Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Депутаты Парламента Абхазии на последнем заседании в 2020 году не приняли проект Республиканского бюджета на 2021 год и направили его на доработки. Согласно закону, бюджетные обязательства в первые три месяца нового года исполняются по бюджету предыдущего года.

О том, какую работу провели над Республиканским бюджетом, какие изменения он претерпел, читайте в материале Sputnik Абхазия.

Sputnik

Комитетское обсуждение

Заседание комитета Парламента по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам, посвященное бюджету на 2021 год, состоялось во вторник 23 марта. Руководитель комитета Натали Смыр в интервью радио Sputnik рассказала, что в обсуждении проекта бюджета принимали участие исполняющий обязанности премьер-министра Владимир Делба, заместитель министра финансов Ирма Амичба.

"При обсуждении проекта бюджета на 2021 год мы достаточно конструктивно подходили к нему, даже если возникали спорные моменты. И депутаты, и исполнительная власть четко понимают, что бюджет принимать надо, потому что идут задержки по расходам, какие-то расходы не выполняются. В таком режиме мы живем уже три месяца, и это неправильно, в этом я убеждена", - заметила Натали Смыр.

Что касается поправок в бюджет, то взаимопонимание найдено, и на ближайшей сессии Парламента депутаты их представят, сказала она.

"Мы пришли к тому, что представлять бюджет будет уже Парламент. По этому вопросу у нас был небольшой спор, мы считали, что исходя из того, что бюджет ушел на доработку, он должен быть представлен исполнительной властью, но чтобы не затягивать вопросы рабочего характера, мы пришли к единому мнению о том, что бюджет будет представлять наш комитет", - подчеркнула парламентарий.

Параметры бюджета

Председатель комитета Парламента по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр также рассказала о том, что параметры бюджета на 2021 год претерпели изменения.

"По доходам государственного бюджета сумма запланирована в 10 миллиардов 463 миллиона рублей, и по расходам в 11 миллиардов 255 миллионов, дефицит обозначен в сумме 791 миллион рублей. Почему дефицит возрос со 123 миллионов до 791, потому что учитывается остаток средств на 1 января 2021 года", - отметила она.

Поправки в бюджет предполагают увеличение расходов в области медицины на 19 миллионов рублей, также будут увеличены доплаты к пенсиям для граждан, получающих только абхазские выплаты. Увеличение намечено на четвертый квартал 2021 года.

"Будет увеличен межбюджетный трансфер на сумму 13 миллионов пенсионному фонду. Единственное, мы не договорились по вопросу установления приборов учета по линии "Черноморэнерго", этот вопрос будет вынесен на сессии", - сказала Смыр.

При этом депутат подчеркнула, что доходная часть бюджета не претерпела изменений.

"Мы не будем трогать доходную часть, потому что у нас был достаточно сложный год по пандемии. Если у нас будет прорыв по доходам, то ничто нам не помешает сесть и проработать, куда направить эти денежные средства. Мы знаем реальное положение вещей, хотя с учетом ранее представленного плана социально-экономического развития, доходы поднимать надо", - отметила Смыр.

Общий объем доходов республиканского бюджета, согласно проекту закона "О Республиканском бюджете на 2021 год", который не был принят депутатами Парламента, предусматривался в сумме 8 502 030,1 тысяча рублей, расходов – 8 625 206,8 тысяч рублей, дефицит – 123 176,7 тысяч рублей. Общий объем Государственного бюджета Республики Абхазия по доходам - 10 589 866,7 тысяч рублей, по расходам – 10 713 043,4 тысячи рублей. Дефицит Государственного бюджета составлял 123 176,7 тысяч рублей.

 

 

До двух третей депутатов парламента Абхазии в последние недели переболели или продолжают болеть COVID-19. Поэтому весенне-летняя сессия в этом году началась с некоторым опозданием. К рассмотрению вопроса о принятии госбюджета на 2021 год депутаты пока не вернулись. Самой бурно обсуждаемой темой стали меры по ужесточению наказания за незаконную добычу криптовалют.

Сегодня в Народном Собрании – Парламенте Абхазии исполнением гимна республики открылась весенне-летняя сессия. Перед этим спикер парламента Валерий Кварчия сообщил, что работа в комитетах и комиссиях после Нового года ранее уже возобновилась, но первое заседание сессии проводится с некоторым запозданием, главным образом потому, что парламентарии (до двух третей депутатского корпуса) переболели коронавирусной инфекцией, некоторые еще продолжают болеть.

В повестке дня заседания было всего шесть вопросов, включая «Разное», но вопрос о принятии госбюджета на 2021 год, для которого на предновогоднем заседании не хватило голосов, среди них отсутствовал.

Парламентарии ратифицировали «Соглашение между Правительством Республики Абхазия и Правительством Сирийской Арабской Республики о взаимной отмене визовых требований для владельцев дипломатических или служебных паспортов», подписанное в Дамаске 5 октября 2020 года. Документ представил председатель парламентского комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Астамур Логуа, который в конце своего выступления выразил надежду, что в ближайшей перспективе безвизовый режим в отношениях двух стран будет распространен и на обычных граждан.

Но самое бурное обсуждение сопровождало рассмотрение следующих двух вопросов – о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и в некоторые законодательные акты Республики Абхазия. Это было совершенно предсказуемо, так как изменения связаны с волнующей сейчас все абхазское общество темой ужесточения наказания за незаконное потребление электроэнергии владельцами майнинг-ферм. 22 января президент страны Аслан Бжания встречался с депутатами парламента, и в ходе встречи обсуждалась возможность введения штрафов и уголовной ответственности за незаконное потребление электроэнергии. Предполагалось, что штраф за один мегаватт потребленной энергии составит около полутора миллионов рублей. Кроме того, проект закона предусматривает установление более жесткой ответственности «в виде административного штрафа и конфискации оборудования, используемого для осуществления деятельности по добыче криптовалют в случае повторного в течение года совершения административного правонарушения».

Депутат Гиви Кварчия обратился с рядом вопросов к представлявшей президента сегодня в парламенте Нателе Ломия:

«Как будет изменяться объем потребляемой электроэнергии без приборов автоматического учета, кои мы предлагали включить в бюджет республики для данного учета? Как смогут судьи применять данные санкции? Есть ли данные критерии определения данных аппаратов?»

Эти моменты интересовали и многих других парламентариев. Натела Ломия постаралась ответить, но в последующем в зале заседаний возник такой эмоциональный обмен мнениями, что в хоре голосов было практически невозможно разобрать, кто что хотел сказать.

Поскольку сегодня постановления принимались только в первом чтении, почти все участвовавшие в заседании 25 депутатов, при нескольких воздержавшихся, проголосовали за них. С тем, чтобы, как сказал спикер парламента, «уже завтра» приступить к углубленному изучению законопроектов с приглашением представителей исполнительной власти и специалистов на расширенные заседания комитетов. В сегодняшнем обсуждении энергетической темы активное участие приняли депутаты Натали Смыр, Илья Гуния, Рауль Лолуа и другие.

В ходе рассмотрения пункта повестки дня «Разное» депутат Алмасхан Барцыц проинформировал о том, на что были потрачены два миллиона рублей, выделенные парламентом из своего бюджета для борьбы с коронавирусной пандемией в республике. А именно: на машину скорой помощи – 600 тыс. руб., для лаборатории в Сухуме – 300 тыс. руб., Сухумской инфекционной больницы – 195 тыс. руб., Очамчырскую ЦРБ – 195 тыс. руб., Гудаутскую санэпидемстанции – 200 тыс. руб., Сухумской горбольницы – 281 тыс. руб., Гудаутской ЦРБ – 226 тыс. руб. А депутат, врач Алхас Джинджолия рассказал о том, каковы перспективы получения Абхазией вакцины от коронавируса:

«По нашим данным, наши просьба и обращение относительно вакцины в феврале-марте будут удовлетворены. Подавали заявку мы, если не ошибаюсь, еще в конце лета – начале осени, точно дату не помню, на 15 тысяч доз. Но по разным причинам не получили пока эту вакцину. В связи с этим всем мы проведем заседание комитета по здравоохранению, обратимся с письмом к нашим коллегам из Госдумы России, чтобы как-то ускорить этот процесс. Эта вакцина, в первую очередь, нужна для медиков, которые, скажем так, находятся на передней линии борьбы с пандемией, защитить их, чтобы они могли продолжить работу.

– А какая это вакцина, она проверенная, не опасная?

– Вакцина «Спутник V» является проверенным продуктом», – сказал Алхас Джинджолия.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Главный для страны вопрос, на последнем в этом году заседании сессии парламента, депутаты рассматривали почему-то в последнюю очередь. Приглашённые на заседание члены правительства: вице-премьеры, министр финансов, экономики и сельского хозяйства терпеливо ожидали своей отодвинутой очереди, пока депутаты обсуждали основные направления единой денежно-кредитной политики, определяли аудитора для проверки Нацбанка, утверждали смету расходов Нацбанка , избрали заместителя председателя Верховного суда, вносили изменения в законы об НДС, об иностранных гражданах и бурно спорили о том, как носить оружие. И только когда повестка была полостью исчерпана, законодатели приступили к обсуждению главного финансового документа страны – бюджета на 2021 год.

Представляя его, глава бюджетного комитета Натали Смыр отметила ненадежность прогнозных показателей и отсутствие расшифровки расходов на государственные программы. По ее мнению, в бюджете и в Индикативном плане не нашли отражение реальные проблемы, связанные с распространением коронавирусной инфекции, с кризисом в энергетике и в отдельных отраслях экономики.

Глава комитета обратила внимание коллег и членов правительства на Индикативный план, который представлен вместе с проектом бюджета, так как он полностью копирует план на 2020 год.

«Его даже не изменили, вплоть до запятой, в названиях таблиц указан 2020 год», – сказала Натали Смыр и выразила удивление, что при том же Индикативном плане изменились параметры доходной части бюджета.

Натали Смыр отметила, что разработка Индикативного плана социально-экономического развития входит в обязанности министерства экономики.

«Что мы планируем в 2021 году? Почему не учитывается эпидемситуация в республике или вы планируете, что 31 декабря все закончится? Почему не отражены последствия ковид или у нас ни одна отрасль не просела? Какие структурные изменения планируются в 2021 году, если структура правительства утверждена до конца 2020 года? Энергодефицит, ремонт деривационного тоннеля, получение перетока, неосвоение инвестпрограммы или все это не влияет на показатели?» – задавала вопросы правительству Натали Смыр.

«Мы формируем план работы государства на будущий год и он должен быть реальным, а не нарисованным», – констатировала глава парламентского комитета. По ее мнению уменьшение собственных доходов в бюджете свидетельствует, в первую очередь, о том, что со стороны исполнительной власти отсутствует прогнозирование, а то что при том же самом Индикативном плане изменились показатели доходной части, подтверждает их необоснованность показателей, что является нарушением одного из принципов бюджетного устройства – принципа достоверности бюджета.

Возвращаясь к вопросу антикризисных мероприятий Натали Смыр напомнила, что в июне 2020 года парламенту был представлен проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» согласно которому, правительство планировало наделить себя дополнительными полномочиями – приостанавливать, отменять или продлевать отдельные виды налогового и таможенного контроля.

«Данный проект был отклонен парламентом, но несмотря на это премьер-министр единоличным распоряжением от 18 декабря превысил свои полномочия разрешив ввоз оборудования для майнинга в количестве 2 405 штук, проигнорировав действующее постановление о запрете ввоза оборудования по добыче криптовалюты. А по телевидению мы рапортуем, как МВД отключает чужие фермы», – отметила Натали Смыр.

Депутат предложила правительству рассмотреть антикризисные программы: о предоставлении налоговых льгот, о переходе на безналичный расчет, о введении контрольно-кассовой техники и так далее.

Натали Смыр обратила внимание на то, что в проекте бюджета не представлена программа расходования средств на сельское хозяйство, на оказание финансовой поддержки субъектам малого и среднего бизнеса, перечень ремонтных работ в рамках подраздела «Строительство», план погашения долгов ГК «Абхазтопа» перед ООО «РН-Абхазия» и на то, что обо всем этом говорится в заключении Контрольной палаты.

От имени профильного комитета и части депутатов парламента Натали Смыр предложила внести в бюджет изменения.

Увеличить показатели доходной части по налогу на добавленную стоимость, так как в заключении КП указано, что их сумма необоснованно занижена, предусмотреть таможенные сборы на уровне 2020 года, в соответствии с Индикативным планом увеличить доходы от Рицинского национального парка и «Абхазтопа», рассмотреть вопрос о зачислении дивидендов «Абхазтопа» от долевого участия в ООО «РН-Абхазия» и т.д.

Высвободившиеся средства группа депутатов предлагает направить на ремонт высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» – 91 млн, установку удаленных счетчиков – 100 млн, на повышение абхазских пенсий, приобретение техники для наркодиспансера, поддержку негосударственных СМИ, на обеспечение нуждающихся жильем, приобретение автомобиля для дома престарелых.

Самым принципиальным вопросом в дальнейшем споре депутатов и правительства был вопрос восстановления высоковольтной линии электропередач «Ачагуара» за счет собственных средств в период ремонтных работ на ИнгурГЭС, когда линия электропередач будет отключена. Правительство не согласилось.

Цена вопроса, из-за которого проект бюджета был отклонен парламентом составляла – 241 млн рублей.

Парламент завершил работу и в новый 2021 год страна вошла без бюджета.

Нужная газета

 

На расширенном заседании профильного комитета депутаты парламента Абхазии рассмотрели бюджеты районов и обсудили долю в них дотаций республиканского бюджета. Наиболее острую дискуссию вызвал бюджет Галского района и положение его жителей. Из 30 тысяч, проживающих в районе, гражданами Абхазии является только тысяча человек.

Заседание парламента вела председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр. Присутствовали главы и начальники финансовых управлений районов. Бюджет Гала рассматривался ближе к концу заседания, но полемика по нему была бурной. Натали Смыр сразу поставила вопрос ребром:

«Доходы Галского района, а он у нас огромный, на 2021 год составляют 42 млн рублей ваших собственных доходов. Ваш бюджет предусмотрен в сумме 231 млн рублей – это расходная часть и дотация (межбюджетный трансфер) – 190 млн рублей. Сразу перевожу в политику. Какое количество граждан Абхазии живет в Гале?

Константин Пилия: Из 30 тысяч населения тысяча человек паспортизированных.

Натали Смыр: У нас 15 тысяч граждан живут в Гулрыпшском районе! Мы этот вопрос задавали и Темуру Хухутовичу Надарая: «Кому мы платим деньги?» Стесняюсь вас спросить».

Глава Галского района Константин Пилия проинформировал, что потери в доходах бюджета произошли из-за отмены земельного налога:

«Почему у нас бюджет уменьшился и стал 42 млн рублей? Потери произошли по земельному (налогу), был указ президента, который отменил решение районного собрания. Когда мы получили указом президента отмену, нам надо было изменить бюджет, но никто этого не сделал. Мы по доходной части не выполнили бюджет. Я хотел набраться наглости, обратиться к руководству с письмом и попросить, чтобы те средства, которые мы не получили, нам дотировали. Но мы с вами не раз и не два встречались, я знаю положение в республике, и мы стараемся из этого исходить. Все, что мы получаем по дотациям, идет на зарплаты бюджетникам и питание в детские сады».

Натали Смыр пояснила, что жители Галского района получают по две зарплаты: одна поступает им из Грузии, другая – из абхазского бюджета.

Депутат Илья Гуния поинтересовался, сколько не граждан Абхазии работают в бюджетной сфере в Галском районе, и на основании чего они получают заработную плату? Политическая ситуация, по словам Константина Пилия, сложилась так, что по факту большинство жителей Галского района являются гражданами Грузии:

«Мы что сделали? Мы целый район с нашими жителями отдали Грузии. Приезжают неправительственные организации, из Европарламента, из Евросоюза, мы встречаемся. Я набираю министра иностранных дел и спрашиваю: «Какой риторикой мне пользоваться?» Он говорит: «Граждане Грузии». И вот, понимаете, я начинаю говорить, что у нас на территории проживают граждане Грузии… Что касается тысячи человек – это паспортизированные граждане, а что касается остальных – они все наши люди. Да, у нас прошла война, и мы даже родственников, которые нам навредили, ненавидим до пятого колена! Но от этого надо уже уходить. У нас 2600 детишек, более 500 – в детском саду, если судить по паспортам, то нам вообще бюджет не нужен. У нас около 890 человек в списках самурзаканских абхазов – это те люди, которые уже прошли все абхазские институты, им выданы справки, что их фамилии – исконно абхазские и по закону они все имеют право на абхазское гражданство. Но мы их задерживаем, рассматриваем в месяц по одному-два дела, возвращаем… А надо их всех разом пропустить!»

Константин Пилия сообщил, что для решения многих проблем необходим депутатский корпус районного собрания, но он не избирается уже четыре созыва. Что же касается заработной платы, то более 70% сотрудников Администрации района, работающих на ответственных должностях, не являются гражданами Абхазии. За материальной помощью в администрацию обращаются люди, которым действительно надо помочь, но непонятно, как им эту помощь выдать и как ее оформить, ведь у них нет никаких документов.

Глава Гала назвал ситуацию в районе катастрофической, потому что подавляющее большинство населения лишено элементарных прав. Он вспомнил о своей беседе с предыдущим главой района Темуром Надарая:

«Я ему говорю: слушай, ты шесть тысяч удостоверений вида на жительство смог выдать, я не смог выдать ни одного. Почему так получилось? Потому что вид на жительство выдается только после десятилетнего непрерывного проживания в районе. Доказательством служит регистрация в милиции, а у кого она есть? Ни у кого ее нет, есть только сельхозкниги, но они не являются доказательством, закон это запрещает.

Илья Гуния: Школы ведь работают в Галском районе?

Константин Пилия: Да, конечно, 19 школ.

Илья Гуния: Мы одиннадцать лет ребенка воспитываем, а какой документ мы ему выдаем после того, как он закончил школу?

Константин Пилия: Никакой. Ничего не выдаем. Ко мне приходят люди, закончившие школу, отслужившие в абхазской армии, я вижу отметку о наградах за хорошую службу, они просят: «Дайте какой-нибудь документ!» И я начинаю писать рекомендации… Что происходит? Катастрофа!»

Депутат Гиви Кварчия считает, что большинство бюджетников Галского района незаконно получают заработную плату из республиканского бюджета, и дотации району надо урезать:

«Тысяча человек – граждан Абхазии в Галском районе – это означает, что остальные работники бюджетной сферы незаконно получают заработную плату из бюджета Республики Абхазия, потому что разрешительных документов на работу в них, как мы понимаем, нет. Что касается пенсий, жители Абхазии получают российскую пенсию на основании того, что упрощенно получили российское гражданство, имея абхазское. Подавляющая часть жителей Галского района были лишены абхазского гражданства, они потеряли основания получать российскую пенсию. Но здесь же мы не давим?! Они получают также российскую пенсию. Для российской стороны отсутствие абхазского гражданства не является основанием для лишения пенсии. И второе. Насколько администрация города контролирует администрирование платежей на границе? По заявлению официальных властей Грузии, ореха-фундука в этом году вывезено на 64 млн долларов. Это колоссальные поступления должны были быть в бюджет, а мы еще дотируем Галский район? Это вообще странно. Не урезать в этом году дотацию Галскому району было бы не справедливо по отношению к Ткуарчалскому, Сухумскому, Очамчырскому районам!»

На вопрос об экспорте ореха-фундука, Константин Пилия ответил, что всего за 2020 год из Галского района было вывезено всего 450 тонн – это орех сельчан, пошлина на границе была отменена, поэтому бюджет района не получил ни копейки. Но нашелся, по его словам, другой выход: район выделил грузовой транспорт, который вывозил орех на территорию Грузии по 2 рубля за кг. В общей сложности от этого вида деятельности в бюджет поступило около 900 тысяч рублей.

С ним не согласился депутат Гиви Кварчия: он обладает информацией о том, что за вывоз одного килограмма ореха с сельчан брали по 15 рублей.

Натали Смыр, подводя итог обсуждению, сказала, что хотела бы посмотреть расходную часть бюджета Гала, и предупредила, что, скорее всего, дотация Галскому району будет сокращена примерно на 50 млн рублей.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

На прошлой неделе парламент Абхазии внес изменения в некоторые законодательные акты, регулирующие поступление налога на прибыль. В результате, у местных бюджетов забрали внутренний и ввозной налог на добавленную стоимость, а взамен передали им 100% налога на прибыль. Председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр пояснила, в чем смысл внесенных изменений.

– Натали, недавно появилась информация о том, что парламент принял закон, в соответствии с которым 100% налога на прибыль теперь будет поступать в местные бюджеты. Поясните, пожалуйста, в чем смысл этого закона, что он даст местным бюджетам?

– Каждый год при принятии бюджета в парламент наряду со всеми документами приходят нормативы отчислений налогов в местные бюджеты. Это всегда прикладывалось, во все времена. Но налог на прибыль регулируется отдельным законом, и он делился 50 на 50. При обсуждении данного законопроекта министр финансов Владимир Делба аргументировал тем, что НДС должен администрироваться в одном месте: у нас же есть ввозной НДС и внутренний НДС, и они должны администрироваться в одном месте, то есть, на республиканском уровне. Но, поскольку было принято решение, чтобы НДС аккумулировался в местных бюджетах, норматив расщепления был у каждого района свой.

– А что понимается под «нормативом расщепления»?

– Я могу пояснить на примере Гудаутского района. Внутренний НДС там расщеплялся следующим образом: 90% поступало в местный бюджет и 10% – в республиканский. НДС – это живой вид налога, если налог на прибыль администрируется раз в квартал, то поступления НДС происходят почти ежедневно, он поступает в течение месяца, и есть возможность получения живых денег. Поскольку у нас всегда проблема с ликвидностью в государстве, пошли по такому пути: НДС забрали в доходы республиканского бюджета, а в районы отдали налог на прибыль. Допустим, я платила сто рублей налога на прибыль раз в квартал, при этом 50 рублей отчислялись в местный бюджет и 50 рублей – в республиканский. А теперь все сто будут поступать в местный бюджет.

– То есть, у районов забрали НДС и дали им налог на прибыль, а насколько это равноценный обмен для местных бюджетов?

– Абсолютно не равноценный, но, если вы обратили внимание, то межбюджетные трансферты при принятии бюджета 2021 года выросли в разы. Это значит, что бюджет республики дает межбюджетные трансферты на сумму, недостающую по НДС. В частности, Гудаута имела, скажем, порядка 30 млн рублей доходов по НДС…

– А сколько будет сейчас?

– Она будет иметь половину, но разницу даст государство в виде межбюджетного трансферта. Будет вноситься изменение в закон о бюджете и бюджетном устройстве, там будет меняться еще одна статья, и в случае исполнения доходной части самого местного бюджета дотация, то есть, межбюджетный трансферт может быть уменьшен.

– Получается, что в итоге местные бюджеты лишатся части своих доходов, правильно я вас поняла?

– Они лишаются определенной части своих доходов, но при этом получают межбюджетные трансферты на недостающую сумму. Если год будет доходный, то на эту разницу республиканский бюджет их не профинансирует.

– Натали, оцените, пожалуйста, значение этого законопроекта для местных бюджетов и для республиканского бюджета.

– Честно говоря, самый большой процент расщепления был в Гудаутском районе. Гудаутцы должны были все-таки отстаивать, это – роль местных органов самоуправления. Если они готовы молчать, тогда в чем проблема? Почему никто из них, кроме представителей Гудаутского собрания, даже не возмутился? И потом, факт возмущения – это одно, но совсем другое дело – отстаивать. И еще один момент. В основном все бюджеты находятся на дотации. Если вы обратите внимание, то у нас межбюджетные трансферты достигли суммы 1 млрд 100 млн рублей, а вместе с Пенсионным фондом – 1 млрд 200 млн рублей. Уровень администрирования доходов местными органами очень низкий. Я поддержала эти изменения, потому что, откровенно говоря, все паразитируют на этих дотациях. То есть, мы не повышаем качество и уровень доходов местных бюджетов, мы все сидим и смотрим на бюджет государства, ну, что это такое? Я долго ждала, может быть, кто-то придет, возмутится или обратится, но районы даже не подумали это сделать! Сидят и ждут, когда им централизованно спустят межбюджетные трансферты. 190 млн рублей межбюджетный трансферт Гальского района, 220 млн рублей – Гудаутского! Основная часть расходов местных бюджетов – это межбюджетные трансферты. Меня, что возмущает, и вы правильно ставите вопрос: зачем нужна была эта манипуляция? Почему местные органы самоуправления даже не возмутились? А им все равно. Они получают дотации и сидят тихо. А зачем им напрягаться? Ни один из районов не стал отстаивать свои интересы, хотя прежде чем этот закон попал в парламент, проводились консультации с местными финансовыми органами и с ними обсуждали эту тему.

– И как же они реагировали?

– Я же сказала, что кроме Гудаутского района не возмутился никто. Нам уже пора прекратить эти дотации и межбюджетные трансферты, качество и уровень администрирования надо повышать. Мы просто паразитируем на собственном государстве. Я это из года в год говорю, но меня никто почему-то не слышит. Так дальше просто нельзя, районы должны начать администрировать свои доходы, должны их повышать. Это же возможность сделать у себя в районе на порядок больше, если хорошо администрировать и хорошо взимать налоги. Это некий стимул, чтобы районное руководство отслеживало работу организаций, находящихся в их районе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 6