Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Премьер-министр провел совещание по вопросам развития комплексов многолетних насаждений.

Сухум. 17 октября. Апсныпресс. Премьер-министр Республики Абхазия Валерий Бганба на совещании с представителями Минсельхоза РА, районных сельхозуправлений, НИИ сельского хозяйства АНА, главами районов обсудил мероприятия по сохранению комплексов многолетних насаждений, заложенных в рамках реализации Комплексного плана содействия социально-экономическому развитию РА на 2010-2012 годы.

Участники встречи обсудили нынешнее состояние и дальнейшее развитие многолетних культур, организацию форм хозяйствования угодьями и садами.

Премьер-министр Валерий Бганба подчеркнул, что перед Правительством стоит задача сохранить многолетние насаждения и поспособствовать их эффективному развитию.

По информации Минсельхоза, задолженностей у государства перед работниками плантаций не осталось, все выплаты осуществлены в полной мере.

По итогам совещания, премьер-министр поручил профильным ведомствам подготовить необходимые документы и передать насаждения с баланса НИИ сельского хозяйства АНА на балансы районных управлений сельского хозяйства. Межведомственной рабочей группе, в которую вошли сотрудники Минсельхоза, Госкомитета по управлению госимуществом и приватизации РА и Абхазского НИИ сельского хозяйства АНА, в срок до 15 ноября завершить инвентаризацию территорий с многолетними насаждениями во всех районах страны и осуществить передачу насаждений администрациям Гудаутского, Гулрыпшского, Ткуарчалского, Галского, Очамчырского, Гагрского и Сухумского районов.

 

 

Символами президентской власти Абхазии сегодня считаются гербовые печати, штандарт, шашка, символизирующая роль президента как главнокомандующего Вооруженных сил, и национальный абхазский посох (алабаща) – символ государственной мудрости.

О том, почему именно эти предметы стали атрибутами президентской власти и как их использовали разные президенты, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Впервые Абхазия стала президентской республикой в 1994 году. Тогда Парламент республики внес изменения в Конституцию и депутаты избрали первым президентом Владислава Ардзинба.

Во многих странах мира проводится торжественная церемония вступления в должность избранного президента. Но в 1994 году в Абхазии инаугурация в общепринятом понимании не состоялась. Да и атрибутика президентской власти на тот момент еще не была полностью определена. Президент Владислав Ардзинба принес присягу на Конституции. Ему вручили гербовые печати, которые уже были изготовлены в Москве, а также флаг Республики Абхазия.

В 1999 году торжественная церемония вступления президента Абхазии в должность проходила уже иначе. Владислав Ардзинба одобрил идею ввести в процесс инаугурации посох и шашку. Эти два предмета символичны для абхазского народа. Исстари у абхазов обладателем посоха мог быть только мудрейший человек. Шашка же символизирует воинскую доблесть.

Шашка для церемонии, по словам художника Батала Джапуа, была отобрана из фонда Абхазского госмузея. Оружие нуждалось в реставрации. За его восстановление взялись местные абхазские мастера оружейных дел.

"Шашка датируется концом XIX века. Она была изготовлена в Закавказье из прочной стали. Шашка сама по себе очень удобная", – так охарактеризовал ее мастер оружейных дел Тимур Дзидзария.

Посох же изготовили местные мастера. По словам общественного и политического деятеля Вячеслава Цугба, который в 1999 году занимался организацией инаугурации, из Гудаутского и Очамчырского района ему прислали пять посохов. Из них Цугба выбрал посох, который был изготовлен из кизила. Автора атрибута президентской власти он не запомнил.

3 ноября 1999 года состоялась инаугурация Владислава Ардзинба. После произнесения текста клятвы, избранному президенту вручили гербовые печати, штандарт, посох и шашку.

В 2000 году атрибуты президентской власти, посох и шашку, передали в Национальный банк Абхазии, где они хранились до 2005 года.

В 2005 году после избрания Сергея Багапш помощник первого президента Абхазии Раиса Погорелая передала Сергею Багапш все атрибуты президентской власти, в том числе посох и шашку.

После инаугурации Сергея Багапш, посох и шашка хранились в кабинете президента, рассказывает бывший спикер Парламента Нугзар Ашуба.

После своего переизбрания на второй срок Сергей Багапш отказался присягать на посохе и шашке.

"В Конституции не написано, что президент должен приносить присягу на посохе и шашке. Главные атрибуты президентской власти в Абхазии – это гербовые печати и штандарт. А посох и шашку вручают уже по желанию самого президента, то есть это необязательные элементы инаугурации", – объяснил Нугзар Ашуба.

Третий президент Абхазии Александр Анкваб также не присягал на посохе и шашке. Атрибуты президентской власти, по его словам, все это время находились в кабинете Сергея Багапш, которым Анкваб не стал пользоваться.

В 2014 году к власти пришел Рауль Хаджимба. Он решил провести инаугурацию так же, как и Владислав Ардзинба, то есть с посохом и шашкой. Однако перед торжественной церемонией вступления главы государства в должность посох в здании Администрации президента не смогли найти.

Алабаща пришлось заново изготовить. Автор нового посоха – мастер Пальмир Амичба. Он был сделан из красного кавказского тиса. Пику на посох изготовил мастер оружейных дел Тимур Дзидзария.

"Перед инаугурацией Рауля Хаджимба мне передали шашку, чтобы привести ее в порядок. Мы там поменяли ножны, саму шашку почистили. Доделали пару элементов, которых не хватало. А вот посох тогда не нашли. И в 2014 году пришлось новый посох делать. Автор нового посоха – Пальмир Амичба, я сделал для посоха металлическую пику", – рассказал Тимур Дзидзария.

Бытует мнение, что в промежутке между 2005 и 2014 годами был утерян не только посох, но и шашка. Но так ли это на самом деле, никто точно не знает.

Сегодня шашка и посох президента Абхазии хранятся в кабинете главы государства в Администрации президента.

 

Ремонтные работы в очамчырской средней школе №2, которые начались в августе 2018 года, проводились за счет средств республиканского бюджета.

СУХУМ, 1 окт – Sputnik, Сария Кварацхелия. Очамчырская средняя школа № 2 открылась после ремонта во вторник 1 октября, сообщила корреспонденту Sputnik директор школы Илона Дамения.

"Сегодня наша школа открылась после ремонта. В течение месяца мы убирали школу, ставили мебель. Сегодня в школе мы провели торжественную линейку, учебный год начался", – сказала она.

По словам директора, в обновленную школу пошли около 400 учащихся.

Ремонтные работы в Очамчырской средней школе №2, которые начались в августе 2018 года, проводились за счет средств республиканского бюджета.

На данный момент в Абхазии также восстанавливают сухумскую школу № 2, в которой еще в мае 2019 года произошел пожар.

"Два корпуса на стадии завершения, центральный корпус еще ремонтируется. Там осталось установить систему противопожарной безопасности и поставить мебель. Строители планируют завершить все работы в ближайшие дни. Если даже в ближайшее время они закончат, мы сразу не сможем туда вернуться, нужно корпусы убрать после ремонта", – уточнила директор сухумской школы № 2 Ирина Повирскер.

После запуска двух корпусов школы, 4 ноября 2019 года, в сухумской школе № 2 будут учиться в две смены. Но даже с двумя корпусами в школе не будет хватать четырех учебных классов. Поэтому часть детей придется оставить в Альфа-школе, пока центральный корпус не сдадут в эксплуатацию.

 

 

Несмотря на расхожую фразу «История не знает сослагательного наклонения», время от времени в Абхазии любят порассуждать на темы: «Была ли неизбежна грузино-абхазская война?»; «Была ли предопределена в ней победа абхазов и подержавших их народов?» На первый вопрос я уже не раз пытался отвечать в своих публикациях в таком примерно духе: распад СССР сделал эту войну, как и войны в ряде других «мест межнационального напряжения» бывшего Союза почти неотвратимой, но именно почти; до самых последних дней в канун безумного похода войск Госсовета Грузии мир еще можно было сохранить. Что касается предопределенности победы, то вставшие на защиту Абхазии с оружием в руках почти и не рассуждали на эту тему, они следовали старому правилу: делай, что должно, и будь что будет. Если же говорить о предопределенности в глазах сторонних наблюдателей, то тут, скорее, она была в пользу Грузии: ведь грузин в бывшей Грузинской ССР жило больше абхазов в сорок раз. Но если бы все в жизни решалось лишь вот такой арифметикой… Кстати, именно это огромное численное преимущество и сыграло с грузинской правящей элитой злую шутку, породив шапкозакидательские настроения в канун и в начале военного столкновения.

Сейчас, задним числом, с высоты прожитых лет и десятилетий, а также в сопоставлении с параллельно развивавшимися в мире аналогичными вооруженными конфликтами, гораздо легче разложить все по полочкам: почему получилось так, а не иначе. Но не буду раскладывать, дабы не занимать здесь слишком много места и не повторяться, ибо делал это уже не раз.

Не вижу большого смысла, хотя это порой и увлекает, в словесных упражнениях на тему: «Что было бы, если б…» Ну, типа текстов, популярных на просторах «Яндекс. Дзена»: «Если бы ось «Берлин – Рим – Токио» победила во Второй мировой войне». Подобными фантазиями можно развлекаться без конца и без толку. Вместо этого коснусь того, как виделось мне и моим близким знакомым будущее в судьбоносные исторические моменты. Уже хотя бы потому, что эти попытки предсказать будущее сами по себе были уже реальными фактами жизни.

Вспоминаю, например, диалог с одним знакомым абазином. Он жил тогда то в Абхазии (мы работали в 80-е годы в одной редакции), то в Тбилиси (жена у него была грузинкой), а после грузино-абхазской войны он встретился мне в Карачаево-Черкесии. Так вот, разговор наш проходил в первые месяцы 1992-го у меня дома в Сухуме. Война тогда представлялась почти уже неизбежной. Мы рассуждали о том, где может пройти линия фронта, если Тбилиси решится на военный поход в Абхазию, и сошлись на том, что, скорее всего – по автотрассе в Очамчырском районе, к северу от которой преобладало абхазское население, а к югу – грузинское. Так оно потом на Восточном фронте примерно и оказалось. А вот то, что весь Сухум на третий день войны окажется под контролем грузинским войск, это нам в голову не приходило (хотя было вполне объяснимо и логично, учитывая перевес грузинского населения в городе), не говоря уже о том, что благодаря морскому десанту под этим контролем на полтора месяца окажется и почти весь Гагрский район.

А теперь перенесемся в октябрьские дни 1993 года. Еще жило тогда в части абхазского общества опасение, что грузинское воинство может «прийти в себя» и предпринять в ближайшие месяцы попытку реванша», но укрепивший власть Шеварднадзе пресек, как известно, такой «самодеятельный» поход Китовани на корню. В целом же настрой общества был оптимистичным. Помню, я даже размечтался в какой-то публикации (чуть позже, в 1994 году) о том, что после признания Грузией независимости Абхазии мы установим добрососедские отношения, и снова между Тбилиси и Сухумом будет ходить очень удобный пассажирский поезд (поздно вечером ложишься спать и просыпаешься к прибытию поезда в конечный пункт). Можно ли это сейчас назвать прекраснодушием и наивностью? Наверное, да. Но хочу напомнить, что в своих представлениях о будущем человек неизбежно опирается на воспоминания о прошлом.

А что после 30.09.1993 было в прошлом? С середины двадцатого века десятки молодых государств после признания их бывшими метрополиями, а затем и другими государствами пополнили ООН. Также и Белград, несмотря на кровопролитные войны в бывшей Югославии, признал независимость бывших союзных республик СФРЮ. Не говорю уже о признании Прагой Словакии. Война в Нагорном Карабахе и вокруг него еще продолжалась. Ну, и неясной оставалась после скоротечной войны лета 1992 года ситуация с Приднестровьем. А прецедент с Северным Кипром, который вот уже двадцать лет тогда оставался признанным одной страной – Турцией, представлялся исключением, которое только подтверждает правило… Но теперь-то мы знаем, что начало 90-х годов прошлого века стало и началом нового этапа в мировой истории, который можно назвать эпохой геополитической амбивалентности.

И еще одна картинка из октября 1993 года. Вычитал на днях этот эпизод в многостраничной книге грузинского историка, профессора Зураба Папаскири «Моя Абхазия», вышедшей в Тбилиси в 2012 году. Зураб Папаскири, 1950 года рождения, немало лет работавший в Абхазском госуниверситете и известный своей полемикой в прессе с абхазскими историками, был задержан абхазскими властями в Сухуме как старший офицер отдела работы с личным составом Второго армейского корпуса Минобороны Грузии. 18 октября в ИВС МВД Абхазии, где он содержался, его навестила группа знакомых абхазов, и тут же завязался спор. В ответ на реплику одного из посетителей: «Ну что, Зураб Валерьянович, мы добились же своего, Абхазия теперь независимое государство!» – Папаскири ответил: «Да, вы вышли победителями, но что это меняет? Вас даже Россия никогда не признает». Россия действительно не признавала независимость Абхазии почти пятнадцать лет, но в конце концов это произошло, и еще до выхода книги Папаскири. А один из его собеседников, рассуждая о будущем, ошибся еще больше. В те дни вооруженные отряды, которые поддерживали Звиада Гамсахурдия, были близки к тому, чтобы занять Кутаиси, и он предрек, что вот-вот «Грузия распадется на пять частей»…

Все это я рассказываю как лишнее напоминание о том, насколько это неблагодарное дело – пытаться предсказать будущее, тем более в деталях. Из слишком уж большого числа закономерностей и случайностей оно складывается… И все же стараться вычленить закономерности, которым учит нас история, надо. Тогда и в будущем она не будет наказывать столь строго и больно.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Как было много тех героев,

Чьи неизвестны имена.

Навеки их взяла с собою

В свой край, неведомый, война.

О героях Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов написано очень много. И в то же время мало. Журналисты пишут в основном о подвигах одних и тех же людей, помещая свои статьи в книгу, из книги – снова на газетную полосу. Но героические поступки на фронте и в тылу врага совершали многие люди. Они просто скромно умалчивали о своих подвигах, не претендовали на звания и ордена или просто не дожили до Дня Победы. Их единственной наградой была независимая Родина – свободная Абхазия. Вот почему я решила написать о Руслане Владимировиче Синицине, кавалере ордена Леона, который всего четырнадцать дней не дожил до главного праздника молодой Республики Абхазия – Дня Победы.

Да, война – очень жестокое испытание. И не только физическое, но и психологическое. Выдержать его может далеко не каждый. А этот двадцатилетний парень с большими карими глазами смог. Да ещё находясь в глубине вражеского тыла и управляя БМП-03, участвовал во всех военных операциях и сражениях на Восточном фронте. Мысль о том, что он может отомстить за своих погибших друзей и освободить свою многострадальную землю, политую их кровью, от врага, делала его сильным и мужественным. Это было испытание и духовной прочности Руслана Синицина.

Он родился в 1971 году в городе Ткуарчале. Окончив Мыркулскую сельскую школу Очамчырского района, был призван в ряды Советской Армии. Служил в танковых войсках в Германии. Именно поэтому механик-водитель Руслан Синицин всю войну провёл в кабине БМП-03. После службы готовился к поступлению в Абхазский государственный университет. Однако война внесла свои жестокие коррективы в его молодую жизнь. Трудно вспоминать те суровые дни войны. Хотя то, что выстрадано и пережито, забвению не подлежит. Память, одетая в солдатскую шинель, для ветерана войны неизбывна. Их, бывших бойцов, с годами всё чаще догоняют пули и осколки. Но они и через годы остаются бойцами, скромные и гордые. Опалённые боями и непобеждённые. Однако даже эта участь обошла молодого бойца. Он положил свою недолгую молодую жизнь на алтарь Победы во имя будущего поколения своей любимой Родины.

Боевая машина пехоты под номером 03 досталась Мыркулскому батальону в качестве военного трофея в декабре 1992 года в селе Мыркула. Когда враг предпринял наступление на это село, она подорвалась на противотанковой мине. Машина была сильно повреждена. Ремонтная группа под руководством Геннадия Никитченко приложила много сил для её восстановления. После ремонта БМП-03 закрепили за бойцом Мыркулского батальона Русланом Синициным. Отец его умер ещё до войны. Его мать абхазка, Римма Теймуразовна Джопуа, воспитала его в духе абхазских традиций. Руслан был единственным сыном.

Руслан Синицин виртуозно управлял БМП. Во время боевых действий он на ходу обучал своих боевых товарищей, как стрелять, заряжать, наводить на цель из вооружения БМП, объяснял устройство прицела этой машины. Сестра Руслана Людмила вспоминает:

– Его боевой друг Амиран Кварацхелия, который пропал без вести после войны, был нашим соседом. Его воспоминания о Руслане были опубликованы в книге Екатерины Бебия «Люди из брони». Выдержка из книги: «Таких ребят в наше время очень редко встретишь. Он был воспитанным, совестливым парнем. Храбро воевал, а когда была возможность отдохнуть, брался за книгу. Когда приходил домой, говорил матери: «Мой командир любит орехи, можно я ему немного орехов возьму?» В трудное время я с ним ещё больше сдружился. Мы были всегда вместе, поддерживали и надеялись друг на друга».

– Руслан был скромным и молчаливым, однако, когда дело касалось его семьи, он горой становился за маму и за нас, сестёр, – продолжает Людмила. – Он очень любил лошадей, относился к ним как-то по-особенному. Любил читать, особенно исторические повести и романы. Читать умудрялся даже во время войны.

Во время перемирия в августе 1993 года в селе Мыку был создан бронетанковый батальон. По количеству техники и штату название не соответствовало батальону. Однако его назвали так для психологического воздействия на врага. Командиром был назначен Хвича Кишмария. В то время в батальоне было 9 единиц техники: три танка – «Тигр», «Ласточка» и «Бэмби», три БМП, один БТР и одна БРДМ. Когда готовилось наступление на село Араду, Руслан Синицин словно чувствовал, что ему предстоит погибнуть.

– Руслан на своём БМП постоянно был с нашим экипажем «Тигр», – вспоминает Хвича Кишмария. – Наш танк был как бы ведущим. Мы всегда поддерживали и прикрывали друг друга. Это было у нас отработано. Но в этом бою наш танк направили в другое место, поэтому у Руслана было плохое предчувствие. Он сел в машину и так резко развернул её, что с неё слетела гусеница.

Однако назад пути уже не было. После беседы с его боевыми друзьями Хвичей Кишмария, Сергеем Керселяном, Нугзаром Зарандия, Романом Лабжания сложился образ молодого бесстрашного бойца, храброго, мужественного и самоотверженного защитника Отечества.

Предчувствия Руслана оправдались. 16 сентября, как только БМП-03 вступила в бой, её сразу подбили. Разведка сообщила, что уже можно идти в бой, а приказа о наступлении ещё не было. Враги с близкого расстояния бросили гранаты, и одна из них попала прямо в люк БМП-03, именно туда, где сидел Руслан. Густой дым наполнил машину. Руслан не успел даже вымолвить слово. Когда его довезли до ткуарчалского госпиталя, он уже был мертв. Руслан Синицин был награждён орденом Леона посмертно.

После гибели Руслана Синицина БМП-03 назвали его именем. На её борту красивыми буквами написали «Руслан». Машина вскоре была отремонтирована и вернулась в строй. 27 сентября во время освобождения села Ахалдабы «Руслан» подорвался на мине. Но машину вновь быстро восстановили, и она ехала в колонне, когда соединились два фронта и абхазские войска шли к восточной границе Абхазии.

История учит: новая война начинается тогда, когда народ забывает предыдущую войну. О нашей мы должны помнить всегда. Об этом нам напоминают фронтовики, их семьи, их дети и внуки, а позже эту память будут хранить грядущие поколения.

Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 31
Яндекс.Метрика