Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

В отличие от Южной Осетии, где по примеру Российской Федерации, всю первую декаду мая отвели под выходные, в Абхазии нынче таковыми «сплошняком» идут только первые четыре дня, а потом будут три рабочих.

Итак, в субботу 1 мая был праздник Труда, в воскресенье 2-го и в понедельник 3-го – Православная Пасха, а завтра, во вторник 4-го, будет выходной в качестве компенсации за то, что праздник Труда пришелся в этом году на субботу. Православную Пасху отмечают в первое воскресенье после первого весеннего полнолуния – между 4 апреля и 8 мая (по новому стилю).

Пасха в качестве нерабочего дня вошла в календарь праздничных нерабочих дней Республики Абхазия сразу в момент его принятия в 1994 году, а в 2014-м к ней добавили и следующий день, понедельник. Нынче пасхальные богослужения начались во всех действующих православных храмах Абхазии в одиннадцать часов вечера 1 мая. В полночь верующие прошли крестным ходом вокруг храмов, а завершились богослужения к утру. Богослужение в пасхальную ночь в Сухумском кафедральном соборе вел глава Абхазской православной Церкви иерей Виссарион (Аплиаа).

Президент Абхазии Аслан Бжания поздравил православных христиан республики с праздником Святой Пасхи – Светлым Христовым Воскресением:

«Амшаҧы (Пасха) для абхазов издревле является одним из самых любимых и широко отмечаемых праздников. В этот день в каждом доме накрывают праздничный стол, ходят в гости к родственникам, друзьям и соседям. Желаю вам, дорогие соотечественники, здоровья, мира и благополучия каждой семье. Да благословит Всевышний нашу Абхазию!» – говорится в поздравлении. Кроме этого, Аслан Бжания поздравил святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. В поздравлении, в частности, говорится: «В этот светлый праздник особенно ярко проявляется духовное единство народов Абхазии и России. Деятельность Русской Православной Церкви играет важную роль в обеспечении социальной стабильности и согласия в православном мире».

Особенностью религиозной жизни Абхазии является мирное сосуществование здесь двух мировых религий – христианства, которое в количественном отношении доминирует, мусульманства суннитского толка – и традиционной дохристианской религии. Проведенное в послевоенное время Институтом востоковедения Российской Академии Наук анкетирование населения Гагрского и Гудаутского районов Абхазии свидетельствует о сильном влиянии этой религии на современных абхазов: в среднем от 40 до 60 процентов респондентов признали, что они сами или их родственники имеют традиционные святилища, либо обращались за помощью к таким святилищам. И при этом они считают себя христианами или мусульманами.

В 2012 году был воссоздан Совет жрецов Абхазии, ликвидированный при советской власти. Всего в Абхазии имеется семь главных святилищ, одно из которых находится в центре самого большого абхазского села Лыхны. Огороженное каменной оградой место, на котором стоит Храм Успения Божьей Матери, называется Лых-ныха (Лых-ных). По словам местных жителей, святилище существовало задолго до постройки храма. При строительстве церкви Успения Пресвятой Богородицы в 10 веке часть оставшейся от древнего здания стены была сохранена и продолжала играть важную роль в ритуальной практике (была местом очистительных клятв, проклятий и т.п.). Кусок этой старой стены, расположенный слева и перпендикулярно входу, до сих пор уходит внутрь церковного здания.

Рассказываю подробно именно об этом святилище, где вот уже, надо полагать, тысячелетия проводятся моления мужчин фамилии Шакрыл, поскольку начиная с 1993 года сам принимаю в них участие как представитель одного из ответвлений этой фамилии (Шакирбай, Шакая и Шария). После нескольких десятилетий советских гонений на «отжившие обряды и традиции», с тридцатых по восьмидесятые годы двадцатого века, шакрыловцы в апреле 1992 года возродили свои ежегодные моления на Православную Пасху. Меня пригласили принять участие в этом молении через год. Это было тяжелейшее для Абхазии время - в разгар грузино-абхазской войны, после неудачного мартовского наступления на Сухум. И погода в тот день была под стать: холод, проливной ледяной дождь… Собрались в западном притворе тысячелетнего храма, как бы не только под его физической, но и духовной защитой.

После войны жрецы, или хранители святилища, не раз менялись: вместо умершего Ивана Шакрыла из села Дурипш жрецом избрали Кучкана Шакрыла из села Куланырхуа, а после ухода из жизни того, в 2007 году, – Сергея Шакрыла из Лыхны. Сперва стали накрывать столы в палатках внутри ограды церкви, а потом – за оградой, ближе к зданию школы. Одно время стало привычным, что моления шакрыловцев посещали президенты и другие руководящие работники Абхазии, в последние годы сюда в день Пасхи зачастили автобусы с туристами из России…

Санитарно-эпидемиологический кризис, связанный с пандемией коронавируса, уже второй год вносит свои неизбежные коррективы как в празднование в Абхазии Православной Пасхи, так и в приуроченные обычно к этому дню моления в святилищах.

В прошлом году, когда Пасха выпала на начальный период пандемии, в Абхазии были только единицы инфицированных, но зато полно страхов перед невиданным ранее COVID-19, в абхазском интернет-сообществе разгорелись острые дискуссии о том, открывать ли двери храмов для прихожан в пасхальную ночь. Большинство священнослужителей решили открывать, а вот в Новоафонском монастыре проводили службы без прихожан, с трансляцией в интернете. Спустя год, несмотря на большой рост инфицированных, люди уже как-то пообвыклись, но, по рассказам ездивших нынче в храмы на богослужение, многие прихожане были в медицинских масках.

Что касается моления в святилище Лых-ных, то год назад жрец Сергей Шакрыл выступил на Абхазском телевидении в канун Пасхи и сказал, что на сей раз они не приглашают никаких гостей (да и граница на Псоу тогда была закрыта) и проведут моление в узком кругу. Я не поехал тогда в Лыхны, где на моления съезжаются и по обычаю целуются при встречах около сотни их участников. И нынче решил воздержаться от поездки, поскольку не так давно коронавирус подхватил человек, с которым до этого мы активно общались, и мне посоветовали посидеть дома на самоизоляции.

Но сегодня мы поговорили по телефону с жителем села Куланырхуа Нурбеем Шакрылом, который когда-то, в 1993-м, в первый раз привез меня на моление в святилище из Гудауты. (Его отец потом немало лет был жрецом в Лых-ных). В ответ на вопрос, как все прошло, Нурбей, прежде всего, с сожалением сообщил, что не было жреца: Сергей недавно приболел, ему сделали операцию. Молитву вместо него возносил один из жителей Лыхны. Далее мой собеседник рассказал, что, как и в прошлом году, палаток под брезентовым навесом не ставили, пили вино из закопанного во дворе церкви 16-ведерного кувшина и закусывали свежесваренной козлятиной и мамалыгой на ногах:

«Из апацхи принесли столы, там тоже наши ребята. Возле школы апацха есть… Накрыли там три-четыре стола и стоя…

– Это внутри церковной ограды было?

– Да, да, да… Рядом с кувшином. Старших почти никого не было. Жора из Куланырхуа болеет тоже. В основном, наши ровесники были и молодежь. Без палаток, но все организовали культурно, как обычно, четко. А из гостей каких-то известных никого не было».

Нурбей добавил, что российских туристов в этом году было много. Они заходили в храм, ставили свечи, интересовались молением шакрыловцев и не отказывались от стаканчика черного вина.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Отделу пиротехники МЧС Абхазии переданы для дальнейшей утилизации боеприпасы, обнаруженные в Кодорском ущелье сотрудниками СГБ РА и Погрануправления ФСБ России в Абхазии. А именно:

выстрелы к ручному противотанковому гранатомету РПГ-7 - 2 шт., ручная граната Ф-1 - 5 шт, 120 мм минометная мина иностранного производства - 2 шт., 122 мм артиллерийский снаряд - 1 шт., РГД-5 - 1 шт.,ВОГ-17 - 1 шт., боеприпасы к 23 мм зенитной установке -5шт., патроны калибра 7,62Х54 - около 500 шт.

МЧС Абхазии

 

Сегодня в Центре социально-экономических исследований Республики Абхазия была проведена беседа за «круглым столом» на тему «О новой модели избирательной системы».

Сотрудница Центра Илона Мирцхулава, которая вела беседу, первому предоставила слово директору ЦСЭИ, депутату Верховного Совета Абхазии 1991-1996 годов Олегу Дамениа. Начав с исторического экскурса – о том, как в конце 80-х годов прошлого века был создан и выполнил предначертанное ему Народный форум Абхазии «Аидгылара» («Единение»), Дамениа отметил:

«К сожалению, после войны в силу разных причин этой организации не удалось возродить свою работу, вследствие чего образовался определенный вакуум в сфере живого взаимодействия власти и народа. Попытки политических партий заполнить этот вакуум не дают желаемого результата, заполнять ее стали различные группировки, которые формировались, как правило, по узким корпоративным интересам. Разумеется, служить интересам общества они не могут».

Он выразил мнение, что предстоящие выборы в абхазский парламент необходимо проводить в рамках действующего законодательства, но по новой модели, предполагающей создание общественной организации «Конгресс народа Абхазии» («КНА»). И продолжил:

«Конгресс не может не нести ответственности за судьбу Отечества, он должен служить интересам общества и обладать определенными полномочиями. В условиях фактического отсутствия эффективной деятельности политических институтов ему предстоит выполнять их функции. Так было в начале девяностых годов прошлого столетия: чем больше сила Компартии слабела, тем больше ответственность «Аидгылара» возрастала. Конгресс должен осуществлять свою деятельность в соответствии с действующими Конституцией, законодательством и принятым им положением (уставом). Что собой представляет Конгресс? Он состоит из 350 членов, избранных избирателями в 35 округах, что определяет его легитимность. В его состав должны быть избраны опытные специалисты социальной сферы и ведущих отраслей экономики, люди, пользующиеся заслуженным авторитетом в обществе, с учетом половозрастного и этнического состава населения страны. Конгресс – это, по существу, институт выборщиков, который может и должен способствовать качественному отбору кадров при формировании органов государственной власти и управления особенно, в частности парламента. Такой институт, как известно, используется во многих странах мира, в частности в Соединенных Штатах Америки. Он важен нам, поскольку наш избиратель далеко не всегда понимает, каким требованиям должен отвечать кандидат, за которого собираются голосовать… Недавно представители абхазской общественности, их было одиннадцать человек, встретились с президентом Абхазии Асланом Георгиевичем (Бжания) и поделились с ним своим видением выхода из сложившейся в стране ситуации. Состоялся откровенный и обстоятельный разговор. Предложение, с которым мы пришли к президенту, им было поддержано. Именно оно предлагается сегодня для обсуждения вашему вниманию».

Другой депутат первого созыва абхазского парламента (1991-1996), в обществе давно получившего эпитет «золотой», предприниматель Давид Пилия во многом повторил тезисы выступления Олега Дамениа, но был в своих оценках сегодняшней ситуации еще жестче:

«Общаясь с людьми, нетрудно заметить тревогу и озабоченность наших граждан в связи с ухудшением в последние годы «качества» парламентариев последних 10-15 лет. Сколько бы мы ни говорили о несовершенстве закона о выборах, мы с вами несем ответственность за «качество» избираемых депутатов. Они позволяют себе столько, сколько мы им позволяем. Мы с вами, дорогие друзья! На мой взгляд, нам необходимо рассмотреть такие важные вопросы, как принятие закона о праве на отзыве депутатов, приведя его в соответствие с номами конституционных требований страны. Становится необходимым, как бы это странно ни звучало, подготовка законопроекта о сложении депутатской неприкосновенности. В составе будущего парламента должны быть представлены равными пропорциями женщины и мужчины. О роли женщины в войну и послевоенные годы я мог бы очень долго говорить, но скажу одно. Да, войну выиграли мужчины, но от голода послевоенного, который мог быть, население спасли наши женщины. И деловая активность женской части населения, я убеждаюсь из года в год, женская активность деловая быстрее растет, чем мужская активность. Наверное, нет нужды убеждать вас в необходимости изъятия служебных машин нашего депутатского корпуса. 35 машин обслуживают наших депутатов. Можно вместо этого иметь небольшой гараж, 3-4 микроавтобуса, и они решают задачу. В парламенте ни один депутат не должен иметь личную охрану, не нужно и нашего главу парламента охранять. Для обеспечения безопасности наших граждан есть соответствующие службы. Слава Богу, в последнее время они показывают в своей деятельности достаточную эффективность».

В поддержку создания общественного движения «Конгресс народа Абхазии» высказались, в общем-то, все выступавшие на «круглом столе»: предприниматель Абесалом Кварчия, а также Елена Жилинская, Галуст Трапизонян и Александр Константиниди, представлявшие русскую, армянскую и греческую национальные общины Абхазии, представитель Священной Митрополии Абхазии Герман Маршан, сотрудник Института экономики и права АНА Фрида Лазба и другие.

Министр юстиции Абхазии Анри Барциц заметил, что не готов высказывать экспертное мнение по поводу планов по созданию общественного движения, ибо «пока очень мало вводных данных» о том, насколько это будет коррелировать с действующей Конституцией. «Но я доверяю тем людям, которые этим занимаются, и выражаю вам свои искренние человеческие и профессиональные симпатии», – сказал Барциц.

Депутат парламента Рауль Лолуа отметил:

«В парламенте много сил, заинтересованных в совершенствовании нашей политической системы. Посмотрим, как это будет. Но делать все нужно аккуратно, чтобы не навредить, потому что у нас, так или иначе, есть определенный баланс, мы потихоньку развиваемся, скорость, правда, небольшая».

Секретарь Совета безопасности Абхазии Сергей Шамба сказал, что для того, чтобы достигнуть здесь общественного консенсуса, нужно провести большую работу: «Для такого диалога с обществом осталось не так много времени – год до выборов. Нужно найти согласие между политическими силами, общественными организациями, разными этническими группами».

В конце встречи Илона Мирцхулава сообщила, что организационные вопросы, связанные с созданием общественной организации «Конгресс народа Абхазии» будет решать специально созданная группа, состоящая из 25 человек, и зачитала список, который был одобрен собравшимися.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Сотрудники Пограничного управления ФСБ России по Краснодарскому краю выявили иностранного гражданина при пересечении государственной границы в пункте пропуска "Адлер" при выезде из Российской Федерации.

СУХУМ, 20 апр - Sputnik. Адлерский районный суд Краснодарского края вынес обвинительный приговор иностранному гражданину за контрабанду наркотических средств, сообщает пресс-служба Погрануправления ФСБ России по Краснодарскому краю.

При проведении личного досмотра данного гражданина был обнаружен и изъят полимерный сверток с веществом, обмотанный клейкой лентой черного цвета. По результатам экспертного заключения данное вещество было идентифицировано как наркотические средства мефедрон (4-метилметкатинон) и метадон (фенадон, долофин) в значительном размере.

В соответствии с постановлением правительства РФ от 30 июня 1998 года № 681 "Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации" мефедрон и метадон входят в список наркотических средств, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

Гражданин признан судом виновным в контрабанде наркотического средства. За совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, п. "в" ч. 2 ст. 229.1 УК РФ, ему назначено наказание в виде пяти лет одного месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговор суда вступил в законную силу.

 

 

 

 

 

В эти дни моя фейсбучная лента нежданно-негаданно оказалась забита постами и комментариями участников дискуссии, которые яростно спорят о строящемся на сухумской площади Сергея Багапша (ранее – Конституции) фонтане в несколько ярусов. Вопрос трудно отнести к судьбоносным, но число комментариев только к одному из постов на эту тему перевалило уже за двести. Причем, похоже, многие их авторы в реальности фонтан не видели, судят о нем только по выложенным фотографиям.

Вот несколько текстов, позволяющих судить о ходе спора:

«Вот этот «торт» украсит площадь перед Морвокзалом в славном городе Сухумчике. Ужас в том, что народу оное чудо понравится. Народ будет восторженно плескаться сам и плескать своих детей в водах этого сооружения, делать сэлфи и водить сюда невест с женихами и шампанским. Когда рушатся институты, им на смену всегда приходят охлос и олигархи. Первым достаточно хлеба и зрелищ, вторые сосут ресурсы. И те, и другие скользят по поверхности, им неинтересны глубины. Впрочем, я излишне драматизирую, как и положено перфекционистам, жаждущим единых концепций, стратегий и возрождения институтов. Так что радуйтесь, делайте сэлфи и не говорите мне, что фонтан временный. Вот только этого не говорите»;

«Стал многим поперек горла этот фонтан. Занять себя явно больше нечем. Столько экспертов в архитектуре и ландшафте на одну маленькую Абхазию. «Высокоинтеллектуальный снобизм» это называется... Если культурно»;

«А профессионалов зачем приглашать? У нас каждый пятый ЭКСПЭРТ, для которого мнение архитектурного управления столицы априори ошибочно...»;

«Миллион раз было сказано: это подарок городу, какие «народные деньги»? Или вы запамятовали?»;

«Не ругайтесь, заработает фонтан, тогда и будет видно. Вода из этих чаш будет переливаться вниз. Появится каскад, будет красиво или нет – посмотрим. Но будет прохладно в самое пекло. Это здорово»;

«Посмотрим скоро, когда запустят, как будет смотреться. А то год ругаемся. Толку нет. Себе нервы портим и тихими шажочками к инсульту с инфарктом движемся».

Явно в связи с этим затянувшимся интернет-диспутом пользователь под ником «Ираклий Ашуба» опубликовал статус с таким началом:

«Если раньше наше население строго делилось на сторонников власти и оппозицию, то сегодня жители столицы, например, разделились тоже по политическим признакам, но более конкретно: на тех, кому нравится фонтан, и тех, кто к фонтану испытывает «такую личную неприязнь, что даже кушать не может».

Далее автор высказал убеждение, что критикуют фонтан сторонники прежней власти, а защищают сторонники нынешней, но потом все-таки решил, что это была бы чрезмерная политизация происходящего и продолжил:

«Возможно, конечно, что просто у всех разные вкусы и кому-то не симпатичны милые дельфины и он считает, что вместо них надо было поставить голую бабу... Эйфелева башня в Париже тоже не всем нравилась. Ее, кстати, поставили в столице Франции когда-то временно, но – прижилась и стала символом страны. Я не говорю сейчас, что временный фонтан в Сухуме станет символом Абхазии, но то, что он явно лучше той кучи, которая была на его месте – неоспоримо! Независимо от высокого эстетического вкуса некоторых особо активных критически настроенных горожан, фонтанирующих демагогией».

Разумеется, «страсти по фонтану» – это весьма яркий, но при этом лишь один из примеров того, как в абхазском интернет-сообществе время от времени возникают, подобно маленьким смерчам, такие споры – относительно «варварской» обрезки деревьев на центральных улицах Сухума, туристского логотипа Абхазии и т. д. Исстари известно, что на вкус и цвет товарищей нет, но в наше время, когда многие чуть ли не переселились жить в соцсети, для любителей во что бы то ни стало отстоять свое, «единственно правильное» мнение – вообще раздолье.

«Эхо Кавказа» обратилось сегодня к абхазскому фотографу, режиссеру документального и художественного кино Ибрагиму Чкадуа с просьбой поделиться своим мнением и о возводимом фонтане, и об оптимальной форме подобных дискуссий.

«Очень важно исходить из тех архитектурных стилей, которые есть в Сухуме: модерн есть, конструктивизм есть, ампир есть сталинский – это из таких, более или менее четко прослеживающихся. Естественно, надо исходить из этих стилей, когда что-то делаешь. А что касается фонтана, то там всадник, который оказывается за ним (панно на стене здания), он ближе к модерну. Поэтому надо было от этого исходить, а этот фонтан, он такой псевдобарокко и поэтому никак там не смотрится. И еще очень важно, кто автор этого проекта. Если это чиновник, то это изначально неправильно: чиновник не должен решать не свойственные ему задачи. Я имею в виду по стилю, по архитектуре и так далее. А если это сделал какой-то архитектор, то почему мы не знаем авторства? Вот эта проблема анонимности, она всегда у нас доминирует – в принятии таких решений, да и зачастую в политике, общественной жизни, то есть какие-то заявления постоянно появляются без подписей. И поэтому данную сферу активно осваивает и Фейсбук, и другие соцсети. И зачастую она именно анонимами осваивается, потому что там нет ответственности. А я считаю, что людям надо собираться. Есть несколько форм для принятия решения – профессиональным сообществом, общественными советами, а, надо будет, и референдумом, если такая масштабная задача стоит. Телевидение может собрать людей на обсуждение. И важно, чтобы все это было репрезентативно, чтобы туда пришли не случайные люди, а те, которые реально должны и могут обсуждать. И очень важно, чтобы там был модератор, который может вести дискуссию и чтоб к справедливому какому-то итогу могли все прийти. А если найдется просто кто-то крикливый, истерик, или не знаю, какие еще качества у него будут, он может перекричать уйму профессионалов».

Так или иначе, но фонтан скоро возведут. Вот тогда уже можно будет гораздо более точно сказать, как его приняли горожане. Насколько понял, у мэрии есть «отходные пути»: она заранее объявила, что фонтан строится как временный и если не впишется в общую концепцию переустройства площади, которая станет победителем по итогам объявленного конкурса, то его уберут. (И перенесут, наверное, на другое место?). Но что-то мне подсказывает, что мнения горожан снова разойдутся.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 9