дни, когда предвыборная гонка 2020 только начинается, многие задаются вопросом - почему я, человек который боролся против новой редакции закона об НДС, вдруг оказался в инициативной группе и команде кандидата в президенты Адгура Ардзинба, министра экономики. Расскажу обо всем по порядку.

Про НДС - я и сегодня считаю, что закон был провален, и считаю что его надо менять, дорабатывать и может даже вообще убирать, как закон. Это моя позиция, и она неизменна. Я пострадал от этого закона намного больше, чем большинство жителей Абхазии. В бизнесе всё сложно. И я считаю, что очень серьезно нужно работать и в экономической сфере и в плане налогового законодательства.

Теперь о моих политических предпочтениях. Меня начали называть Хаджимбистом (еле написал это слово))). Так вот - я никогда не состоял и не состою ни в каких политических партиях или объединениях. Во время выборов я голосовал 1) Анкваб , 2) Хаджимба, 3) Квициния. Все три раза делал свой выбор сам. Жалел о нем или нет - пусть останется при мне. Прекрасно и с большим уважением отношусь ко всем кандидатам. С Леонидом Юрьевичем почти не сталкивался лично, поэтому не могу много писать о нем, но знаю, что он будучи министром МВД, много чего сделал и навёл порядок на дорогах. Уверен, что он профессионал. С Асланом Георгиевичем знаком хорошо и уважаю его как человека, в случае встречи всегда искренне поздороваюсь и пообщаюсь. Очень интересный собеседник и вообще умный человек. В случае, если бы Адгур Ардзинба не баллотировался - обязательно поддержал бы его, тем более, что в его команде есть мои родственники и друзья и много людей, которых я уважаю. Также с уважением и благодарностью отношусь к Александру Золотинсковичу, так как он, однажды, преподал мне такой жизненный урок, который перевернул мое сознание. Я ему лично выражал благодарность за это.

Теперь, наверное должно быть понятно, что я не отношусь с фанатизмом ни к кому и окончание ...... бист (с началом в виде фамилии кого-то из политических тяжеловесов) ко мне не применимо.

Я никогда не был в политике и не работал на госслужбе. Возможно это так и останется - НИКОГДА. Мне лично никогда никто никаких постов, мест, кресел, должностей не предлагал.

Теперь, почему я в команде Адгура Амирановича: за годы противостояния, под названием НДС, я много раз сталкивался с этим человеком и далеко не всегда наши взгляды и мнения совпадали. Были оооочень жаркие споры. Но я увидел в нем личность со стержнем внутри. Человека с мужским характером и прогрессивными взглядами на жизнь. Я увидел лидера. Думаю, что те, кто знают меня лично и хорошо знают, что мой характер жесткий и сильный, и я по определению не могу быть рядом, и тем более в команде человека, который, как минимум, не такой же как я.

Я видел как устроено министерство экономики и заметил, что там работают люди, которые действительно профессионалы и большие умницы. Коллектив сформирован по принципу: если ты профессионал!!! Знаю, что многое не смогли воплотить в жизнь, читаю ежегодные отчеты на их сайте. Но мой сотрудник (а министр - это такой же подчиненный президента, как и мой менеджер мой подчинённый) не может принимать ключевые решения без моего одобрения. Аналогию проведёте. Поэтому, считаю что потенциал Минэка был неизрасходован даже на 20%.

Считаю, что должен дать Адгуру Ардзинба шанс использовать свой потенциал на благо нашей страны пока ему 38 лет и он полон сил, энергии и энтузиазма, а не когда ему будет 100 и он будет уже не в той физической форме как сейчас (хотя может у него такая генетика, что в 100 он будет ещё на самом пике))).

Одним словом, как мужчина, который имеет право на свой выбор - я его сделал. Возможно мой выбор неверный, возможно, я пожалею о нем, но это мой выбор. Я не продаю своё лицо, своё мнение и свой голос.

Прошу простить за такой большой текст, но я хотел объяснить всё так, чтобы вопросов больше не возникало.

Душой перед всеми чист и, в случае Победы любого кандидата, поздравлю его от души и пожелаю огромного успеха и сил.

Я ЗА АДГУРА АРДЗИНБА!!! Я ЕМУ ВЕРЮ!!!

https://www.facebook.com/

 

Страница 1 из 2