Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

В годовщину январских событий 2020 года общественная организация «Аруаа» сделала заявление, в котором ветераны напомнили президенту, его роль в государственном перевороте 2020 года.

В заявлении отмечается , что действия по свержению власти «возглавил срочно прибывший к вечеру 9 января лидер оппозиции Аслан Бжания».

«Мы должны понимать, что насильственное свержение власти – это плохая традиция, которая наносит непоправимый вред нашему государству», – говорится в заявлении.

Ветераны войны считают, что во избежание повторения таких событий необходимо срочно приступать к реформированию системы власти . «Парламенту необходимо принять ряд законов, которые позволят стране достойно выходить из кризисных ситуаций. Это законы, предусматривающие перераспределение полномочий между законодательной и исполнительной ветвями власти. Также необходим закон «Об импичменте президента». Отрешение от должности главы государства не должно быть связано с переворотами – оно должно происходить в рамках конституционного поля и в соответствии с законом», – говорится в заявлении.

«Аруаа» предлагает начать консультации со всеми общественно-политическими силами, которые позволят провести реформы.

«Если мы будем игнорировать друг друга, то все, к сожалению, может повториться и ни к чему хорошему это не приведет», – заявляют ветераны войны и выражают надежду, что «разум и мудрость возобладают над пороками».

Нужная газета

 

 

На последнем в 2020 году заседании сессии парламента депутаты решили, что оборот оружия надо узаконить и дать гражданам страны право на приобретение и ношение оружия с 27 лет. Абхазские пользователи соцсетей поделились мнением по этому поводу.

– Как вы относитесь к тому, что в Абхазии разрешат приобретение, хранение и ношение оружия?

Рустам: Данный вопрос давно нуждается в законодательном закреплении в Абхазии, в регулировании, потому что есть на руках у населения так или иначе немалое количество стволов, оставшихся после войны, и приобретенных также после. В первую очередь, это касается резервистов. Так или иначе, разрешать надо, я считаю, потому что все запрещая, мы ставим эту область правоприменения за рамки закона. И многих вынуждаем нарушать закон. Разрешить – это правильно, но при этом прописать все условия, каким образом можно хранить, как оформить. Другое дело, что в условиях Абхазии на данный момент есть масса хороших, прописанных уже законов, но они не действуют. Я боюсь, что с этим законом будет во многом то же самое происходить.

Салима: Я против этого. В Абхазии не стоит легализовать оружие.

– Почему, можете объяснить?

Салима: Для того, чтобы легализовать оружие, у нас должна быть система, которая будет все это контролировать. Я думаю, что на данный момент государство не обладает такими ресурсами для того, чтобы легализовать оружие, и для того, чтобы следить за этим процессом. Даже история с майнингом показывает, что мы можем легализовать, но потом не сможем следить за этим процессом. Мне кажется, чтобы разрешить оружие, нужно сначала настроить систему, а потом уже разрешать или отменять. На данный момент, несмотря на то, что у нас существует запрет, очень много людей обладает оружием нелегально. С другой стороны, я считаю, что это может привести ко многим летальным исходам, оружие может оказаться в руках у подростков. Например, в США постоянно происходят какие-то случаи в школах, когда люди, которые имеют право носить оружие, пользуются им не для самообороны, а для того, чтобы напасть на других людей. Если легализовать оружие в Абхазии, это может привести к такому тоже.

Алхас Джинджал: Я к этому отношусь положительно, так как закон об оружии нам необходим. Тем более что у нас есть свежий пример – война в Карабахе, которая показала, что мира на Кавказе, к сожалению, в ближайшее время не предвидится. А мы находимся в состоянии войны с Грузией. Грузия уже, по примеру Азербайджана, начала закупать боевые беспилотники, активным образом вооружает свою армию. Поэтому мы, Абхазия, конечно, должны быть готовы к этим вызовам. Касаемо того, что есть опасения, что разрешение на хранение и ношение приведет к всплеску преступности, это не выдерживает никакой критики, так как хорошо известно, что преступления из зарегистрированного оружия не происходят, ни одного. И те страны, где разрешено оружие, например, в США, у них уровень убийств в два раза меньше, чем в той же России, где есть ограничения на оружие. Высокий уровень преступности в Бразилии или в Мексике, но в Туве, российском регионе, там уровень убийств, умышленных, с помощью обыкновенных ножей, в два раза выше, чем в Бразилии или в Мексике. Так что где разрешено оружие, зачастую ниже, чем там, где оно не разрешено. Поэтому этот закон нам, конечно, необходим.

Ульяна Дмитриевна Романихина: Если это спортивное, или если человек дарит охотничье ружье, это еще приемлемо. Но если это боевое оружие, мне кажется, что это все печально скажется в дальнейшем, так как молодежь у нас очень горячая. Недавно у нас были примеры на свадьбе, просто маленькая шалость, скажем так, или традиция, привела к тому, что погиб человек. Поэтому я считаю, что это очень ненужный закон.

Девушка: Если присутствует оружие, то оно обязательно выстрелит. Особенно, учитывая темперамент нашей молодежи, я думаю, что это недопустимо. Я категорически против, потому что если кому-то разрешить, если сделать выборочно, кто-то заслуживает, кто-то нет, то обязательно будут покупать эти разрешения, и опять будет хаос.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 31 декабря 2020 г. Парламент Абхазии во втором чтении принял проект закона «Об оружии».

Мнением о том, что должно быть отражено в законе, в эфире радио Sputnik поделился начальник управления кадров Минобороны Абхазии, полковник Илья Гамисония.

По мнению экс-депутата Парламента Ильи Гамисония, в законопроекте упущен важный момент.

«В законопроекте прописаны условия, при которых возможно выдать разрешение на приобретение оружия и упущен один важный момент. Никак не отражено, служил ли человек в армии. Я считаю, что человек, который не служил в армии, не имеет право на приобретение, хранение, тем более на ношение оружия. Это должно быть одним из основополагающих моментов. Мужчине, который не служил в армии, нечего играть с оружием. Бывают разные причины, но это единичные случаи, которые должны отдельно рассматриваться. В целом же четко должно быть прописано, не служил в армии - не имеет право на хранение, ношение короткоствольного боевого оружия», - сказал Илья Гамисония.

По его мнению, надо строго подходить к вопросу лицензирования для приобретения, хранения и ношения оружия.

«Должны быть ограничения по образовательному цензу, психологическому и психическому состоянию человека, а также по его принадлежности к подразделениям резерва Вооруженных сил. Наша страна до сих пор в состоянии войны, поэтому каждый ствол в руках гражданина Абхазии должен быть не просто на учете, а мы должны знать, что он не выстрелит нам в спину», - отметил Гамисония.

В данное время в Абхазии действует положение "О порядке оборота огнестрельного оружия" от 4 мая 1994 года.

 

 

 

 

 

 

Главный для страны вопрос, на последнем в этом году заседании сессии парламента, депутаты рассматривали почему-то в последнюю очередь. Приглашённые на заседание члены правительства: вице-премьеры, министр финансов, экономики и сельского хозяйства терпеливо ожидали своей отодвинутой очереди, пока депутаты обсуждали основные направления единой денежно-кредитной политики, определяли аудитора для проверки Нацбанка, утверждали смету расходов Нацбанка , избрали заместителя председателя Верховного суда, вносили изменения в законы об НДС, об иностранных гражданах и бурно спорили о том, как носить оружие. И только когда повестка была полостью исчерпана, законодатели приступили к обсуждению главного финансового документа страны – бюджета на 2021 год.

Представляя его, глава бюджетного комитета Натали Смыр отметила ненадежность прогнозных показателей и отсутствие расшифровки расходов на государственные программы. По ее мнению, в бюджете и в Индикативном плане не нашли отражение реальные проблемы, связанные с распространением коронавирусной инфекции, с кризисом в энергетике и в отдельных отраслях экономики.

Глава комитета обратила внимание коллег и членов правительства на Индикативный план, который представлен вместе с проектом бюджета, так как он полностью копирует план на 2020 год.

«Его даже не изменили, вплоть до запятой, в названиях таблиц указан 2020 год», – сказала Натали Смыр и выразила удивление, что при том же Индикативном плане изменились параметры доходной части бюджета.

Натали Смыр отметила, что разработка Индикативного плана социально-экономического развития входит в обязанности министерства экономики.

«Что мы планируем в 2021 году? Почему не учитывается эпидемситуация в республике или вы планируете, что 31 декабря все закончится? Почему не отражены последствия ковид или у нас ни одна отрасль не просела? Какие структурные изменения планируются в 2021 году, если структура правительства утверждена до конца 2020 года? Энергодефицит, ремонт деривационного тоннеля, получение перетока, неосвоение инвестпрограммы или все это не влияет на показатели?» – задавала вопросы правительству Натали Смыр.

«Мы формируем план работы государства на будущий год и он должен быть реальным, а не нарисованным», – констатировала глава парламентского комитета. По ее мнению уменьшение собственных доходов в бюджете свидетельствует, в первую очередь, о том, что со стороны исполнительной власти отсутствует прогнозирование, а то что при том же самом Индикативном плане изменились показатели доходной части, подтверждает их необоснованность показателей, что является нарушением одного из принципов бюджетного устройства – принципа достоверности бюджета.

Возвращаясь к вопросу антикризисных мероприятий Натали Смыр напомнила, что в июне 2020 года парламенту был представлен проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» согласно которому, правительство планировало наделить себя дополнительными полномочиями – приостанавливать, отменять или продлевать отдельные виды налогового и таможенного контроля.

«Данный проект был отклонен парламентом, но несмотря на это премьер-министр единоличным распоряжением от 18 декабря превысил свои полномочия разрешив ввоз оборудования для майнинга в количестве 2 405 штук, проигнорировав действующее постановление о запрете ввоза оборудования по добыче криптовалюты. А по телевидению мы рапортуем, как МВД отключает чужие фермы», – отметила Натали Смыр.

Депутат предложила правительству рассмотреть антикризисные программы: о предоставлении налоговых льгот, о переходе на безналичный расчет, о введении контрольно-кассовой техники и так далее.

Натали Смыр обратила внимание на то, что в проекте бюджета не представлена программа расходования средств на сельское хозяйство, на оказание финансовой поддержки субъектам малого и среднего бизнеса, перечень ремонтных работ в рамках подраздела «Строительство», план погашения долгов ГК «Абхазтопа» перед ООО «РН-Абхазия» и на то, что обо всем этом говорится в заключении Контрольной палаты.

От имени профильного комитета и части депутатов парламента Натали Смыр предложила внести в бюджет изменения.

Увеличить показатели доходной части по налогу на добавленную стоимость, так как в заключении КП указано, что их сумма необоснованно занижена, предусмотреть таможенные сборы на уровне 2020 года, в соответствии с Индикативным планом увеличить доходы от Рицинского национального парка и «Абхазтопа», рассмотреть вопрос о зачислении дивидендов «Абхазтопа» от долевого участия в ООО «РН-Абхазия» и т.д.

Высвободившиеся средства группа депутатов предлагает направить на ремонт высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» – 91 млн, установку удаленных счетчиков – 100 млн, на повышение абхазских пенсий, приобретение техники для наркодиспансера, поддержку негосударственных СМИ, на обеспечение нуждающихся жильем, приобретение автомобиля для дома престарелых.

Самым принципиальным вопросом в дальнейшем споре депутатов и правительства был вопрос восстановления высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» за счет собственных средств в период ремонтных работ на ИнгурГЭС, когда линия электропередач будет отключена. Правительство не согласилось.

Цена вопроса, из-за которого проект бюджета был отклонен парламентом составляла – 241 млн рублей.

Парламент завершил работу и в новый 2021 год страна вошла без бюджета.

Нужная газета

 

Депутаты парламента избрали Аду Касландзия на должность заместителя председателя Верховного суда Абхазии, 30 декабря на сессии парламента.

За кандидатуру Касландзия путем тайного голосования проголосовали 19 депутатов, против- 9.

Кандидатура Ады Касландзия представлена в Народное Собрание президентом Абхазии Асланом Бжания.

Ада Алексеевна Касландзия родилась в 1973 в Сухуме.

В 1996 году с отличием окончила историко-юридический факультет АГУ по специальности правоведение.

С 2005 года начала работать в Генеральной прокуратуре Абхазии на различных должностях, начиная с гражданского судебного отдела. 29 июня 2006 года назначена на должность прокурора гражданско-судебного отдела Генпрокуратуры. В 2010 году была назначена на должность заместителя начальника уголовно-судебного управления Генпрокуратуры.

В 2011 году избрана на должность судьи Верховного суда на 5 лет, а в 2016 году была переизбрана на 10 лет.