Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Дольше всего женщины в октябре-ноябре останавливаются в Алупке и в Сочи. А на одну ночь женщины приезжают в Иркутск.

СУХУМ, 18 окт – Sputnik. Российский сервис бронирования жилья для отдыха Tvil.ru назвал самые популярные города, которые выбирают женщины для осенних поездок.

В первую десятку городов для женского туризма в октябре и ноябре вошли города-курорты Ялта, Алупка и Сочи, горный курорт Красная Поляна, город на озере Селигер Осташков, столица Урала Екатеринбург, а также Петербург, Иркутск, Калининград и город Гагра.

По данным Tvil.ru, женщины-туристы бронируют поездки в октябре и ноябре без мужчин и детей на период от 1 до 8,7 ночей и тратят на проживание от 600 рублей в сутки до 3 тысяч рублей в сутки.

Дешевле всего женщинам отдыхать в конце осени в Гагре: здесь аренда жилья для отдыха обойдется в среднем в 600 рублей в сутки. Дороже всего – в Осташкове (3 тысячи рублей в сутки).

Десять городов, популярных у женщин в конце осени по версии Tvil.ru:

Ялта – 1700 рублей / 6 ночей
Сочи – 1155 рублей / 8,5 ночи
Алупка – 1225 рублей / 8,7 ночи
Санкт-Петербург – 1823 рубля / 4 ночи
Красная Поляна – 1683 рубля / 3,5 ночи
Екатеринбург – 1140 рублей / 5 ночей
Иркутск – 1500 рублей / 1 ночь
Калининград – 1105 рублей / 7 ночей
Осташков – 3000 рублей / 7 ночей
Гагра – 600 рублей / 4 ночи

Список городов для женского туризма составлен на основе оплаченных заявок (броней) отелей, квартир и коттеджей на период с 1 октября по 30 ноября 2019 года.

 

 

На днях одна из известнейших в мире газет – американская «Вашингтон пост» – посвятила статью Абхазии. Конкретнее – гастарбайтерам в ней из КНДР. Поскольку по ряду причин я это ежедневное издание с почти полуторавековой историей, выходящее полумиллионным тиражом, не читаю, познакомился с текстом журналиста Ами Ферис-Ротмана в ней в пересказе некоторых русскоязычных изданий, в частности, Александра Пятина в публикации «The Washington Post нашла в Абхазии «лазейку» для Ким Чен Ына» в интернет-издании «Новый Взгляд».

Мы на «Эхе Кавказа» уже не раз в последние год-два рассказывали о северокорейских гастарбайтерах в Абхазии. Например, недели три назад я приводил данные Миграционной службы Абхазии о том, что в республике сейчас трудится около 3 400 иностранных рабочих. Почти половина из них – это посланцы солнечного Узбекистана, на втором месте по численности находятся посланцы не менее солнечной Армении. Работает в Абхазии (на строительстве отеля близ Красного моста в Сухуме, в Гагре, в овощеводческих теплицах в селе Адзюбжа) и около 250 приезжих из дальнего зарубежья – граждан Корейской Народно-Демократической Республики. Корейцы отличаются высоким качеством производимых работ и дисциплиной, почти что военной.

Но автор статьи в «Вашингтон пост» приводит несколько иные количественные данные; согласно им, в Абхазии в настоящее время работает около 400 северных корейцев. Все они – мужчины, многие из которых оставили на родине своих жен и детей, которых теперь поддерживают из-за рубежа. И, кроме того, американский журналист добавил к теме такие любопытные пояснения. В декабре 2017 года ООН ввела санкции, в рамках которых к концу 2019-го все страны, входящие в ООН, должны выслать северокорейских работников. Резолюцию, в том числе, подписали Россия и Китай, на которых приходилась их львиная доля. (Кстати, в РФ остается еще 10 тысяч северных корейцев, которые к Новому году должны ее покинуть.) Смысл этого ограничения в том, чтобы не дать Пхеньяну доступа к валюте, которого он лишен из-за санкций. Чтобы обойти запрет, северокорейские власти отправляют за рубеж десятки тысяч своих граждан, которые работают от зари до зари, но обеспечивают валютные поступления на родину. Согласно докладу ООН от 2015 года, таких работников из Северной Кореи по всему миру было не менее 50 000, и они приносили КНДР валютные поступления на $1,2-2,3 млрд.

Однако Абхазия в ООН не входит, что создает для северокорейских трудовых мигрантов лазейку. Абхазские чиновники, пишет «Вашингтон пост», утверждают, что власти КНДР сами к ним обратились. «Они предложили нам сотрудников для ручного труда. Это то, что они могут экспортировать», – цитирует американская газета президента абхазской Торгово-промышленной палаты Тамилу Мерцхулава. Газета пишет, что ее пригласили в Пхеньян, а группа представителей Северной Кореи приехала в Абхазию, где дегустировала местное вино, киви и мандарины…

Если быть более точным (а я сам около года назад был на совместной пресс-конференции в Сухуме руководителей ТПП Абхазии и КНДР), то корейские гости не просто так дегустировали названную продукцию, но и обсуждали перспективы экспорта из Абхазии в их страну субтропических фруктов, поскольку климат в КНДР слишком суров для их произрастания.

Речь на упомянутой пресс-конференции шла и о возможных поставках продукции из Северной Кореи в Абхазию, но пока главным предметом «экспорта» из этой 23-миллионной страны является ее дешевая и очень дисциплинированная рабочая сила. Напомню, что, несмотря на все активно освещаемые мировыми СМИ попытки американского президента Дональда Трампа «поладить» с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, КНДР так и не свернула свою военную программу, угрожающую стабильности в мире, так что снятия санкций ООН с этой страны пока не ожидается. И тут для Абхазии выясняется, что у ситуации, когда ее не принимают в Организацию Объединенных Наций (кстати, Республика Косово, несмотря на сотню признавших ее независимость государств, тоже туда не принята) есть свои преимущества: нам запреты ООН не указ.

«Вашингтон пост» рисует такую картину работы северокорейцев в Абхазии: «Рано утром, еще до восхода солнца группы северокорейских работников отправляется по улицам абхазских городов строить дома и прокладывать железные дороги, держа в руках пластиковые пакеты с едой… Работают живущие в Абхазии корейцы и в сфере услуг. Мужчина по прозвищу Доктор Ким делает массаж отдыхающим из России по $7 с человека».

Насчет «прокладки железных дорог» американский журналист, видно, хватил лишнего; может, речь шла о ремонте каких-то участков Абхазской железной дороги…

На днях от друзей-журналистов, работающих в здании кабмина Абхазии по ул. Званба, 9, я услышал, что северокорейцы трудятся сейчас на укладке плитки на фасаде этого пятиэтажного здания. И как трудятся! Даже поздно вечером, при свете больших электроламп… И сегодня утром я решил пообщаться с рабочими из Страны Утренней Свежести, как именуют родину корейцы. Подойдя незадолго до девяти к упомянутому фасаду, загороженному строительным забором, увидел пристроенные к нему металлические леса, а на самом их верху, на уровне четвертого-пятого этажей, фигурки рабочих. К слову, в послевоенные десятилетия забором, пусть и не таким внушительным, эти стены уже давно приходилось огораживать, так как отдельные плитки, срываясь с них (вот с таким качеством работ сдавалось когда-то это здание), могли упасть на головы прохожих. И, кажется, были даже такие инциденты – как в российских городах из-за падающих с крыш сосулек и ледяных глыб. Слава богу, дошли наконец у властей руки до этого облицованного плиткой фасада…

Войдя в здание со двора, я вышел через парадную дверь в огороженный участок перед фасадом и подошел к молодому корейцу, который мешал раствор и подавал его в ведре с помощью блока на веревке своим товарищам наверху. Разговор у нас не клеился, тогда мой собеседник начал кричать кому-то и к нам спустился другой кореец, в очечках и немножко знающий по-русски. Его имя оказалось Кан, и это сразу настроило наш разговор на дружескую волну: объяснил ему, что есть такое и абхазское имя, хотя не часто встречающееся. А еще рассказал, как в Абхазии полюбили футболиста по фамилии Айба, который играл в 2016 году в Сухуме на чемпионате мира по версии ConIFA за сборную «Корейцы Японии». Не уверен, правда, все ли собеседник из сказанного мной понимал. В какой-то момент Кан достал мобильник и позвонил своему соотечественнику, гораздо лучше знавшему по-русски, которого зовут Вон. Судя по всему, они оба решили, что я хочу нанять пару рабочих для ремонта квартиры. Я не стал возражать, поскольку действительно намечаю такой ремонт. А на здании кабмина северокорейская бригада, по словам Кана, будет работать еще месяца два-три.

Уже попрощавшись с корейцами, я купил в киоске свежий, вышедший вчера номер абхазской газеты «Новый День», и, надо же, обнаружил в нем на первой полосе перепечатку публикации Александра Пятина, которую здесь пересказывал. Причем редактора этой газеты Сергея Арутюнова не только привлекла тема статьи в американской газете, но он опубликовал и свой комментарий «От редакции». Сегодня в Абхазии, рассуждает он в нем, привычной стала картина, когда узбеки подметают городские улицы, северокорейские строители ремонтируют дома и квартиры, чернокожие африканцы служат портье и аниматорами в местных здравницах. Это уже часть нашего быта. Причем они не пьют, не курят и не употребляют наркотики. У них нет на это времени, они нуждаются в заработке, им надо кормить семьи. Поэтому и трудятся день и ночь в поте лица, и миллионные потоки денег утекают из страны переводами. А в это время наш человек жалуется на тотальную безработицу, неправильную политику, поругивает президента, министров и начальство в целом. Он должен успеть на свадьбу, похороны, юбилей, причем порой в один и тот же день. Нашему человеку заработок не нужен, ему нужны деньги. Желательно много и сразу. А их катастрофически не хватает. Но Ким Чен Ын тут явно ни при чем.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Соответствующий Указ подписал Президент РА Рауль Хаджимба.

Сухум. 14 октября. Апсныпресс. Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба подписал Указ о Премьер-министре Республики Абхазия.

В тексте Указа говорится:

«1. Назначить Премьер-министром Республики Абхазия Бганба Валерия Рамшуховича.

2. Премьер-министру Республики Абхазия представить в установленном законом порядке предложения по структуре и персональному составу Кабинета Министров Республики Абхазия».


(АП): Валерий Рамшухович Бганба родился 26 августа 1953 года в селе Бзыбь Гагрского района.

В 1969 году окончил Бзыбскую среднюю школу №1.

С 1971 по 1976 годы – учеба в Кубанском сельскохозяйственном институте.

С 1976 по 1978 гг. – агроном совхоза «Гардалинский» г. Аргун Чечено-Ингушской АССР.

С 1978 по 1979 гг. – агроном Управления сельского хозяйства Гагрского горисполкома.

С 1979 по 1982 гг. – второй секретарь Гагрского Горкома комсомола.

В 1989 году – директор Цандрипшского табачно-ферментационного завода и в том же году – председатель Гагрского агропромышленного объединения.

В 1991 году избран депутатом Верховного Совета Республики Абхазия.

В годы Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. состоял в штабе по обороне г. Гагра и Бзыбского района.

В качестве депутата участвовал в работе Верховного Совета Республики Абхазия.

В 1998 году избран председателем Собрания Гагрского района.

В 2001 году повторно избран председателем Собрания Гагрского района.

С 2002 по 2006 гг. – глава Администрации Гагрского района.

С 2006 по 2007 гг. – директор санатория СП «Амра-Интернешнл».

С 2007 по 2012 гг. – депутат Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, член Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и природопользованию.

3 апреля 2012 года избран спикером Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия.

С мая по сентябрь 2014 года исполнял обязанности Президента Республики Абхазия.

18 сентября 2018 года – премьер-министр Республики Абхазия.

Женат, трое детей.

 

Сегодня заглянул в Сухумский почтамт, который с 2012 года располагается в двух небольших помещениях Сухумской телефонной станции, в самом центре абхазской столицы. Вот уже более четверти века меня связывают с его сотрудниками деловые отношения, поскольку почтамт занимается и распространением газеты «Эхо Абхазии», которую выпускаю. Но на сей раз мое посещение было связано с желанием рассказать о нынешнем положении дел в работе абхазской и, в частности, сухумской почты.

Но начать хочу с ее далекой истории. Нет, о том, как работали на этой территории средства связи во времена Римской империи, рассуждать не берусь. Но общеизвестно, что до 1917 года здесь действовала почтовая служба Российской империи. А еще, как писал известный абхазский краевед Анзор Агумаа, огромное значение для Сухума и всей Абхазии имело строительство Индоевропейского телеграфа. В 1867 г. российское правительство предоставило акционерным обществам «Братья Сименс» (Лондон) и «Сименс и Гаальске» (Берлин) концессию на устройство и эксплуатацию на территории Российской империи телеграфного сообщения между Европой и Индией. В мае 1869 г. в течение шести дней от устья реки Джубга до Сухум-Кале по дну моря был проложен кабель общей протяженностью 85,3 мили. Далее в сторону Тифлиса и до Калькутты кабель прокладывался по суше. В Абхазии по всей протяженности линии установили чугунные столбы, по которым была протянута в пять проводов линия телеграфа. 1 мая 1870 г. в Сухуме открылся прием внутренних и заграничных телеграмм. В начале двадцатого века на улицах Сухума появились первые почтовые ящики. В 1915 г. по проекту архитектора Самойлова, на углу Георгиевской и Шервашидзевской улиц (ныне угол проспекта Аиааира и улицы Воронова) было построено обширное двухэтажное здание, в котором разместилась Сухумская почтово-телеграфная контора (памятник архитектуры, сгоревший почти через век, в декабре 2011 года).

Это здание, рядом с которым почти всю первую половину прошлого века шумел центральный Сухумский рынок, перенесенный затем на нынешнее свое место, а в середине века раскинулся парк, памятно многим поколениям сухумцев и гостей столицы Абхазии. Помню, чуть ли не до последних лет советской власти, уже в эпоху шариковых ручек, в зале на первом этаже почтамта стояли столы с углублениями для чернил и лежали перьевые ручки (вот что значит инерция). А в другом помещении первого этажа принимали посылки – чаще всего с субтропическими фруктами, которые отправлялись на север, и все это тесное помещение было забито фанерными ящиками.

После распада СССР и Отечественной войны народа Абхазии почтовая связь в республике, можно сказать, рухнула. Для того чтобы восстановить связь с родственниками и друзьями, жившими в России и не имевшими телефонов, я выезжал в Сочи и отправлял письма с обратным адресом «Сочинский главпочтамт, до востребования». Это была единственная ниточка, которая могла тогда с ними связать. Ящики для писем и газет, установленные в подъездах коммунальных домов в Сухуме и разбухавшие у многих в прежние времена от обилия почты, теперь навсегда опустели, и потихоньку подъезды от них стали освобождать.

Что касается телеграмм, то они в блокадную Абхазию второй половины 90-х годов все же приходили. Но помню одного разносчика телеграмм с Сухумского почтамта, который прямо заявлял: я разношу их в центре города, а с окраин пусть сами адресаты приезжают и забирают, потому что у нас транспорта нет. Так мне однажды и пришлось сделать, когда в пятиэтажке, где живу, умер человек: соседи знали, что должна прийти телеграмма соболезнования из Москвы, и чтобы зачитать ее над гробом, необходимо было отправиться на почтамт.

Другая картинка из тех суровых лет. Захожу в каморку в здании почтамта, где сидела почтальонша, разносившая по организациям местные газеты, и вижу там и ее знакомую – старушечку, старательно переписывающую из газеты телепрограмму на неделю. И таких людей, у которых не имелось денег даже на то, чтобы купить самую дешевую газету с телепрограммой, тогда было немало.

Но Управление связи Республики Абхазия, которое возглавлял тогда Эдуард Пилия, переименованное затем в государственную компанию «Апснеимадара» («Абхазсвязь»), пыталось наладить работу. На Сочинском главпочтамте был открыт абонентский ящик для корреспонденции в Абхазию и из Абхазии, куда периодически стали ездить почтовики из Сухума, на своем, как говорится, горбу переправляя ее через госграницу на Псоу. В середине нулевых годов пошел в Абхазию и поток российской прессы.

После пожара в здании Сухумского почтамта (оно было, правда, уже довольно ветхим) власти республики обещали его восстановить через год-два, но дело застопорилось и вот уже почти восемь лет почтамт обретается в паре кварталов от прежнего своего месторасположения. И такое ощущение, что его сотрудники уже привыкли к этим своим двум тесным комнаткам, которые зато располагаются в более людном месте столицы.

Я решил поговорить сегодня со старейшим работником Сухумпочтамта (с 1973 года) главным бухгалтером Инной Викторовной Лесовцовой. Но на рабочем месте ее не застал; она вышла подменить свою дочь в точке распространения печати почтамта на проспекте Аиааира. Так что пришлось сесть рядом с ней и вести разговор в промежутках между обращениями к ней покупателей.

По словам Инны Викторовны, Сухумский почтамт входит как подразделение в РУП «Абхазсвязь», но имеет свой расчетный счет и сам зарабатывает на свое существование. Количество работников в нем сократилось с довоенных 450 до 30. В 2013 году между «Абхазсвязью» и «Почтой России» было подписано соглашение о сотрудничестве, но до октября 2017 года компании выстраивали взаимоотношения, разрабатывали логистику. Приметой последнего времени можно назвать резко увеличившееся количество посылок, идущих в Абхазию из... Китая. На мой вопрос, что это за посылки, Инна Викторовна сказала:

«Товары.

– Что именно?

– Всякая мелочевка. Телефоны мобильные, футляры для них, заколки… Что хотите.

– Так что, это настолько выгоднее, чем в магазин пойти купить?..

– Намного выгоднее. В Китае очень дешевые вещи: и куртки, и обувь, что хотите.

– В общем, можно сказать, что половина посылок из Китая?

– Не половина.

– А сколько?

– Да все три четверти.

– А писем много сейчас?

– Как вам сказать… Ну, немало. Но в основном деловая переписка. Сейчас же люди по мобильным телефонам общаются и в интернете.

– А пресса? Какие российские газеты чаще всего выписывают?

– «Аргументы и факты», «Аргументы недели»… Да разные.

– А почему подписываются, если можно в киосках покупать? Дешевле тоже?

– Да я бы не сказала. Ну, понимаете, если он выписывает свои технические журналы, то и газеты заодно.

– Да, раньше же было как? Ему дома в почтовый ящик все бросал почтальон. А сейчас надо приходить сюда?

– Да, сюда. Но кое-куда мы доставляем – в АГУ, АбИГИ, Академию наук, в библиотеки. Еще куда? В районы доставляем – Гагру, Гудауту, там общины разные выписывают».

В этом году на почтамт поступила новая партия абхазских марок. Их 15 видов, и отпечатаны они по заказу республики в Приднестровье. Это тоже небольшое финансовое подспорье для сухумских почтовиков.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Несчастный случай произошел в Гагре в понедельник 30 сентября примерно в 17:15, мальчик решил спрятаться в подстанции во время игры.

СУХУМ, 1 окт – Sputnik, Асмат Цвижба. Мальчик 2007 года рождения погиб, забравшись в трансформаторную подстанцию в Гагре, сообщила Sputik пресс-служба Генеральной прокуратуры Абхазии.

По данным ведомства, несчастный случай произошел в 17:15 в понедельник. Во дворе одного из жилых домов дети играли в прятки, ребенок решил спрятаться в трансформаторной подстанции, которая оказалась открытой.

По словам главврача Гагрской больницы Вячеслава Аргун, мальчик не был доставлен в больницу, он скончался на месте от полученного электрического шока и ожогов.

По факту происшествия Гагрская районная прокуратура проводит доследственную проверку.

"На данный момент устанавливается круг лиц, ответственных за состояние трансформатора. По материалам проверки, двери подстанции были открыты, ребенок вошел в помещение трансформаторной подстанции путем открытого доступа. Никаких ограждений не было. Если будет установлено должностное лицо, то будет возбуждено уголовное дело", - объяснил помощник генпрокурора по связям с общественностью Даур Амичба.

В феврале 2018 года при похожих обстоятельствах от полученных ожогов в Сухуме скончался девятилетний Нестор Аршба. Ребенок также вошел в помещение трансформаторной подстанции, которое было незаперто. Согласно прокурорской проверке, ограждения, установленные вокруг трансформатора, не соответствовали норме.

После несчастного случая безопасность на электроподстанциях в столице усилилась. На подстанциях в Сухуме были установлены более 250 замков, укреплены старые двери.

 

 

 

Страница 1 из 41
Яндекс.Метрика