Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сезон экспорта цитрусовых из Абхазии в Россию начинается с начала октября, в пиковые месяцы в сутки экспортируется до 1000 тонн.

СУХУМ, 19 фев – Sputnik. С сентября 2020 года по настоящее время в Россию было экспортировано 55 тысяч 72 тонны цитрусовых, рассказала Sputnik начальник отдела статистики Государственного таможенного комитета Абхазии Асида Квициния.

"С сентября по настоящее время из Абхазии в Россию было экспортировано 55 тысяч 72 тонны цитрусовых, в сравнении с прошлогодними показателями эти данные больше на 40 тысяч тонн, это рекордный показатель экспорта цитрусовых плодов за последние несколько десятков лет", - сказала Квициния.

По ее словам, большая часть экспорта приходится на декабрь – это пиковый сезон, в это время российско-абхазскую границу в среднем за сутки пересекает до 200 грузовых машин с цитрусовыми, и в среднем в сутки вывозится около 1000 тонн.

"Около 12 тысяч тонн цитрусовых экспортировано в январе, и на сегодняшний день уже объемы за сутки сократились, сегодня в среднем в сутки вывозится около 70 тонн, и считается, что сезон идет на спад", - подчеркнула Асида Квициния.

Она также отметила, что проблем с пробками сейчас нет, и движение транспорта осуществляется в обычном порядке.

"В результате рабочих встреч с представителями пограничной таможенной служб России были приняты меры, которые смогли улучшить ситуацию с оперативным прохождением грузов через таможенную границу", - сказала Квициния.

При вывозе цитрусовых через абхазскую таможню установлена минимальная таможенная стоимость, которая составляет 19 рублей за килограмм. Таможенный сбор на абхазской стороне составляет 0,1 процента от таможенной стоимости товара.

На российской же таможне фиксированной стоимости мандаринов нет. Таможенная стоимость рассчитывается из сведений, поданных декларантом – вес и цена, по которой был закуплен товар. Помимо этого, при ввозе растительной продукции в Россию существует и НДС в 10 процентов.

 

 

 

 

Главный для страны вопрос, на последнем в этом году заседании сессии парламента, депутаты рассматривали почему-то в последнюю очередь. Приглашённые на заседание члены правительства: вице-премьеры, министр финансов, экономики и сельского хозяйства терпеливо ожидали своей отодвинутой очереди, пока депутаты обсуждали основные направления единой денежно-кредитной политики, определяли аудитора для проверки Нацбанка, утверждали смету расходов Нацбанка , избрали заместителя председателя Верховного суда, вносили изменения в законы об НДС, об иностранных гражданах и бурно спорили о том, как носить оружие. И только когда повестка была полостью исчерпана, законодатели приступили к обсуждению главного финансового документа страны – бюджета на 2021 год.

Представляя его, глава бюджетного комитета Натали Смыр отметила ненадежность прогнозных показателей и отсутствие расшифровки расходов на государственные программы. По ее мнению, в бюджете и в Индикативном плане не нашли отражение реальные проблемы, связанные с распространением коронавирусной инфекции, с кризисом в энергетике и в отдельных отраслях экономики.

Глава комитета обратила внимание коллег и членов правительства на Индикативный план, который представлен вместе с проектом бюджета, так как он полностью копирует план на 2020 год.

«Его даже не изменили, вплоть до запятой, в названиях таблиц указан 2020 год», – сказала Натали Смыр и выразила удивление, что при том же Индикативном плане изменились параметры доходной части бюджета.

Натали Смыр отметила, что разработка Индикативного плана социально-экономического развития входит в обязанности министерства экономики.

«Что мы планируем в 2021 году? Почему не учитывается эпидемситуация в республике или вы планируете, что 31 декабря все закончится? Почему не отражены последствия ковид или у нас ни одна отрасль не просела? Какие структурные изменения планируются в 2021 году, если структура правительства утверждена до конца 2020 года? Энергодефицит, ремонт деривационного тоннеля, получение перетока, неосвоение инвестпрограммы или все это не влияет на показатели?» – задавала вопросы правительству Натали Смыр.

«Мы формируем план работы государства на будущий год и он должен быть реальным, а не нарисованным», – констатировала глава парламентского комитета. По ее мнению уменьшение собственных доходов в бюджете свидетельствует, в первую очередь, о том, что со стороны исполнительной власти отсутствует прогнозирование, а то что при том же самом Индикативном плане изменились показатели доходной части, подтверждает их необоснованность показателей, что является нарушением одного из принципов бюджетного устройства – принципа достоверности бюджета.

Возвращаясь к вопросу антикризисных мероприятий Натали Смыр напомнила, что в июне 2020 года парламенту был представлен проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» согласно которому, правительство планировало наделить себя дополнительными полномочиями – приостанавливать, отменять или продлевать отдельные виды налогового и таможенного контроля.

«Данный проект был отклонен парламентом, но несмотря на это премьер-министр единоличным распоряжением от 18 декабря превысил свои полномочия разрешив ввоз оборудования для майнинга в количестве 2 405 штук, проигнорировав действующее постановление о запрете ввоза оборудования по добыче криптовалюты. А по телевидению мы рапортуем, как МВД отключает чужие фермы», – отметила Натали Смыр.

Депутат предложила правительству рассмотреть антикризисные программы: о предоставлении налоговых льгот, о переходе на безналичный расчет, о введении контрольно-кассовой техники и так далее.

Натали Смыр обратила внимание на то, что в проекте бюджета не представлена программа расходования средств на сельское хозяйство, на оказание финансовой поддержки субъектам малого и среднего бизнеса, перечень ремонтных работ в рамках подраздела «Строительство», план погашения долгов ГК «Абхазтопа» перед ООО «РН-Абхазия» и на то, что обо всем этом говорится в заключении Контрольной палаты.

От имени профильного комитета и части депутатов парламента Натали Смыр предложила внести в бюджет изменения.

Увеличить показатели доходной части по налогу на добавленную стоимость, так как в заключении КП указано, что их сумма необоснованно занижена, предусмотреть таможенные сборы на уровне 2020 года, в соответствии с Индикативным планом увеличить доходы от Рицинского национального парка и «Абхазтопа», рассмотреть вопрос о зачислении дивидендов «Абхазтопа» от долевого участия в ООО «РН-Абхазия» и т.д.

Высвободившиеся средства группа депутатов предлагает направить на ремонт высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» – 91 млн, установку удаленных счетчиков – 100 млн, на повышение абхазских пенсий, приобретение техники для наркодиспансера, поддержку негосударственных СМИ, на обеспечение нуждающихся жильем, приобретение автомобиля для дома престарелых.

Самым принципиальным вопросом в дальнейшем споре депутатов и правительства был вопрос восстановления высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» за счет собственных средств в период ремонтных работ на ИнгурГЭС, когда линия электропередач будет отключена. Правительство не согласилось.

Цена вопроса, из-за которого проект бюджета был отклонен парламентом составляла – 241 млн рублей.

Парламент завершил работу и в новый 2021 год страна вошла без бюджета.

Нужная газета

 

Как и обещал, даю ответ на своей странице на те обвинения руководства Минтуризма в адрес директора Курорта Пицунда Шакрыл Н.И., так как это было мое назначение, за которое несу ответственность. Отмечу сразу, что такие обвинения в адрес руководителя предприятия может давать только Суд, в противном случае это клевета, за которую придётся отвечать. Коротко о себе. Моя судьба сложилась так, что с 24 лет я работал в органах власти. Пишу об этом для того, чтобы вы понимали, я хорошо знаю, что такое сила власти и ее возможности. То есть никаких иллюзий мы не строили после смены власти. Также хочу сказать, что мы не просто ветераны войны, а сражались вместе в одном батальоне с первого и до последнего дня войны, и для нас далеко не безразлична судьба страны.
 
Теперь к делу.
 
Обливать грязью людей, которые за короткий срок сделали предприятие образцовым, могут только умышленно. За пять лет Курмазия и Шакрыл сделали столько, сколько не сделал никто за 50 лет существования Курорта.
 
На это предприятие, сегодня надо равняться, брать с них пример. Именно такой подход должен быть со стороны власти, если мы строим государство. Доказательством служат показатели предприятия за последние 10 лет. Любой порядочный специалист в сфере экономики или финансов, увидев эти цифры, сразу поймёт в чем природа происхождения этого конфликта. На все, что я говорю здесь, есть документы и видеоматериалы.
 
Весь вопрос в том, как могло министерство принять такое заведомо ложное решение об увольнении, от которого оно впоследствии отказалось.
С первого дня прихода нового правительства и руководства Минтуризма пошли заказные проверки почти всех фискальных органов, но и этого им показалось мало, вызвали российских аудиторов, тем самым оказали недоверие к своим структурам. Иначе чем рейдерство это назвать нельзя.
 
Спрашивается зачем?
 
Никто не собирался там оставаться после смены власти. Но найти правильные подходы к тому, что было сделано на этом предприятии власть была обязана, потому что на таких, как Курмазия и Шакрыл, без преувеличения сказать, страна держится, и они доказали это своим умом и трудом. Вместо этого сперва облили грязью директора Шакрыл Н.И., обвинили в надуманных хищениях, а после, когда поняли, что переборщили предложили ему остаться заместителем, и как уже известно, сама процедура смены руководства Курорта произошла в его отсутствие на предприятии, когда он находился на похоронах родного дяди. Приди вся эта делегация минтуризма в тот день на похороны посочувствовать, все вопросы были бы сняты, можно было бы ехать спокойно в Пицунду и заниматься своими делами, тем более все эти действующие лица друг друга хорошо знали. Однако, не нашёлся такой человек, который подсказал бы, что это не по людски, и не по нашему. Видимо директорское кресло перевесило, и затмило разум. Другого обяснения нет. Вместо этого был фамильный приход в администрацию курорта в сопровождении двух автобусов СОБР. Непонятно зачем? Что касается Даура Курмазия , действующего министра по налогам говорить не стану, так как он сам в состоянии более профессионально и компетентно ответить на любой вопрос, если таковые будут.
 
На грязь в свой адрес Шакрыл Н.И. ответил иском в Суд на незаконный приказ министра об увольнении. Считаю, что каждый человек имеет право и должен защищать своё имя. Суд откладывался три раза, умышленно тянули время по надуманным причинам, на четвёртый раз, спустя пять месяцев, узнав что они проиграют, сторона минтуризма приносит в суд приказ о восстановлении в должности Шакрыл Н.И. , но там же написано, что он отстраняется на время расследования, и что с 27 декабря 2020 года с ним будет расторгнут договор. Думаю не стоит объяснять, что новое руководство сделало все в обход закона, чтобы самим поработать в курортный сезон.
 
Не буду останавливаться на тех, кто хотел чужими руками совершить подлость, придёт и их час. Все считают себя порядочными, но не все знают, что порядочность - это, когда не участвуют в подлости. Читайте Искандера.
 
И так, в чем обвиняют Шакрыл НИ . За что хотят привлечь к уголовной ответственности?
 
И можно ли привлечь, если нет хищений финансовых средств?
 
Есть очень смешные обвинения, и понятно что они для количества. Например,
 
1. Не вовремя списали аварийную служебную машину Шакрыл НИ. которая не подлежала восстановлению. Есть видео, где произошла авария, есть справка мвд. Скажу сразу, помимо высоких показателей, Шакрыл НИ за весь период работы привлек в курорт более 500 млн руб. для того, чтобы поддерживать функционал предприятия в рабочем состоянии. Напомню, что на предприятии создано более 850 рабочих мест в курортный сезон, которым ежемесячно, без задержек, выплачивалось 12 млн руб. Можно ли сравнивать эти цифры и обвинять его в хищении далеко не новой машины.
 
2. Обвинения в противопожарной безопасности не выдерживает никакой критики. Скажу лишь одно, сегодня на Курорте более 100 действующих видеокамер! И это тоже заслуга тех, кого сегодня обвиняют. Благодаря этому преступлений криминального характера на территории ноль, пожаров ноль. Свадьбы на территории, которые были раньше, запрещены, разжигать костры под реликтовыми соснами тем более.
 
3. Им не понравилось, что Курмазия и Шакрыл смогли осуществить капремонт 4 корпусов за 5-6 месяцев и сделали номера с удобствами, оборудовав их бытовой техникой. И все это без потери номерного фонда. Многие не знают, в туалет и принять душ туристы до 2016 года ходили в конец коридора, как в общежитии. И так, сколько же было потрачено средств на этот ремонт и откуда эти деньги? На самом же деле, видимо, их очень интересует сколько украли денег во время капремонта? Не зря говорят, каждый по себе судит. Отвечаю, Не только не украли, но и заплатили государству 20 миллионов рублей НДС. Как вы думаете при желании мы могли не заплатить НДС? Денег катастрофически не хватало.
 
На весь ремонт было потрачено около 250 млн рублей, из которых государство выделило всего 50 млн руб банковского кредита на 6 месяцев. Вся остальная сумма - это собственная прибыль предприятия и деньги туроператоров, на которые были составлены контракты без отчуждения имущества курорта. Никаких других денег и тем более инвестпрограмм здесь не было и не могло быть. На эти деньги был осуществлён ремонт номерного фонда с заменой внешних и внутренних водопроводных труб, тепло и электро коммуникаций, плюс в каждый номер мебель, кондиционер, холодильник, телевизор. Уточню, до 2016 года телевизор был только один в фойе на весь 14 этажный корпус.
 
4 корпуса по 14 этажей за 250 млн с заменой старого оборудования. На видеокадрах озвучивается цифра, сколько было вывезено хлама и мусора из этих объектов- более 1200
Камазов!!! Давайте, для сравнения, посмотрим потом, на какую сумму будут осуществлять ремонт наших объектов по российской инвестпрограмме. И не надо лгать, что якобы бухгалтер удалил из компьютера документацию, связанную со строительством. Вся эта бухгалтерия по годам есть в прокуратуре. Мало того, всю эту бухгалтерскую отчетность видели представители Российского банка, которые потому и согласились финансировать капремонт оставшихся трёх корпусов. Прежде чем пойти на этот шаг они провели в бухгалтерии Курорта серьёзный аудит.
 
4. Курорт выступил поручителем в банке на 10 млн руб ИП Маргания. Да, я видел его бизнес план по строительству гостиницы и не посчитал, что это рискованно, так как показатели Курорта были настолько хорошими, что мы пошли на такой шаг. Маргания не успел к Программе льготного кредитования, и мы посчитали возможным ему помочь. Заключили договор на один год, но когда он не смог выплатить к сроку, нам пришлось продлить договор, чтобы банк не списал эти деньги с Курорта. В конечном итоге на ип Маргания был подан иск в суд, который обязал его выплатить всю сумму Курорту. Здесь тоже нет и не может быть хищения денежных средств. Так же нет такого закона, который запрещает хозрасчетному госпредприятию выступать поручителем.
 
5. Обвиняют в том, что у Курорта 90 млн руб долгов. Но не уточняют, что это за долги? Скажу сразу, что такие долги ежегодно перед сезоном есть у многих пансионатов и других объектов размещения, работающих через туроператоров. Эти деньги уходят на подготовку объекта к курортному сезону. Туроператоры дают деньги наперёд за квоты номерного фонда. И здесь не может быть никакого хищения денежных средств. Профессионалы туризма не должны были выносить этот вопрос. В этом году сезон начался не с мая месяца, как обычно, а 1 августа, в связи с пандемией. Это форс-мажор и это не трагедия, на 90 млн руб туристы отдохнут в следующем году. Тем более, что доходы предприятия составляют более 400 млн руб, а прибыль 65-70 млн.
 
6. Обвиняют за интернет. Что он слишком дорогой. Во первых надо знать все детали, чтобы обвинять. И это не только за интернет, а фактически за организацию отдельного оператора с оборудованием, прокладкой кабелей в номерной фонд, серверами, лицензиями, ip, tv и прочим, так как интернет яма на пицунском мысу.
 
Курорт Пицунда - это минигород и для привлечения туристов сегодня не достаточно одного бренда, надо создавать комфортные условия. Туристы приезжают туда с удовольствием, потому что читают прайс лист, в котором видят, что Курорт помимо благоприятных природных условий обеспечен видеокамерами, телевидением, вай-фай, бытовой техникой в номерах, а на территории есть дельфинарий, аквапарк. Ведь всего этого раньше не было.
 
7. Про рынок на набережной Курорта. Я не хочу ссылаться на времена 15 летней давности, когда руководство страны во время встречи с пицундцами разрешили им торговать на набережной в целях заработка. С тех пор целый повильонный ряд отстроили им в центре города, но никто туда не пошёл, все хотят набережную, где много людей.
 
В заключении, я позволю себе сказать, как это все называется. Имею ввиду обвинения в адрес людей, о которых они абсолютно ничего не знают. Вы облили грязью человека, который сотни раз смотрел смерти в глаза. Вы облили грязью человека, который сделал столько, сколько вы не сможете сделать за всю свою жизнь. Скажите, вы смотрели смерти в глаза, знаете что это такое? Посмотрите в зеркало и спросите себя, кто я такой?
 
Люди делятся на две категории, и эта притча, как нельзя кстати их характеризует- два человека сидели долго в тюрьме и смотрели в решётку. Один смотрел наверх и видел звезды, другой смотрел вниз и видел грязь.
 
Авто Гарцкиа
 
 

На прошлой неделе парламент Абхазии внес изменения в некоторые законодательные акты, регулирующие поступление налога на прибыль. В результате, у местных бюджетов забрали внутренний и ввозной налог на добавленную стоимость, а взамен передали им 100% налога на прибыль. Председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр пояснила, в чем смысл внесенных изменений.

– Натали, недавно появилась информация о том, что парламент принял закон, в соответствии с которым 100% налога на прибыль теперь будет поступать в местные бюджеты. Поясните, пожалуйста, в чем смысл этого закона, что он даст местным бюджетам?

– Каждый год при принятии бюджета в парламент наряду со всеми документами приходят нормативы отчислений налогов в местные бюджеты. Это всегда прикладывалось, во все времена. Но налог на прибыль регулируется отдельным законом, и он делился 50 на 50. При обсуждении данного законопроекта министр финансов Владимир Делба аргументировал тем, что НДС должен администрироваться в одном месте: у нас же есть ввозной НДС и внутренний НДС, и они должны администрироваться в одном месте, то есть, на республиканском уровне. Но, поскольку было принято решение, чтобы НДС аккумулировался в местных бюджетах, норматив расщепления был у каждого района свой.

– А что понимается под «нормативом расщепления»?

– Я могу пояснить на примере Гудаутского района. Внутренний НДС там расщеплялся следующим образом: 90% поступало в местный бюджет и 10% – в республиканский. НДС – это живой вид налога, если налог на прибыль администрируется раз в квартал, то поступления НДС происходят почти ежедневно, он поступает в течение месяца, и есть возможность получения живых денег. Поскольку у нас всегда проблема с ликвидностью в государстве, пошли по такому пути: НДС забрали в доходы республиканского бюджета, а в районы отдали налог на прибыль. Допустим, я платила сто рублей налога на прибыль раз в квартал, при этом 50 рублей отчислялись в местный бюджет и 50 рублей – в республиканский. А теперь все сто будут поступать в местный бюджет.

– То есть, у районов забрали НДС и дали им налог на прибыль, а насколько это равноценный обмен для местных бюджетов?

– Абсолютно не равноценный, но, если вы обратили внимание, то межбюджетные трансферты при принятии бюджета 2021 года выросли в разы. Это значит, что бюджет республики дает межбюджетные трансферты на сумму, недостающую по НДС. В частности, Гудаута имела, скажем, порядка 30 млн рублей доходов по НДС…

– А сколько будет сейчас?

– Она будет иметь половину, но разницу даст государство в виде межбюджетного трансферта. Будет вноситься изменение в закон о бюджете и бюджетном устройстве, там будет меняться еще одна статья, и в случае исполнения доходной части самого местного бюджета дотация, то есть, межбюджетный трансферт может быть уменьшен.

– Получается, что в итоге местные бюджеты лишатся части своих доходов, правильно я вас поняла?

– Они лишаются определенной части своих доходов, но при этом получают межбюджетные трансферты на недостающую сумму. Если год будет доходный, то на эту разницу республиканский бюджет их не профинансирует.

– Натали, оцените, пожалуйста, значение этого законопроекта для местных бюджетов и для республиканского бюджета.

– Честно говоря, самый большой процент расщепления был в Гудаутском районе. Гудаутцы должны были все-таки отстаивать, это – роль местных органов самоуправления. Если они готовы молчать, тогда в чем проблема? Почему никто из них, кроме представителей Гудаутского собрания, даже не возмутился? И потом, факт возмущения – это одно, но совсем другое дело – отстаивать. И еще один момент. В основном все бюджеты находятся на дотации. Если вы обратите внимание, то у нас межбюджетные трансферты достигли суммы 1 млрд 100 млн рублей, а вместе с Пенсионным фондом – 1 млрд 200 млн рублей. Уровень администрирования доходов местными органами очень низкий. Я поддержала эти изменения, потому что, откровенно говоря, все паразитируют на этих дотациях. То есть, мы не повышаем качество и уровень доходов местных бюджетов, мы все сидим и смотрим на бюджет государства, ну, что это такое? Я долго ждала, может быть, кто-то придет, возмутится или обратится, но районы даже не подумали это сделать! Сидят и ждут, когда им централизованно спустят межбюджетные трансферты. 190 млн рублей межбюджетный трансферт Гальского района, 220 млн рублей – Гудаутского! Основная часть расходов местных бюджетов – это межбюджетные трансферты. Меня, что возмущает, и вы правильно ставите вопрос: зачем нужна была эта манипуляция? Почему местные органы самоуправления даже не возмутились? А им все равно. Они получают дотации и сидят тихо. А зачем им напрягаться? Ни один из районов не стал отстаивать свои интересы, хотя прежде чем этот закон попал в парламент, проводились консультации с местными финансовыми органами и с ними обсуждали эту тему.

– И как же они реагировали?

– Я же сказала, что кроме Гудаутского района не возмутился никто. Нам уже пора прекратить эти дотации и межбюджетные трансферты, качество и уровень администрирования надо повышать. Мы просто паразитируем на собственном государстве. Я это из года в год говорю, но меня никто почему-то не слышит. Так дальше просто нельзя, районы должны начать администрировать свои доходы, должны их повышать. Это же возможность сделать у себя в районе на порядок больше, если хорошо администрировать и хорошо взимать налоги. Это некий стимул, чтобы районное руководство отслеживало работу организаций, находящихся в их районе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией была подписана во время встречи президента республики Аслана Бжания с президентом России Владимиром Путиным в Сочи 12 ноября. Проект этого документа уже обсуждался экспертным сообществом Абхазии больше месяца тому назад. Однако подписанная программа отличается от проекта. Своим впечатлением от документа поделился абхазский экономист Ахра Аристава.

– На сайте президента Абхазии была опубликована программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией. Ваше общее впечатление?

– Первое впечатление о документе – хочется похвалить российских коллег. В глаза бросается, что интересы российской стороны очень хорошо защищены. Если честно – не хочу никого обижать, – интересы абхазской стороны в документе не очень убедительно защищены.

– В чем проявляется в документе незащищенность абхазской стороны?

– Ну, например, здесь есть пункт про тарификацию электрических сетей и в целом энергетики Абхазии. Если так ставится вопрос, то нам же тоже может быть интересна в перспективе тарификация российского газа, российских нефтепродуктов и других жизненно важных и необходимых нашей стране ресурсов.

– Какую опасность в тарификации вы видите?

– Дело в том, что каждый шаг, связанный с повышением тарифов или налогов, влияет на социальную защищенность населения и уровень жизни, все это надо соизмерять. Без экспертной оценки этой ситуации мы всегда приходим к политическому кризису, страна попадает в зону политической турбулентности, начинаются стрессовые ситуации. Любой митинг, любое выступление – вы знаете, как это у нас проходит.

Или, например, касаемо защиты интересов российских инвесторов в Абхазии, там же есть такой пункт… На мой взгляд, получился однобокий документ. Важнейший пункт в договоре 2014 года – о невмешательстве в дела друг друга. И это – ключевой пункт! Исходя из него, должны формироваться все остальные вопросы. Я думаю, здесь нужны по каждому пункту комментарии тех, кто участвовал в переговорах.

Когда договор 2014 года готовился и подписывался, я работал в правительстве заместителем министра экономики. Мы тогда отстояли особое положение Республики Абхазия в налоговых и таможенных вопросах. Если открыть договор – там эти главы вообще убраны.

– Ахра, какую опасность в рамках гармонизации налогового законодательства вы видите для Абхазии?

– Опасность прямая. Дело в том, что в экономике ключевыми моментами всегда являются менталитет и внешняя среда. Не всегда российские коллеги хорошо знают ту реальность, которая есть в Абхазии, так же, как и мы не знаем реальность в разных регионах России. Например, если россияне, греки, поляки платят НДС 20%, не факт, что абхазы тоже будут согласны на такую налоговую нагрузку.

Следующая ситуация – с вывозом мандаринов в Россию. У них есть правило, которое недавно вступило в силу, что можно завозить товары для собственных нужд без налогов только на 500 евро, а у нас – на 150 тысяч рублей. Теперь, что такое унификация? Это означает, что мы тоже должны опустить эту планку? Я не думаю, что это будет радостно воспринято нашими гражданами.

Вопрос в том, что нужно иметь собственный план развития – краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный. И тогда вести переговоры с Россией будет намного легче. Если у вас нет собственного плана, вы становитесь частью чужого плана. Это банальная истина. Будет свой план, и будет понятно, гармонично выглядят российские предложения по отношению к национальному плану или нет. Это все важные моменты. Например, пункт об образовании. Наши дети будут сдавать ЕГЭ или мы перейдем на другую систему образования? В программе просто написано: «подготовка законопроекта об образовании», а что это значит? Нужны комментарии тех, кто работал над документом с абхазской стороны. По каждому пункту возникает масса вопросов.

– Ахра, в этой программе есть пункт 37-й – это разработка и подписание меморандума и плана-графика приведения законодательства Республики Абхазия в соответствие с законом Российской Федерации, регулирующим деятельность некоммерческих организаций и иностранных агентов. Каково ваше отношение к данному пункту?

– Да, я всегда говорил, что российское чиновничество – это уже часть мировой художественной литературы. То, как они понимают и как они исполняют российские законы, конечно, удивляет не только нас, но многих. Мое отношение к данному пункту – спокойное. Каждый гражданин, чем бы он ни занимался, даже если он получает иностранные гранты, обязательно должен быть прозрачен и подотчетен. Любой финансовый оборот должен быть прозрачен. Этот вопрос не надо политизировать.

– Ахра, я сама более десяти лет проработала в некоммерческой организации и хорошо знаю, что абхазские НКО проходят ежегодный аудит в налоговой инспекции. И дело не в том, как российские чиновники исполняют закон, а в том, что Государственная дума уже в несколько этапов ужесточает этот закон. И дело в правоприменительной практике в России по отношению к этим организациям, когда любое мало-мальски неугодное власти НКО подвергается репрессиям на основе этого закона.

– Опять же – это вопрос внешней среды и менталитета нашего народа. Это вопрос того, как абхазская сторона будет защищать наш образ жизни и наш менталитет. Нам же никто не запрещает это защищать? В Абхазии другая культура, у нас за тысячелетия люди привыкли говорить правду в лицо. И только потому, что кто-то финансирует какие-то организации из-за границы, абхазу или гражданину Абхазии, а у нас русские и армяне, которые здесь выросли, живут по одним законам, рот уже не закроешь. То есть эти инструменты в Абхазии работать не будут. Никак. И опять же – это вопрос защиты абхазского образа жизни. Ведь власть выбирают для чего? Для того, чтобы она защищала национальные интересы Республики Абхазия. И в этом вопросе, в том числе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

Страница 1 из 7